Михаил филиппов архитектор: Мастерская Михаила Филлипова

Содержание

Творческая биография — Мастерская Михаила Филиппова

1983 М. Филиппов. Проект «Музей скульптуры». Конкурс Central Glass. Токио. Вторая премия.
1984 М. Филиппов. Проект «Стиль 2001 года«. Конкурсы журнала JA. Токио. Первая премия.
1985 М. Филиппов и Н. Бронзова. Проект «Атриум«. Конкурс Central Glass (на решение атриумного пространства). Токио. Первая премия.
1985 М. Филиппов. Проект «Вал сопротивления«. Конкурс журнала JA. Токио. Поощрительная премия.
1986 М. Филиппов и Надежда Бронзова. Проект «Рынок информации«. Конкурс Central Glass. Токио. Поощрительная премия.
1987 М. Филиппов. Проект «Монумент XXI века«. Конкурс журнала JA. Токио. Поощрительная премия.
1989 М. Филиппов при участии А. Филиппова. Проект “Третий Рим”. Концептуальное предложение по оформлению Пречистенской набережной в Москве
1996 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, С. Беляевская, Т. Денискина, В. Пак, М. Шарапова. Интерьер Государственного Еврейского театра в Москве
1996 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, Т. Денискина. Квартира “Руина” в Москве
1997 М. Филиппов (главный архитектор), М. Васильев, В. Карпович. Загородный дом в поселке Жуковка под Москвой
1997 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, И. Братковский, В. Пак. Проект реконструкции интерьеров Центробанка в Москве
1997 М. Филиппов (главный архитектор), А. Горелкин, И. Братковский, Н. Пономарева. Дом приемов АО «Лукойл» в Большом Афанасьевском переулке в Москве
1997 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, Т. Денискина. Портик и интерьер офиса Гута-банка на Садовом кольце в Москве
1998 М. Филиппов (главный архитектор), С. Белявская, Т. Денискина, А. Лебедева, В. Пак, А. Свистунов, Е. Симбирцева. Интерьер салона-магазина «Империал Стиль» на Тверской улице в Москве
1998 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак, А. Филиппов, А. Свистунов. Проект реконструкции стрелки Острова на Москве-реке
1998 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, Е. Алехина, С. Белявская, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак. Проект “Офисно-гостиничный комплекс Ленинские Горки”
1998 М. Филиппов. Квартира «Лестница в небо» в Москве
1999 М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, С. Белявская, Т. Денискина, В. Пак. Проект реконструкции района морского вокзала и гавани Сочи
1999 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, Е. Алехина, С. Белявская, А. Кирилловский, В. Пак. Загородный жилой дом Julia в поселке Ватутинки Московской области
1999 М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак, А. Тарасова, Т. Филиппова. Проект загородного дома Робски
1999 М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак. Квартира «Акведук» в Москве
1999 М. Филиппов (главный архитектор), В. Пак. Квартира «Дерево» в Москве
1999 М. Филиппов (главный архитектор), И. Братковский. Проект паркового павильона загородного особняка
2000 М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, А. Кирилловский, В. Пак, А. Филиппов. Проект “Комплекс загородных резиденций «Николино» под Москвой”
2000 Интерьер российского павильона на Венецианской биеннале. Персональная выставка. Дизайн М. Филиппова
2000 М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, В. Пак, А. Филиппов. Проект фонтана на Трубной площади в Москве
2000 М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак. Проект квартиры «Вахтанг» в Москве
2000 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, Т. Филиппова, Т. Денискина, Е. Алехина, В. Пак, А. Тарасова. Квартира «Венеция» в Москве
2000 М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак. Ресторан в торговом комплексе «Акрополь» на Комсомольском проспекте в Москве
2001 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов. Проект жилого комплекса в Кадашах в Москве
2001 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, Е. Алехина, Т. Денискина, В. Пак. Проект жилого комплекса «Подворье» в Афанасьевском переулке в Москве
2002 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов. Концепция объемно-пространственного решения Крымской набережной в Москве
2002 — 2012 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, А. Филиппов, В. Гельфанд, Н. Ковалева, В. Богачкин, Е. Михайлова. Многофункциональный жилой комплекс «Итальянский квартал» на Долгоруковской улице в Москве
2002 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, А. Филиппов. Проект реконструкции здания Русского музея в Санкт-Петербурге
2002 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, Т. Филиппова, Т. Денискина, Е. Алехина, В. Пак, А. Тарасова. Квартира «Перспектива» в Москве
2002 М. Филиппов (главный архитектор), А. Гайденко. Проект научно-технического центра корпорации «Аэрокосмическое оборудование» в Архангельском переулке в Москве
2003 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов. Загородный дом в поселке Николина Гора под Москвой
2003 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, И. Обручников. Проект интерьеров особняка в Баден-Бадене
2003 М. Филиппов (главный архитектор), В. Ческидов, Е. Строганова. Квартира на Пречистенке в Москве
2003 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, М. Кузин. Проект комплекса Храма Всех Святых в земле Российской просиявших в г. Электрогорск
2004 М. Филиппов (главный архитектор), М. Васильев, Л. Шакирова. Проект жилого комплекса «Павшинская набережная» под Москвой
2005 М. Филиппов (главный архитектор), В. Гельфанд, Н. Ковалева. Загородный дом в поселке Бор
2005 М. Филиппов (главный архитектор), архитекторы: Т. Филиппова, А. Филиппов, С. Агеев, Е. Строганова, Е. Михайлова, С. Лоргус, Е. Лоргус, А. Козляев, А. Савельева, О. Мранова, Н. Ковалева. Проект многофункционального жилого комплекса со зданием театра балета Бориса Эйфмана на набережной Европы в Санкт-Петербурге
2005 М. Филиппов (главный архитектор), М. Леонов, Т. Филиппова, А. Филиппов, О. Мранова, Е. Михайлова. Многофункциональный жилой комплекс «Римский дом» во 2-ом Казачьем переулке в Москве
2006 М. Филиппов (главный архитектор), С. Агеев, А. Саблин, Е. Строганов. Проект многофункционального жилого комплекса с объектами инфраструктуры в поселке Немчиновка Одинцовского района Московской области
2006 — 2011 М. Филиппов (главный архитектор), С. Агеев, А. Саблин, В. Гельфанд, А. Козляев, П. Копылов, С. Лоргус, Л. Нечаева, К. Сасов, М. Сказка, А. Хозацкая, Т. Филиппова, Е. Фролова, Е. Хагурова. Многофункциональный жилой комплекс на улице Маршала Рыбалко в Москве
2007 М. Филиппов (главный архитектор), М. Кузин, Т. Филиппова. Загородный дом в Кратово Московской области
2007 М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, А. Филиппов, В. Гельфанд, Н. Ильиш. Комплекс Храма Преподобного Андрея Рублева в Раменках в Москве
2008 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, М. Сказка, А. Хозацкая, Е. Смирнов, С. Паршуткин, С. Липгарт, Б. Кондаков. Культурно-досуговый центр «Арена»
2008 М. Филиппов (главный архитектор), С. Агеев, Е. Фролова, Д. Юдинкова, Е. Москвина, Е. Смирнов. Жилой комплекс «Одеон» на 3-ей Мытищинской улице в Москве
2009 — 2014 М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, А. Филиппов, Е. Адлер, А. Асабина, М. Бобурова, Р. Белкин, Е. Белявская, С. Бурмистрова, Е. Бурцев, И. Бурштейн, Ф. Васильев, Т. Васина, К. Гандрабур, Д. Еридова, А. Ефремова, О. Кобозева, Н. Ковалева, А. Козлов, О. Криницина, С. Лоргус, М. Меймохов, В. Никулина, Д. Осипов, С. Очкасова, В. Пак, А. Переслегин, Е. Пецкалева, С. Попов, Д. Удовкина, И. Растегняев, А. Романова, М. Сказка, П. Скулков, А. Скуратова, В. Ставицкая, А. Федоров, Д. Фролова, Е. Хабурова, М. Шатская, Е. Щедрина, Е. Щербаков. Олимпийская медиадеревня “Горки Город” в Сочи
2009 М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, А. Романова, Н. Честнейшина, С. Новиков, Р. Белкин, Е. Адлер. Проект университетского городка в поселке Фирсово
2012 М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, А. Филиппов, В. Никулина, А. Романова, Р. Белкин. Проект многофункционального жилой комплекс на Петровке
2012 — 2017 М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, А. Филиппов, Р. Белкина, И. Ермоленко. Жилой дом “Империал” на Щетининском переулке в Москве
2014 М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, В. Никулина, И. Ермоленко, Р. Белкин, А. Филиппов. Проект жилого района на Красноярском тракте в г. Омске
2014 М. Филиппов (главный архитектор), Р. Белкин, Е. Адлер. Проект жилого района на реке Омь в Омске
2014 М. Филиппов (главный архитектор), Р. Белкин, А. Хозацкий, Е. Адлер, А. Филиппов, И. Ермоленко, В. Никулина, Н. Честнейшина. Проект реконструкции Михайловского дворца Русского музея, Санкт-Петербург.
2015 М. Филиппов (главный архитектор), В. Никулина, И. Ермоленко, Р. Белкин. Проект жилого района в городе Ханты-Мансийске
2015 М. Филиппов (главный архитектор), В. Никулина, Р. Белкин, А. Филиппов, И. Ермоленко, Е. Адлер. Проект нового здания Федерального Собрания РФ
2015 — 2017 М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, А. Филиппов, В. Никулина, Р. Белкин, С. Новиков, Н. Ковалева, И. Болычевская, О. Пяткова, П. Кирилловский, А. Ермоленко, И. Ермоленко, В. Пак, Е. Мартынова, С. Лоргус, Е. Лоргус, Е. Адлер, В. Гельфанд, А. Гайденко, Т. Петрухина, Е. Кузьмина. Жилой многофункциональный комплекс “Римский квартал”

Архитектура — это зеркало — Мастерская Михаила Филиппова

Далеко не все люди имеют возможность выбирать, в каком доме им жить. Кто-то хвалит сталинские дома, кто-то гордится современным монолитным жильем. И все-таки гулять, отдыхать душой мы предпочитаем в старинных районах. В чем секрет, старшему корреспонденту «НС» диакону Федору КОТРЕЛЕВУ объясняет архитектор Михаил ФИЛИППОВ.

Михаил Анатольевич Филиппов родился в 1954 году в Ленинграде. В 1979 году окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина. Руководитель собственной архитектурной мастерской в Москве. За годы творческой деятельности создал несколько десятков архитектурных проектов в Москве, Подмосковье и разных городах России. Работы Михаила Филиппова награждались на Российских и международных архитектурных конкурсах: «Стиль 2001 года». Конкурс журнала JA, Токио, 1984; «Атриум», конкурс Central Class, Токио, 1985; Диплом Квадриеннале в Праге в номинации «Театральная архитектура», Первая премия, 1999; Диплом 1-й степени 9-й Международной выставки «АрхМосква 2004» в номинации «Лучший проект», 2004. Самым известным зданием, построенным по проекту Михаила Филиппова, является жилой комплекс «Римский дом» в Казачьем пер. в Москве (2 й Казачий переулок, 4-6). В настоящий момент Михаил Филиппов руководит постройкой нескольких спроектированных им жилых домов в Москве.

Куда делась красота?

— Михаил Анатольевич, основная масса того, что сейчас строится, производит впечатление некрасивого. А можно ли в современном мире строить красиво?

— Конечно можно, но в большинстве случаев этого не происходит. Почему? Да потому, что современная архитектура отказалась от той триады, которую когда-то декларировал великий римский архитектор Витрувий: польза, прочность, красота. Третья составляющая просто исчезла, задача ее достижения больше не ставится. Это не изучают в институтах, это забыли профессионалы. Сегодня перестали искать даже элементарные пропорции! Современная эстетика, как ее ни назови — модернизм или постмодернизм, просто исключает старое понятие «красота».

— А что же вместо красоты?

— В довоенный период конструктивизм, рационализм и другие классические движения модернизма еще пытались заменить ее разнообразными понятиями. А в послевоенное время — просто выкинули. Сегодня слово «красота» просто неприлично, и все. Этот термин изгнан из большого искусства.

— Почему архитектура пошла по этому пути?

— Видите ли, архитектура — не только удел профессиональной работы архитектора. Она — хотим мы этого или нет — лицо общества. А в каком обществе мы живем? Вот был Серебряный век — и мы видим Петроградскую сторону Санкт-Петербурга. И был, скажем, брежневский социализм, после которого остались спальные районы. Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Фасады домов молчаливо свидетельствуют о внутреннем состоянии человека, строившего их, о состоянии всего общества.

— А как вы оцениваете сталинскую архитектуру? Состояние общества было сами знаете каким, а красиво строили!

— Красиво? Не совсем. Любой сталинский фасад представляет собой эклектический коктейль модернизма и неоклассицизма. Это фасад конструктивистской тюрьмы, на который наложена колоссальная композиция итальянского палаццо. В этом образе есть огромный духовный ущерб. В этих домах ведь совершенно одинаковые окошки! Люди, которые в них смотрят, как бы декларируют: «мы очень красивы, но только вместе, а по отдельности мы одинаковые человечки, расселенные по комнаткам коммунальных квартир». И выглядывают эти человечки из одинаковых окошек — что на первом, что на девятом, что на четырнадцатом этаже. По вертикали и по горизонтали — все одинаково. Поэтому, в сущности, сталинская архитектура является предтечей брежневской архитектуры, которая доводит одинаковость до масштаба дома, микрорайона и целого города.

— А в дореволюционной архитектуре как?

— Посмотрите на любой дом начала двадцатого века. Вы никогда не найдете так называемого вертикального ритма. Вертикальный ритм чужд природе как таковой: возьмите дерево, при движении снизу вверх оно меняется на каждом уровне. Так должно быть и в доме: на каждом этаже в окна должны отличаться от окон другого этажа. Композиционный модуль домов русского неоклассицизма соответствует квартире, в которой жила одна семья. Окна у них разные, поскольку там живут разные люди. Окно — это глаз дома. Этого требуют и основные законы архитектуры, которые теперь почти не соблюдаются, потому что их никто не знает. В сталинской архитектуре красота и высокая техника рисования деталей присутствуют в виде атавизма, поскольку большинство ведущих архитекторов были мастерами серебряного века, впоследствии ставшими великими архитекторами советской эпохи. И дело тут не в выучке, а именно в духовном содержании общества и в постановке им неразрешимой художественной задачи!

Машина для жилья

— Как произошло, что архитектура вдруг пошла по пути одинаковости, усреднения? Какие цели ставила перед собой архитектура двадцатого века?

— Главной целью была иллюзия удовлетворения потребностей телесного человека, для которого главное — помыться, поесть, сходить в туалет. Дать жилье каждой семье. Вторая нелепая цель — индустриализировать строительный процесс, который якобы убыстряет строительство. Но факты говорят о другом. Петроградская сторона, о которой я уже говорил, была построена в два раза быстрее, чем, скажем, Орехово-Борисово! На Петроградской стороне в первые годы двадцатого века почти не было каменных домов. И за десять лет гигантская строительная площадка была застроена домами такого качества, которого не знает никакая Европа! Однотипность современных построек порождена заменой самого жанра строительного искусства. Архитектура в ХХ веке превратилась в дизайн — то есть в объект другой профессии. Принцип архитектуры модернизма сформулировал ее отец-основатель Ле Корбюзье: «Дом — это машина для жилья». Вдумайтесь в смысл этой фразы. Машина — это нечто мобильное, это вещь, которую можно передвинуть, изменить, и именно с вещами, с движимыми объектами имеет дело дизайн. Возьмем пример: вот у меня на столе лежит обыкновенный калькулятор. Современная архитектура устроена так, что любой может спроектировать и построить дом в виде этого калькулятора и никто не удивится. Калькулятор, стул радиоприемник, теплоход — это движимые предметы временного пользования, а дом — это не-движимость, в нем должна жить идея надежности, прочности. Тот же Корбюзье, обладавший глубоким духовным чутьем, заявляет: «Пароходы — это готические соборы современности». Кстати, разница между движимым и недвижимым ощущалась во все времена. Ни в одном старинном стуле вы не найдете принципов классической архитектуры: в архитектуре колонны всегда утоньшаются кверху, а в мебели ножки — только книзу. Ведь главная задача стула — двигаться и выдерживать колоссальную нагрузку, возникающую при движении тела, а устойчивость — на втором месте. А в архитектуре главное — идея незыблемости. В современной архитектуре это нарушено.

— Какова, на ваш взгляд, идеология современной архитектуры?

— Современную эстетическую программу можно назвать «созидание монументальных временных сооружений». Это программа развитого потребительского общества, основанного на принципе быстрого оборота потребительских товаров. Купить, быстро попользоваться, выбросить и снова купить. Собором современности является не пароход, а гигантский супермаркет, построенный в виде упаковки для обуви (например, IKEA). Построили, сломали, построили новое и опять сломали. Нью-Йорк каждые пять лет меняет свой силуэт, и этого никто не замечает.

— А можно ли доверять современным технологиям строительства? Сейчас, например, много строят из монолитного железобетона…

— Не знаю. И никто не знает, сколько простоят монолитные дома. Этому материалу чуть больше ста лет. Вообще-то железобетон придумали для того, чтобы делать из него горшки. Но без железобетона модернизм в архитектуре невозможен. Это материал, который позволяет придавать устойчивым вещам — домам — образ неустойчивости! То есть именно тот образ ненадежности, случайности и мобильности, которого требует идеология ХХ века. Главное преимущество железобетона — огромные пролеты и консоли, которые создают ощущение неустойчивости.

— И что, именно это создает чувство неуютности у жильцов дома и прохожих на улице?

— Это не чувство неуютности, а чувство дисгармонии. Старая архитектура, в привычном смысле этого слова, создавала противоположный эффект. Ее можно сравнить с красивым природным ландшафтом. Архитектура в старинном смысле слова с древности знает художественные приемы и строительные средства для его достижения. Ведь любому человеку очень важно именно чувство устойчивости здания, даже если это чувство не осознается. А такой эффект достигается довольно простыми средствами, и архитектура давно эти средства нашла. Здание должно расширяться книзу, чтобы любая строительная деталь, вынесенная из плоскости фасада, имела поддерживающий элемент. Это древний принцип несвешиваемости. Человек должен проходить под пролетами, не боясь, что они рухнут ему на голову. Это главный принцип классики! А не в том, чтобы наляпать колонн, фронтонов и каких-то еще знаковых деталей. Дом должен производить впечатление сделанного навечно.

— А сколько этажей должно быть в доме, чтобы человек чувствовал себя спокойно?

— Нормальный город — 6-7-этажный. Так построены все хорошие европейские города. Везде была жесткая регуляция высоты зданий: и в Петербурге, и в Париже, и в Риме, и в Лондоне. Семь — это максимум. А почему? Да потому что человек на опыте выяснил, что это предел, в котором может эстетически существовать дом — будь он жилым или нет. Мы легко можем видеть, что в городе не получается высокая застройка. Например, возьмем все ту же сталинскую эпоху. Иногда лучше, чем в старину. И все равно эти кварталы тяжелые, отчужденные и бесчеловечные. Кутузовский, Ленинский проспекты в Москве — это не нормальная городская среда, нечеловеческая среда. И хотя по сравнению с новыми районами она выигрывает, она резко проигрывает старому городу.

Однообразная новизна

— Сегодня строится довольно много новых церквей в городах. Как вы оцениваете качество этой архитектуры?

— По правде говоря, большинство из того что строится, производит не лучшее впечатление. Это скорее пародия на церковную архитектуру, чем она сама. Это происходит из-за трагического расхождения между культурой строительства и православным сознанием. Но обратите внимание на очень важную вещь: православная архитектура — именно и только православная, я имею в виду русская, греческая, сербская — за весь ХХ век не построила ни одного храма модернистской эстетики! Есть много католических храмов, построенных в модернизме, еще много протестантских, есть мечети, синагоги… Православных нет! А почему? Потому что модернистская эстетика — это эстетика синтеза, анализа и распада, это эстетика разложения мира на абстрактные составляющие, квадратики, кубики, кружочки, эстетика сеточек, которыми покрыто все в модернизме: от туалетов до небоскребов. Это нервные или наоборот лапидарные силуэты современных зданий. Они не могут быть градостроительными образами духовного центра города или района, какими были купола и венчания храмов и колоколен. Модернизм был отвержен церковным обществом как явление, не соответствующее православной икономии. Этого художественного феномена не появилось ни в церковной музыке, ни конечно, в иконописи. И отметим еще один интересный феномен: церковь или любое старинное или современное здание, построенное по классическому образцу и имеющее правильные спокойные силуэты, оказываясь в самом жутком новом районе, становится его центром. И это не смотря на то, что эти старые здания всегда в несколько раз ниже новых. Все равно это всегда центр. И никогда ни один новый район не был испорчен ни одним старым зданием!

— Вы так горячо порицаете модернизм. Так что же, неужели новое слово в архитектуре невозможно?

— Да конечно же невозможно! Как невозможно новое слово в физиологии человека. Можно бесконечно придумывать самые нелепые моды. Но никто никогда, никогда в моду не войдет, поверьте мне, отрезание ушей. Женщины будут привешивать что-то на уши, будут задирать или опускать юбки, но ноги все равно сохранятся той формы, какой они были у Евы. Красота человеческого тела богоподобна и совершенно канонична. Любое изменение этого канона имеет одно название — уродство. То же самое происходит в архитектуре, если эта деятельность принадлежит искусству. А лучшее искусство достигало высших взлетов только в рамках канона. Нашим наиболее известным художником остается Андрей Рублев. А ведь этот гений писал по прописям, ничего от себя! Это ошибочное представление, будто обязательно надо сказать новое слово. Не надо ничего высасывать из пальца. Все давно сделано, давно придумано. Канон обладает бесконечным внутренним разнообразием и позволяет выразить индивидуальное своеобразие личности художника. Наоборот, поиск нового формообразования, базар «крошечных самолюбий» (А.Н.Бенуа) на деле порождает серую одинаковость, ранжированность и унифицированность. Сходите на концерт рок-музыки, посмотрите на лица людей и на их одежду. Они смехотворно одинаковы, несмотря на то что их собрание и совместные действия символизируют индивидуальную свободу от неких устоев. Посмотрите на модернистскую богему. Она совершенно одинакова в любом крупном городе мира: одни и те же лица, одни и те же картины, одни и те же слова. Такой унификации не знает даже концлагерь. Архитектура спальных районов обладает тупой одинаковостью от стремления их создателей к творческой свободе, но на свободу из тюрьмы можно выйти только через дверь камеры, и этой дверью в искусстве является канон.

— В качестве последнего вопроса я задам первый: так можно ли строить красиво? И что для этого нужно?

— Смысл моего творчества заключается в попытке ответить на этот вопрос. Я сделал из себя художника, а не только архитектора именно ради того, чтобы доказать возможность сохранения домодернистской канонической традиции в условиях современной строительной практики. Однако судить об этом могут зрители, а не автор.


Источник — Русская народная линия

Мастерская Михаила Филлипова

Окончил Академический Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина в Санкт-Петербурге. В 80-х и начале 90-х выступал лидером движения «бумажная архитектура» в группе молодых советских архитекторов, имевших впервые за всю историю советской архитектуры большой международный успех (международные премии и выставки).

Одновременно с этим он работал как художник-график и выставлялся в Париже, Лондоне, Кельне, Хельсинки, Нью-Йорке, Бостоне и Любляне. В 1994 году Филиппов открывает собственную мастерскую, которая успешно функционирует до сегодняшнего дня. Все работы этой мастерской удостоены премий в области архитектуры и дизайна.

Архитектор Михаил Филиппов является признанным лидером неоклассического направления в российской архитектуре. Если говорить о национальном стиле российской архитектуры, имеющем некоторое международное признание, то это, конечно, классика Михаила Филиппова.

Для его архитектуры характерен новый взгляд на классическую композицию, сохраняющей основу и устойчивость традиционной архитектурной формы. Они ищет новые возможности в неисчерпаемом арсенале классицистких приемов, что обеспечивает энергию и “современность” его проектов и построек. Это происходит, потому что он практически единственый архитектор на сегодняшний день, который сохранил традиционный феномен архитектора-художника и идет в своих работах красоту — в традиционном музейном понимании этого слова. Графическое мастерство является необходимым качеством архитектора, делающим качественную архитектуру. Филиппов — признанный график и акварелист. Выставки его пейзажей и архитектурных фантазий проходили во всех крупных городах Европы, а также в Русском музее в Санкт-Петербурге и в Третьяковской галерее в Москве. Филиппов представлял Россию на юбилейной архитектурной биеналле в Венеции в 2000 году, имеет 7 международных премий, включая премию “Стиль 2001 года”, полученную в Японии в 1984 году.

Он начал проектировать и строить жилые и общественные здания. Причем большая часть его работ — это градостроительные проекты для важнейших незастроеных площадок в центре Москвы, Петербурга, Сочи, Подмосковья и Сибири (в Омске и Ханты-Мансийске). Самое интересное, что это в основном “экономическое” (и даже социальное) жилье, то самое, из которого можно формировать реальную архитектуру города будущего. В “Стиле 2001 года” Филипповым построено уже 800 тыс. кв. м. Сейчас Мастерская Михаила Филиппова строит и проектирует столько же.

1988 — 1993 год. Участник выставок “Бумажная архитектура” — в Париже.

В 1987 году, в Любляне в 1988 году, на триеналле в Милане в 1988 году, в Брюселле в 1989 году, в Кёльне в 1990 году.

В 1989 году — в Лондоне, в 1989 году — в Нью-Йорке, в 1999 году в Хельсинке.

В 1993 году — Государственный Русский музей в г. Санкт-Петербурге.

В 1999 году — Государственный музей архитектуры им. Щусева в г. Москва.

В 2000 году — VII международная биеннале в Венеции. (Русский павильон)

В 2001 году — “Набережная”. Государственная Третьяковская галерея в г. Москва.

В 2015 году — “Только Италия”. Государственная Третьяковская галерея в г. Москва.

В 2016 году — “Solo Italia”.

1983

М. Филиппов. Проект «Музей скульптуры». Конкурс Central Glass. Токио. Вторая премия.

1984

М. Филиппов. Проект «Стиль 2001 года». Конкурсы журнала JA. Токио. Первая премия.

1985

М. Филиппов и Н. Бронзова. Проект «Атриум». Конкурс Central Glass (на решение атриумного пространства). Токио. Первая премия.

1985

М. Филиппов. Проект «Вал сопротивления». Конкурс журнала JA. Токио. Поощрительная премия.

1986

М. Филиппов и Надежда Бронзова. Проект «Рынок информации». Конкурс Central Glass. Токио. Поощрительная премия.

1987

М. Филиппов. Проект «Монумент XXI века». Конкурс журнала JA. Токио. Поощрительная премия.

1989

М. Филиппов при участии А. Филиппова. Проект “Третий Рим”. Концептуальное предложение по оформлению Пречистенской набережной в Москве

1996

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, С. Беляевская, Т. Денискина, В. Пак, М. Шарапова. Интерьер Государственного Еврейского театра в Москве

1996

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, Т. Денискина. Квартира “Руина” в Москве

1997

М. Филиппов (главный архитектор), М. Васильев, В. Карпович. Загородный дом в поселке Жуковка под Москвой

1997

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, И. Братковский, В. Пак. Проект реконструкции интерьеров Центробанка в Москве

1997

М. Филиппов (главный архитектор), А. Горелкин, И. Братковский, Н. Пономарева. Дом приемов АО «Лукойл» в Большом Афанасьевском переулке в Москве

1997

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, Т. Денискина. Портик и интерьер офиса Гута-банка на Садовом кольце в Москве

1998

М. Филиппов (главный архитектор), С. Белявская, Т. Денискина, А. Лебедева, В. Пак, А. Свистунов, Е. Симбирцева. Интерьер салона-магазина «Империал Стиль» на Тверской улице в Москве

1998

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак, А. Филиппов, А. Свистунов. Проект реконструкции стрелки Острова на Москве-реке

1998

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, Е. Алехина, С. Белявская, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак. Проект “Офисно-гостиничный комплекс Ленинские Горки”

1998

М. Филиппов. Квартира «Лестница в небо» в Москве

1999

М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, С. Белявская, Т. Денискина, В. Пак. Проект реконструкции района морского вокзала и гавани Сочи

1999

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, Е. Алехина, С. Белявская, А. Кирилловский, В. Пак. Загородный жилой дом Julia в поселке Ватутинки Московской области

1999

М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак, А. Тарасова, Т. Филиппова. Проект загородного дома Робски

1999

М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак. Квартира «Акведук» в Москве

1999

М. Филиппов (главный архитектор), В. Пак. Квартира «Дерево» в Москве

1999

М. Филиппов (главный архитектор), И. Братковский. Проект паркового павильона загородного особняка

2000

М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, А. Кирилловский, В. Пак, А. Филиппов. Проект “Комплекс загородных резиденций «Николино» под Москвой”

2000

Интерьер российского павильона на Венецианской биеннале. Персональная выставка. Дизайн М. Филиппова

2000

М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, В. Пак, А. Филиппов. Проект фонтана на Трубной площади в Москве

2000

М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак. Проект квартиры «Вахтанг» в Москве

2000

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, Т. Филиппова, Т. Денискина, Е. Алехина, В. Пак, А. Тарасова. Квартира «Венеция» в Москве

2000

М. Филиппов (главный архитектор), Е. Алехина, Т. Денискина, А. Кирилловский, В. Пак. Ресторан в торговом комплексе «Акрополь» на Комсомольском проспекте в Москве

2001

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов. Проект жилого комплекса в Кадашах в Москве

2001

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, Е. Алехина, Т. Денискина, В. Пак. Проект жилого комплекса «Подворье» в Афанасьевском переулке в Москве

2002

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов. Концепция объемно-пространственного решения Крымской набережной в Москве

2002 — 2012

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, А. Филиппов, В. Гельфанд, Н. Ковалева, В. Богачкин, Е. Михайлова. Многофункциональный жилой комплекс «Итальянский квартал» на Долгоруковской улице в Москве

2002

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, А. Филиппов. Проект реконструкции здания Русского музея в Санкт-Петербурге

2002

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, Т. Филиппова, Т. Денискина, Е. Алехина, В. Пак, А. Тарасова. Квартира «Перспектива» в Москве

2002

М. Филиппов (главный архитектор), А. Гайденко. Проект научно-технического центра корпорации «Аэрокосмическое оборудование» в Архангельском переулке в Москве

2003

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов. Загородный дом в поселке Николина Гора под Москвой

2003

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, И. Обручников. Проект интерьеров особняка в Баден-Бадене

2003

М. Филиппов (главный архитектор), В. Ческидов, Е. Строганова. Квартира на Пречистенке в Москве

2003

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, М. Кузин. Проект комплекса Храма Всех Святых в земле Российской просиявших в г. Электрогорск

2004

М. Филиппов (главный архитектор), М. Васильев, Л. Шакирова. Проект жилого комплекса «Павшинская набережная» под Москвой

2005

М. Филиппов (главный архитектор), В. Гельфанд, Н. Ковалева. Загородный дом в поселке Бор

2005

М. Филиппов (главный архитектор), архитекторы: Т. Филиппова, А. Филиппов, С. Агеев, Е. Строганова, Е. Михайлова, С. Лоргус, Е. Лоргус, А. Козляев, А. Савельева, О. Мранова, Н. Ковалева. Проект многофункционального жилого комплекса со зданием театра балета Бориса Эйфмана на набережной Европы в Санкт-Петербурге

2005

М. Филиппов (главный архитектор), М. Леонов, Т. Филиппова, А. Филиппов, О. Мранова, Е. Михайлова. Многофункциональный жилой комплекс «Римский дом» во 2-ом Казачьем переулке в Москве

2006

М. Филиппов (главный архитектор), С. Агеев, А. Саблин, Е. Строганов. Проект многофункционального жилого комплекса с объектами инфраструктуры в поселке Немчиновка Одинцовского района Московской области

2006 — 2011

М. Филиппов (главный архитектор), С. Агеев, А. Саблин, В. Гельфанд, А. Козляев, П. Копылов, С. Лоргус, Л. Нечаева, К. Сасов, М. Сказка, А. Хозацкая, Т. Филиппова, Е. Фролова, Е. Хагурова. Многофункциональный жилой комплекс на улице Маршала Рыбалко в Москве

2007

М. Филиппов (главный архитектор), М. Кузин, Т. Филиппова. Загородный дом в Кратово Московской области

2007

М. Филиппов (главный архитектор), Т. Филиппова, А. Филиппов, В. Гельфанд, Н. Ильиш. Комплекс Храма Преподобного Андрея Рублева в Раменках в Москве

2008

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, М. Сказка, А. Хозацкая, Е. Смирнов, С. Паршуткин, С. Липгарт, Б. Кондаков. Культурно-досуговый центр «Арена»

2008

М. Филиппов (главный архитектор), С. Агеев, Е. Фролова, Д. Юдинкова, Е. Москвина, Е. Смирнов. Жилой комплекс «Одеон» на 3-ей Мытищинской улице в Москве

2009 — 2014

М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, А. Филиппов, Е. Адлер, А. Асабина, М. Бобурова, Р. Белкин, Е. Белявская, С. Бурмистрова, Е. Бурцев, И. Бурштейн, Ф. Васильев, Т. Васина, К. Гандрабур, Д. Еридова, А. Ефремова, О. Кобозева, Н. Ковалева, А. Козлов, О. Криницина, С. Лоргус, М. Меймохов, В. Никулина, Д. Осипов, С. Очкасова, В. Пак, А. Переслегин, Е. Пецкалева, С. Попов, Д. Удовкина, И. Растегняев, А. Романова, М. Сказка, П. Скулков, А. Скуратова, В. Ставицкая, А. Федоров, Д. Фролова, Е. Хабурова, М. Шатская, Е. Щедрина, Е. Щербаков. Олимпийская медиадеревня “Горки Город” в Сочи

2009

М. Филиппов (главный архитектор), А. Филиппов, А. Романова, Н. Честнейшина, С. Новиков, Р. Белкин, Е. Адлер. Проект университетского городка в поселке Фирсово

2012

М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, А. Филиппов, В. Никулина, А. Романова, Р. Белкин. Проект многофункционального жилой комплекс на Петровке

2012 — 2017

М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, А. Филиппов, Р. Белкина, И. Ермоленко. Жилой дом “Империал” на Щетининском переулке в Москве

2014

М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, В. Никулина, И. Ермоленко, Р. Белкин, А. Филиппов. Проект жилого района на Красноярском тракте в г. Омске

2014

М. Филиппов (главный архитектор), Р. Белкин, Е. Адлер. Проект жилого района на реке Омь в Омске

2014

М. Филиппов (главный архитектор), Р. Белкин, А. Хозацкий, Е. Адлер, А. Филиппов, И. Ермоленко, В. Никулина, Н. Честнейшина. Проект реконструкции Михайловского дворца Русского музея, Санкт-Петербург.

2015

М. Филиппов (главный архитектор), В. Никулина, И. Ермоленко, Р. Белкин. Проект жилого района в городе Ханты-Мансийске

2015

М. Филиппов (главный архитектор), В. Никулина, Р. Белкин, А. Филиппов, И. Ермоленко, Е. Адлер. Проект нового здания Федерального Собрания РФ

2015 — 2017

М. Филиппов (главный архитектор), Н. Честнейшина, А. Филиппов, В. Никулина, Р. Белкин, С. Новиков, Н. Ковалева, И. Болычевская, О. Пяткова, П. Кирилловский, А. Ермоленко, И. Ермоленко, В. Пак, Е. Мартынова, С. Лоргус, Е. Лоргус, Е. Адлер, В. Гельфанд, А. Гайденко, Т. Петрухина, Е. Кузьмина. Жилой многофункциональный комплекс “Римский квартал”

Архитектор Михаил Филиппов: биография, основные постройки

Архитектор Михаил Филиппов — знаменитый отечественный художник, который работает в неоклассическом стиле. Является членом Союза архитекторов и художников Российской Федерации. К его важнейшим и самым известным проектам можно отнести многофункциональные жилые комплексы, «Римский дом», «Маршалл», медиадеревня «Горки Город». В этой статье мы расскажем об основных этапах его биографии и постройках мастера.

«Бумажная архитектура»

Работы Михаила Филиппова

Архитектор Михаил Филиппов родился в Ленинграде в 1954 году. Пошел по стопам матери Тамары Филипповой, которая также проектировала дома. В 1979 году стал выпускником Ленинградского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. В последующее десятилетие примкнул к группе советских архитекторов, которые организовали движение «бумажная архитектура». Этот стал первый пример в истории Советского Союза, когда проекты отечественных художников стали побеждать на международных выставках, получать премии.

«Бумажной архитектурой» принято называть проекты, которые так и не были реализованы в реальности из-за своей невероятной технической сложности, высокой стоимости и цензурных соображений. При этом они отражают богатую фантазию авторов, становясь площадкой для формальных поисков индивидуального художественного стиля. Это направление еще называют искусством утопии.

Данное направление, зародившееся во Франции, в СССР стало развиваться в 80-е годы, став альтернативой советской официозной архитектуре. Все проекты существовали только в головах художников и на листах ватмана, став настоящей «бумажной архитектурой». За счет этого авторы, в числе которых был Михаил Анатольевич Филиппов, смогли развязать себе руки, развивали идеи, придумывали собственный архитектурный мир, который не мог быть никогда реализован в строительстве.

«Бумажная архитектура» активно развивалась на фоне подъема свободомыслия в СССР, когда коммунистический режим все больше ослабевал.

Участие в международных выставках

Архитектор Михаил Филиппов

Сам Михаил Анатольевич Филиппов параллельно с созданием умозрительных проектов развивался как художник-график. Его выставки проходили в Лондоне, Хельсинки, Париже, Кельне, Любляне, Нью-Йорке, Бостоне. В 1983 году он становится членом Союза архитекторов России, а на следующий год вступает в Союз художников.

В 1994 году происходит знаменательное событие в творческой карьере архитектора Михаила Филиппова — он открывает собственную творческую мастерскую. Она успешно работает и сегодня. Все без исключения работы, вышедшие из стен этой мастерской, были удостоены наград на конкурсах по архитектуре или дизайну.

Лидер неоклассицизма

Сегодня архитектор Михаил Филиппов считается общепризнанным лидером неоклассического направления в отечественной архитектуре. Многие отмечают, что национальный стиль современной российской архитектуры у большинства зарубежных ценителей этого искусства ассоциируется исключительно с классическими работами Филиппова.

Среди особенностей его авторского стиля можно выделить принципиально новый взгляд на классическую композицию, которого ему удается добиться, сохраняя при этом традиционные архитектурные формы и саму основу. Новые возможности для творческой самореализации он ищет среди богатого арсенала классических приемов, что всегда придает «современности» его постройкам и проектам.

Специалисты утверждают, что Филиппов остается одним из немногих архитекторов в России, которые до сих пор сохранили в своих работах феномен художника, постоянно ищут красоту в каждом проекте в классическом музейном понимании этого слова.

Работы архитектора

Филиппов неоднократно подчеркивал, что графическое мастерство является важным и необходимым качеством архитектора, только с его помощью можно создавать действительно качественные и уникальные архитектурные проекты. Герой нашей статьи считается признанным акварелистом и графиком. Выставки архитектора Михаила Филиппова с его архитектурными фантазиями и пейзажными работами проходили во всех крупных городах России и Европы. В 2000 году он представлял нашу страну на архитектурной биеннале в Венеции. У него семь международных премий, среди которых престижная награда «Стиль 2001 года», которая была ему вручена в 1984 году в Японии.

В последние годы его работы связаны со строительством и проектированием общественных зданий. Примечательно, что большинство проектов Михаила Анатольевича Филиппова, биография которого представлена в этой статье, реализуются на ключевых незастроенных площадках в центре Москвы, Санкт-Петербурга, городов Подмосковья, Сочи, в Сибири, в частности, в Ханты-Мансийске и Омске.

Уникальным считается то, что так называемое экономическое и даже социальное жилье ему удается проектировать таким образом, что эти кварталы становятся настоящими образцами архитектуры будущего. В своем авторском стиле им уже построены около 800 тысяч квадратных метров жилья, сейчас его мастерская строит и проектирует еще столько же зданий и строений.

Премия «Стиль 2001 года»

Свою саму престижную премию Филиппов получил в Японии в 1984 году. Ее объявили два престижных японских архитектурных журнала.

Проект героя нашей статьи был программным, по сути, это был план кардинального пересмотра архитектурной парадигмы. В пояснительной записке к проекту сам автор уточнял, что предлагает отказаться от индустриальной цивилизации, так как именно это должно стать основой формирования стиля будущего. В его работах модернистская архитектура отождествлялась с индустриальным производством. При этом он предлагал вернуться к исторической архитектуре, этого тезиса он придерживается на всем протяжении своей карьеры.

Представленный на конкурсе проект состоял из трех серий, каждая из которых была посвящена определенному сюжету. Это были город, дом и клуб.

В городе Филиппов предложил сначала квартал безликих модернистских домов с промышленной зоной. Затем на месте промзоны появлялся комплекс церковно-монастырских строений, а в третьей композиции историческая архитектура полностью вытесняла модернистскую. В результате появлялась среда, полностью соответствующая понятию «исторического центра города».

Серия «Дом» была решена как проект жилого комплекса, ключевой смысл которого заключался в возвращении понятия «квартала». Дома, входящие в него, ограничивали этот квартал по периметру, образуя внутренний двор, который решался как крытый двор-атриум. Фасады домов, которые выходили на улицу, представляли собой различные версии исторических стилей, создавая эффект палимпсеста. При этом внутренний двор соединен в единую галерею в духе итальянских палаццо.

Серий «Клуб» была решена как застройка замкнутого квартала со строгим соблюдением периметрального принципа. Во внутренней части двора располагался своеобразный зрительный зал. Такая постройка была больше похожей на монастырский комплекс, возникший в эпоху барокко. Разные части клуба выполняли всевозможные функции, были выполнены в разных исторических стилях, что создавало впечатление случайного наложения одной исторической эпохи на другую.

На председателя жюри конкурса итальянского постмодерниста Альдо России работы произвели большое впечатление. Филиппов получил одну из десяти первых премий.

Премия «Дом 20-летия»

Римский дом

В 2005 году мастерская Филиппова спроектировала многофункциональный жилой комплекс «Римский дом» (2-й Казачий переулок, Москва). За эту работу была получена престижная премия «Дом 20-летия».

В конкурсе участвовали здания, построенные в России с 1991 по 2011 год. В финал попали в основном столичные сооружения, реализованные в модернистском ключе. Поэтому особенно удивительной стала победа Филиппова, который всегда работал в неоклассицизме. Это его первый крупный проект, который критика сразу оценили как исключительное явление.

Критики даже называли этот дом лучшим в Москве за последние сто лет, утверждали, что это событие международного значения, которое доказывает, что классика может возродиться.

Сам архитектор отмечал, что главная сложность состояла в том, чтобы спроектировать здание, которое бы вырастало с четырех до семи этажей. Сделать это удалось за счет ступенчатого подъема. А чтобы овальный двор, обращенный на юг, не был похож на беспросветный колодец, его раскрыли срезом. В этом не было жесткой законченности, которая так свойственная сталинской архитектуре.

Дом на улице Рыбалко

ЖК Маршал

Следующим масштабным проектом Филиппова стал многофункциональный жилой комплекс «Маршалл», который был реализован на улице маршала Рыбалко, 2. Это был социальное жилье для военнослужащих.

Это уникальный жилой комплекс, который представляет собой «город в городе». На выставке «Домэкспо» он получил премию как «Лучший проект бизнес-класса в Москве».

В старом, красивом и благоустроенном районе столицы Щукино удалось построить комплекс с развитой коммерческой и социальной инфраструктурой, супермаркетами, небольшими магазинчиками, детскими садами, школами, спортивными клубами и секциями. Здесь огромное количество планировок, так что каждый сможет подобрать что-то для себя: недорогие апартаменты или многоуровневую квартиру бизнес-класса.

На месте промзоны

Итальянский квартал

В 2012 году на улице Фадеева, 4 был реализован еще один проект, получивший название «Итальянский квартал». Эту площадь почти в два с половиной гектара раньше занимал завод по изготовлению инструментов и нестандартного оборудования. Когда его перевели за кольцевую дорогу, освободившуюся территорию было решено отдать под жилье. Было решено полностью снести заводские корпуса и начать новое строительство. Хотя рассматривались концепции с реновацией существующих промышленных помещений с переоборудованием их в офисы и лофты.

Выбранный классический стиль «Итальянского квартала» ассоциируется со стабильностью и респектабельностью, что так ценят москвичи. Концепцией для этого проекта стали грандиозные руины театра Марцелла. В результате получилась центрическая террасная композиция с тремя дворами. Это одна из основных построек Михаила Анатольевича Филиппова.

К 10-этажному зданию, выгнутому дугой, которое состоит из трех корпусов, примыкают еще четыре радиальных корпуса. При этом их высота планомерно понижается с 9 до 4 этажей. Три дворы выходят на площадь с фонтаном, а вертикальной доминантой становится колокольня святого Николая Чудотворца.

Интересно, что разнесены входы в жилую и деловую зоны. Попасть в квартиры можно только из дворов, а в офисы — с наружной стороны здания. Секции комплекса оформлены в стилистике, которая соответствует семи самым красивым зданиям Италии — это Генуя, Рим, Милан, Флоренция, Верона, Турин и Неаполь. К тому же некоторые части жилого комплекса становятся своеобразными цитатами из разных стилистических эпох для придания исторической достоверности.

Олимпийская деревня

Олимпийская деревня

Накануне зимней Олимпиады в Сочи Филиппов реализовал проект олимпийской медиадеревни «Горки-Город». Тут автору удалось создать колорит средиземноморского города с намеком на черноморское побережье.

Все здания представляют собой как будто бы реконструируемые и модернизированные старинные постройки, которые с одной стороны выгодно смотрятся в старинном стиле романтической архитектуры, а с другой — обладают высоким уровнем комфорта, это современные апартаменты, в которых есть все, что нужно для полноценной жизни.

С помощью канатной дороги гости поднимаются на высоту 960 метров над уровнем моря, оказываясь на плато Верхнего города, которое также выполнено в стиле старинной архитектуры средиземноморского побережья.

Главная задача, которую стремился решить автор, это создать уникальный российский город на черноморском побережье, который одновременно соединял в себе отечественный и средиземноморский колорит.

Индивидуальные проекты

Загородный дом в Кратово

Помимо масштабных проектов, жилых комплексов и кварталов многоэтажной застройки Филиппов работает и с индивидуальными заказчиками. В качестве примера можно привести загородный дом в Кратово Московской области, в котором живет сам архитектор.

Само поселок в начале XX века строили для работников Московско-Казанской железной дороги. Это стал первый в России проект города-сада, который так и не был реализован из-за начавшейся Первой мировой войны.

Филиппов сумел органично обустроить собственное пространство в этом месте. Как только открывается калитка трехметрового забора, возникает ощущение, что человек попал на городскую площадь.

Примечательно, что дома в некотором смысле вовсе нет. При этом имеется круглая площадь с колонной в самом центре, который поначалу кажется значительно больше своих реальных размеров. К образующемуся кругу примыкают сам дом, сарай, баня, котельная. Внутри гость оказывается в интерьерах классических итальянских вилл. Архитектор виртуозно играет с масштабами.

Филиппов смог в полной мере реализовать в этом проекте свои самые смелые замыслы, создав композицию на тему исторического города, который максимально изолирован от окружающего вокруг мира за счет свободной игры с пространством и опять же масштабом.

По сути, дом выполнен в виде полукруглой колоннады из дорических деревянных колонн, которые по периметру окружают весь участок. Так автору удается возродить забытую античную традицию вилл, которые так были распространены в римском Средиземноморье. Главным декоративным элементом служит вид из окна на сад и окружающую природу.

Классика – не мой выбор. Это выбор человечества — Мастерская Михаила Филиппова

В проекте «Премия Дом 20-летия» в несколько этапов рассматривались здания, реализованные в России с 1991 по 2011 годы. В финале оказались в основном  московские сооружения, решенные в модернистском ключе. Но победителем по результатам заключительного общественного голосования, согласно официальной версии оргкомитета Премии, стал образец современной классики.

«Римский дом» – жилой дом во 2-ом Казачьем переулке» – был построен в 2005 году. Первый большой объект Михаила Филиппова уже тогда был оценен критикой как явление исключительное. «Это лучший дом в Москве за последние сто лет», – писал Рустам Рахматуллин в «Известиях» (30.09.2005).  Событием международного масштаба, доказывающим, что классика способна возродиться, назвала его Лара Копылова («Интерьер + дизайн», 11, 2005). «Произошло чудо…»,  –  соглашался Григорий Ревзин, собравший отзывы коллег в статье, опубликованной в журнале «Проект классика» (март, 2006) и в монографии «Михаил Филиппов: Архитектор-художник» (ОГИ, 2011).

Многофункциональный жилой комплекс «Римский дом» во 2-м Казачьем переулке. Авторский коллектив: М. Филиппов (главный архитектор), М.Леонов, Т.Филиппова, А.Филиппов, О. Мранова, Е.Михайлова.

Премия, полученная спустя 7 лет, свидетельствует о том, что мнения критиков прошли проверку временем. Эта победа напоминает и о таком феномене, как популярность хорошей классики на рынке недвижимости. Критики и аналитики не раз писали о том, что продается она быстрее и легче, чем все остальное, и дополнительные затраты на декоративные детали при строительстве довольно быстро себя окупают, если цена квартир не слишком превышает среднюю рыночную. Однако качественно работать в стиле, к которому не ослабевает народная любовь, сегодня способны лишь единицы. Михаил Филиппов, еще лет 30 назад сформулировавший свои принципы, –  безусловно, один из таких мастеров. Встретившись с архитектором, мы поговорили о том, что было и остается для него самым важным в творчестве, и как он к этому пришел.

Михаил Анатольевич, однажды Вы сказали, что учились «самому правоверному модернизму и успешно работали в этой эстетике в первые годы после учебы». Напомните, пожалуйста, почему же в итоге вашем выбором стала классика?
–  Классика – не мой выбор. Классика – это выбор человечества. Это абсолютно объективная истина, засвидетельствованная памятниками архитектуры. Но самое важное, что это – система, наиболее созвучная природной геометрии нашего восприятия мира. В человеке заложено ощущение оси, наше зрение и способ передвигаться по земле подчинены крестообразной системе координат, нам нравятся устойчивые, соразмерные нам формы. А эстетика устойчивости это и есть ордер. Суть его в том, что даже в маленьком каблучке есть выносная часть и есть часть поддерживающая, они чередуются и в других элементах. Отсюда психологическое ощущение устойчивости.

– Но ведь и модернизм оперирует крестообразной системой координат?
–  Это совсем другая эстетика. В ней все вещи делаются по одним и тем же принципам. Построить дом, нарисовать книжную полку и спроектировать компьютер можно, руководствуясь одной и той же простой модульной клеточкой. Она уравнивает небоскреб, плитку в туалете и упаковочную коробку. В этом я вижу больше дизайна, чем архитектуры. Это художественная система, которой как бы нет. Она отрицает принципы старой художественности – с ее уместностью, соразмерностью, пропорциями. Вид модернистского дома, его габариты обуславливаются в первую очередь функциями, различными нормами, намеком на некий, часто далекий от архитектуры, техногенный или бионический образ, нарисованный, как правило, в небрежной, эскизной манере. При проектировании классического здания и функция, и конструкция, и инженерные коммуникации определяются пропорциями его фасада. Эти пропорции подчинены строгим модульным соотношениям, где радиус колонны жестко связан с ее высотой и так далее. И главной задачей архитектора становится поиск правильных пропорций, потому что они – основное условие красоты.

Римский дом. Боковой фасад

–  Красота – понятие объективное?
–  Красота – это странное такое, зыбкое, изгнанное из всех, включая научное искусствознание, областей понятие. Дискредитированное в современном мире всевозможными салонами и конкурсами красоты. Но для памятника архитектуры других критериев просто не существует. Из чего он построен, с чем связан, как понравился заказчику, как отвечает риэлтерским программам в конструктивном смысле, есть ли у него парковка –  все это совершенно не важно, и даже то, из чего он сделан. Например, интерьеры Останкинского дворца – сплошное папье-маше, а сохранили их в наилучшем виде. Спасают и восстанавливают только красивые здания. В этом году празднуется столетний юбилей трехсотлетия династии Романовых. К 1913 году, когда отмечалось само трехсотлетие, Россия достигла наивысшей точки процветания в области искусств. И ее опыт, объединяющий древнерусскую и европейскую художественные культуры, был зафиксирован в первом корпусе памятников. А одним из первых декретов советской власти была охрана этих памятников! Большевики хотели узурпировать, но не разрушать красоту. Красоту архитектуры люди видят так же, как и красоту человеческую. Это все та же божественная математика, высшая объективная истина, которую мы знаем априори. На бессознательном уровне. И как не бывает двух одинаковых красивых лиц, так и не бывает двух одинаковых классических зданий. Пропорциональные сетки могут быть разными. Поэтому у архитектора должен работать внутренний механизм, позволяющий определить, какие из них красивы.

«Римский дом». Презентационная графика.

– Для того, чтобы этот механизм заработал, нужны какие-то особые условия, кроме архитектурного образования?
– Есть еще два непременных условия. Во-первых – крепкое гуманитарное образование, знание памятников мировой художественной культуры. Во-вторых – личный художественный опыт. Чтобы создавать качественную классику, нужно уметь хорошо рисовать. Хорошо – в старом понимании слова. Как этому учат в Академии Художеств. Реалистично. Именно поэтому я учился на архитектора, но сначала стал художником. Я понял, что главное – не изучить элементы, не знать, как называются гусек, каблучок, архитрав и так далее, а уметь воспроизводить то, что нравится. А дальше уже можно фантазировать на любимые темы. Я рисовал старую Москву, Петербург, Венецию, а потом создавал по их мотивам свои фантазии. Мне хотелось смоделировать подобную городскую среду, понять, почему раньше все так красиво складывалось, а сейчас – не очень. Меня интересовал не какой-то один стиль в чистом виде, но город – как гармоничный комплекс разновременных сооружений. Я не знаю людей, которые любили бы только барокко или ампир.

Михаил Филиппов. Московская фантазия. Бумага, акварель. 1987

Мы любим старые города за удивительные сочетания их архитектуры, создающие устойчивую, уютную среду, в которой, выбравшись из кошмарного безжизненного космоса модернистских районов, мы отдыхаем душой. Поэтому в белые ночи в Петербурге никто не гуляет по Купчино или по Гражданке – все едут в центр. Поэтому из Орехово-Борисово отправляются отдыхать в Венецию, хотя в Орехово-Борисово тоже много воды, и она не гниет, как в каналах. Людей интересует не столько историческая аутентичность или археология, сколько прогулочно-рекреационный характер старых городов. Как воссоздать такую же атмосферу? Этому была посвящена моя графическая фантазия «Стиль 2001 года», выигравшая в 1984 году конкурс японского журнала (J.A., Токио – Прим. ред.). Председатель жюри Альдо Росси сказал тогда, что я точнее всех ответил потребностям человечества. Когда пришло время, я приступил к воплощению тем, отработанных в графике и живописи, в архитектуре.

Фрагмент графической трилогии «Стиль 2001 года». Вид квартала до реконструкции.

«Стиль 2001 года». Первый этап реконструкции квартала.

«Стиль 2001 года». Завершение реконструкции квартала.

– Вы не стремитесь воссоздать определенный исторический стиль, не копируете памятники классицизма. Что же такое – классика Михаила Филиппова? Как она выразилась в «Римском доме», получившем такое важное звание как «Дом 20-летия»?
– В отличие от большинства моих коллег я считаю, что абсолютно невозможно восстановить живую классику в виде ремейков. Я в этом убедился еще много лет назад, когда был в Лондоне, встречался со сторонником возрождения классической английской архитектуры Принцем Чарльзом, рассмотрел творчество Квинлана Терри и других приверженцев копийного классицизма. Я понял, что копирование – безжизненный, тупиковый путь. Надо делать современную архитектуру – развивать темы, заданные прошлыми веками, продолжать поиски в уже намеченных направлениях. В «Римском доме» как бы сплавляются в одно целое сооружения разных эпох. Перед глазами у меня был образец театра Марцелла в Риме, руины которого вобрало ренессансное палаццо. Это вообще очень интересная, давно волнующая меня тема.

В «Римском доме» роль руины играет колоннада круглого двора, будто обросшая не одним, а целой системой домов. Сложность задачи состояла в том, что на Казачий переулок мне нужно было вывести четырехэтажную структуру, а в глубине она вырастала до семи этажей. Я решил это ступенчатым подъемом, для которого был придумана серия специальных ордерных шагов с переходом от древнеримской к ренессансной темам. Это мой вклад в ступенчатый ордер, над которым работали Браманте и Виньола.

Чтобы круглый двор, обращенный на юг, не превратился в темный колодец, он был раскрыт срезом. Круг, спускаясь, делает двор светлым и дает совершенно неожиданные, острые ракурсы. Мне нравится, что в этом нет жесткой законченности, свойственной, к примеру, сталинской архитектуре. А с художественной точки зрения я просто стремился создать дом, который хотелось бы рисовать. И действительно студенты МАрхИ приходят, рисуют. То есть, мне нравится ставить чрезвычайно сложные задачи и решать их в духе классики.

Двор «Римского дома»

Жилой комплекс на улице Маршала Рыбалко в Москве, 2006.

 –  Получается, что в «Римском доме», а далее и в других проектах – в доме на улице Маршала Рыбалко, «Итальянском квартале» на Долгоруковской – Вы воссоздаете образ того самого старого города, в который люди сбегают гулять и отдыхать душой из спальных районов. Вероятно, отчасти этим объясняется коммерческий успех классики, о котором пишут авторитетные критики.
– И этим тоже. И еще тем психологически комфортным ощущением устойчивости, долговечности, которое исходит от качественных классических домов. Они всем видом внушают уверенность в том, что в них вы будете жить долго и счастливо, и ваши внуки тоже. Что эти дома простоят не меньше, чем простояли многие другие классические здания, признанные памятниками. И такое странное и зыбкое понятие, как красота, о котором мы говорили, в данном контексте обретает серьезный экономический вес.


Источник

Филиппов, Михаил Анатольевич — Википедия с видео // WIKI 2

Дата рождения 13 декабря 1954(1954-12-13) (65 лет)
Место рождения Ленинград, СССР
Архитектурный стиль неоклассицизм
Важнейшие постройки Многофункциональные жилые комплексы «Римский дом», «Итальянский квартал», “Римский квартал”, «Маршалл», олимпийская медиадеревня «Горки Город»

Филиппов Михаил Анатольевич (род. 13 декабря 1954, Ленинград, СССР) — российский художник и архитектор, работающий в неоклассическом стиле. Член Союза Художников России, Союза Архитекторов России.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/2

    Просмотров:

    1 438

    610

  • ✪ аудиоспектакль, Рассказы русских писателей — Святочные вечера

  • ✪ Рассказы русских писателей — Святочные вечера

Содержание

Творческая биография

Родился в 1954 году в Ленинграде в семье архитектора (Филиппова Тамара). В 1979 году окончил Ленинградский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. В течение последующего десятилетия активно участвовал в движении «бумажная архитектура» в группе молодых советских архитекторов, имевших впервые за всю историю советской архитектуры большой успех на международных премиях и выставках. В 1983 г. вступил в Союз архитекторов России, в 1984-м — в Союз художников России.

С 1994 года главный архитектор ЗАО «Ленполпроект». В 1994 году Филиппов открывает собственную мастерскую, работы которой удостоены различных премий в области архитектуры и дизайна.

С 1997 года — профессор Международной академии архитектуры, с 1998-го — советник Российской академии архитектуры и строительных наук.

Выставки пейзажей и архитектурных фантазий Михаила Филиппова проходили в нескольких городах Европы, а также в Русском музее в Санкт-Петербурге и Третьяковской галерее в Москве. Филиппов представлял Россию на юбилейной архитектурной биеннале в Венеции в 2000 году, имеет 7 международных премий, включая премию «Стиль 2001 года», полученную в Японии в 1984 году[1].

В 2011 году вышла монография Григория Ревзина с глубоким анализом творчества архитектора[2][3]. В 2013 году в своей книге «Русская архитектура рубежа ХХ — XXI веков» Ревзин отозвался о Филиппове, как о «единственном, кто сумел создать свою повестку дня и воплотить ее в реальном строительстве»[4][5].

Авторские работы архитектора были представлены на страницах авторитетных российских и зарубежных изданий более 140 раз. Критически относится к современной архитектуре[6]. В декабре 2009 году в университете имени Алваро Аалто (Хельсинки, Финляндия) выступал с лекцией на тему «Современной архитектуры не существует»[7]. В 2017 году, сравнивая пятиэтажки с картиной Казимира Малевича «Чёрный квадрат», предложил своё видение по реконструкции фасада типичной «пятиэтажки»[8].

Архитектор начал работать над «Римским кварталом», застройка которого началась в конце 2016 года. В этой работе Михаил использует принцип двухуровневого города, впервые описанный Леонардо да Винчи[9].

Основные конкурсы

Год Конкурсная работа Название Организатор Премия
1983 Музей скульптуры Конкурс Central Glass, Токио Вторая премия
1984 Стиль 2001 года Конкурс журнала JA, Токио Первая премия
1985 Атриум

(совместно с Надеждой Бронзовой)

Конкурс Central Glass (на решение атриумного пространства), Токио Первая премия
1985 Вал сопротивления Конкурс журнала JA, Токио Поощрительная премия
1986 Рынок информации

(совместно с Надеждой Бронзовой)

Конкурс Central Glass, Токио Поощрительная премия
1987 Монумент XXI века Конкурс журнала JA, Токио Поощрительная премия
1998 Остров Конкурс Москомархитектуры (по заказу Академии Архитектуры РФ) Диплом

Основные выставки

  • 1988—1993 год. Участник выставок «Бумажная архитектура» — в Париже
  • 1987 г. — в Любляне в 1988 году, на триеналле в Милане в 1988 году, в Брюселле в 1989 году, в Кёльне в 1990 году
  • 1989 г. — в Лондоне, в 1989 году — в Нью-Йорке, в 1999 году в Хельсинке
  • 1992 г. — Государственный Русский музей, Санкт-Петербург (персональная)
  • 1993 г. — Государственный Русский музей в г. Санкт-Петербурге
  • 1996 г. — Миланская триеннале
  • 1998 г. — Государственный музей архитектуры им. А. В. Щусева, Москва (персональная)
  • 1999 г. — Государственный музей архитектуры им. Щусева в г. Москва
  • 2000 г. — VII Венецианская международная архитектурная биеннале (персональная выставка «Руины Рая» в русском павильоне). «Мармомак-2000», Верона (персональная). Государственный музей архитектуры им. А. В. Щусева, Москва
  • 2001 г. — «Набережная». Государственная Третьяковская галерея в г. Москва
  • 2002 г. — «10 лет — 10 архитекторов», Королевский институт британских архитекторов (RIBA), Лондон. «10 лучших архитекторов России».
  • 2015 г. — «Только Италия». Государственная Третьяковская галерея в г. Москва
  • 2016 г. — «Solo Italia».

Основные постройки

Многофункциональный жилой комплекс

«Римский дом» (2005)

Москва, 2-ой Казачий переулок

Постройка получила премию «Дом 20-летия»[10][11][12]

Олимпийская медиадеревня

«Горки-Город» (2014)

Сочи, Красная поляна

Город на высоте 2000 метров и площадью 600 тысяч квадратных метров

Многофункциональный жилой комплекс

«Маршалл» (2011)

Москва, ул. Рыбалко, 2

Социальное жильё для военнослужащих

Многофункциональный жилой комплекс

«Итальянский квартал» (2012)

Москва, ул. Фадеева, 4

  • Загородный дом в Кратово Московской области[13][6][14][15][16]

Примечания

Литература


Эта страница в последний раз была отредактирована 4 августа 2020 в 04:45.

Михаил Филиппов: «Классика — это живая тема»

Сейчас в Подмосковье строят жилой UP-квартал «Римский». Его автор — известный московский архитектор Михаил Филиппов. Он разрабатывал планы реконструкции Михайловского дворца и Русского музея в Санкт-Петербурге. Он строил церкви и большие жилые комплексы по всей России.

Неоклассические фасады UP-квартала «Римский» будут противостоять многоэтажкам, от которых все уже устали. Мы отправились в мастерскую Михаила Филиппова и выяснили, почему классика будет жить, а современные постройки будут сносить без сожаления.  

— Что такое неоклассика?

— Для того чтобы понять неоклассику, нужно знать основные принципы архитектуры. Их сформулировал Витрувий еще в I веке до нашей эры в Риме. Эти принципы — красота, польза и прочность. Они сходятся в классической и неоклассической архитектуре. Ее красота — в устойчивых классических формах, в классических ордерах.

— Что лежит в основе вашего художественного языка?

— Я считаю, что классика — это живая тема, которая спала летаргическим сном несколько десятилетий в течение ХХ века. Чтобы ее возродить, не нужно делать копии старой архитектуры или реплики каких-то зданий. Нужно держать в уме принцип красоты, пользы и прочности. На этом поле следует искать новые объемные решения. Это об устойчивости здания, классических пропорциях. Я пытаюсь искать новые образные решения, которые никогда не встречались.

Михаил Филиппов: «Классика — это живая тема» (фото 1)

— Почему вы считаете классику единственной формой архитектуры?

— Весь ХХ век и начало ХХI века в мире экспериментируют с неклассической архитектурой — модернистской. В каких-то отдельных сооружениях это решение имеет некоторый смысл и успех. Особенно когда эти здания находятся не в городской среде, то есть в лесу, на берегу моря. Вспомните Музей Гуггенхайма в Бильбао или Театр оперы в Сиднее.

Но не получилось построить ни одного полноценного модернистского города, который мог бы хоть немножко сравниться с любым старым городом. Модернисты пытались создавать градостроительные шедевры. И сейчас они смотрятся ужасно. Состояние построек, которым не больше полувека, — это катастрофа.

Ничего другого у них не получилось. И это при том, что за ХХ век построили в сотню раз больше, чем за всю остальную историю по всему миру. Но ни одного градостроительного памятника. Ни одного.

— Чем же себя дискредитировал модернизм?

— Он крутится вокруг одних и тех же образов. Он никуда не сдвинулся с момента своего появления. Модернизм не создал большого стиля. Вот гениальный Людвиг Мис ван дер Роэ построил Сигрем-билдинг. И потом на Парк-авеню возникло несколько десятков похожих зданий, которые отличить друг от друга практически невозможно.

— А в чем преимущество классики?

— Классика создает красивую городскую среду. Но только если она употребляется в той форме, в которой существовали центры городов до появления модернизма. Например, Вашингтон. Он наполнен неоклассическими монументальными сооружениями, но все равно не похож на старый город. В нем есть элемент искусственности. Некоторые из этих сооружений по отдельности очень хороши.

То же касается и сталинской архитектуры. Такую полноценную среду, как старая Москва, она не создала. Мы можем говорить о таком феномене, как высотки. Но в них гораздо больше выпада, политики, чем красоты.

Старая Москва все равно создает очень сильное впечатление. Хотя в центре Москвы очень много средних провинциальных сооружений, которые не обладают большой художественной ценностью, в целом все находится на своих местах. По центру Москвы гуляют. Вокруг высоток не гуляет никто. На Ленинском и Кутузовском проспектах не видно прохожих.

Михаил Филиппов «UP-квартал Римский. Общий вид». Бумага, карандаш

Михаил Филиппов «UP-квартал Римский. Разрез». Бумага, карандаш

Графика Михаила Филиппова для UP-квартала «Римский» 

 

— Сейчас вы работаете над UP-кварталом «Римский». Расскажите о нём.

— UP-квартал «Римский» — это очень своеобразная постройка. Это не просто красивые дома в итальянском духе. Мне хотелось создать целый городок. В его основе — двойной генеральный план. Единственный пример такого плана существует в рисунках Леонардо да Винчи. Так он предложил техническое разделение города на уровни.

Это решение я использовал для UP-квартала «Римский». Комплекс имеет два уровня. Все внутриквартальные проезды, подъезды к жилым домам находятся на нижнем уровне. Верхний уровень отдан только пешеходам, транспорт там полностью отсутствует.

Маленькие площади и улочки переходят друг в друга на нижнем уровне. Там — магазины, общественные сооружения, галереи. То, что наполняет старый центр современного города. А наверху находится жилой квартал, в котором отсутствует автомобильное движение. Этим он необычен.

Общая композиция такова. Дома собраны в своеобразные ансамбли, которые перетекают друг в друга. Как и любой старый город, квартал состоит из множества фасадов. Каждый — максимум на семь окон, не больше двух-трех этажей. В ансамбле сочетаются разноэтажные дома. Нельзя строить целые кварталы из однотипных домов без малейшего архитектурного образа. С такими на рынке уже перебор.

— Какую градостроительную задачу решает этот комплекс?

— Жителям этого квартала больше не надо мучиться в выходные: стоять в пробках на пути в центр, толкаться в метро, чтобы погулять по привлекательному городскому центру. Им можно никуда не выезжать. Ведь квартал очень напоминает европейский город. И мне кажется, что сюда даже будут приезжать, чтобы просто прогуляться. Ведь главным рекреационным центром, кроме лесов, парков, является именно старый город с традиционной архитектурой.

Кстати, UP-квартал «Римский» прилегает вплотную к большой лесопарковой зоне, которой нужно благоустройство. Ее почистить — это благородная задача и важная часть проекта.

— Кто выбирает жилье в неоклассическом стиле?

— Думаю, что все люди, которые будут жить в этом комплексе, бывали в Риме. Там они ходили на экскурсии, заполняли музеи, концертные залы, театры оперы и балета. Им нравится римская культурная программа.

Люди покупают себе не просто квартиру или дом. Они покупают город целиком, определенную среду. Я всегда говорю, что человеку не так важно, как выглядит его фасад. Ему важно, как выглядит фасад напротив, ведь он именно его видит.

Михаил Филиппов: «Классика — это живая тема» (фото 2)

Михаил Филиппов «Римский дом». Бумага, карандаш

— Ваши постройки кажутся очень недоступными…

— На классику клевещут. Говорят, что ее делают для богачей. А для народа годится современная архитектура. На самом деле вся современная архитектура хай-тек в строительстве намного дороже, чем классика.

Я прекрасно понимал, что мы строим доступное жилье комфорт-класса. Поэтому долго экспериментировал с фасадами. Мы нашли очень качественное решение: это немецкая штукатурка, которая может быть декорирована под камень. Так что все дома будут выглядеть как каменные постройки и максимально соответствовать нарисованным визуализациям. Сегодня с помощью технологий можно даже из социального жилья сделать дворец.

— Как вы используете римские формы в вашей архитектуре?

— Я очень внимательно изучал и рисовал итальянские города. Это моя школа. Мне было важно узнать, из чего реально состоит старый город и в чем его привлекательность.

Одна из моих любимых тем — с руинами. Ее используют в Риме и в других городах, в которых есть остатки античных построек. На этих руинах возникают новые сооружения. Например, театр Марцелла в Риме. Позже на его месте возник дом-замок.

Особенно популярна эта тема была в XVIII веке: тогда римские руины стали создавать искусственно. В Европе боролись за наследие нового Рима или утверждали свою связь с великой империей.

Для меня за этой темой стоит не политическая программа, а культурная. Мне это нравится эстетически. На территории квартала «Римский» я воссоздаю как бы существовавшую римскую руину и обстраиваю ее новыми домами. Ориентируюсь на римскую застройку XVI–XVIII веков: в моих домах не более шести этажей. Я ставлю дома на римскую аркаду, которая сделана из римского кирпича. Это стилизация под плинфу — тонкий квадратный кирпич.

В квартале есть и открытые площади, которые выглядят как остатки римских руин. Еще я использовал форму большого римского амфитеатра. Улицы идут лучами, они застроены маленькими домиками.

— Как этот квартал вписывается в архитектурную среду Подмосковья?

— За последние годы все Подмосковье было катастрофически разрушено как образ. В 90-х в Москву хлынули тысячи приезжих со всей России и стран СНГ. Они хотели жить в столице, потому что здесь уровень жизни для них был на порядок выше. Москва у них ассоциировалась с многоэтажными жилыми районами, которые стоят по окраине — до 30 этажей.

Сейчас ситуация коренным образом изменилась. Приезжих в Подмосковье стало меньше. Едут ведь больше в Москву. На мой взгляд, в Подмосковье заселяются молодые семьи. Им просто нужна квартира: хотя бы студия, но своя. И для них именно центр Москвы является примером хорошей архитектуры. Отсюда резкая популярность неоклассики.

— А как выглядело Подмосковье до этого?

— Подмосковье — это очень интересная архитектурная среда в целом. До Революции оно состояло из небольших городов, многие из которых являются подлинными шедеврами градостроительства. Большинство из них, особенно на западе Москвы, было разрушено во время войны. Что-то восстановили, где-то остались руины.

После войны в Подмосковье и в провинции возникла малоэтажная застройка. В народе говорят, что ее пленные немцы построили. Строили они на совесть. На мой взгляд, районные центры этих городов — это вообще лучший пример мирового градостроительства ХХ века.

К сожалению, эта застройка сейчас катастрофически уничтожается. Почти ничего не объявлено памятниками архитектуры. Малоэтажные дома тогда строили как времянки. О них не думали в культурном отношении.

После этого мудрое советское правительство не давало строить более пяти этажей. Получились хрущевки — сначала кирпичные, а потом панельные. Малоэтажные дома — это то, без чего образ Подмосковья будет неполноценным.

Михаил Филиппов «Остров». Бумага, акварель

Михаил Филиппов «Рио ди Ноале. Венеция». Бумага, карандаш

Михаил Филиппов «Площадь собора святого Петра в Риме». Бумага, акварель

Михаил Филиппов «Минори. Вид на Равелло, Италия». Бумага, акварель

Михаил Филиппов «Сан Бенедетто. Венеция». Бумага, карандаш

 Графика Михаила Филиппова

 

— Как вы думаете: что останется от современной застройки Москвы?

— Я надеюсь, что ничего. Вообще ничего. В городах останется только классика. Это главный тезис моего конкурсного проекта «Стиль 2001 года». В 80-х он взял приз на конкурсе в Токио. А два рисунка из него сейчас находятся в Великобритании, в коллекции принца Чарльза.

— Как обстоят дела с неоклассикой за границей?

— Неоклассика, к сожалению, там неактуальна. Условно говоря, сейчас весь мир заполнен модернистскими зданиями или полумодернистскими пародиями на модернистскую архитектуру.

Архитекторов с обязательным опытом классического строительства готовят только в Университете Нотр-Дам в Чикаго. Его курирует принц Чарльз.

Кстати, у нас в России даже несколько лучше ситуация. Среди архитекторов много хороших рисовальщиков. На мой взгляд, это чуть ли не самый важный навык в нашей сфере.  

— То есть применять зарубежный опыт в Москве нет смысла?

— Это глупо. У нас неоклассика имела огромное развитие в послевоенное время. До сих пор живы люди, которые делали это. Нам надо пользоваться своим собственным опытом. Он больше и лучше чем где-либо.

Мы тут как в области балета — впереди планеты всей. И забываем, что у нас совершенно невероятное наследие. Еще жива культура Серебряного века. Можно просто ездить по России и разглядывать дома начала ХХ века. Они красивые и качественные. Все фасады целы и требуют небольшого косметического ремонта. Нам незачем комплексовать: наш предреволюционный Петербург лучше, чем Лондон, Париж, Рим того же времени.

Для меня как для архитектора-неоклассика поездка в метро по сталинским станциям является огромной школой. Это как находиться во дворце.

Михаил Филиппов: «Классика — это живая тема» (фото 3)

— У вас есть любимая неоклассическая постройка?

— Если говорить обо всем ХХ веке, то мое любимое сооружение — это дом Абамелек-Лазарева на Мойке в Петербурге, построенный в 1908 году. Благодаря этому сооружению я стал архитектором. Там есть маленький нижний вестибюль. Он решен совершенно удивительно. В этом вестибюле в домашних интимных формах приведены чрезвычайно монументальные образы. Это зал с колоннами, размером он не больше 2 метров. Такого я нигде не встречал.

Ещё из любимого — дом князя Щербатова на Новинском бульваре. Его архитектор — Александр Таманян. Эта вещь нарисована удивительно красиво. Хорошая архитектура вообще начинается с качественного рисунка. Его проектировали как дом культурного будущего России. Сверху там находится пентхаус, который сделан в виде дворцового павильона. А все квартиры — это как бы поместья друзей князя. В этот дом должны были заселиться собиратели искусства со своими коллекциями. Здесь хотели сделать Московский музей частных коллекций.

— Почему, несмотря на все это, современную архитектуру так любят?

— На самом деле просто интересуются архитекторами-звездами. Норман Фостер, Френк Гери, Заха Хадид. В России, может, и назовут имена этих мастеров, но вряд ли вспомнят их постройки. Попросите их назвать какой-нибудь русский большой стиль в архитектуре. Промолчат. А их у нас было не менее шести.

Чему учиться у Захи Хадид? Подражать ей? Нельзя представить себе города из домов Захи Хадид. Она каждый раз делает какую-то скульптуру, которая выступает на контрасте со всем окружением. Это похоже на шаманство, которое захватывает мозг какими-то действиями. Они не имеют отношения к реальности. Тупиковое движение.

Тем временем жилые дома в мире строятся каждый день. Тысячи проектов в сутки сдается. А что с ними делать?

 

Материал подготовлен при поддержке UP-квартала «Римский».

Бингемтонский университет — Академики: Политология: Факультет: Михаил Филиппов

Mikhail Filippov

Сравнительная политика, сравнительный федерализм

Доцент политологии
доктор философии, Калифорнийский технологический институт
Департамент политологии
Бингемтонский университет (SUNY)
Бингемтон, штат Нью-Йорк 13902-6000, США
Факс: (607) 777-2675
Электронная почта: filippov @ Бингемтон.edu


Профессор Филиппов изучает сравнительный федерализм, межгосударственные отношения и
Европейская политика. Его исследования сосредоточены на договорных аспектах федерального устройства,
выбор и осуществление разграничения юрисдикции в демократических федерациях,
и роль политического агентства в федеральном выживании. Его особый интерес — это
эволюция институтов Европейского Союза и потенциал ЕС для развития
в федеральное государство.Новая область исследований, которой он сейчас занимается, — это
институциональные эффекты в конкретных областях реализации политики, которые влияют на
качество демократии, такое как защита прав и свобод личности и
борьба с политической коррупцией. Он также имеет опыт и интерес к политике.
Восточной и Центральной Европы и постсоветских стран и теории демократических переходов.
Его работы публиковались в журналах «Общественный выбор», «Коммунистические и посткоммунистические исследования», «Конституционные исследования».
Политическая экономия и другие журналы.Его книга «Проектируя федерализм: теория
Самостоятельные федеральные учреждения, в соавторстве с Питером Ордешуком и Ольгой Швецовой,
был опубликован издательством Cambridge University Press и получил почетную награду за
Приз Уильяма Х. Райкера Отделения политической экономии Американского политического
Научная ассоциация в 2005 году.

Профессор Филиппов ведет курсы по политике Европейского Союза, сравнительной
федерализм, демократические переходы, методы количественного анализа и марксистские
политическая теория.

Профессор Филиппов имеет степень магистра политических наук Калифорнийского университета.
в Риверсайд М.С. Кандидат экономических и политических наук Калифорнийского института
технологий и докторскую степень. по экономике и политологии из Калифорнии
Технологический Институт. Ранее он преподавал в Вашингтонском университете в Св.
Луи.

.

Пользователь Михаил Филиппов — Stack Overflow

Переполнение стека

  1. Около
  2. Товары

  3. Для команд
  1. Переполнение стека
    Общественные вопросы и ответы

  2. Переполнение стека для команд
    Где разработчики и технологи делятся частными знаниями с коллегами

  3. Вакансии
    Программирование и связанные с ним технические возможности карьерного роста

  4. Талант
    Нанимайте технических специалистов и создавайте свой бренд работодателя

  5. Реклама
    Обратитесь к разработчикам и технологам со всего мира

  6. Около

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *