Стиль исторический: Исторические стили интерьера — Open Village

Содержание

Исторические стили интерьера — Open Village

Стиль интерьера ― это совокупность деталей и признаков, отличающих разные направления в отделке, оформлении, меблировке и декорировании помещений.

Стили появлялись постепенно: одни стали отражением эпох, другие формировались в зависимости от особенностей национальной культуры, а третьи определили современные течения в искусстве. Чтобы вы легко ориентировались в дизайне и оформлении помещения, Open Village подготовил настоящий Style Guide, который легко и быстро познакомит вас с основными направлениями в интерьере.

Стили интерьера делятся на следующие группы:

1. Исторические
2. Этнические
3. Современные

И первыми мы рассмотрим исторические стили. Обычно такие стили характеризуют определенный этап развития архитектуры (античный, викторианский и романский стили; готика; ампир; ренессанс; барокко; рококо; классицизм; модерн). Также в эту группу относят стили, попавшие под влияние течения художественного искусства или определенной философии (романтизм, экспрессионизм).

Античный стиль

Этот стиль зародился ещё в 5 веке до н. э., и его история лежит у истоков Древнего Рима и Древней Греции. Это самый старый стиль интерьера, соперничать с которым может только стиль Древнего Египта, который чаще всего относят к этническим стилям. Для своего воссоздания античный стиль требует весьма просторного помещения и наличие присущих ему элементов декора (колонн, ниш, мозаичного пола, настенных фресок) и аксессуаров (картин, ваз, скульптур, статуэток, бюстов).

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Романский стиль

Сформировался этот стиль в раннем Средневековье, а потому предполагает стилизацию интерьера огромного помещения, а лучше – замка. Выложенный мрамором пол, полуциркульные арки, круглые или полукруглые окна – все это признаки романского стиля. Сегодня такой стиль будет особенно хорошо смотреться в оформлении просторной гостиной с камином в загородном доме.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Готический стиль

В позднем Средневековье в архитектуру пришла готика, которую характеризуют как “устрашающе-величественный” стиль. Благородная цветовая гамма, витражи, сочетание дерева и камня, стрельчатые своды и резьба помогли готике привить любовь к деталям и вытеснить романский стиль.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль Ренессанс

Наступившая после Средневековья Эпоха Возрождения или Ренессанс славится не только выдающимися произведениями искусства, но и памятниками архитектуры. Ну а вслед за экстерьером появился и интерьер Ренессанса с характерными ему арками с позолоченной лепниной, кремовыми стенами, мебелью с ручной резьбой и инкрустацией. “Красиво и дорого” – вот девиз Ренессанса.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль барокко

В переводе с итальянского этот стиль означает “склонность к излишествам” и лучше, чем эти слова, описать барокко просто невозможно. Обилие вычурных деталей, нарочито подчеркивающих благосостояние и престиж владельца – главный признак такого интерьера. Гобелены, бархат, бахрома, роспись, кисти, сваги и многие другие элементы декора призваны подчеркивать пышность и величие итальянского барокко.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль рококо

Именно в интерьерах рококо жила королева Франции Мария-Антуанетта, предложившая голодающему народу питаться пирожными. В своём время рококо называли “утрированным барокко” : стили действительно немного похожи в своей вычурности, однако французский рококо выглядит более женственным и игривым. Нежная пастельная палитра, обилие золота, узорчатые завитки, ангелы и цветочные мотивы делают этот стиль очень театральным.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль классицизм

Вторая половина 18 века характеризуется более спокойным веянием классицизма. Утомившие своей кричащей роскошью Барокко и Рококо уступили место сдержанной элегантности и строгой аристократичности. Интерьеры в классическом стиле подразумевают зонирование помещений с помощью полуколонн и фронтонов, преобладающую симметрию, светлую цветовую гамму и натуральные материалы. Классицизм не спешит отказываться от таких предметов декора, как массивные люстры, картины и фестоны, но вписывает их в композицию очень гармонично, при этом не перегружая интерьер.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль ампир

Появился стиль ампир в первом тридцатилетие 19 века в Наполеоновской Франции. Однако ампир не продолжил идеи классицизма в сторону неперегруженной элегантности, а добавил мотивы египетской культуры (головы и лапы львов и сфинксов, увенчивающие ножки подлокотников диванов и кресел) и военную символику (шпаги в барельефах, золоченые кисти, шлемы и знамена).

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль романтизм

Одновременно с ампиром развивается и другое идейное и художественное направление в культуре – романтизм. В интерьерах этого воздушного стиля отлично сочетаются причудливые и утонченные линии, легкие и основательные конструкции. Кремовые цвета и потолки с плинтусами, обильные драпировки и антикварная мебель, настольные лампы и настенные бра – одним словом изящный подход к оформлению пространства и особое внимание к деталям.

Фото: Pinterest

Викторианский стиль

Сформировавшийся во вторую половину 19 века в годы правления королевы Виктории в Великобритании, этот стиль соединил в себе элементы готики и рококо, а также кое-то заимствовал у китайских и индийских этнических стилей. Отличительной особенностью викторианского стиля считается оформление разных комнат в разных стилях. Например, библиотеку традиционно оформляют согласна канонам готики, а дамский будуар в стиле рококо. Обилие дерева, старинные предметы, тяжелые портьеры – признаки интерьера в стиле английской буржуазии.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль модерн

20 век привносит в архитектуру и дизайн интерьера нечто совершенно новое – стиль арт-нуво или модерн. Плавные силуэты и s-образные изгибы настолько не похожи на все то, что было до этого, что модерн считается настоящим революционным стилем. Интерьеры в стиле арт-нуво так же отличает приглушённый свет, природная спокойная цветовая гамма, витражи и цветочные узоры.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль экспрессионизм

Экспрессионизм также появился в начале 20 века. Этот стиль сразу заявил о своей индивидуальности: для максимального воздействия на зрителя экспрессионизму свойственно нарочито искажать традиционные архитектурные формы. То же самое и в интерьере – вызывающая мебель, совмещение разных фактур и материалов, заострённые линии, яркий контраст, игры с пространством и объёмом и многое другое. Экспрессионизм не имеет строгих рамок, главное – чтобы общая картина произвела неизгладимое впечатление.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Стиль ар-деко

В первой половине 20 века во Франции появляется новое течение в изобразительном и декоративном искусстве – ар-деко (иногда арт-деко). Смелые геометрические формы, экзотические предметы, этнические геометрические узоры, пёстрые орнаменты, роскошь, шик, дорогие, современные материалы (слоновая кость, крокодиловая кожа, алюминий, редкие породы дерева, серебро) – все это интерьер в стиле ар-деко.

Фото: Pinterest

Фото: Pinterest

Исторический стиль

Как известно, внимание к историческим стилям как спе­циальной об­ласти исследований возникло сравнительно не­давно – чуть менее века на­зад. За короткое время в искус­ствознании, в частности в музыкально-исто­рической науке, сформировалась целая совокупность понятий и теорий, опи­сывающих отдельные фазы развития искусства как каче­ственно опре­деленные этапы античности, Средневековья, Ренессанса, барокко, клас­сицизма, романтизма. Словарь тер­минов, встающих в один ряд с приве­денными (например, ма­ньеризм, рококо, сентиментализм, импрессионизм, экспрес-

57

сионизм, брюитизм и т.п.), постепенно увеличивался, воз­никали разнооб­разные, в том числе сильно расходящиеся, их трактовки. Книги и статьи о Возрождении, барокко, клас­сицизме и других исторических эпохах и ху­дожественных стилях ныне составляют значительную часть искусствовед­ческой литературы. Можно сказать, что только благодаря си­стеме этих понятий история искусства почувствовала себя ус­тановившейся, окрепшей дисциплиной, нашедшей достаточно определенную, устойчивую опору для выстраивания эволю­ционной картины искусства как исторического це­лого.

Основным содержанием исследований, посвященных ис­торическим этапам развития живописи, архитектуры, лите­ратуры, музыки, явилось раскрытие их специфических за­кономерностей, описание памятников, об­наружение ведущих принципов, на основе которых оказывается возмож­ным так или иначе объединить в рамках одного этапа художествен­ные яв­ления, принадлежащие разным странам и школам, разным жанрам и видам искусства. Такая задача, в частно­сти, решается в фундаментальной моно­графии Т.Н. Ливано­вой1

. Большой интерес в этом плане представляют из­данные ранее сборники, созданные объединенными усилиями искус­ство­ведов, филологов, театроведов и музыковедов2. В после­дние годы появи­лись специальные работы, посвященные ба­рокко, классицизму, роман­тизму в музыке3.

Казалось бы, человек, интересующийся историей музы­кального искус­ства, обратившись к этим специальным ис­следованиям, должен получить если не исчерпывающее, то по крайней мере достаточно твердое и опреде­ленное представ­ление о том, что такое исторический стиль в музыке. Од­нако он сразу же столкнется с разными представлениями о самом фено­мене исторического стиля, с разными взглядами на это. В определениях стилей воедино сливаются теоретические представления о самом искус­стве и о философии, мироощу­щении, эстетике определенного времени, о специфически художественном выражении последних в материи искусст-

1Ливанова Т.Н. Западноевропейская музыка XVII–XVIII веков в ряду искусств. М., 1977

2 От эпохи Возрождения к двадцатому веку: Проблемы зарубежного искусства. М., 1963; Ренессанс, барокко, классицизм: Проблема стилей в западноевропейском искусстве XV–XVII веков. М., 1966.

3 См., например: От барокко к классицизму. М., 1993; Лобанова М.Н. Западно­европей­ское музыкальное барокко. М., 1994; Кириллина Л.В. Классический стиль в музыке XVIII–начала XIX веков. М., 1996.

58

ва, в произведениях, текстах, языке и о самой исторической эпохе в целом. Что такое, например, романтизм? Эстетика, особое качество искусства и культуры? Или сам наличный состав культуры, представленный творче­скими результата­ми? Подобного рода вопросы можно отнести и к класси­циз­му, маньеризму, экспрессионизму. Барокко выступает как искусство и как эстетика, как стиль и как эпоха. Последняя трактуется как поздний, насыщенный противоречиями этап Возрождения и как переход к класси­цизму, но, кроме того, и как самодовлеющая стадия в истории западноев­ропейско­го искусства. В то же время некоторые исследователи склон­ны видеть в барокко некий общеисторический феномен, воз­никающий в пере­ломные моменты, на рубеже, отделяющем одну сложившуюся ранее и дос­тигшую расцвета стилевую общность от другой, начинающей все более сильно и опреде­ленно заявлять о себе.

Многозначность терминов, выступающая помехой для точ­ных опреде­лений, отражает вместе с тем синкретичность ис­кусствоведческих пред­ставлений. А следовательно, и много­сторонность отражаемой в них реаль­ности. Каждый из таких углов зрения способен вместить в себя целое, но каждый раз в особой аранжировке. Выбор же ракурса диктуется, естест­вен­но, конкретными задачами того или иного исследования. По отноше­нию к музыке, на наш взгляд, наиболее целесообраз­ным и эффективным окажется собственно стилевой ракурс.

Это значит, что и в исторических стилях, как в стиле ав­торском, инди­видуальном, мы первостепенное внимание дол­жны уделить характери­стичности как качеству, позволяю­щему слушателю уверенно судить об их принадлежности конкретному времени. Иначе говоря, и исторический стиль может быть расценен как «почерк», как «индивидуальная манера», а не только как выражение эстетических установ­лений, исторически опреде­ленной системы художественных средств, предпочтительных идей и обра­зов.

Слушая симфонию П.И. Чайковского, наш современник вступает в диа­лог с композитором конца XIX в. как с живой художественной личностью, индивидуальность которой не­посредственно выражена в звучащей музыке. Естественный диалог связывает живых собеседников. И нисколько не от­рицая возможности диалогического общения человека с це­лой эпохой че­рез ее культуру и исторический стиль, мы все же настаиваем на приори­тете диалога равных, ибо только тогда понятие диалога перестает быть ме­тафорой.

59

И если историзм сознания и мировосприятия современно­го человека нацеливается на постоянный диалог с прошлым и удаленным, а диалог становится действенным и живым лишь тогда, когда он совершается на уровне личностном, ин­дивидуальном, то тут и возникает жизненно важная для куль­туры и искусства эстетико-теоретическая проблема соотнесе­ния категорий стиля и индивидуальности и соответственно – исторического стиля и стиля авторского, индивидуального.

Наибольшую сложность при понимании исторического стиля как родового отличительного качества приобрета­ет вопрос о генетиче­ской детерминанте. По отношению к стилю музыки того или иного ком­позитора он решается од­нозначно, ибо такой детерминантой является ин­дивидуаль­ность, личность. Именно она и отражается в музыке как не­по­средственно определяемый на слух почерк, манера, как походка или «по­ведение» в звуках и интонациях. Но вот по отношению к стилям других рангов – национальному, жан­ровому, историческому – проблема значи­тельно осложняет­ся. Стиль искусства той или иной эпохи в целом есть то же отличительное генетическое качество, быть может, даже бо­лее доступ­ное слуху. Но оно вряд ли может без всяких огово­рок связываться с лич­ностным началом. Проявляясь в твор­честве многих музыкантов, художни­ков, поэтов, оно как бы проступает сквозь индивидуальные решения. Зна­чит ли это, что исторический стиль объединяет все то, что выносится за скобки индивидуального, а следовательно, и не содержит лич­ностных де­терминант? Если так, то, оглядываясь на теорию общественного историче­ского сознания и, главное, на прин­цип диалогичности, мы должны отка­зать историческим сти­лям в непосредственности и силе воздействия, по крайней мере по сравнению со стилями индивидуальными, за кото­рыми сразу же угадывается персональное начало. Если же это не так, то как иначе? Каким образом в исторических стилях сохраняются все-таки воз­можности стилевой персонификации?

Ответ на этот вопрос можно искать в двух направлениях. В исследо­ваниях, принадлежащих одному из них, доминиру­ет внимание к «плану выражения» стиля, в относящихся ко второму – «план содержания». Пер­вая позиция ярко пред­ставлена в монографии С.С. Скребкова о художест­венных принципах музыкальных стилей. Историю чередования му­зыкаль­ных стилей автор описывает как смену принципов остинатности, перемен­ности и централизующего единства. Оп­ределение стиля, которое дает ав­тор, хорошо известно: «Стиль

60

в музыке, как и во всех других видах искусств, – это высший вид художе­ственного единства»1.

В основу положено не психологическое, личностное, не ми­ровоззрен­ческое или эстетическое, а художественное единство. Оно проявляет себя в типичном тематизме, в музыкальном языке и музыкальных формах. Все эти компоненты, согласно теории Скребкова, организуются на начальных ступенях раз­вития музыки принципом остинатности, в эпоху Возрожде­ния – принципом переменности и, наконец, начиная с ба­рокко – принципом централизующего единства. Детальный анализ реальной выраженности стилевого своеобразия в са­мой материи искусства является важнейшим достижением работы Скребкова. Действительно, стиль, никак не выражен­ный, не имеющий «плана выражения», не мог бы и существо­вать как стиль. Но не менее важно и то, что стоит за этим планом, каково содержа­ние стиля, каков, выражаясь фило­софским языком, его субъект.

Конкретно-искусствоведческие исследования не дают пря­мого ответа на вопрос о том, какое место занимает личност­ное начало в историческом стиле. Однако субъект стиля все же вырисовывается в них более или менее определенно. В кон­цепции С.С. Скребкова им по существу является какой-либо из трех художественных принципов. Но принцип – это не личность. Этот «субъект» соотносится с творческой личнос­тью как общее и абст­рактное с единичным и конкретным.

Аналогичный вывод вытекает и из других работ этого на­правления, на­пример из книги М.К. Михайлова «Стиль в музыке», где субъектом исто­рического стиля оказывает­ся развивающееся музыкальное мышление, по­нимаемое как социально-культурный феномен, абстрагированный от от­дельных его носителей – музыкантов разных профессий и слушателей.

С позиций понятия стилевого субъекта особенно заметно отличие трак­товки исторического стиля в работах второго типа, где исследователи за­няты в большей степени планом содержания. «Если понятие стиля будет сведено только к чис­то формальной категории, то у нас останется меньше осно­ваний применять его к различным видам искусства»2, – пишет Т.Н. Ливанова. Субъект стиля в таких работах ха-

1Скребков С. С. Художественные принципы музыкальных стилей. С. 10.

2Ливанова Т.Н. На пути от Возрождения к Просвещению XVIII века // От эпохи Возро­ждения к двадцатому веку: Проблемы зарубежного искусства. С. 135.

61

рактеризуется с внутренней идеальной стороны – в виде обобщенных представлений об искусстве, его образности, по­этике, ремесле. В план со­держания стиля нередко включает­ся и описание реальной действительно­сти – мира, челове­ка, культуры.

Понятно, почему и в этом плане субъектом исторического стиля трудно представить отдельную личность. Характер, темперамент, психические свойства человека остаются бо­лее или менее одинаковыми в разные вре­мена, а потому и не могут служить отличительными стилевыми ориенти­рами эпохи. И все же какая-то «зацепка» здесь есть. Ведь вместе со време­нем меняется в целом духовный мир людей.

Правда, и мироощущение, и мировосприятие, и миропо­нимание в ис­следованиях исторических стилей также берут­ся в обобщенном виде, в отвлечении от конкретной лично­сти, как некая духовная атмосфера эпохи.

Универсальным в последнее время стало понятие «карти­ны мира». В качестве фундаментальных ее элементов иссле­дователи выделяют время, пространство, право, труд и т.п., справедливо полагая, что исторически складывающиеся и ме­няющиеся особенности их трактовки служат глу­бинной, во многом подсознательной основой социальной и индивидуаль­ной психологии, определяют характерные для эпохи уста­новки и взгляды на мир. Вряд ли можно сомневаться в том, что все это входило в содержа­ние исторического стиля ис­кусства, влияло на него.

Но вот вопрос: правомерно ли говорить о проявляющемся в искусстве характере исторической эпохи как о стиле, если этот характер обобщен, отвлечен от конкретного человека? Быть может, для обозначения этого характера более приго­ден какой-то другой термин?

Не случайно во многих работах исследователи избегают самого слова стиль и заменяют его словами эпоха, культу­ра, эстетика.

И все же на вопрос о правомерности обозначения истори­ческого свое­образия искусства термином стиль можно отве­тить положительно, имея, однако, в виду, что система прису­щих эпохе общих признаков, выявлен­ных путем отвлечения от индивидуального начала, воспринимается как стиль все-таки только вместе с ним. Личностное начало привносится в ис­торический стиль авторами – создателями музыки и ее исполнителями. Исторический стиль как бы присваивает себе каждый раз все то, что идет от личности композиторов и ис-

62

полнителей, и таким образом всякий раз индивидуализирует­ся, оставаясь обобщением.

Возможности персонификации исторического стиля связаны и с типическими образами человека эпохи. В самых разных исследованиях мы можем встретить выражения: «личность эпохи Ренессанса», «барочная личность» и т.п. На­пример, в качестве особенно ценимых эпохой Возрож­дения элементов отмечаются сила, динамизм, индивидуальность, свобода. О человеке XVII столетия Т.Н. Ливанова пишет: «Личность, с ее внутрен­ним, эмоциональным миром, вошла в искусство и заняла там место, какого никогда не занимала в музыке Возрождения. Это была личность послере­нессансного времени, теперь уже более чувствующая и мыслящая, чем действующая, и музыка воплощала по преимуществу ее эмоции, ее им­пульсы, но не ее свободную волю, не ее соб­ственные свершения»1.

Традиционным в исследованиях художественного творче­ства является взвешивание пропорций разума и эмоции, ха­рактеризующих личность творца в разные эпохи. Оценива­ется также соотношение действенного и пассивного, большое значение придается понятиям антропоцентричности, гума­низма, ценности своеобразия и т.п.

Заметим, что научное, искусствоведческое моделирова­ние типической личности является по существу запаздыва­ющим повторением художест­венной реконструкции, свя­занной с композиторскими опытами стилиза­ции. Примеры ее уходят глубоко в историю.

Конечно, не всегда даже старая легендарная тема служи­ла поводом для целенаправленной стилистической работы. Ш. Гуно, опираясь на гетев­ского «Фауста», создал оперу, ад­ресованную французским меломанам. Из оригинальной не­мецкой «драмы для чтения» была взята лишь театрально эф­фектная лирическая с «мефистофельскими» вкраплениями часть. Му­зыка же получилась в духе итальянизированной мелодрамы. А ведь преда­ние о Фаусте уходит в глубь веков и образ его служит одним из чутких нервов, передающих все новым поколениям и эпохам память о культуре прошлого.

Зато несколько иначе обстоит дело с другим опытом Гуно. Приписав вокальную строчку «Ave, Maria» к музыке И.С. Ба­ха, композитор не мог менять ни канонического словесного

1Ливанова Т.Н. Западноевропейская музыка XVII–XVIII веков в ряду ис­кусств. С. 11.

63

текста, ни баховского гармонического мелоса. Он лишь про­тер потемнев­шее инструментальное зеркало, и вот на фоне баховского прелюдирования проступили иконописные кон­туры мелодии Девы. В них ощутим почерк художника-рес­тавратора, но лик баховской эпохи сохранен.

Слово «лик» здесь лишь наполовину метафора. Именно оно, а не родст­венные ему «лицо», «облик» обладает тем важ­ным для нас оттенком зна­чения, который помогает понять существо исторического стиля. Лик – это облик, отшлифо­ванный общественным художественным сознанием, пре­вра­щенный в иконический знак, символ, идеальное обобщение. Лица мно­гочисленных мадонн и лики, воспроизводимые по канонам иконописи, об­разы и образа отличаются так, как отличается индивидуальный стиль ху­дожника и музыканта от стилей эпохи и национальной культуры в целом.

Итак, личностное начало в исторических стилях все­гда в той или иной мере типизировано. Теперь же обратим внимание на то, что и сама эта мера тоже является одним из отличительных признаков исторических стилей в развитии культуры и искусства.

Максимально непосредственное выражение авторской ин­дивидуально­сти, достигнутое в искусстве романтизма, лишь на первый взгляд затме­вает историко-стилевой слой в музы­ке. На самом же деле именно непо­средственность и оказы­вается общим признаком романтического стиля. Она про­является в условиях сложной жанровой стилистики или стили­стики персонажной, как в шумановских карнавалах. Ро­мантические музы­кальные персонажи обычно оказываются списанными с многоликой жизни не столько заинтересован­ным, но сторонним рисовальщиком, сколько ли­цами, вылеп­ленными из внутренней материи авторского Я, и являются, как Эвсебий и Флорестан, его метаморфами.

XX век доводит стилистическую композиторскую техни­ку до преодо­ления этой зависимости и позволяет конструи­ровать в звуках совсем чуж­дых автору героев. И здесь уже сама резкость стилистических переходов от портрета к порт­рету выступает как общий признак эпохи.

Напротив, классицизм, прочно стоящий на фундаменте антропоцен­тричности и намного по сравнению с Возрождением и барокко возвысив­ший роль личного и индивидуального, а вместе с тем и яркость компози­торского индивидуального стиля, в отношении стилистики все же уступает романтизму. В произведениях Гайдна, Моцарта, Бетховена авторский стиль

64

отнюдь не спрятан, но мера его открытости еще не доведена до демонст­рации «личной жизни». Композитор выступает как личность, действующая преимущественно в рамках обще­ственного этикета. И его музыкальные персонажи тоже обри­совываются и воспринимаются как видимые с при­личного рас­стояния, в обществе, на площади, на трибуне, в лесах и полях. Психологические откровения в интимных оперных эпизодах часто жан­рово опосредованы.

Мера типизированности поднимается едва ли не до макси­мума в твор­честве музыкантов Средневековья и Возрождения, для которых высшей похвалой являлось признание их знато­ками своего дела. Жанрово-риту­альная, цеховая, музыкаль­но-языковая регламентация едва ли не полно­стью вытесняет роль индивидуального в создаваемой музыке. Действую­щие лица, особенно оперные, и иные связанные с сюжетом дей­ствия или повествования герои подстраиваются к сложившей­ся в социальном созна­нии типологии. В таких случаях возни­кает целая система присущих исто­рическому стилю типов. Можно сказать, что каждая эпоха выражает себя в совокуп­ности типовых индивидуальностей – в системе, отвечающей структуре того общества, какое было характерно для эпохи. Всякий раз возникала своя галерея типов, одни из которых ставились в пример, другие – выступали как дополняющие. В ней должны были занять свои места иде­альные воины и му­жи, возлюбленные и младенцы, идеальные злодеи и мошен­ники, пастухи и пастушки, монархи и принцессы.

В музыке барокко роль типового начала еще более заост­рена, но по су­ществу уже переосмыслена. Персонажи берут­ся в отстраненном модусе как фигуры для творческой игры, в процессе которой могут быть подверг­нуты изобретатель­ной трансформации. В итоге типизированность субъ­ектного плана все-таки отступает, но не под натиском личностного, компо­зиторского стилевого своеобразия, а под воздействием другой силы – изо­бретательства и изобретательности, ума и остроумия, которые сродни ин­дивидуальности и свободе ее выражения, но опираются не на характероло­гические лич­ностные факторы, а на интеллект и интеллектуальную игру с традиционным материалом.

Мы видим, таким образом, что связь исторического стиля со стилем индивидуальным отнюдь не одномерна. Скорее это целая система связей, в которой свое место занимают есте­ственные прямые отражения авторского Я и стилистические опосредования, восходящие к культурной типологии людей

65

и сословий, титулов и профессий, и где, следовательно, ав­торская инициа­тива обнаруживает себя не только в неистре­бимой личной интонации, но и в работе с характерной для эпохи расстановкой типов.

Проблемы соотнесения индивидуальных стилей со сти­лями исто­рическими, региональными, жанровыми в це­лом получают следующее решение.

Во-первых, оно проходит через разработку понятия типи­ческого приме­нительно к стилю. Во всех стилях более широ­кого, чем личностный, ранга индивидуальное начало отобра­жается в форме типического, т.е. в форме, как раз весьма специфичной для искусства.

Во-вторых, решение проблемы предполагает еще и при­знание (а также скрупулезное доказательное исследование) того, что все сопутствующие проявлениям личностного на­чала факторы и условия (инструментарий, письменность, приобретенные в недрах школы нормативы и т.д.) так или иначе индивидуализируются, подчиняются единичному и ста­новятся осо­бенными.

Принимая многоуровневое понимание стиля, согласно ко­торому стиль есть качество, по которому в непосредственном акте художественного восприятия определяется генетичес­кая связь музыки с породившим ее ис­точником – источни­ком вообще, каким бы он ни был по рангу (народ, на­ция, личность, эпоха, группа, субъект и т.п.), мы должны одно­временно соотнести это понимание с главной для музыкаль­ного искусства катего­рией интонации как формы обнаруже­ния внутреннего, личностного, инди­видуального. Вот тут и выступает в качестве исключительно важного ком­понента теории идея типической личности.

В соответствии с ней можно утверждать, что за стилем лю­бого ранга в музыке всегда ощущается личностное начало и все дело лишь в том, какой тип личности оказывается ос­новой.

Наиболее непосредственное проявление личности как конкретного, единичного субъекта мы видим в музыкаль­но-исполнительском стиле. Композитор-романтик также за­являет о себе в своем творчестве самым непосредственным образом. Начиная с И.С. Баха и до современности, в музы­кальной культуре профессиональной европейской традиции господ­ствующей оказывается именно эта форма стиля – стиля непосредственно выражаемого и индивидуально-кон­кретного.

66

Если же спуститься в глубины истории и, двигаясь все дальше и дальше, оценивать то одни, то другие фигуры мас­теров, владевших музы­кальным ремеслом, вслушиваться в творения музыкантов-анонимов и, на­конец, воссоздавать музыку, не имеющую печати индивидуального автор­ства, то все более заметной будет становиться стилевая обобщенность, все сильнее будут заявлять о себе национальный стиль, стиль эпохи, жанро­вый стиль – стили, обладающие как бы надличностным характером.

И тем не менее стилевое восприятие современного челове­ка, сформи­ровавшееся на музыке последних столетий, будет отыскивать в музыке средних веков, Возрождения, в безыс­кусной народной музыке, дошедшей до нас, проявления че­ловеческой личности как личности индивидуальной, хотя и видимой через туманное стекло времени в весьма размы­тых, обоб­щенных контурах.

Стиль эпохи окажется здесь проявлением типической лич­ности этой эпохи (и, разумеется, социальной среды, слоя, сословия и т.п.). Типическая личность предстанет нам во всеоружии остроумия и глубокомыслия своей эпохи, с ее увлечениями, модами и предрассудками, в присущих вре­мени париках, костюмах, с буклями или с пышной штраусовской шевелюрой, со шпорами или шпагой и т.п.

И все же и шпоры, и шпаги, и костюмы, и остроумие эпо­хи сплавля­ются в единое индивидуально-стилевое целое, при­писываемое личности, ибо музыка как процесс интонирова­ния, т.е. выражения внутреннего со­стояния, внутреннего видения, сознания и переживания, является художе­ствен­ной индивидуализацией типического и возникающее тут це­лое не может быть разделено между двумя, тремя или более индивидуумами без утраты ее сокрытости, принадлежности к единому и внутреннему.

И если внеличное, принадлежащее культуре эпохи барок­ко, африкан­ской, джазовой, макомной культуре, культуре фламенко и т.п., все же ска­зывается в форме личностной аранжировки в конкретном акте музыкаль­ного творчества, в произведениях, наигрышах, напевах, то здесь нет ника­ких противоречий с предлагаемой XX в. концепцией стиля как выражения конкретного человека, ибо и сам-то феномен лич­ности возник как резуль­тат социализации биологического индивида, как продукт внедрения обще­человеческой куль­туры (в том или ином ее варианте и фрагменте) в tabula rasa становящегося всю жизнь личностью существа.

67

Безусловный интерес для теории стиля и практики сти­левого и стили­стического анализа музыки представляют со­бой разнообразные формы, в которых осуществляется опосредование личностного начала в стилях раз­ных рангов и объемов.

Так, жанровый музыкальный стиль опирается на образ типизирован­ного идеального музыканта-профессионала, при­том профессионала в узко жанровом смысле, например скрипача-хардингфелера в норвежских на­родных танцах, гита­риста фламенко, кларнетиста, воспитанного в тради­циях молдавского народного инструментализма и т.д. Ценнейший мате­риал для характеристики жанрового стиля в этом ра­курсе дают исследова­ния инструментальной музыки различ­ных национальных культур народов России, до сих пор в той или иной степени сохранивших элементы пер­вичного жан­рового синкрезиса в бытовой, прикладной музыке. Впрочем, та же жанровая форма опосредования индивидуальности дей­ствует, хотя и в меньшей степени, в сфере профессиональной музыки европейской ака­демической традиции. Именно на ней основано, например, разграничение вокалистов камер­ного и оперного типа.

Во всех этих случаях стилевая форма ориентирована на сложившееся в культуре идеальное представление о чертах личности музыканта, посвя­тившего себя тому или иному жанру. В музыке стиля вербункош слуша­тель ищет и нахо­дит характерные проявления облика венгерского музы­кан­та-цыгана, обладающего ярким темпераментом, внутренней «дикой» динамичностью и т.п. В произведении композито­ра-романтика мы слы­шим гениального импровизатора, от­давшегося на волю вдохновения и ве­дущей его таинственной интуиции. Исполнитель же (как и слушатель) отождествля­ет свое «лирическое Я» с этой гениальной и непосредствен­ной натурой. Именно такой образ запечатлен в одном из стихо­творений А.К. Толстого:

Он водил по струнам; упадали Волоса на безумные очи, Звуки скрыпки так дивно звучали, Разливаясь в безмолвии ночи...

В различных жанровых стилях в разной мере проявляет себя и само это внутреннее лирическое начало. В безыскус­ном пении – все от человека. А вот в безыскусном же инст-

68

рументальном наигрыше уже скрыт диалог живого и нежи­вого, природы и культуры. В специально придуманной, скон­струированной звуковысотной технике музыкального пись­ма от человека идет уже только одна интеллек­туальная инициатива. Продукт же ее – строгие системы пропорций, струк­туры – выступает скорее как модель природы, всеоб­щих законов логики и математики, а потому способен засло­нять собою живое лицо творца. Здесь возникает еще одна сти­левая проблема – проблема заслонки, маски, щита, одна из наиболее важных в стилевом анализе.

В XX столетии стиль часто подменяется стилистикой, за которой под­час уже не видно живого лица самого музыкан­та. Отрицание отрицания? Возвращение к доиндивидуальным культурам древности и Средневековья? Конечно, нет. Хотя черты общности несомненны. Ведь потому и возможно здесь обращение к метафоре, к образам масок, забрал и щи­тов. Греческая маска, принятая в качестве символа-эмбле­мы театрального искусства, сродни современным техникам, маскирующим, однако, не только индиви­дуальный дар, но иногда и бездарность. А вместе с тем маска XX в. стала уже чем-то более утонченным, бесплотным, ушедшим в глубины «мысли­тельной» материи музыки. Не маска на лице, а лицо, застывшее до непод­вижной маски в тщательно продуманной гримасе, – вот образ стилевой вторичности, более близкий нашему времени. И тем более интересны и сильны проявле­ния живого бунта музыки как интонационного искусства, требующего стилевой непосредственности, личностной, а не сконструиро­ванной логически индивидуальности, – прояв­ления, все более и более дающие о себе знать в различных музыкальных жанрах и течениях XX в.

Итак, и в теоретических, и в исторических работах, по­священных изу­чению исторических этапов развития искус­ства и стилей, как бы попутно затрагивается и личность, при­том с самых разных сторон – как индивиду­альность героя художественного произведения, как личность отдельного вы­дающегося мастера, наконец, как некий обобщенный, но ха­рактерный лик эпохи.

И вот именно последний особенно важен как форма, в ко­торой совре­менное историческое сознание может представить себе исторический стиль с наибольшей адекватностью, непо­средственностью и живостью, если к ее образности и харак­теру присоединяются музыкально выражен­ные конкретизи­рующие индивидуально-личностные факторы.

69

История музыкальной культуры – творчества, восприя­тия, исполнения, форм бытия музыки и ее функций в жизни – как последовательная смена музыкальных исторических стилей с эффектами их переходов и наслое­ний, взаимодей­ствий и контрастов, иначе говоря, как история музыкаль­ных стилей, и сама подчинена особой стилевой историчес­кой логике.

Общий ее абрис весьма интересен. Стиль как осознавае­мый музыкаль­ной культурой феномен развивается по пути все большего дифференциро­вания и сжатия видов и разно­видностей. Первыми формами осознания явились историчес­кие стили (Возрождение), национальные стили, жанро­вые стили и только затем – авторские индивидуальные стили. В последние же два столетия, особенно в XX в., развертыва­ется уже игра с историче­скими накоплениями. Стили погру­жаются в ткань художественного произ­ведения на правах его внутренних составляющих. В XX в. возникают мно­гочислен­ные модификации – неоклассицизм, неоромантизм и т.п.

Наряду с национальным и историческим стилями в отече­ственной му­зыковедческой литературе все чаще фигурирует также жанровый стиль. Это понятие будет специально рас­сматриваться в следующем разделе книги, посвященном музыкальным жанрам. Здесь же отметим только, что со­отношения названных трех типов стиля – национально­го, исторического и жанрового – нельзя однозначно харак­теризовать ни понятиями рядопо­ложности и координации, ни понятиями иерархии и субординации. Ибо в них слож­нейшим образом переплетаются и те, и другие, что было вид­но отчасти уже из предшествующего рассмотрения нацио­нального и истори­ческого стилей.

В самом деле, ведь свойственные каждому жанру осо­бенности му­зыки одновременно служат воплощению и на­ционального стиля, и стиля исторической эпохи. В рам­ках почти каждого жанра-долгожителя, если прослеживать внимательно историю его развития, можно, пусть в ог­рани­ченном объеме, выявить и смены исторических стилей. Вме­сте с тем многие жанры, как это будет показано в следую­щем разделе, получают права гражданства в нескольких национальных культурах. И хотя жанро­вый стиль кажется по своему объему уступающим и национальному, и ис­тори­ческому стилям, все же считать его находящимся на более низкой ступени иерархии можно лишь с приведенными здесь оговорками.

70

рококо, барокко, классицизм, ампир (ФОТО)

Впервые в интерьерах Барокко объединились образ и стиль жизни, радость бытия и источники вдохновения. В них сразу возникали стойкие ассоциации с пышностью и величием, достатком и пространственным размахом. "Barocco" переводится с итальянского как "странный", "причудливый", "тяготеющий к излишествам".

История. Родиной стиля Барокко считается Италия, а ее «отцом» знаменитый скульптор Микеланджело. Стиль появился в конце XVI века, и вначале был предназначен для оформления папских покоев. Но вскоре он стал популярен за пределами Ватикана и Рима. Самые яркие образцы Барокко сегодня можно встретить в архитектуре Испании, Португалии, Чехии, Польши, Литве, стран, бывших португальскими и испанскими колониями, а также в России (например: Зимний дворец). Настоящим расцветом этого стиля стал XVII век. Патетика живописных композиций и скульптурных ансамблей, избыток декора и множество украшений были широко востребованы до середины XVIII века.

Отличительные особенности стиля Барокко:

  • Иллюзорность - интерьеры барокко обманчивы, они как бы стремятся убедить зрителя в роскоши, которой на самом деле не существует. Например, золочёный потолочный декор может быть лишь изящно прорисован, создавая иллюзию дорогой лепнины.
  • Подчёркнутое богатство, роскошь и изобилие: такие интерьеры выглядят не просто дорого, а очень-очень дорого.
  • Отделка стен и потолков. Обилие золотистых оттенков, насыщенных, неярких цветов. В основном применяется гладкая окраска и декоративная штукатурка с небольшим рельефом. Обязательны настенные и потолочные фрески с классическими сюжетами или причудливыми орнаментами и узорами.
  • Полы. Для напольных покрытий может использоваться однотонный паркет, без ярко выраженных рисунков. В некоторых зонах может укладываться натуральный камень: мрамор, гранит и максимально достоверная имитация из керамики
  • Декор. Витиеватые узоры в лепке, фрески и роспись. Много позолоты, серебра, меди и бронзы. Текстильное убранство окон и дверей должно гармонировать с тканью на кровати, диванах, подушках и т.д.

В оформлении мебели, дверей и окон применяются резные, овальные спирали, пластичные формы и крученые балясины.

Исторические стили - готический стиль

Готика – художественный стиль, появившийся в Западной Европе в XIII в. Традиционно это архитектурный стиль, несколько позднее проявившийся и в дизайне интерьеров.

Особенности стиля: подчеркнутая вертикальность элементов, стремление вверх, визуальное создание легкости, мистика и фантастические нереальные формы.

Неизменный атрибут Готики – огромные окна, стрельчатые своды и многоцветные витражи. Наивысшей целью всего этого является доступ в помещение максимально возможного количества света, создание взвешенной, воздушной обстановки. Витражи и сложные формы сводов придают интерьеру изящества и величия.

А вот стены в стиле Готика – далеко не самый важный элемент. Основное требование к ним – легкость и однотонность. В качестве декоративных элементов стены украшаются яркой росписью или настенными гобеленами. Полы дощатые или каменные. На потолке возможна декоративная роспись.

Мебель в готическом стиле также стремится вверх: шкафы высокие, буфеты на высоких ножках, а стулья и кровати имеют высокие спинки. Все это имитирует архитектурные детали Готики – крепостные замки и средневековые церкви. Самый яркий представитель этого исторического стиля – Собор Парижской Богоматери – эталон того, как должна выглядеть настоящая Готика.

В качестве строительных и отделочных материалов используется натуральный камень и дерево (дуб, ель, сосна, орех, лиственница, кедр, можжевельник). Востребована плиточная мозаика, майолика, расписная фигурная лепнина с позолотой. Присутствуют и мотивы сталактитов, также продиктованные стилистическим стремлением вверх.

Важную роль в стиле Готика занимает цвет. Красочные витражи и раскрашенные скульптуры каждый раз по-новому светятся на солнце. Основные цвета – это синий, красный, желтый, коричневый. Также используются золотые и серебряные нити.

В готических интерьерах практически отсутствуют картины. Большое распространение получает резьба по камню и дереву, обработка слоновой кости, керамические и стеклянные изделия. Исторические атрибуты поражают фантазией изобретателя и его блестящим мастерством. Тщательность отделки и проработанность деталей вызывают только наивысшую оценку со стороны ценителей.

Готика – яркий, экспрессивный стиль, который своим величием не уступает Барокко. Сегодня понятие Готика стало неким интернациональным эпитетом, символизирующим все удлиненное и заостренное. Влияние стиля можно увидеть не только в древнерусских шатровых храмах, но также и в знаменитых американских небоскребах.

Исторический английский викторианский стиль

Коллекции английской викторианской керамической плитки заинтересуют тех, кто ищет для дизайна интерьера нечто особенное. Довольно часто сегодняшние облицовки выглядят очень сдержанно, несколько официально. Однако люди, тоскующие по невозвратно утерянному историческому стилю и желающие оформить интерьер оригинально, подыскивают нечто подлинное для старого дома, старинного особняка или гостевой ванной комнаты. И для этого как нельзя лучше подходит английская викторианская настенная плитка, поскольку англичане придавали красивому декору статусное значение. При этом можно многогранно обыгрывать классические тона базовой фоновой плитки с гармонично подобранными цветами полосок или ромбов, а также фасонных деталей.


Для дизайна интерьера в английском викторианском стиле плитка представлена в достаточном разнообразии:

  • английская викторианская плитка 20х20 см. в светлых классических тонах и сочетающаяся с ней плитка контрастных цветов, таких как синий кобальт, чёрный, зелёный бутылочный, желтый и цвет бордо;
  • формованная плитка для отделки 20х20 см. к любому цвету викторианской плитки;
  • бордюры карнизные и рифлёные с внутренними и внешними уголками для всех тонов английской викторианской плитки;
  • декор в полоску и с ромбовым рисунком разнообразной гаммы цветов;
  • плитка с очаровательным декором или совершенно прямой дизайн бордюра во всех сочетающихся тонах;
  • напольная плитка 20х20 см. в английском викторианском стиле с классом износостойкости III (для тёмных цветов) и IV (для светлых тонов).


Этот исторический английский стиль подходит не только для классического оформления ванных комнат, но и для дизайна старинных лестниц и вестибюлей, а также для отделки стен на половину высоты в кафе. Укладку английской викторианской плитки лучше доверить опытным мастерам-плиточникам, что послужит гарантией для её долговечности.


Похожие статьи

ЗОЖ – стиль исторического! - События - Новости - Институт истории и международных отношений

10 декабря 2018 Текст: Вероника Белякова
Фото: Вероника Белякова и Инна Анисимова

На историческом факультете нас всегда волнуют самые разные темы. Одной из них и было посвящено мероприятие, которое состоялось 5 декабря. Руководствуясь девизом «Здоровым быть модно!» наши студенты представили видеоролики, где они дали свои собственные ответы на вопросы о том, что такое здоровый образ жизни и почему пора отказаться от вредных привычек.


Мероприятие проходило в форме конкурса, поэтому самые креативные и убедительные ЗОЖники получили свои заслуженные награды. Преподаватели также приняли активное участие в качестве жюри и остались довольны той работой, которую проделали студенты.Победителями конкурса стали студенты из группы 177. Они подошли к съёмке с юмором, но все же заставили понять, как важно быть «за ЗОЖ».

«Тема достаточно актуальная и живая, я считаю, что об этом стоит говорить. Лично мне не нравится, выходя на улицу, наблюдать курящих первокурсников, да и не только. При создании ролика самой большой проблемой (в прочем, как и всегда) оказался сбор людей. Одну сцену отсняли, а остальные не можем, поскольку актёры разбегаются по делам. Но все же это не помешало нам сделать неплохой ролик. Последней сценой мы сделали обращение к первокурсникам, приглашая их в ряды активистов, дабы продвигать наш факультет, ведь если не вы, то кто?» – делится мнением Александр Кеслер, представлявший группу 177.

Второе место заняла 183 группа, благодаря лайфхакам которой каждый теперь сможет вести здоровый образ жизни. На третьем же месте оказались студенты группы 187, которые поделились ужасающей статистикой, связанной с вредными привычками. Все участники мероприятия согласились с необходимостью обсуждать подобные темы и показали готовность и дальше участвовать в подобных проектах.

Стили в интерьере: фото видов с названиями

Мы подготовили подробный обзор, какими бывают стили в интерьере, фото с названиями помогут вам узнать их и запомнить.

Гид по стилям

Исторические

Национальные

Современные

Классика

Классика в моде и сейчас. Уравновешенная композиция, богатые аксессуары, четкое зонирование комнат на зоны отдыха, работы и обеденную зону характерны для классики.

В классике преобладают пастельные тона (белый, голубой, золотой, розовый), чтобы создавать уют и пространство, где можно расслабиться и отдохнуть. Яркие цвета могут быть в декоре и акцентах, но они должны быть не кричащими, а глубокими. Роскошь классики находит отражение и в отделке. На потолках можно увидеть лепнину, на стенах — обои с узорами и вензелями или декоративную штукатурку, венецианку. На пол чаще всего кладут паркет или ламинат, который имитирует паркетную «елочку».

Будет хорошо смотреться деревянная мебель с роскошной кожаной обивкой или текстильной обивкой с добавлением люрекса. Массивность приветствуется.

Оформленные квартира или дом в этой эстетике будут актуальны и через 5-10 лет. Но, если вы любитель строгости и аскетичности, лучше присмотритесь еще, какие бывают стили в интерьере.

Ар-деко

Ар-деко всегда привлекает внимание и находит своих поклонников.

Основные черты: яркий декор, который сочетается друг с другом, гармония, легкость и изящность, но при этом не минималистичность. В ар-деко сочетаются экзотика и примитивное искусство, поэтому можно увидеть анималистичные предметы в соседстве со скульптурами и изображениями великолепных дам. Также один из самых популярных символов — «восходящее солнце», или «египетский полукруг».

Для ар-деко можно подбирать любые цвета, главное — их сочетание друг с другом и природность, кислотные оттенки не подойдут. Выбирают светлые тона и на их фоне рисуют остальную интерьерную картину. В качестве отделочных материалов используются экзотические виды (слоновая кость, крокодиловая и змеиная кожа), это выглядит роскошно, но отражается на стоимость ремонта. Ар-деко требует вложений.

Среди мебели можно увидеть округлые предметы с ручками, хромированными или деревянными.

Эклектика

Эклектика возникла в начале прошлого века как историческая необходимость: тогда часто смешивали разные виды стилей в интерьере, и появилось отдельное направление, которое сегодня мы называем эклектикой. Непринужденное смешение разных направлений, обычно двух-трех, их гармоничное сочетание по форме, цвету, размеру элементов, достаточное количество декора отличают эклектику.

Нельзя выделить какие-то определенные цвета, характерные для эклектики, дизайнеры выбирают светлые стены, но это делается лишь для того, чтобы бы удобный фон. Также можно встретить достаточно экстравагантные вещи, например, зеленый диван или кресло, яркую картину, шторы с необычным рисунком.

На стены — обои или керамическую плитку, пол укладывают паркетом или ламинатом, также можно встретить украшения лепниной. Мебель может быть из разных «историй»: и футуристичная, и классическая, и минималистская.

Нельзя не отметить важность декора. Именно он делает это направление отличительным, живым и динамичным. 

Неоклассика

Как вы уже могли понять по названию, интерьеры в стиле неоклассика известны как «дочь» классики, но в более современном варианте. Но было бы неправильно считать, что убрав лепнину с потолка, ваша классическая комната станет с приставкой «нео-». Давайте разбираться.

Основные черты: легкость, изящество форм и линий, строгое соблюдение пропорций и минимум украшений.

Преобладает светлая гамма (бежевый, молочный, светло-серый и голубой). В качестве акцентов можно встретить и темные глубокие тона, например, винный, зеленый или синий. Для неоклассики характерна окраска в пастельные тона и отделка тканями, пол из дерева или керамогранита.

В мебели осталась массивность, но помпезность уже не так актуальна, лучше отказаться от большого количества резьбы и выбрать что-то строгое, изысканное и минималистское.

Модерн

Возник на рубеже 19-20 веков, проповедуя отказ от исторического опыта в творчестве и развитие чего-то нетрадиционного. В интерьерном дизайне он также нашел отражение и стал популярным.

Модерн стремится сочетать практичность и художественность. Закругленные формы, изогнутость линий и орнаментов — это характерные особенности. Акцент остается на естественных цветах, но модерн любит и яркость, поэтому цвета смело можно комбинировать.

Новые текстуры и материалы нашли свое применение в модерне, но осталось место и традиционным: например, стены можно оклеить обоями, а на пол положить паркет. Подойдет функциональная корпусная мебель, но с обязательным наличием «изюминки»: изящной фурнитурой, матовым остеклением шкафов, плавностью линий.

Скандинавский

Сканди, как ласково называют его фанаты, можно охарактеризовать тремя словами: простота, функциональность, уют. В России это направление приобретает все большую популярность, и скорее всего, причиной тому доступность, в том числе предметов из магазина ИКЕА, ведь именно этот шведский бренд принес сканди в наши реалии.

Для сканди характерно много света, большие окна, нередко без штор, чтобы света было еще больше, простота линий и форм, много свободного пространства и мало предметов обстановки, уютный текстиль. Зеленые комнатные растения играют роль декора и дополняют своей свежестью.

Цветовая гамма: белый, белый и еще раз белый. Он считается основным. Причина такой популярности проста: в северных странах мало солнца и естественного света, поэтому в обстановке преобладают белый и другие светлые оттенки (серый, голубой).

В качестве отделки стен — краска или простые обои, пол, как правило, деревянный или выложен минималистской плиткой. Мебель можно встретить из дерева, максимально простую, без изысков. Не редкость хенд-мейд предметы.

Арабский

Входит в семью восточных стилей. По названию понятно, что он родился на Ближнем Востоке.

Роскошь и богатство Востока, много декора и позолоты, ковры и резное дерево, арки и закругленные проемы, красочные фонари из тонированного стекла отражены здесь.

В цветах используют много золота и оттенков красной палитры, желтые и пастельные оттенки.

Покрытие стен — обои с узорами или однотонные обои, нередко делают акцент деревом или другим цветом. Пол выложен деревом или керамической плиткой с необычным орнаментом. В комнатах можно встретить низкие кушетки и пуфы (они заменяют диваны), кровати закругленных форм, деревянную мебель с резными узорами.

Японский (ваби-саби)

Также входит в семью восточных, но является полной противоположностью арабскому. Японцы как нация прагматичная, стремящаяся к гармонии и ратующая за функциональность создали стиль, который можно описать теми же словами.

В основе лежат функциональные предметы обстановки и техника, так как неотъемлемой частью японской культуры является именно эффективное использование ресурсов, компактность, использование природных материалов, склонность к минимализму.

Чаще всего японские интерьеры монохромные, преобладают светлые оттенки дерева и текстиля. Такой выбор объясняется еще и тем, что нейтральная гамма минимизирует ощущение беспорядка, неприемлемого в культуре японцев.

Японцы предпочитают использовать натуральные материалы, что находит отражение и в отделке. На стенах нередко можно увидеть светлые деревянные панели, основой являются обои или ровная штукатурка. Пол выкладывают ламинатом, паркетом или плиткой. Мебель: простая и функциональная, компактная, легкая, чаще всего из светлого дерева.

Также характерны раздвижные двери и перегородки. 

Французский

Это мягкость, элегантность и изысканность. Комнаты во французской эстетике наполнен пастельными тонами и красивыми украшениями: картинами, свечами, вазами, зеркалами.

Основные черты: плавность линий, лепнина, пастельные оттенки и винтажные вещи. Жители Франции любят блошиные рынки, где продается тот самый винтаж, которым они украшают свои дома.

Цветовая гамма: пастельные тона (бежевый, белый, нежно-розовый и голубой, бледно-желтый и оливковый), также много металлического позолоченного цвета.

На стены можно поклеить обои нейтрального цвета или выбрать легкий рисунок, пол сделать деревянным. Здесь не встретить массивных и простых вещиц, часто используют винтажные предметы, например, трюмо, прикроватный столик или тумба, обязательно изящные.

Большую роль играют декоративные элементы. В такой комнате должны быть фото и картины в рамах, вазы и зеркала, свечи в изысканных подсвечниках.

Английский стиль

В английских домах используют много благородного дерева, книжные шкафы с открытыми полками, аксессуары, некоторая загроможденность, так как предметы обстановки не принято ставить у стен для освобождения пространства.

Сегодня английское направление отошло от викторианской эпохи с ее темными красками и «перешел на светлую сторону». Цветовая палитра теплая, приглушенная. Можно использовать оттенки коричневого, красного, желтого, теплый зеленый и серый, синие цвета.

Стены оклеиваются светлыми обоями, однотонными или с легким узором. На пол лучше постелить деревянный паркет или премиальный ламинат из искусственного дерева. Мебель, как правило, массивная. Шкафы, диваны, полки, столики. Считается, что атрибутом английского дома является кресло с «ушами» — выступами по бокам высокой спинки. Сидеть в таком тепло и приятно, оно защищает от сквозняков.

Американский стиль

Это производная двух культур: восточной и западной, привезенных на новый континент. Некоторые считают его «пародией» на классические европейские апартаменты, но, несмотря на внешнюю схожесть, во главу ставят практичность.

Цветовая гамма разнообразная, но преобладают естественные цвета. Популярны терракотовые мотивы, охра, позолота. 

В зависимости от того, какую цель преследуют дизайнеры, используются и современные материалы, вроде обоев на стене, и деревянные панели, с помощью которых можно сделать имитацию «хижины дяди Тома». На полу, как правило, лежит паркет или ламинат. Практически вся мебель выглядит довольно просто и делается из дерева, типичными являются низкие кресла и кровать на четырех столбиках.

Лофт

Основные черты лофта — бетонные поверхности, старый кирпич, большие пространства и высокие потолки, открытые коммуникации дома или квартиры (трубы, водопроводы и подобные вещи).

В лофте преобладают натуральные оттенки: серый и коричневый, цвета кирпича и бетона. 

Это тот редкий случай, когда чем меньше отделки, тем лучше. Нарочитая небрежность и неухоженность придадут колорита. Можно оставлять нетронутыми бетонные поверхности или старую кирпичную кладку. Пол также часто можно встретить бетонный или выполненный из специально состаренного паркета. Мебель должна выглядеть так, как будто ее собирали случайным образом, не стараясь найти что-то оригинальное, и при этом быть совершенно уникальной. В квартирах-лофт часто используют почти арт-объекты. Например, строительные поддоны, собранные в кровать или стол.

Хай-тек

Считается самым технологичным направлением. Хай-тек — это интерьер прагматиков и технолюбов, которые не представляют свою жизнь без современных гаджетов и приборов, способных устранить необходимость человека что-либо делать самому. Даже поднимать жалюзи.

Основные черты: правильные геометрические формы и пропорции, использование трансформеров, монохромность и много пространства.

Цветовая гамма монохромная, преобладают серо-белый или коричневый, возможен один яркий акцент, который будет притягивать к себе внимание.

В хай-теке приветствуются пластик, стекло, все «рукотворное», искусственное. Мебель только очень функциональная и технологичная. При этом важно, чтобы в нее встраивалась вся бытовая техника, так как, несмотря на современность и тягу к гаджетам, хай-тек совсем не любит выставлять их на показ.

Минимализм

Основные черты: без излишеств, концепция сводит к минимуму количество предметов в комнате. Это объясняет наличие трансформеров, так как к функциональности помещений меньше требований не предъявляется.

Предпочтителен монохром, чаще всего за основу берут белый и серый, но также можно увидеть коричневый, светло-голубой.

В минимализме используют много стекла и пластика, не обходится без обоев, краски и традиционного ламината. Мебель должна быть функциональной. При этом она всегда выглядит просто, часто используют стекло и пластик, чтобы она за счет прозрачности была будто бы невидимой. 

Кантри

Многие относят кантри к исторической группе, но это не совсем так. История кантри не ведется от какой-либо даты и не началась в определенную эпоху. 

Основные черты: простота и самобытность, функциональность, минимум современных атрибутов, уютная обстановка и романтизм, присущий деревенской жизни.

Кантри подходят мягкие природные оттенки, коричневые, зеленые, светло-бежевые, голубые. Кричащие тона не используются.

Для стен предпочтительны обои, можно с цветочным рисунком или клеткой, также нередко встречаются деревянные панели. Пол деревянный, потолок просто оштукатуренный. Мебель: часто встречается деревянная из состаренного дерева или выбеленного, мягкая группа обязательна, она символизирует уют и притягательность деревенского образа жизни, когда можно «провалиться» в кресло и забыть о суете.

Аксессуары играют большую роль: должно быть много текстиля, картин, фоторамок, живых и высушенных цветов.

Эко-стиль

Концепция экологичности и здорового образа жизни, органик лайфстайл, как модно сейчас характеризовать это направление, не могли не отразиться в дизайне интерьеров.

Основные черты: натуральные материалы, правильные формы, возможна некоторая небрежность, которая свойственна вещам, созданным природой.

Цветовая гамма: натуральные цвета: коричневый, оливковый, голубой, белый, бежевый.

Так как экостиль пропагандирует естественность во всем, неприемлемо использовать пластик, металл. ДСП тоже, но далеко не все могут позволить себе поставить стол или шкаф из натуральной породы, поэтому возможны некоторые отступления в вопросе натуральности. Главное — выбрать материал с природным рисунком.

Материалы экостиля — это камни, стекло, дерево, лоза и камыш, натуральный текстиль.

Исторический стиль | Тимоти Кэмпбелл

Тимоти Кэмпбелл

376 страниц | 6 х 9 | 54 илл.
Ткань 2016 | ISBN 9780812248326 | 69,95 долл. США | За пределами Северной и Южной Америки 56,00 фунтов стерлингов
выпусков электронных книг доступны у избранных онлайн-продавцов.
Том из серии «Тексты материалов»
Просмотр содержания

Вошел в шорт-лист на получение премии Кеншура Центра исследований восемнадцатого века Индианы 2017 года

«Наши идеи истории зависят от пережитых времен, сформированных коммерческими и материальными силами, и я никогда не видел эту истину так основательно, точно и убедительно объясненной, как в Книга Тимоти Кэмпбелла."- Эрин Маки, Сиракузский университет

" Оригинальный, остроумный и очень хорошо проработанный, Historical Style ловко доказывает, что британская культура восемнадцатого века стала сознательно периодизироваться посредством нового феномена модных тенденций "- Синтия Уолл, Университет of Virginia

Исторический стиль связывает зарождение британского общества потребления восемнадцатого века с подъемом исторического самосознания.До восемнадцатого века британский стиль менялся медленно и следовал культурным и экономическим императивам монархических режимов.К 1750-м годам, однако, растущая модная пресса в письменной форме и в иллюстрациях превозносила новое явление - периодизацию модных тенденций. По мере того, как модные причуды входили и выходили из моды, а тексты о моде распространялись и устаревали, британцы были вынуждены противостоять материальному упорству устаревшей моды. Тимоти Кэмпбелл утверждает, что эти модные тексты и предметы сформировали британское восприятие времени и истории, вызывая новое любопытство по поводу самого недавнего прошлого, а также новое самосознание в отношении средств, с помощью которых можно понять прошлое.

В панораме Historical Style объединены история искусства, философия и история литературы, чтобы изобразить эпоху, которая все больше осознает себя. Растущее общество потребления, утверждает Кэмпбелл, подчеркнуло различие между прошлым и настоящим, породило ожидание постоянных изменений и сформировало ощущение истории как чего-то, что можно проследить через материальные объекты. Кэмпбелл собирает широкий спектр произведений, изображений и объектов, чтобы передать этот пейзаж восемнадцатого века: демонстрации коммерческой одежды и идеи Дэвида Юма о новизне как исторической форме; популярные иллюстрации последних модных тенденций и эстетических заповедей сэра Джошуа Рейнольдса; журналы о моде и историческая фантастика сэра Вальтера Скотта, насыщенная костюмами.Выдвигая на первый план моду, чтобы проследить историзм восемнадцатого века, Historical Style опирается на междисциплинарные мультимедийные архивные впечатления, которые оставила после себя модная одежда, а также исторические и концептуальные ресурсы в области исследований моды, которые историки литературы и культуры восемнадцатого века -вековой и романтической Британии часто пренебрегали.

Тимоти Кэмпбелл преподает английский язык в Чикагском университете.

Перейти в корзину | Просмотрите заголовки Penn Press в литературе и культурологии | Присоединяйтесь к нашему списку рассылки

Мода и новый стиль истории, 1740–1830 в JSTOR

Описание книги:

Исторический стиль связывает зарождение британского общества потребления восемнадцатого века с подъемом исторического самосознания.До восемнадцатого века британский стиль менялся медленно и следовал культурным и экономическим императивам монархических режимов. К 1750-м годам, однако, растущая модная пресса в письменной форме и в иллюстрациях превозносила новое явление - периодизацию модных тенденций. По мере того, как модные причуды входили и выходили из моды, а тексты о моде распространялись и устаревали, британцы были вынуждены противостоять материальному упорству устаревшей моды. Тимоти Кэмпбелл утверждает, что эти модные тексты и предметы сформировали британское восприятие времени и истории, вызывая новое любопытство по поводу самого недавнего прошлого, а также новое самосознание в отношении средств, с помощью которых можно понять прошлое.

В панораме Historical Style объединены история искусства, философия и история литературы, чтобы изобразить эпоху, которая все больше осознает себя. Растущее общество потребления, утверждает Кэмпбелл, подчеркнуло различие между прошлым и настоящим, породило ожидание постоянных изменений и сформировало ощущение истории как чего-то, что можно проследить через материальные объекты. Кэмпбелл собирает широкий спектр произведений, изображений и объектов, чтобы передать этот пейзаж восемнадцатого века: демонстрации коммерческой одежды и идеи Дэвида Юма о новизне как исторической форме; популярные иллюстрации последних модных тенденций и эстетических заповедей сэра Джошуа Рейнольдса; журналы о моде и историческая фантастика сэра Вальтера Скотта, насыщенная костюмами.Выдвигая на первый план моду, чтобы проследить историзм восемнадцатого века, Historical Style опирается на междисциплинарные мультимедийные архивные впечатления, которые оставила после себя модная одежда, а также исторические и концептуальные ресурсы в области исследований моды, которые историки литературы и культуры восемнадцатого века -вековой и романтической Британии часто пренебрегали.

Project MUSE - Исторический стиль: мода и новый режим истории, 1740–1830 гг., Тимоти Кэмпбелл, и «Переосмысление британской романтической истории, 1770–1845 гг.», Авторы Порша Ферманис и Джон Риган (обзор)

Рецензент:

  • Исторический стиль: мода и новый режим истории, 1740-1830 гг. Тимоти Кэмпбелл и: Переосмысление британской романтической истории, 1770-1845 гг. Порша Ферманис и Джон Риган.

  • Карл Томпсон

ИСТОРИЧЕСКИЙ СТИЛЬ: МОДА И НОВЫЙ РЕЖИМ ИСТОРИИ, 1740-1830 гг. .Тимоти Кэмпбелл. Филадельфия: Университет Питтсбурга, 2016. Стр. 426, 978-0-8122-4832-6. 50 фунтов стерлингов.

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ БРИТАНСКОЙ РОМАНТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ, 1770-1845 гг. . Авторы Порша Ферманис и Джон Риган. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2014. Стр. xiii + 333, 978-0-19-968708-4. 69,00 фунтов стерлингов.

Широко признано, что в XVIII веке в Британии и во всем западном обществе в целом возникло обострение исторического сознания. Ключевой компонент «современности», эта новая чувствительность привела к более четкому восприятию темпоральности и постоянных, продолжающихся процессов социальных изменений.Это также породило новые философские и теоретические размышления об истории и лежащих в ее основе траекториях, включая, в первую очередь, стадиальную модель социального развития эпохи Просвещения Шотландии, и обилие историографических работ, охватывающих как традиционные формы, так и новые способы, такие как предположительные и сентиментальные истории. Подобным образом и в современном литературном творчестве эта историзаторская чувствительность часто выступает и бросается в глаза - наиболее очевидно в таких жанрах, как исторический роман и «национальная сказка», более тонко в форме, подобной готике, с ее размышлениями о проблемных наследствах и призрачном прошлом. кошмарное вторжение в настоящее.Такие вымыслы не только отражали возросший историзм того времени, но и помогали формировать его. Как предполагают многие исследования, в этот период не было четкого разграничения между тем, что мы теперь можем рассматривать как `` фактическое '' или научно-историческое письмо, и более творческими, литературными связями с прошлым: письмо во многих различных формах и способах могло составить значимый вклад в исторический дискурс и дебаты.

Многочисленные пересечения и взаимодействия между жанрами истории и литературы являются ключевой темой обеих рецензируемых книг.И если это само по себе является довольно устоявшимся пониманием периода, оба этих превосходных тома предлагают новое понимание историзма эпохи романтизма и широкий спектр исторических проблем и историографических сочинений этого периода. Путь Тимоти Кэмпбелла к этим вопросам особенно оригинален и заставляет задуматься. Обращаясь к материальной культуре того периода, а также к его литературным произведениям и интеллектуальной истории, Кэмпбелл убедительно аргументировал отправную точку тем, что основным фактором появления более историцистской чувствительности были более быстрые изменения в одежде и костюмах, вызванные зарождающейся индустрией моды.Точнее, это ускорение модных циклов, работающих в тандеме с растущей культурой печати. Мало того, что новые дизайны создавались с каждым новым «сезоном» моды, словесные и визуальные представления этих дизайнов быстро и широко распространялись в якобы эфемерных публикациях, которые на самом деле часто имели удивительную стойкость. Все чаще становилось возможным взять в руки пыльный старый бумажник или дневник и столкнуться с тем, что можно было бы назвать `` шоком старины '': немодной и пугающе устаревшей одеждой всего несколько лет назад, которую, возможно, вы сами носили. носили на более раннем этапе вашей жизни.Таким образом, ускоряющийся темп коммерческой современности и историческая / культурная специфика всех стилей, обычаев и эпох были мощно и глубоко понятны людям.

Исходя из этой захватывающей исходной посылки, Кэмпбелл переходит к богатому и сложному обсуждению смешения моды и исторического сознания на протяжении долгого восемнадцатого века, охватывая множество вопросов и большое количество разнообразных проблем и текстов. В некоторых местах, возможно, здесь обсуждается слишком много нитей (каламбур), и аргументы иногда становятся немного запутанными.По большей части, однако, книга является откровением в своей способности показать, как много различных споров и тревог, связанных с историчностью и историзмом, были опосредованы или сформировались вокруг дебатов о моде и изображении одежды. в искусстве и литературе. Таким образом, первая глава отображает зарождающуюся «систему моды» того периода и все увеличивающиеся формы печатного изображения - модные тарелки, дамские книжки и тому подобное, - которые порождала эта система, с одновременным учетом современных размышлений об этих постоянных процессах...

Одежда викторианской, эдвардианской, пионерской и гражданской войны

Вы романтик душой. Вам нравится внешний вид давно минувших дней. Мы обслуживаем ваши исторические потребности в одежде с 1981 года. Наши модели, вдохновленные историей, можно найти на специальных мероприятиях, в музеях, парках развлечений, на реконструкциях и соревнованиях по стрельбе на Старом Западе, в программах по живой истории, на сцене, на телевидении и в фильмах. [...]

В то время как мы специализируемся на викторианском (включая Гражданскую войну, Старый Запад и Пионер) и эдвардианском стиле , у нас есть широкий выбор стилей эпохи Войны за независимость / Грузии и Регентства, ревущих 20-х и 1950-х годов.Мы также предлагаем полный выбор головных уборов и других аксессуаров, которые помогут дополнить ваш образ.

Если вам нужна помощь или вам потребуется помощь, нам достаточно позвонить или написать по электронной почте. Мы всегда рады ответить на ваши вопросы и помочь в оформлении заказа.

Требуется индивидуальный заказ? Корректируем длину лифа, рукавов, торса и юбки за символическую плату. Мы также можем удовлетворить большинство запросов на смену ткани. Стоимость зависит от желаемой ткани.Запросите образцы, чтобы помочь вам принять решение. Мы также комбинируем совместимые стили за дополнительную плату.

Ваш заказ важен! Наша мода разрабатывается и производится в Соединенных Штатах, но наши покупатели живут по всему миру. Закажите одну одежду или сделайте заказ для всех своих сотрудников / актеров. Если вам нужно срочно, выберите за дополнительную плату срочную обработку.

Дизайн Recollections понравится широкому кругу энтузиастов старинной одежды , в том числе тех, кто желает свадьбу с особой вневременностью; члены SASS, CASS и NCOWS, которые хотят выглядеть лучше всех; исторические реконструкции; музейные экспонаты и доценты; сотрудники исторического места; костюмы для кино, телевидения и сцены; экскурсии в конных экипажах; исторические прогулки и туры с привидениями; бальные танцы; торжества исторического периода; и мероприятия и съезды LARP.

Итак, добро пожаловать в семью Recollections! Мы приглашаем вас подписаться на нашу рассылку новостей, связаться с нами в Facebook, Twitter или Instagram, посетить наши форумы Pinterest и просмотреть наш блог.

Исторический стиль - Музыка - Уитон Колледж Массачусетс

Исторический стиль Уитон Казавант

Уильям А. Макферсон, органист колледжа

Орган - это величественный великолепный музыкальный инструмент и сложная, точно настроенная машина.Каждый инструмент уникален, он изготовлен по индивидуальному заказу в соответствии с его назначением и физическим и акустическим пространством. Частично проблема для исполнителя заключается в том, что органы бывают разных размеров - от нескольких десятков трубок до многих тысяч и от одной клавиатуры до полудюжины и более - и что палитра доступных цветов тона может широко варьироваться от одного инструмента. к другому.

Существует множество национальных и исторических стилей органного дизайна. Например, органы Северной Германии отличаются от органов Южной Германии.Французские органы отличаются от немецких, английских, итальянских или испанских инструментов. Французские органы 19 -го -го века отличаются от органов 18-го, -го, -го века. Инструменты, которым больше века, обычно проявляют характеристики того времени и места, в которых они были построены.

Однако в первой половине -х годов века, впервые в истории органного дизайна, органисты и музыковеды в Германии сознательно смотрели в прошлое.Это Orgelbewegung (буквально «движение органа», часто переводимое на английском языке как «движение за органную реформу») было, прежде всего, одним из аспектов в целом растущего интереса к «ранней музыке», например, к музыке эпохи Возрождения и барокко. периоды. Органисты также выступали против симфонических органов конца 19, и века, и они хотели воссоздать то, что они считали идеальным инструментом для исполнения музыки барокко, в частности Баха. И до 1940-х годов и разрушения Второй мировой войны многие такие инструменты все еще существовали как модели для «реформы органов».”

Основные принципы Orgelbewegung включали: (1) Размещение труб в неглубоком корпусе, который отражал звук прямо по длине церковного нефа. (2) Группировка остановок в независимые подразделения равной важности, каждая из которых действует как небольшой орган в рамках всего инструмента ( Werkprinzip , на немецком языке). (3) Размещение перегородок внутри ящика в разных пространственных местах, которые визуально видны в дизайне ящика. (4) Подключение ключей к ветровым шкафам (ящикам со сжатым воздухом, на которых расположены трубы) с помощью механических соединений, а не электрических переключателей.(5) Создание тонального дизайна с использованием четких звуковых остановок и низкого давления ветра, обеспечивающего необходимую прозрачность для музыки в стиле барокко.

Как выяснилось, Orgelbewegung стал самым важным центром органного строительства середины 20-го, -го, -го века. Он привлек внимание нескольких американских строителей в 1930-х, -40-х и начале 50-х годов. Известная бостонская фирма Aeolian-Skinner, например, под руководством своего президента и тонального директора Дж. Дональда Харрисона начала включать несколько более легких, ярких стопов и даже целые подразделения, звучащие в стиле барокко, на своих инструментах «American Classic».Но только в конце 1950-х - начале 1960-х годов строители начали более тщательно применять принципы реформирования органов, такие как механическое действие и Werkprinzip .

Дизайнер органа Уитона, Лоуренс Фелпс (1923-1999), уроженец Массачусетса, выпускник Консерватории Новой Англии, учился у Харрисона в конце 1940-х годов, а также у Уолтера Холткампа-старшего из Кливленда, Огайо, чья фирма построила несколько Инструменты в стиле барокко еще в 30-е гг. Фелпс вернулся в Бостон в 1949 году, чтобы спроектировать и руководить строительством Эолийским-Скиннером 8-секционного органа из 13 389 труб в Материнской церкви Христианской науки.Два его подразделения, Hauptwerk и Positiv , выполнены в стиле барокко по стилю и названию.

Фелпс твердо убежден, что американские строители должны более полно принять принципы реформирования органов. Его назначение на должность тонального директора в Casavant Frères в 1958 году дало ему такую ​​возможность. За время своего пребывания там он построил десятки механических инструментов, вдохновленных немецким или французским стилями. Орган Уитона (1969) - сочинение Казавана. 3025 и представляет Фелпса на его пике.Помимо установки современного комбинированного действия, орган Cole Chapel находится в своем первоначальном состоянии, так как он покинул магазин Casavant.

5 исторических модных тенденций, которые были фатальными

Люди делают много действительно странных вещей, чтобы понравиться другим людям. От фиксации стопы до высоких каблуков и пирсинга, имплантатов и пластической хирургии - всего ничего, мы бы не сделали, чтобы выглядеть более привлекательно. Однако эти исторические модные тенденции были не просто болезненными или даже вредными.Они были совершенно фатальными.

1. Корсеты

ФОТО: Вчерашний наперсток

Мы все слышали о печально известном корсете. Однако исторические корсеты были гораздо более болезненными, чем корсеты, которые мы знаем сегодня. Часто они были сделаны из китового уса или даже из стали и были так плотно стянуты, что женщины не могли дышать, есть или даже почти не двигаться. «Безопасность» корсетов была неслыханной, поэтому женщины носили их часами напролет, в конечном итоге навсегда меняя форму талии и повреждая и смещая внутренние органы.Слишком сильное возбуждение в корсете могло привести к внутреннему кровотечению, сломанным ребрам и даже к удушью.

2. Юбки

ФОТО: absolutewrite.com

Хотя сами юбки были довольно безобидными, материалы, из которых они были изготовлены, были чрезвычайно легковоспламеняющимися. Многие женщины на самом деле умерли в корсетах, потому что подошли слишком близко к открытому пламени, скажем, к свече или камину. Их корсеты загорелись, и они либо скончались на месте, либо умерли через несколько дней от ожогов.По сообщению Boston Daily Advertiser, жена поэта Генри Уодсворта Лонгфелло стала жертвой возгорания нижней юбки. Они писали: «Когда она сидела за столом в библиотеке, делая печати для развлечения своих двух младших детей, спичка или кусок зажженной бумаги зацепили ее платье, и она была в мгновение ока охвачена пламенем».

Ура.

3. Елизаветинский макияж

ФОТО: makeupartistrybynini.com

В елизаветинскую эпоху было очень модно иметь неестественно бледную кожу.Бледная кожа якобы означала богатство, поскольку предполагалось, что если у вас бледная кожа, вы, вероятно, не проводите много времени, работая на улице.

Чтобы получить максимально бледную кожу, придворные елизаветинские (и сама королева Елизавета!) Использовали краску , содержащую свинец, и иногда мел. Они окунулись в эту штуку, как будто это была лучшая марка фонда, которую можно было купить за деньги. Поэтому неудивительно, что средняя продолжительность жизни елизаветинского человека составляла всего около 42 лет!

4.Жесткие ошейники

ФОТО: Рубашечный воротник

На протяжении веков для мужчин и женщин было очень модно носить жесткие воротники с рюшами. Мы понятия не имеем, почему. Обычно это была безобидная, если не сказать непрактичная модная тенденция. Однако, когда воротник носили слишком плотно, эта модная тенденция становилась убийственной. Существуют исторические свидетельства о людях, которые, уснув в одном из них, задохнулись от жестких воротничков. По словам одного писателя, их часто называли «убийцами отцов» за это смертельное явление.

5. Шляпы XIX века

ФОТО: wikimedia.org

Нет, не смертельны сами шляпы, а вот методы, которые использовались для их изготовления. Вы когда-нибудь слышали фразу «сумасшедший как шляпник»? На самом деле он происходит от шляпников 18 и 19 веков. Многие шляпы XIX века были в основном из войлока. В 19 веке вы давали о себе знать процессами, в которых использовалась ртуть. Ага. Многие шляпники отравились ртутью, что приводит, как вы уже догадались, к безумию .В частности, тремор, патологическая робость и раздражительность и, в конечном итоге, верная смерть.

История моды 1840-1900

1840-е

Женщины

Мода 1840-х годов характеризуется низкими и покатыми плечами, низкой заостренной талией и юбками в форме колокольчиков, которые в течение десятилетия становились все более объемными. Вечерние платья часто были с открытыми плечами. Волосы разделяли по центру локонами по бокам или укладывали петлями вокруг ушей и собирали в пучок на затылке.Шали пейсли или вязаные крючком были модными аксессуарами, как и льняные кепки с кружевными оборками для дома и большие чепчики для улицы. В моде были накидки с большим воротником.

Мужчины

Очень модные мужчины носили низкие туго стянутые талии, округлую грудь и расклешенные сюртуки, которые придавали им форму песочных часов, вдохновленную принцем Альбертом. Они также носили узкие брюки и жилеты с высокими воротниками и завязанными вокруг них галстуками. Волосы были довольно длинными, но зачесаны в стороны.Были популярны усы и бакенбарды.


1850-е

Женские

В 1850-х годах женские юбки были куполообразными и колокольчатыми, поддерживаемыми кринолиновыми юбками. Часто они были с глубокими воланами или ярусами. Были популярны длинные шаровары и панталоны, отделанные кружевом. были модными, как и шали с рисунком пейсли. носили глубокие чепчики, а волосы собирали в пучки или сбоку от центрального пробора.

Мужчины

Мужчины носили одинаковые пальто, жилеты и брюки, с прической, характеризующейся большими бакенбардами и усами, в стиле, установленном принцем Альбертом.Рубашки имели высокий воротник и завязывались на шее широкими галстуками-бабочками. В моде были также высокие застежки и облегающие сюртуки; однако стал популярен новый стиль, названный мешковиной (свободный жакет длиной до бедра). Шляпа-котелок была изобретена примерно в 1850 году, но обычно считалась шляпой рабочего класса, а цилиндры предпочитали высшие классы.


1860-е

Женщины

Женское платье 1860-х годов отличалось узкими корсажами с высоким вырезом и спереди на пуговицах.Белое кружево было популярно для воротников и манжет, как и низкие покатые плечи, переходящие в широкие рукава. Юбка оставалась пышной и колоколообразной до примерно 1865 года, когда она начала терять объем спереди и смещать акцент к спине. Волосы носили с центральным пробором, завязанными в низкие шиньоны на затылке, с петлями или локонами, закрывающими уши. Украшения для вечерней одежды включали цветочные венки, страусиные перья, цветы граната, каменоломни и бабочек.

Мужчины

В 1860-х годах было модно, чтобы мужские пальто и куртки были однобортными и полуприлегающими, доходившими до середины бедра. Жилеты часто были без воротника и однобортными, а брюки иногда кроили из узкой клетчатой ​​ткани. Высокие накрахмаленные воротники носили с галстуками и галстуками. Волосы были разделены на пробор и умеренно завиты. Особая прическа, известная как «бакенбарды Дандрири» или «Плакса Пикадилли», представляла собой длинные висячие бакенбарды, носимые с густой бородой и висячими усами.


1870-е

Женщины

Женская мода 1870-х годов делала акцент на задней части юбки, с длинными шлейфами и тканью, задрапированными в суету, с обилием воланов и сборок. Талия была ниже в 1870-х, чем в 1860-х, с удлиненным и узким лифом и юбкой с плоским фронтом. В моде были низкие квадратные вырезы. Волосы уложены высоко сзади, сложными завитками и завитками, ниспадают до плеч, украшены лентами, лентами и декоративными гребнями.Шляпы были очень маленькими и наклоненными вперед ко лбу. Позже в течение десятилетия также стали носить широкополые «шляпы с картинками», хотя и с наклоном вперед.

Мужские

Пальто и куртки полуприлегающие, до бедра. Как правило, и куртки, и жилеты застегивались высоко на груди. Воротники рубашек были жесткими и приподнятыми, кончиками которых стали крылья. Волосы часто носили с пробором по центру, и большинство форм волос на лице было приемлемым, хотя чисто выбриться было редко.


1880-е годы

Женщины

Женское платье 1880-х годов отличалось облегающим лифом с очень узкими рукавами и высоким вырезом, часто отделанным на запястьях белыми оборками или кружевом. В начале десятилетия акцент делался на задней части юбки с рюшами, воланами и украшениями, такими как банты, толстые, богатые ткани и отделка. В середине десятилетия на короткое время возродилась суета, которая была настолько преувеличенной, что дерриер горизонтально выступал из поясницы.К концу десятилетия суета утихла. Волосы были собраны в плотные, плотные завитки на макушке. Шляпы и кепки были соответственно маленькими и аккуратными, чтобы подходить к прическе.

Мужчины

Для мужчин все более популярными становятся костюмы для отдыха. Часто они были довольно тонкими, а куртки были расстегнуты или частично расстегнуты, чтобы обнажить жилет с высокими пуговицами и цепочку для часов. Ошейники были жесткими и высокими, с перевернутыми кончиками крыльев. Галстуки были либо завязаны узлом «четверо в руке», либо разновидностями галстука-бабочки, повязанного вокруг воротника.


1890-е

Женщины

В начале десятилетия женщины носили узкие лифы с высокими воротниками и узкими рукавами, как и в предыдущее десятилетие. Однако примерно с 1893 года рукава начали расширяться, приобретая форму бараньей ноги, которая была тугой в нижней части руки и расширялась в верхней части руки. Широкие плечи были модными, а горизонтальные украшения на лифе еще больше подчеркивали линию. Юбки носили в полный рост, простой трапециевидной формы. Мужской стиль и пошив одежды становились все более популярными, и женщины иногда носили воротник рубашки и галстук, особенно когда играли в гольф или гуляли.Волосы были уложены высоко на макушке, в тугие кудри. Шляпы были маленькими или широкими, с большой обрезкой, но обычно их носили прямо на макушке.

Мужчины

Костюм-тройка для отдыха был очень популярен и регулярно носился с 1890-х годов, а складки на передней части брюк становились все более распространенными. Пальто-сюртуки все еще носили, но в основном пожилые или более консервативные мужчины. Воротники были накрахмаленные и высокие, с кончиками, прижатыми к крыльям, хотя к концу века воротники стали чаще опускать и носить в современном стиле с длинными завязанными узлами галстуками.Волосы были коротко острижены и обычно разделены на пробор. Густые усы были обычным явлением, а пожилые мужчины по-прежнему носили бороды. Некоторые мужчины теперь стали гладко выбритыми.


Узнайте об истории моды с 1900 по 1970 год. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *