Махно дизайн студия: Sergey Makhno Architects

Sergey Makhno will participate in Paris Design Week

Within the concept of Ukrainian stand the studio will present the concept “Transformation of Silence” in two locations at once: Les Docks, Cité de la Mode et du Design and in Ukrainian Cultural Center (22 Avenue de Messine).

“To create art we need to learn seeing it. I visited hundreds of different exhibitions, museums, and galleries. And I can tell that we have what to show to the world. Everyday we work to make Ukrainian art known», Sergey Makhno, the founder and head of the studio says.

The second year in a raw Creaheart and Prostir 86 are the organizers of Ukrainian display.

“This year we will bring the pieces that can be used for certain domestic purposes or to decorate your house, and in both cases they create and transform the atmosphere for people not just to exist, but to live a full life”, Anastasia Biletska, the art-director of Creaheart says.

The collection of pieces by Sergey Makhno Architects named “Transformation of the silence” includes 5 author’s items: tiles ‘Tetrapod’ and ‘Flapjack’, стілець ‘Sidai’, світильники ‘Volcano’ та ‘Zerno’. The story of ‘Tetrapod’ wall tiles starts with a block of reinforced concrete that protects a cost from waves. The medium weight of the real one is two tones. Our designers haven’t managed to place it into the interior and have created their own instead.

The tile ‘Flapjack’destroys stereotypes on standard tiles: the tile is square and flat; the tile is just a décor; the place of the tile is in the bathroom. Both tiles are Red Dot Design Award 2017 winners.

The minimalistic chair ‘Sidai’ of black mat steel is the contrast of simplicity and complexity. The lamp ‘Volcano’ is the only volcano in the world that is absolutely safe and can be placed at home. Holding the breath it is waiting for night to come when the lava of light will overflow again.

‘Zerno’ is the one and only lamp created in non-standard collaboration with nature. The designer has taken several seeds and combined them. The lamp made of copper that was oxidized and got the unique color with light and dark gradient.

Дом Сергея Махно под Киевом • Интерьер+Дизайн

Дом для своей семьи архитектор Сергея Махно, Sergey Makhno Architects построил в Козине, к югу от Киева. Куб «Шкруб» под толстой соломенной крышей выделяется на фоне стандартных построек.

По теме: Сергей Махно получил американскую премию

При проектировании «Шкруба» архитектор черпал вдохновение в своих поездках в Японию, японском творчестве и украинских традициях. Такой диапазон культурного богатства и разнообразных ремесленных техник придает дому неповторимый облик. В нем — «много природы и много жизни», как справедливо считает автор.

Стены имеют несколько видов керамического покрытия: обычная глина смешана с семенами льна, ржи и пшеницы. Простые фасады дома отделаны тонкими горизонтальными деревянными рейками. В соломенной крыше сделаны вырезы для окон верхнего этажа.

Интерьер наполнен большой коллекцией украинской керамики, здесь целые стены покрыты керамической плиткой по дизайну Сергея Махно и светят керамические светильники, выполненные его студией.

Вымощенная камнем дорожка ведет через сад к вытянутой столовой, простирающейся по всей длине дома. Рядом находится двухуровневое пространство гостиной с видом на сад и окнами во всю стену.

Сергей Махнодизайнер

Коллекция гончарных изделий Махно выставлена в специальных стеллажах, сделанных из старого дерева, найденного в заброшенных домах. Грубая, покрытая штукатуркой лестница ведет на второй этаж, где вокруг общего зала рассредоточены ряд спален и гостевых комнат.

Каждая из трех детских спроектирована индивидуально, со своим особым дизайном. В одной доминирует отделка из дуба, в другой — обои, нарисованные Сергеем Махно, в третьей — стены украшены животными и птицами, работы керамиста Сергея Радько. В главной спальне изголовье вылеплено в виде глиняного утеса. Спальня разделена на зоны — есть домашний офис, зона сна и ванная комната.

квартира в Киеве • Интерьер+Дизайн

Проект украинской дизайн-студии Sergey Makhno Architects – квартира The Mod Apartment, интерьер которой наполнен предметами искусства и вместе с тем отвечает современным представлениям о комфорте.

По теме: Креативный Киев: квартира студии Dreamdesign

Автор проекта, архитектор и дизайнер Сергей Махно говорит, что его проекты сравнивают с художественными галереями. «Мы действительно часто используем произведения искусства, но при этом стремимся создать жилое, а не выставочное пространство», — заверяет он.

The Mod Apartment представляет собой двухуровневую квартиру с открытой планировкой первого и второго этажей. Их связывает легкая, воздушная лестница. Архитекторы постарались разгрузить пространство, отказавшись от нагромождения деталей. Интерьер оформлен максимально просто. Границы между отдельными помещениями стерты. Даже между главной спальней и ванной комнатой — только стеклянная перегородка.

Главным строительным и отделочным материалом стал сырой бетон. В кухне его разбавили белым цветом. В гостиной-столовой-ТВ-комнате металлом. Одну из стен обшили медными листами. С бетоном и металлом прекрасно гармонируют полы с пепельным финишем, создающие ощущение теплоты, и деревянная мебель, подобранная по тону и объединенная в единый ансамбль общей цветовой гаммой.

Сергей Махнодизайнер

Интерьер в полной мере отражает вкусы заказчиков. «Наши интерьеры всегда вписаны в контекст чьей-то конкретной жизни, это не просто красивая картинка, — говорит Сергей. — В случае с этим проектом он любит читать, ей нравится современное искусство. Так что мы воздвигли в гостиной огромный книжный шкаф — и теперь она также служит библиотекой. Сюда же мы поместили предметы искусства: скульптуру в виде человека-капли и барельефы Назара Билыка».

Арт-историю интерьера продолжают авторские светильники и ковры из лимитированной коллекции Сергея Махно. Они привносят в интерьер украинскую самобытность. Так, керамические светильники Zemlya студия создала в поисках как можно более простой, визуально легкой художественной формы. «Мы могли бы создавать искусство, на которое нравилось бы только смотреть, но мы предпочитаем искусство, в котором нравится жить», — подчеркивает Сергей. Несмотря на множество художественных деталей, квартира оборудована по последнему слову техники, что не только обеспечивают комфорт ее владельцам, но и помогает беречь природные ресурсы.

Особое внимание архитекторы уделили спальне, максимально персонализировав ее. «Только функциональные и простые вещи, которые помогают расслабиться», — комментирует архитектор. Завершают композицию городской пейзаж, прекрасно просматривающийся благодаря видовым окнам. Туманные киевские восходы здесь особенно прекрасны.

Великолепный интерьер дизайнерской студии Makhno

Минимализм с акцентами промышленной стилистики и произведениями украинского искусства создаёт особую атмосферу в мастерской, которая идеально отражает характер и философию дизайнерского агентства.

Ключевая концепция архитектуры и убранства офисного помещения заключается в демонстрации посетителям возможностей и способностей персонала проектного бюро, которые могут удовлетворить любые потребности клиентов.

Студия с общей площадью 200 квадратных метров включает в свою планировку выставочный зал и рабочие места сотрудников и инженеров. Идея декора интерьера предполагала создание уникального пространства, которое может вдохновить не только творческую команду агентства, но и гостей.

При проектировании убранства мастера использовали свои любимые материалы: фактурный бетон, холодный камень, стекло, медь, бронзу, различные виды дерева, изысканное сантехническое оборудование и фурнитуру TOTO, а также гарнитур для кухни марки Miele.

Потолок представительства, который находится на 4-метровой высоте, заставляет клиентов чувствовать себя легко, словно в свободной открытой атмосфере.

Произведения талантливых местных скульпторов в минималистском дизайне формируют особое жизнерадостное настроение. Камни бас-рельефы, уникальные статуи, авторский декор и эксклюзивная меблировка объединены в одном шедевре.

Они создают непросто офис, а оригинальный выставочный комплекс украинского искусства.

Система иллюминации в заведении была выполнена по наброскам и эскизам декораторов мастерской. Выразительным объектом в дизайне интерьера является живая зелёная изгородь, повисшая на бетонной стене.

Она воплощена в жизнь с применением Сциндапсуса – тропического растения, которое было привезено на Украину из Голландии.

Напольная поверхность в мастерской была покрыта насыпью бетона в соответствии со специальной технологией укладки, что применялась для больничных палат в 1930-е годы.

Такой облицовочный материал считается экологически чистым и водонепроницаемым вариантом отделки. Благодаря гладкой непористой структуре он не обладает трещинами и швами, а также очень устойчив к воздействию бактерий.

Убранство салона и рабочих помещений было создано коллективом студии и её владельцем с глубокой любовью и вниманием к потребностям команды и их общему делу.

Таким образом, архитектурное бюро представляет собой функциональное открытое пространство с широким ассортиментом зон: уютная кухня, ванная комната и гостиная.

Собственник компании Sergey Makhno (Сергей Махно) любит культуру Страны восходящего солнца и чтит чайную церемонию, поэтому он сконструировал специальную комнату в мастерской, где вместе со своими друзьями и посетителями архитектор может наслаждаться приятным времяпрепровождением и отдыхом с чашкой ароматного напитка в руках.

Важным элементом в обустройстве офиса является богатая коллекция национальной зооморфной керамики, которая отлично гармонирует с фактурными бетонными стенами и колоритными стульями от Marc Newson.

Гончарное искусство в этой стране развивалось с древнейших времён, оно наглядно демонстрирует талант и навыки местных ремесленников. Керамические изделия, созданные профессиональными мастерами, распространились по всему миру.

Сергею Махно удалось подобрать уникальные гончарные объекты с разных уголков страны для своей частной коллекции.

При входе в мастерскую все гости могут увидеть огромную медную стену в приёмной зоне, шикарные люстры и украшения, а также один из главных шедевров – бронзовую статую «Дождь» от известного автора и скульптора Nazar Bilyk (Назар Билык).

Освещение кабинета, комнатная температура и акустика управляются с помощью инновационных технологий с применением корпоративного смартфона.

Трёхметровая дверь в помещении направляет всех гостей в просторный конференц-зал для проведения важных мероприятий и встреч.

Он также оформлен с применением авторских люстр, креативного мебельного гарнитура и текстурных древесных панелей.

Коллекция национальных керамических изделий и посуды украшает библиотеку, которая включает огромное количество литературных произведений и справочников по дизайну и архитектуре, привезённых из разных уголков мира.

Дизайн офиса инженерного бюро Makhno Studio в Киеве представляет собой вдохновляющий и креативный творческий проект, который отличается необычной планировкой с множеством функциональных зон и уголков для отдыха, прекрасным убранством, выдержанным в стилистике минимализма с индустриальными акцентами, качественным мебельным гарнитуром и изумительными художественными произведениями, что привлекают пристальный взор и внимание клиентов.

Проект был разработан агентством Makhno Studio.

Скульпторы: Nazar Bilyk (Назар Билык), Dmitriy Grek (Дмитрий Грек), Sergey Redko (Сергей Редько) и Yuriy Musatov (Юрий Мусатов).

Фото предоставлено автором Андреем Авдеенко.

Украинская дизайн-студия победила на международном конкурсе – DTF MAGAZINE

Украинская дизайн-студия Sergey Makhno Architects получила две награды на международном конкурсе дизайна International Property Awards 2017-2018

Работы Квартира ваби-саби и Офис Sergey Makhno Architects победили в номинациях Дизайн интерьера и Интерьер офиса соответственно.

Проект Квартира ваби-саби Сергей Махно создавал для своей семьи. В нем он воплотил в пространство собственную эстетику и видение дизайна. Каждый второй предмет в квартире изготовлен по эскизам Сергея Махно с использованием природных оттенков, текстур и заимствованием плавных форм.

Обеденную зону дизайнер выделил при помощи черных медных и синей керамической люстр из коллекции Небо и Земля, а над кухонным столом разместил массивный дымчатый светильник.

На первом этаже находятся авторские стулья, стол и диван, а на втором — светильники, кресла, стол и светильники в темно-синей детской, ковер в спальне.

 

Офис студии построили в 2014 с использованием бетона, камня, стекла, меди, латуни и бронзы. Свет, звук и температура в помещении управляются при помощи системы Умный дом.

Sergey Makhno Architects признается DTF Magazine, что награды — не главное для студии: «Важно — сделать работу сознательно и качественно. Если говорить о самых желанных наградах — то это архитектурный Притцкер. Мы верим, что когда-то создадим проект, достойный этой премии».

Также Квартира ваби-саби стала финалистом международной дизайн премии SBID, церемония награждения которой состоится 27 октября.

 Ранее мы писали о проекте Трансформация тишины дизайн-студии Sergey Makhno Architects, которая принимает участие в выставке предметного дизайна Paris Design Week.


Подписывайтесь на DTF Magazine в Facebook и Twitter.
Также подписывайтесь на нашу еженедельную рассылку внизу страницы.

Дом культуры Махно — Bird In Flight

— Такие еще наши предки строили, — показывая свой новый дом, Сергей Махно — большой и громогласный — похлопывает стену.

Стены в доме штукатурили глиной вперемешку с конским навозом, льном, просом, ячменем, пшеном и чаем. Чтобы добиться нужной рельефности, мастера несколько дней утрамбовывали глину столовыми ложками. Махно говорит, что стены — как фильтр, пропускают воздух.

— В квартирах люди дышат алебастром и гипсокартоном и быстро склеивают ласты. Мы же дышим злаками, — объясняет он.

Без глянца

Сергею Махно тридцать восемь. Он родился и вырос в Киеве. В юности занимался карате, но оставил его ради рисования. Выучившись на архитектора, в начале двухтысячных Махно открыл студию Sergey Makhno Architects, в которой кроме архитектуры занялся еще и предметным дизайном. Сегодня в портфолио студии — сотни проектов интерьеров для кафе, ресторанов и жилых особняков и семьдесят наград, в том числе две премии Red Dot Design Award.

Десять лет назад, после поездки в Японию, Махно заинтересовался философией ваби-саби. В буквальном переводе «ваби-саби» — «скромная красота», однако суть ваби-саби глубже и не имеет единого определения (считается, что понять ваби-саби в полной мере невозможно — можно лишь почувствовать). В упрощенной трактовке это противоположность броскости и глянцу. Предметы, воплощающие ваби-саби, — старые, неидеальные, но подлинные, функциональные, «возбуждающие чувство светлой меланхолии»: чашка с потрескавшейся глазурью, любимый латаный свитер, самодельный цветочный горшок.

Стены в доме штукатурили глиной вперемешку с конским навозом, льном, просом, ячменем, пшеном и чаем.

Скоро в интерьерах Сергея Махно все чаще стали появляться элементы традиционной японской архитектуры и керамические светильники его собственного производства. Своим сыновьям он дал имена Хикару (в переводе с японского — «свет») и Тадао (в честь японского архитектора Тадао Андо).

Полгода года назад Сергей Махно вместе с семьей переехал в дом, который сам спроектировал. На четырехстах квадратных метрах архитектор, как он объясняет, переосмыслил ваби-саби на украинский манер: заставил комнаты старой гуцульской мебелью, оштукатурил стены глиной и разбил во дворе японский сад камней.

Сергей Махно: Клиент только привык к бетону, а уже надо привыкать к глине

PRAGMATIKA.MEDIA: Раз уж мы находимся в вашей керамической мастерской, давайте с нее и начнем. Когда и почему вы решили организовать собственное производство керамики?

Сергей Махно: Наша мастерская была основана в 2017 г. Тогда мы получили награду Red Dot Design Award за плитку Tetrapod и Flapjack и поняли, что нужно ее производить. Мы начали искать подрядчиков, которые бы могли работать на аутсорсе. Но в результате решили, что лучше, чем мы сами, никто ее не сделает. Купили первую печку — так и появилась мастерская. Сейчас здесь 6 печей и 15 человек. Это лучшие гончары, которых мы смогли найти в Украине: Славко Одарченко, Сашко Яровый, выдающийся мастер Сережа Радько, который нам помогает, постоянно приезжает нас учить. У нас тут продолжаются и переосмысливаются украинские традиции, в которые мы влюблены, которые очень уважаем и ценим.

Мастерская керамики Sergey Makhno Architects

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

P.M.: А вы лично тут работаете?

С. М.: Да, я хожу тут, «хмары нюхаю», яблоки ем (смеется).

P.M.: А руками?

С. М.: Руками, конечно же, тоже — работаю на гончарном круге, леплю. Вон там стоит замотанная моя последняя работа — ваза. Также делаю скульптуру, малую пластику и посуду.

P.M.: Это что‑то новенькое у вас? (Показываю на сосуд вытянутой формы, который один из мастеров поливает разноцветной глазурью.)

С. М.: Это вазы, пока безымянные. Или, как я недавно прочитал, «скульптура с функциональным применением». Наши изделия — это все чаще скульптура, нежели утилитарные предметы.

Керамисты мастерской Сергея Махно работают над новой вазой в разноцветной глазури

P.M.: Сколько будет подобных ваз?

С. М.: Думаю, в серии будет около 12 штук. Каждая по‑своему уникальная, неповторимая. Всего мы будем эту вазу выпаливать четыре раза (предстоит уже третий выпал). Каждый раз при выпале она меняет свою текстуру, немного форму и цвет. К тому же глазури при высокой температуре смешиваются хаотично, повторить невозможно.

Мы влюблены в украинские традиции, очень уважаем и ценим их

Фото: Сергей Кадулин

P.M.: Давайте теперь поговорим о вашем главном бизнесе — мастерской архитектуры и дизайна…

С. М.: Кстати, завтра мастерской исполнится ровно 17 лет! (Разговор состоялся 23 января. — Прим. ред.) Я собрался с мыслями, взял в руки документы и пошел регистрировать СПД. С того дня начался большой тернистый путь моей мастерской.

P.M.: И 17 лет назад вы могли подумать, что этот путь приведет вас к такому успеху?

С. М.: Нет, конечно! Но мне этого хотелось, я мечтал создавать уникальные вещи. Прошло 17 лет — и я до сих пор хочу все того же.

P.M.: Как вам удалось за эти 17 лет из маленькой компании вырасти в большую дизайн-фирму, в которой работают уже 60 человек?

С. М.: Трудом, любовью, энергией, страстью, рвением, правильно выставляя перед собой цели — идти вперед и добиваться своего.

P.M.: Какая у вас следующая цель?

С. М.: Их много. Около 30 только на этот год. Не всегда получается добиваться всех, но идти к этому нужно каждый день.

Сергей Махно в своей керамической мастерской, на заднем плане — гончар Сергей Радько за работой

P.M.: Расскажите о самых больших провалах за время существования вашей мастерской.

С. М.: Самый большой провал — когда у меня был такой клиент, из‑за которого я перестал спать. Потому что мне и моим родным угрожали. Полгода не спал нормально. Мог спать только днем в движущейся машине. А ночью меня постоянно мучили переживания, которые не давали отдыхать физически. Вот это был провал! Бывает, что такие люди встречаются на пути. Но, наверное, без них нельзя, потому что они также чему‑то учат. И им спасибо за такую школу, спасибо, что дали возможность пережить это в 25 лет, а не сейчас, в 38. Хотя даже сейчас, когда у нас есть колоссальный опыт, наша работа остается очень стрессовой. Всегда есть клиенты, которые хотят, чтобы все было только так, как видят они, а это, в свою очередь, не всегда коррелируется с нашими представлениями.

P.M.: Теперь о достижениях. Какое самое важное вы бы выделили?

С. М.: Компании 17 лет. По-моему, это уже достижение. Мы имеем хорошие показатели роста, реализовали проекты в 21 стране. Китай, Америка, Канада, Испания, Франция, Португалия… У нас пока что нет проектов в Японии, Индии или Новой Зеландии, но очень хочется, а значит — будут.

Наши изделия — это все чаще скульптура, чем утилитарные предметы

Апартаменты Ukrainian Wabi Sabi 5.0, Козин. Дизайн: Sergey Makhno Architects. Фото: Сергей Кадулин

P.M.: Можете вспомнить какое‑то самое невообразимое задание от заказчика?

С. М.: Например, один из новых проектов под рабочим названием «Дом Футаго». Пришел интересный клиент и поставил шикарнейшую задачу — создать необыкновенный бетонный дом таким, каким мы его видим. Когда тебе дают возможность создавать то, что ты хочешь, тебя слушают и слышат — это предел мечтаний. Скоро покажем, что из этого получилось.

P.M.: Как изменился украинский рынок и клиент за 17 лет вашей работы на ниве дизайна?

С. М.: Колоссально изменился. Начнем с того, что когда мы начинали, пределом мечтаний был натяжной потолок, венецианская штукатурка, багетики и чуть‑чуть золота — не в потали, а в краске из акрила. Сейчас все глобально изменилось.

P.M.: Считаете ли, что вы приложили руку к тому, чтобы воспитать украинского клиента?

С. М.: Я не обладаю суперскромностью: конечно, я считаю, что мы действительно одни из тех, кто задает тренды в нашей стране.

P.M.: Наблюдаете ли вы своих последователей среди украинских дизайнеров в том, что касается стиля?

С. М.: Мы создаем украинский дизайн и гордимся этим. Глобально украинский стиль еще в процессе формирования. Действительно, есть очень похожие не только работы, но и сайты, описания проектов и т. д. Но скопировать нас не так просто, потому что, когда видят наши или похожие люстры, например, сразу говорят, что это Махно. Мы застолбили за собой эту нишу, хотя не мы же придумали керамику. Но любим ее, и это не подделка, не шароварщина, мы создаем важные предметы.

Есть и много тех, кто выбрал свой путь, и они крутые. SVOYA studio в Днепре делает что‑то свое, Слава Балбек свое, Олег Дроздов свое. Но так или иначе, это все украинский дизайн, но у каждого свой почерк, каждый делает его по‑своему. Украинцы в этом плане вообще крутые.

Когда мы только начинали, пределом мечтаний заказчика был натяжной потолок

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

P.M.: На последнем конкурсе «Интерьер года» иностранные представители жюри отмечали, что многие проекты выглядят чересчур интернациональными, мол, не хватает украинскому дизайну собственной идентичности. Вы согласны с этим утверждением?

С. М.: У многих уже есть украинская идентичность, многие к этому идут. Действительно, пока количество аутентичных дизайнеров не такое большое, но с каждым годом тенденция меняется к лучшему. Кроме того, в дизайне интерьера очень большое влияние имеет клиент, который только привык к бетону на стенах, а тут уже надо привыкать к глине. Вот если погуглить «скандинавский дизайн» или «японский дизайн», то поиск выдаст миллионы статей. Потому что там соблюдали свои традиции и пронесли их через века. Теперь их дизайн имеет привкус традиций. Мы еще только формируем свой стиль в дизайне. Нашей стране всего 28 лет. 17 из них мы работаем над тем, что ищем свой аутентичный украинский стиль. И скажу я вам, для 28‑летнего возраста мы вместе с коллегами уже что‑то сделали. Но на фоне 24‑х поколений японских керамистов, наверное, не так много.

Японцы видят прекрасное в несовершенном, в простом и обыденном

P.M.: Давайте поговорим о вашем стиле — он же тоже менялся на протяжении 17 лет.

С. М.: Конечно, менялся, меняется и будет меняться. Мы совершенствуемся. Я начал с Украины, перешел к увлечению Японией, которое для меня открыло еще большую любовь к своей стране. Вернуло мне ее, а меня — ей. То, как японцы относятся к своей культуре, своим традициям, просто бесценно. У нас происходило чуть‑чуть по‑другому, но мы также сохранили свои традиции. У нас есть керамисты в третьем-пятом поколении. И есть огромное количество талантливых людей, которые живут в нашей стране. К сожалению, многие уехали. Но те, кто остался, хотят и делают ее сильней, успешней, счастливей. И это одна из наших задач в том числе.

P.M.: Казалось бы, между украинскими традиционными мотивами и японской эстетикой мало общего. Где вы находите эти точки соприкосновения?

С. М.: На самом деле их очень много. Японцы видят прекрасное в несовершенном, в простом и обыденном. И если говорить о традиционном украинском быте — керамика, простое дерево, лен и конопля, — у нас действительно много общего. Даже в архитектуре наблюдался период, когда наши страны были очень похожи. Это потом мы начали искать и, к сожалению, до сих пор иногда ищем прекрасное в золотых багетах и пластмассовых каннелюрах. Хотелось бы отказаться от этих псевдостилей. Я не говорю не уважать украинское барокко, гуцульскую сецессию или ар-нуво. Это было в нашей истории, и это круто. Но сейчас этому не время.

P.M.: Как бы вы назвали собственный стиль?

С. М.: Современный украинский стиль Сергея Махно. Давайте так и назовем (смеется). Но я думаю, что не мы его должны называть.

P.M.: Вы всегда повторяете, что не любите классику, но если посмотреть ваши ранние работы, то какие‑то элементы классические там есть.

С. М.: Конечно, есть. Я никогда не зарекался от эклектики и всегда любил микс — правильный и вкусный. Я не «не люблю» классику. Например, есть в Житомирской области поместье сахарозаводчиков Терещенко. Так я бы жил в такой штуке! Воссоздал бы и жил там. Что я не люблю, так это псевдоклассику. Например, буазери — это прекрасно. Но настоящие буазери — это деревянные панели, покрытые тонким слоем сусального золота, а не гипсокартонные стены, отделанные пенопластовыми багетами. Я противник последнего. Делать в 16‑этажке венецианское барокко по меньшей мере странно.

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

P.M.: А если сейчас к вам придет клиент и скажет: «Хочу классику», возьметесь?

С. М.: Ну нет.

P.M.: Или возьметесь его перевоспитывать?

С. М.: В моем опыте есть шикарный кейс — Ridnyi House. Шесть с половиной лет назад ко мне пришла клиентка, заказала квартиру, потом — квартиру сыну. Потом опять пришла и говорит: «Я вам привела мужа, правда, он очень строгий и вредный. Он хочет семейное поместье». У них уже был запроектирован дом на 1 000 кв. м — со всеми каннелюрами, колоннами, мраморным фасадом и окнами с переплетом. После этого шесть лет мы работали над проектом. В итоге бетонный каминный зал, ржавые стены, потертое старое дерево, современная керамика. Остались и элементы классики, но все вместе выглядит органично и интересно. А клиент стал не просто моим другом, гораздо ближе — он сейчас мой кум.

P.M.: Но как вам удалось его перевоспитать? Или просто человек был открыт к этому?

С. М.: Закрыт или открыт — все относительно. Вопрос в том, готовы ли вы как архитектор с этим работать. Сейчас я бы уже отказался от такого клиента, не проходил вместе с ним подобную школу. Но на тот момент для меня это был вызов. Мне было интересно, получится ли. Мы склеили достаточно интересный проект. И самое главное, что он там счастливо живет, ему комфортно. Хотя то, что он хотел изначально, ни в какое сравнение не идет с тем, что сделано в итоге. Да, мы своими проектами меняем вкус людей. Если все время ходить в интерьеры, которые «плохо пахнут» и «невкусные», то начинает казаться, что так и должно быть. Так и наоборот: чем больше у нас качественных интерьеров — тем больше люди к этому привыкают. У нас сейчас делают такие рестораны, магазины и отели, что мы можем спокойно соперничать с самыми фешенебельными заведениями мира. У нас владельцы бизнеса с достаточно большим вниманием относятся к качеству интерьеров, и это радует.

Частный дом Ridnyi House, Козин. Дизайн: Sergey Makhno Architects. Фото: Сергей Кадулин

P.M.: Среди своих кумиров вы всегда называете Тадао Андо. Есть ли еще какие‑то мировые мастера архитектуры и дизайна, на которых вы ориентируетесь?

С. М.: У меня есть целый список людей, которые повлияли на мое творчество, на мой вкус в дизайне, архитектуре и искусстве. Например, Сигэру Бан. Японцы в принципе меня вдохновляют. Это и художники — Кадзуо Сирага и Яеи Кусама. Если говорить именно об архитекторах, то я бы сказал, что Ле Корбюзье мне тоже очень близок. Хотя это менее заметно в нашем творчестве, чем влияние Тадао Андо. Из дизайнеров мне нравятся Начо Карбонелл, Пит Хайн Эйк. Аксель Вервордт произвел на меня неизгладимое впечатление. Уже много лет я езжу в его музеи, посещаю проекты, которые он создает. Очень люблю и вдохновляюсь современным украинским искусством и украинской керамикой со времен Триполья и до наших дней.

P.M.: Кроме современных мастеров вы также находите вдохновение в аутентичных предметах и техниках. Можете об этом рассказать подробнее?

С. М.: Конечно! Например, я подсмотрел одну из техник у Сергея Радько, которого считаю своим учителем, ведь он открыл мне глаза на искусство украинской керамики. Так вот: как‑то я увидел, что он обычной столовой ложкой обстукивает свою свежую вазу. Сережа, сегодня ты не стучишь? Покажи, пожалуйста. (Сергей Радько берет столовый прибор и начинает стучать по вазе, над которой работает.) Вот так получаются мелкие вдавленные ямочки. Кстати, японцы бьют деревянными лопатками, но это формирует ровную плоскость. А ложки создают неповторимую текстуру. Эту технику я подсмотрел у него и перенес в свой Shkrub House, но для стен. Я выдал штукатурам по металлической ложке, и они полтора месяца стучали по стенам. И были рады стучать, потому что тогда я им доплачивал за «уникальную технику».

Кроме того, мы часто используем для стен глину, перемешанную с саманом (мелко истертая солома. — Прим. ред.), добавляем туда разнотравье. Такая техника использовалась в Украине испокон веков, просто мы забыли об этом. Тот же кизяк, солома, полова — все это добавлялось в глину. Сейчас мы используем мяту, чабрец или семя льна. Это все вмазывается в стены и создается непередаваемый рельеф, текстура.

Интерьер Shkrub House, на стене — плитка Tetrapod. Фото: Сергей Кадулин

Частный дом Shkrub House, резиденция семьи Сергея Махно. Архитектурный проект: Sergey Makhno Architects. Фото: Сергей Кадулин

P.M.: А аутентичные предметы?

С. М.: Располагаю большой коллекцией тарелок, горшочков, сундуков, столов.

P.M.: Где вы находите эти вещи?

С. М.: У меня уже сформировался круг искателей, которые мне помогают. Вашим читателям можно посоветовать ехать на антикварный слет в МВЦ на «Левобережной». Там можно найти все что угодно: от кукол-мотанок и старинных вышиванок до столов, деревянных стульев, лавок. Это все можно собирать, реставрировать и интегрировать в современные интерьеры. Человек, который имеет вкус и страсть к этому, может легко там найти то, что ему пригодится. Количество керамики и фарфоровых статуэток здесь зашкаливает. При этом от 20—30 грн уже можно начать собирать какие‑то антикварные предметы. Не обязательно иметь 300—500 тыс. для того, чтобы купить какую‑то интересную вещь. Вот у меня есть оригинальный бамбетель. Это такая лавка, на которой днем сидели, а ночью спали. У нее был такой мини-сундук, в который складывали постельное белье.

Чем больше в Украине качественных интерьеров, тем больше люди к этому привыкают

P.M.: В своем Shkrub House одну из стен вы выложили керамической плиткой XVI в. Она откуда?

С. М.: Не совсем так, это декор из нескольких керамических плиток, а не стена из нее (смеется). Она из коллекции украинской керамики, которую я формирую довольно давно и скоро буду иметь возможность показать ее не только своим гостям.

Комната Ивана, старшего сына Сергея Махно, в Shkrub House. Фото: Сергей Кадулин

P.M.: Еще читала, что вы разобрали старые дома и использовали это дерево все для того же Shkrub House. Что это за история?

С. М.: Да, до сих пор у меня еще немного осталось древесины на складе. Это были такие ребята, которые по Западной Украине ездили, выкупали старые дома, сараи, заборы и разбирали их. И древесину экспортировали в Голландию. Но волей случая мне удалось купить какую‑то ее часть — это практически 12 КамАЗов старого дерева. Оно осталось в Украине и теперь интегрируется в наши проекты.

P.M.: То есть это получилось не только экологично, а и экономно?

С. М.: Это не так экономно, но точно очень красиво и аутентично. Такое дерево с настоящими трещинами и изъянами, которые образовались со временем, нельзя скопировать или воссоздать.

Коллекция керамики в гостиной Shkrub House. Фото: Сергей Кадулин

P.M.: Дань традициям — это прекрасно. А как насчет новых технологий? Как применяете их в проектировании или внедряете в самих проектах?

С. М.: Новые технологии в дизайне уважаем, ценим, применяем. Цифровые технологии — уже неотъемлемая часть нашей жизни. Начиная с того, что вы записываете интервью на диктофон в телефоне, и заканчивая тем, что можете мобильным устройством регулировать датчик температуры, подъезжая домой. Вы знали, что можете настроить систему отопления так, чтобы она снижалась до 17 градусов, когда уходите, и повышалась за полтора часа до вашего прихода до 23 градусов? Таким образом вы экономите большой ресурс электроэнергии или газа с помощью абсолютно простой программы, которая уже несколько лет существует. Или, например, японский туалет TOTO сливает полтора литра воды, а стандартный унитаз — 9 литров. Вы знали об этом?

P.M.: Не знала.

С. М.: Японцы понимают, что вода — это ценный ресурс, который нужно экономить. А для нас: «Ой, ТОТО — это ж дорогущая техника. Нафига нам покупать такой унитаз?» Никто не знает, почему он такой дорогой, какая в нем технология. Мы знаем и рассказываем об этом клиентам. Но для кого‑то это аргумент, а для кого‑то нет.

Делать в 16‑этажке венецианское барокко по меньшей мере странно

Фото: Юрий Ферендович | PRAGMATIKA.MEDIA

P.M.: Расскажите о социальных проектах, которые делает ваша студия. Например, о «Даче».

С. М.: Я не то чтобы не люблю об этом говорить, но считаю, что цыплят по осени считают. «Дача» — это проект фонда «Запорука». Они построили большой двухэтажный дом, в который селят онкобольных детей, когда те из регионов приезжают лечиться в Охматдет. В этом доме может одновременно проживать несколько семей. Наша студия на бесплатной основе спроектировала интерьеры всех помещений. Пока идет зима, «Запорука» немного приостановила реализацию проекта, но с началом весны все вновь должно завертеться. Все осуществляется на благотворительной основе. Мы бесплатно сделали проект и будем вести авторский надзор, кто‑то бесплатно подвел воду — и так с миру по нитке. Поэтому, дорогие читатели, если готовы присоединиться к хорошему делу — будем очень благодарны. Можете писать нам или лично руководителю фонда Наталье Онипко.

P.M.: Как завязалось это сотрудничество? Они к вам обратились?

С. М.: Да, они к нам пришли, а мы поверили. Ведь к нам стучатся довольно часто. Но есть же действительно много шарлатанов — вот это страшно. Кому‑то мы точно помогали, но кто‑то на нас нажился. А хотелось бы действительно помогать. И еще одно наше направление — культурное развитие. Мы строим большой культурно-социальный проект, но о нем расскажем чуть позже.

Спальня в Oko House. Дизайн: Sergey Makhno Architects

P.M.: Начался 2020 г. Чего ждете от него в творческом и профессиональном плане?

С. М.: Если говорить о продакте, то это участие в нескольких мировых выставках предметного дизайна и несколько экспозиций за рубежом. Архитектура и дизайн — это презентация проекта «Футаго» и проект «В поисках украинского дома» о становлении украинского дизайна. Также уже активно работаем над культурно-социальным проектом — первой книгой о творчестве керамиста и художника Сергея Радько «МамаСолнцеУкраина». И, конечно, нас ждут новые страны — в этом году около десяти.

Sergey Makhno Architects — HomeWorldDesign

Sergey Makhno Architects — мастерская современного украинского дизайна в Киеве. Мы создаем искусство для жизни — архитектуру, интерьеры и изделия. Уже реализовано более 500 проектов в 16 странах от Канады до Германии и Азербайджана.

Наше видение — видеть за пределами видимости. Мы экспериментируем с материалами, текстурами, формами, пытаясь создать что-то вневременное — произведение искусства, которое будет существовать вне времени.

Сергей Махно — Значение дизайна
Многие наши клиенты хотят знать, как мы создаем дизайн интерьера в нашей студии, какие процессы происходят в нашем мозгу и как это волшебство затем превращается в реальность. Мы решили показать вам процесс и засняли создание нашего офиса. Сейчас Сергей Махно создает
коллекций уникальных объектов, успешно строит дома, гостиницы и коттеджные городки, реализует внутреннее пространство квартир, ресторанов, офисов и бутиков собственной дизайнерской мебелью и элементами декора, участвует в социальных проектах.

К сегодняшнему дню я прошел первую часть пути. Я иду дальше. Я каждый день творю и вижу в этом смысл, потому что уверен, что архитектура способна изменить жизнь людей. Я хочу, чтобы мои проекты вдохновляли на то, чтобы глубже заглядывать в личность и уверенно двигаться в будущее — к новым целям. К 33 годам Сергей Махно провел свою первую персональную выставку предметов интерьера «Жизнь идей. Помимо выставки дизайнер представил одноименную книгу и фильм.

Наш офис — это то, чем мы гордимся. Мы называем это маленьким магнитом; он хочет прийти сюда, а затем невозможно покинуть его. Наш офис тоже знаменитость. Заняв первое место в конкурсе «Интерьер года 2014», он стал известен во всем мире.
Сергей Махно уделил большое внимание деталям, ведь именно они создают атмосферу в пространстве. Офис наполнен мебелью по индивидуальному заказу, созданной для жизни и работы в студии.

РАСПОЛОЖЕНИЕ: Киев, Украина
ПОДРОБНЕЕ: mahno.com.ua

Студия Sergey Makhno Architects стала победителем международного конкурса дизайна

автор: Дарья Сушко

PR менеджер

Проекты «Апартаменты Ваби Саби» и «Архитектурное бюро Сергея Махно» признаны лучшими в номинациях «Дизайн интерьера» и «Дизайн офиса».Официальная церемония вручения награды European Property Awards состоится 26 октября.

В течение 26 лет подряд International Property Awards отмечает высочайший уровень достижений компаний, работающих во всех секторах недвижимости и индустрии недвижимости.Это всемирно известный знак качества.

Независимая группа из 70 профессионалов дизайна и архитектуры оценивает проекты по основным критериям: дизайн, качество, новаторство, уникальность. Граф Ливерпуль, лорд Кейтнесс и лорд Бест возглавляют судейскую коллегию.

«Этот год богат на международные награды для нашей студии. Ранее мы были отмечены премией Red Dot Design Award с «Лучшими из лучших» и «Почетными упоминаниями» в области дизайна продукции.И теперь мы лучшие в дизайне интерьеров. Следующий шаг — архитектура », — говорит Сергей Махно, основатель и руководитель студии Sergey Makhno Architects.

Двухуровневая квартира с террасой — это интерьер противоположностей, сочетающий аутентичные приемы с современными технологиями.Стены облицованы глиной, как это делали наши предки в хижинах, а потолок украшен деревянными балками.

«Мне нравится сочетать необычные вещи, находить необычные в обычных вещах. Как говорит моя жена, все, чего боялись наши клиенты, мы реализовали в нашей квартире », — говорит Сергей Махно.

Больше фотографий здесь .

Офис студии Sergey Makhno Architects сдан в эксплуатацию в 2014 году.

Использованы излюбленные материалы студии: бетон, камень, стекло, медь и бронза.

Искусство — неотъемлемая часть пространства, делающая офис похожим на мини-галерею.Здесь можно найти работы Олега Тистола, Сергея Радько, Юрия Мусатова, Дмитрия Грека и Зои Орловой. Один из главных экспонатов — бронзовая статуя Назара Билыка «Дождь». Сергей Махно увлекается керамикой и имеет в кабинете свою коллекцию. Офис также функционирует как выставочный зал, где можно увидеть авторское освещение, разработанное и изготовленное студией.

Больше фотографий здесь .

Viter House от Makhno Studio — aasarchitecture

Ветры бездомные. Они дуют и летят, не имея ни отправной точки, ни пункта назначения. Однако их веяние не остается незамеченным. На этот раз они оставили дом — мы назвали его Домом Витер («ветер» по-украински).

Мы создали этот дом для большой семьи: папы, матери и пятерых детей. Пространство было организовано таким образом, чтобы паре было комфортно в одиночестве, чтобы детям было куда вернуться со своими семьями, а гостям было место для сна, еды и отдыха.

  • Image © Makhno Studio
  • Image © Makhno Studio

Те, кто тщательно и настойчиво вырезает камни, дюны и волны, создавая идеальную геометрию аморфности. Мы использовали эту технику, чтобы совместить правильные четкие линии бетонных блоков на первом этаже с мягкими волнистыми формами второго.

Архитектура дома вдохновлена ​​ветрами. Аморфные формы создают внутри завораживающее пространство: отсутствие прямых углов, максимальная пространственная свобода и воздушная воздушность помещений.

  • Image © Makhno Studio
  • Image © Makhno Studio

На первом этаже расположены все технические и общие помещения: гардеробная, столовая, техническая кухня, гостиная, тренажерный зал, спа, гараж. На втором этаже — личные пространства: спальни, кабинет и бар с выходом на террасу и прекрасным видом на озеро.

Viter House создан в сотрудничестве с элементами природы. Его изящный монолит твердо стоит на земле, тянется к небу, дышит вместе с ветрами и напоминает нам, что истинная сущность находится в гармонии, а гармония — там, где находится дом.Источник: Студия Махно.

  • Изображение © Студия Махно
  • Изображение © Студия Махно
  • Расположение: Киевская область, Украина
  • Архитектор: Makhno Studio
  • Визуальный дизайн: Александр Ковпак
  • Копирайтер: Лина Кулик
  • Площадь: 1300 кв.м
  • Год: 2020
  • Изображения: Предоставлено Makhno Studio

Сергей Махно Архитекторы | Архивы

СПАСТИ

Дополнительная информация

Название архитектурной фирмы: Sergey Makhno Architects

Веб-сайт: www.mahno.com.ua/

Местонахождение фирмы: Киев, Украина

Год основания: 2003

Сергей Махно

Сергей Махно — архитектор, дизайнер, керамист, коллекционер. Он является основателем киевской студии современного украинского дизайна, архитектуры и керамики Sergey Makhno Architects.Уже 17 лет Сергей и его команда посвящают свои работы прославлению украинского современного стиля до мирового признания.

Sergey Makhno Architects — член Общества британского и международного дизайна интерьеров, участник Salone del Mobile, Милано Euroluce 2019, обладатель премий Red Dot Design Award и IDA Awards.

Сергей Махно увлечен украинской керамикой, современным искусством, Японией и философией ваби-саби.

Вместе с женой Владой, которая также занимается дизайном интерьеров и художественным оформлением, у них трое сыновей: Иван, Хикару и Тадао.

О практике

(Текст предоставлен архитектором)

Сергей Махно Architects

Студия украинской архитектуры, дизайна и керамики.
Базируется в Киеве, Украина. Работаем по всему миру.

С 2003 года мы создаем проекты, в которых переплетаются украинские традиции, мировые тенденции и японская философия ваби-саби, сил природы, человеческого таланта и архитектурного разума.

Мы очарованы силой дома и силой, заключенной в нем — в нашей культуре дом имеет значительную ценность.Мы реализовали более 600 проектов в 21 стране и готовы создать для вас что-то значимое. Дом знаний, культуры и инноваций для семей и одиноких людей — офисы, коворкинг, музеи и галереи, квартиры и загородные дома.

Мы занимаемся архитектурой, ландшафтным дизайном, дизайном интерьеров и предметным дизайном. Основная задача наших специалистов — архитекторов, дизайнеров, инженеров, художников — создать комфорт, который станет родным и близким.

Сергей Махно одним из первых обратил свое творчество на украинскую культуру, в то время заброшенную и никому не интересную.Это было 20-летнее путешествие, начавшееся с исследования, отрицания и, наконец, понимания и возвращения домой. Сегодня украинский дизайн набирает популярность во всем мире.

Вы всегда узнаете нашу работу по великолепным керамическим лампам, которые мы изготавливаем вручную, одним человеком для другого, в ограниченных количествах. Мы уважаем мир материальный и нематериальный. И то, и другое больше не требует многого.

Sergey Makhno Architects — член Британского и международного сообщества дизайнеров интерьеров, участник Salone del Mobile.Milano Euroluce 2019.

Награжден престижными международными наградами, такими как Red Dot Design Award, The International Property Awards, Архитектурный мастер-приз, Премия IDA Awards, Дизайн ресторанов и баров. Каждый день о нас пишут как минимум две статьи в самых модных дизайнерских СМИ в мире: ELLE Decoration, ArchDaily, Design Milk, Dezeen.

Каталог продуктового дизайна

Подробнее: Сергей Махно Архитекторы | Киев | Украина | Европейская Архитектура

Проекты: Sergey Makhno Architects

Сергей Махно Офис и выставочный зал Сергея Махно — CAANdesign

Архитекторы: Сергей Махно и Илья Товстоног
Местоположение: Киев, Украина
Год: 2014
Площадь: 2158 кв.футов
Фото предоставлено: Андрей Авдеенко
Описание:

Минимализм с элементами лофта и теплыми нотками украинского искусства создают в мастерской особую атмосферу, которая, как зеркало, отражает внутреннее существо хозяина.Ключевой концепцией проекта архитектурного бюро является реализация элементов, разработанных дизайнерами для удовлетворения потребностей своих заказчиков.

Студия общей площадью 200 кв.м (2158 кв.м) совмещает в себе выставочный зал и место для работы и дома.

«У меня возникла идея создать пространство, которое могло бы вдохновить не только мою команду, но и наших клиентов. Мы хотим, чтобы наши гости бросили вызов смелым и смелым экспериментам », — говорит Сергей.

При проектировании студии Махно использовал свои любимые материалы: бетон, камень, стекло, медь, бронзу, различные породы дерева, высококачественную сантехнику и фурнитуру TOTO, а также кухонную мебель Miele.

Благодаря потолку офиса высотой 4 метра (13 футов) вы чувствуете себя легко, как на открытом воздухе.

Работы талантливых украинских скульпторов и художников создают особое настроение в минималистической мастерской.Барельефы, уникальные статуи, авторский декор и мебель объединены, чтобы завершить не просто офис, а оригинальный выставочный зал украинского дизайна и искусства.

Основные световые идеи переданы по эскизам Махно.

Ярким пятном на суровой и холодной бетонной стене является живая изгородь — тропическое растение Эпипремнум, привезенное в Украину из Голландии.

Пол выложен наливным бетоном по технологии укладки, которая применялась для больничных палат в 30-е годы прошлого века.Полы считаются экологически чистыми и водонепроницаемыми. Благодаря гладкой непористой структуре он не имеет трещин, стыков и очень устойчив к бактериям.

Дизайн интерьера создавался владельцем студии с глубокой любовью и вниманием к своему коллективу и их общему делу. Таким образом, он выполняет функцию открытого домашнего пространства с удобными удобствами, такими как уютная кухня, санузел и зона отдыха.

Сергей Махно дорожит культурой Японии, страны восходящего солнца, и чествует чайную церемонию.По этой причине он спроектировал в своей студии чайную комнату, где архитектор вместе со своими друзьями и посетителями может насладиться ароматным напитком.

Важным элементом мастерской является богатая коллекция украинской зооморфной керамики, которая гармонично сочетается с лаконичными бетонными стенами и яркими «стульями Auflet» Марка Ньюсона.

Гончарное дело в Украине развивалось с давних времен. Изделия гончарного искусства, созданные талантливыми мастерами, распространились по всему миру.Украинские керамические ремесла раскрывают историю навыков и талантов страны. Махно сумел подобрать уникальные гончарные изделия из разных уголков Украины, чтобы они заняли почетное место в его частной коллекции керамики.

При входе в мастерскую первое, что бросается в глаза, это огромная медная стена приемной, люстры и декор по проекту Сергея Махно и один из главных экспонатов студии — бронзовая статуя «Дождь» Назара Билыка. известный украинский скульптор.

Управление освещением, температурой в помещении и звуком осуществляется с помощью системы интеллектуальных технологий с помощью корпоративного мобильного телефона.

Пройдя через трехметровую дверь, вы попадете в просторную деловую площадку для проведения важных мероприятий и встреч. Он также украшен авторскими люстрами и деревянными панелями. В комнате стоит стеклянный стол Сергея Махно и Кристалия «Слоновые стулья». Коллекция украинской керамики украшает библиотеку, которая насчитывает более 1000 книг по дизайну и архитектуре, привезенных со всего мира.

Спасибо, что прочитали эту статью!

Sergey Makhno Architects проектирует подземный дом, создавая «безопасный дом» в Украине

Киевская архитектурная мастерская Sergey Makhno Architects обнародовала планы строительства нового типа жилья под названием «Подземный дом План Б» в украинском лесу.

Дом с большой вертолетной площадкой в ​​круглом объеме, имеет скульптурный вид и не имеет никаких признаков того, что это частная резиденция.

Бетонный дом общей площадью 2 280 квадратных метров представляет собой короткое путешествие на глубину 15 метров и ниже, где пользователи могут найти свое жилое пространство.

Задуманный как «автономный дом», дом имеет все жилые помещения и удобства, а также комфорт и оборудование.

«Нашей целью было создать уютный и безопасный дом в глубине земли», — сказал Сергей Махно Architects.

«Снаружи План Б напоминает вход в музей современного искусства или даже на военную базу.«

» Мы постарались создать простую и лаконичную форму, которая во всех отношениях говорила бы о надежности, но также была бы эстетически привлекательной, не пугала бы и позволяла входить как с земли, так и с воздуха », — отметили в команде добавлен.

«Массивная бетонная конструкция оборудована тремя входами и вертолетной площадкой на крыше. Он занимает всего 172 квадратных метра и может быть размещен либо рядом с главным домом, либо, в нашем случае, где-нибудь в лесу », — добавили они. система очистки воды и генератор, слой электрооборудования, а в самом низу — колодец.

Бункер Plan B имеет три выхода, а к огнеупорному «кольцу» эвакуации можно добраться практически из любого места. Это делается в случае возникновения опасности внутри бункера, его обитатели не тратят время на выход (особенно с учетом площади пола), а могут сразу попасть на путь эвакуации, например, из туалета или спортзала.

Как подчеркивают архитекторы, в подземном здании Plan B все системы автономны: водоснабжение, канализация, закрытая система вентиляции с рекуперацией, притоком и очисткой воздуха.

Архитекторы заявили, что «что бы ни происходило на поверхности Земли, жизнь в Плане Б будет продолжаться».

Дом находится в начальной стадии строительства. В студии пояснили, что детально системы будут разрабатываться на стадии проекта совместно со специализированными подрядчиками. В настоящее время архитекторы разработали проектное предложение бункера со своим видением.

Основная масса здания — железобетон, самый прочный дуэт и оптимальной стоимости.Двери автоматические, но с возможностью ручного управления. Непосредственно у входа в бункер находится дезинфекционный щит, за ним — кварцевая зона.

Главная винтовая лестница и лифт ведут в подземное здание, а также два пролета винтовых лестниц для персонала и грузовых складов — так потоки распределяются и не мешают друг другу.

В студии оборудован бассейн с рыбками. В отдельном помещении есть сад с фито-оборудованием, где можно выращивать овощи и фрукты.Также на жилом этаже находится большой склад с продуктами. Комнаты для персонала сгруппированы в отдельной зоне.

В подземном корпусе План Б имеется отдельное помещение для оказания медпомощи, с изолятором и закрытой площадкой для хранения запасов медикаментов.

«Безопасность превыше всего. Моим приоритетом было обеспечение комфортного сна, температуры, качественной еды, воды и воздуха. Остальное — просто для комфорта», — говорит главный инженер студии Ольга Собчишина.

Проектное предложение обеспечивает комфортное проживание двух или трех семей с детьми и персонала с их семьями.

При необходимости проект можно переработать для гораздо большего количества людей, но на данном этапе студии интересны эксперименты с подземным пространством таким образом, чтобы создать иллюзию нахождения над поверхностью — как будто можно было выглянуть в окно и увидеть голубое небо.

План Б имеет две главные спальни, которые состоят из спальной зоны, закрытого места для хранения вещей и ванной комнаты. «Основная задача при проектировании обоих зданий заключалась в изменении осознания пространства и его границ», — добавили архитекторы.

В архитектуре дома отсутствуют острые углы — форма помещения почти цилиндрическая. Этот прием не часто используется в земной архитектуре, но здесь он сразу помогает студии создать иллюзию бесконечности, будто стен не существует.

Напротив грядки разбит каменный сад, который заканчивается высокочувствительным экраном-окном, вид которого можно изменить одним нажатием кнопки на панели управления системы Умный дом — например, заснеженные горы или сонная утренняя улица в Киеве.Более того, вы можете «открыть» окно и почувствовать легкий ветерок или запах свежескошенной травы.

«Современные люди слишком привыкли к свободе и отсутствию ограничений. Жизнь в бункере, даже очень удобном, — это жизнь в рамках. Мы пытались спроектировать пространство так, чтобы люди могли их минимально ощущать», — сказал соавтор проекта, архитектор Игорь Гавриленко.

Plan B не забыл о возможных питомцах, оборудовав специальную зону для выгула собак. Здесь все по максимуму, как на улице: лес, камни, трава.Эвакуационный круг также может служить местом для длительных прогулок и катания на велосипеде.

«Мы постарались максимально передать физический мир за счет материалов и простоты решений. А нематериальный мир — за счет архитектурных приемов, технологий и человеческого воображения».

«Этот проект — избавление от эмоций, размышление о продолжении человеческой жизни при любых обстоятельствах и попытка найти ответ на вопрос, может ли архитектура создавать впечатление жизни на поверхности, находясь в ее глубинах. , — пояснил Сергей Махно.

Факты о проекте

Команда: Сергей Махно, Ольга Собчышина, Александр Сергеевич Борович, Олександр Михайлович 9
, Олександр Михайлович Махно PR:
Татьяна Вакула, Мария Федько, Дарья Сушко
210009 PM: Марина Василишина
Визуальный дизайн: Игорь Гавриленко

> via Sergey Makhno Architects

ОСОБЕННОСТИ: СЕРГЕЙ МАХНО — Пикак

МЫ ИМЕЕМ ТО ЖЕ ПУТЬ — ДОМ.

Сергей Махно — украинский дизайнер, архитектор, генеральный директор и основатель студии Sergey Makhno Architects, который работает в трех направлениях: архитектура, дизайн интерьеров, предметный дизайн. Сергей Махно стал ключевой фигурой в сфере украинского дизайна за последние десять лет. Креативность, качество и нескончаемый поиск баланса между искусством и дизайном — краеугольный камень его работы и ключевые компоненты его лидерства.

Базируясь в Киеве и работая по всему миру, с 2003 года компания Sergey Makhno Architects — Студия украинской архитектуры, дизайна и керамики создает проекты, в которых переплетаются украинские традиции, мировые тенденции и японская философия ваби-саби, сил природы, человеческого таланта. и архитектурный ум.Сергей Махно Архитекторы занимаются архитектурой, ландшафтным дизайном, дизайном интерьеров и предметным дизайном. Их главная задача (архитекторы, дизайнеры, инженеры, художники) — создать комфорт, который станет родным и близким. Они уважают природу и создают проекты в сотрудничестве с ней, выбирая натуральные материалы и цвета: дерево, бетон, медь, глина, лен.

Sergey Makhno Architects является членом Общества британских и международных дизайнеров интерьеров. Награжден престижными международными наградами, такими как Red Dot Design Award, The International Property Awards, The Architecture Master Prize, IDA Awards, Restaurant & Bar Design.

Сергей Махно Продукт — украинский ваби-саби. Индивидуальное авторское освещение и декор, плитка и ковры, мебель и посуда. Большинство изделий изготавливается вручную в собственной керамической мастерской в ​​ограниченном количестве.

ПЛАН ПОДЗЕМНОГО ДОМА B

Sergey Makhno Architects изобразил бетонный дом, построенный как бункер, чтобы выдержать «неприятные сюрпризы», которые могут поджидать в постпандемическом мире. Однако вместо того, чтобы создать типично суровый бункер, студия задумала уютное убежище, в котором кто-то хотел бы жить, «даже когда не будет апокалипсиса».Они предлагают нам небольшой поход на глубину 15 метров и ниже. Автономный дом, который по комфорту и оснащенности составляет конкуренцию наземным жилым домам. Снаружи План Б напоминает вход в музей современного искусства или даже на военную базу. Они постарались создать простую и лаконичную форму, которая во всей перспективе говорила бы о надежности, но при этом была бы эстетически привлекательной, не пугала бы и впускала как с земли, так и с воздуха.

ФУТАГО

Заказчики очень четко выразили свои пожелания: получить современный и минималистичный дом, который станет новым этапом их жизни после долгих лет поклонения классике.Этот дом стал продолжением природы и наоборот — ее противостоянием. Футаго — это чистый лист бумаги, в котором слились тонны бетона, стекла, страсти и силы человеческого духа. Дом состоит из двух одинаковых частей. 30 000 тонн почвы, и теперь они возвышаются над ландшафтом, как безмолвные наблюдатели, разделяющие одно сердцебиение на два. Футаго в переводе с японского означает «близнецы». Это дань увлечению японской архитектурой в целом и архитектора Тадао Андо в частности.

МАННА

Квартира Manna была рождена как убежище для безмятежности и крепость, защищающая от внешних раздражителей. Спокойная по своей сути, Manna окутает своих владельцев покоем и мягкостью. Заказчик хотел гордиться своим домом, и все это в украинском современном стиле. Все, что вам нужно сделать, это следовать рецепту: немного минимализма, немного аромата ваби-саби, несколько художественных капель и полные столовые ложки натуральных материалов. Подавайте в семейном духе и наслаждайтесь каждым блюдом.Настенные оттенки капучино окутывают гладкое полотно. Дерево конкурирует с керамикой, создавая союз, который необычайной мягкостью покоряет сердца.

РОЗОВЫЙ ДОМ

Rose — это гостевой дом в горах, сделанный из бетона, прочной стали, стекла и воды. Здание площадью 160 квадратных метров кажется простым из-за чистого модного силуэта, но содержит множество сложных элементов. Название Роза произошло от цветущих красных стен.Чтобы полить бетонный цветок, архитектор создал искусственный бассейн, с одной стороны окаймляющий террасу. Стальной фасад кажется уединенным и полностью погруженным в дикую природу, а внутренняя часть здания напротив — открытая и хрупкая из-за окон от пола до потолка. Макет разработан

как свободно перетекающее пространство с трансформирующимися функциональными зонами.

ДОМ РИДНЫЙ

На строительство Ридного дома ушло 11 лет.Студия работала над ним 6 лет. Без спешки, расчетливо, учитывая каждую деталь. Сначала владельцы хотели классический семейный особняк с арками. Но в течение первых трех лет совместной работы над проектом их приверженность классике пошатнулась, и они сошлись на бетоне, металле и большом количестве дерева. В результате интерьер трехэтажного здания выдержан в современном украинском стиле, сочетающем японскую философию ваби-саби и украинские традиции. Дополняют интерьер керамические акценты от Sergey Makhno Architects: лампы «Хмара», «Парасолка», «Конус», вазы.

FUJIWARA YOSHI

Fujiwara Yoshi — это лабиринт площадью 800 квадратных метров, созданный для того, чтобы погрузиться в величие японской культуры. Ваш взгляд будет очарован деталями. Fujiwara Yoshi — японский ресторан с украинской душой. Это лабиринт, из которого не хочется выходить. Здесь эстетика вальсирует с функциональностью, трубы становятся светильниками, цветы растут с потолка, а мох — с тарелок.

« Этот проект для меня особенный.Япония — мое место силы. Я влюбляюсь в эту страну каждый раз, когда приезжаю туда. И я всегда хочу большего. Поэтому я был счастлив вложить частичку своей любви в самое сердце Украины. Нашей главной задачей было передать японскую философию, а не выкрикивать какие-то клише. Дизайн ресторана — это уют, продиктованный Японией, но читаемый с украинской душой », — говорит Сергей Махно, основатель студии« »Сергея Махно.

ХМАРА

ХМАРА

Сергей Махно Продактс изготавливает каждый потолочный светильник вручную на заказ в своей керамической мастерской.Их серия светильников Khmara черпает вдохновение в облачном небе, чтобы предложить более креативное световое решение для современных интерьеров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.