Красивая идея: Красивая Идея — интернет-магазин отделочных материалов, официальный сайт. www.krasivayaideya.ru — Новосибирск

Содержание

Умный город – красивая идея, маркетинговый хайп или направление развития?

Деловой Гамбит: Умный город – красивая идея, маркетинговый хайп или направление развития?

03 декабря 2018, 21:00

руководитель PR-направления социальных проектов в Ростелеком-Солар

 

Можно ли Москву считать умным городом? Какие ИТ-решения последних лет приближают столицу к smart city? Какие технологии используются? Кто обычно финансирует трансформацию города в smart city?
Безопасность умных городов. Угрозы кибертерроризма

Гости:
Игорь Литвинов — руководитель отдела системной архитектуры “ЛАНИТ-Интеграции”

Олег Есюнин: Генплан — это красивая идея. Она так же красива, как и предположение, что Пермь — культурная столица, например, Европы

Поделиться

Поделиться

Твитнуть

 
Администратор

newsko.ru

— Какие недостатки есть в инфраструктуре Перми?

— С точки зрения архитектуры в Перми всё довольно загадочно. Очень разнообразны улицы и их убранство. Сразу бросается в глаза отсутствие каких-либо градостроительных стандартов и нормативов. С другой стороны, может и неплохо, что то, что планировали сделать с некоторыми пермскими улицами дизайнеры, не было воплощено.

Город плохо выглядит в межсезонье — тут грязно и уныло. Остановочные комплексы, которые изначально удивляли именно ценой и названиями остановок в транслитерации, теперь разрисованы, деформированы и удивления не вызывают. Ненавижу граффити, знаю, как их победили в Минске. Однако белорусские методы решения проблем, надеюсь, у нас пока ещё неприменимы.

То, что генплан был сделан, — это замечательно. Он действительно уникален для России. Впервые в генплане была учтена большая инженерно-геологическая информация, которую мы собирали и обобщали многие годы, в отличие от предыдущего генплана Перми.

— Какие именно геологические условия были учтены?

— Мы исходили из того, что в каждом городе должна быть геологическая карта, которая позволяет инвесторам понимать, где строить дешевле, лучше. Где нежелательно многоэтажное строительство. Эти выводы можно сделать на основе архивной информации. Повторю ставшую банальной фразу — «строить можно везде», просто это будет по-разному стоить, если, конечно, соблюдать строительные нормы и правила. Например, в Мотовилихе обязательно нужно учитывать влияние на строительный объект горных выработок. И не только для того, чтобы не «посадить» здание прямо на штольню, что бывало.

— В генплане есть пожелание ограничения этажности. Каково ваше мнение по этому поводу?

— Понятно, что застройщику чем выше, тем лучше — экономические законы касаются и строительной сферы. Я поддерживаю идею компактного города, но она входит в очевидное противоречие с интересами бизнеса. Строительство в условиях плотной городской застройки гораздо сложнее и требует, в том числе, серьёзных изыскательских работ и геотехнических исследований.

Всё в городе взаимосвязано, и если какие-то правила нарушаются, то это приводит к авариям, например, таким, как в гипермаркете «Семья». Чем дальше мы будем строить в плотной урбанистической обстановке, тем больше факторов нужно учесть и тем актуальнее собранная и обобщённая геологическая информация. Это касается как нового строительства, так и эксплуатации строительных объектов.

Города неизбежно развиваются в подземном пространстве, но экономически, разумеется, дешевле это делать над земной поверхностью. Это совершенно нормально. Задача города — ставить какие-то разумные ограничения и потом последовательно заставлять им следовать. Иначе архитектурный облик города будет всё дальше и дальше ухудшаться. Здесь вопрос, в том числе, в наличии элементарного вкуса. Новое, современное здание можно «посадить» рядом с историческим объектом совершенно по-разному и с разными эстетическими результатами. И настроение, и впечатление у горожан от созерцания этого ансамбля будет совершенно различным. Главное, что сделанное почти невозможно изменить, ко всему этому можно будет только привыкнуть.

— Генплан можно реализовывать в том виде, в котором он есть?

— Это невозможно. Генплан — это красивая идея. Она так же красива, как и предположение, что Пермь — культурная столица, например, Европы. Конечно, не хочется отказываться от мечты. Хочется красоты, но всё упирается в нашу экономику. И в политику. Я уже как-то говорил, что невозможно построить европейский город в неевропейской стране.

— В Перми один центральный мост. Вообще-то их три, но основной поток всё равно идёт через центр. Стоит ли ремонтировать этот мост или построить новый?

— Желательно, конечно, сделать мост. У нас мостов не хватает, это одна из причин пробок. Я за то, чтобы этот мост сделать, но город всё равно, в основном, развивать на одной стороне.

Мы массу времени потратили на изучение Камской долины. Проблема в том, что там торфяники. Если не сделать для Камской долины дренажную систему, то будем продолжать топить подвалы. Есть и площадки не заболоченные, благоприятные для строительства. Можем сказать, где эти места, но большая часть этой территории либо непригодна, либо условно пригодна для строительства. Местами толщина торфов достигает 30 м.

Одна из главных проблем города — подтопление, вода всё поднимается и поднимается, ситуация всё время меняется. Сейчас мы это более или менее отслеживаем. Главная рекомендация по Камской долине — сделать комплексную систему водоотведения.

— Существует мнение, что генплан нарушает некоторые СНиПы, другие градостроительные нормы, так ли это?

— На первых порах — да… Голландцы либо о них не знали, либо хотели сделать Пермь голландским городом.

Пермские архитекторы и проектировщики сидели без работы, отрасль была в кризисе, а тут такую большую (и денежную) работу отдали чужим и без конкурса. Да ещё бывший губернатор утверждал, что в Перми нет ни нормальных архитекторов, ни адекватных проектировщиков. Реакция сообщества оказалась предсказуемой и соответствующей. Примерно так же реагировали местные деятели культуры, когда считалось, что их нет.

— А есть ли преимущества нового генплана перед предыдущим?

— Есть иллюзия, что он более проработан. Генплан — это некий проект. Во многом он содержит элементы творчества, неопределённости, как какое-то произведение искусства, но также содержит значительную составляющую научных обоснований. Главное, что он уже есть, оплачен бюджетными деньгами и не надо его так сразу отвергать.

— Какие есть перспективы у Перми? Какие направления в градостроительной сфере вы посоветуете развивать?

— Есть ощущение, что сейчас у строителей появляются новые перспективы. По крайней мере, новый губернатор демонстрирует совершенно иную точку зрения на строительство, нежели предыдущий.

Что касается сферы инженерных изысканий, я предложил бы больше опираться на результаты качественно выполненных работ. Не секрет, что значительная часть изыскательской продукции фальсифицируется, и это неизбежно в дальнейшем отразится на безопасности возводимых объектов. Сейчас мы завершаем построение геологической карты центра города, и она очень пригодится как в процессе нового строительства, так и для эксплуатации.

Я предложил бы проделать аналогичную работу и в других районах города. Концепция компактного города, пре­дусмотренная генпланом, судя по всему, никуда не уйдёт. Мы будем менять этажность, уходить под землю, ещё что-то менять, но будем строить здесь. При этом в строительстве будем затрагивать интересы собственников соседних зданий. Поэтому мы обязательно должны в процессе освоения городского пространства изучать строительные объекты во взаимосвязи друг с другом. Это как раз вопрос проектировщиков и изыскателей. Всё-таки хочется, чтобы мечта стала реальностью.

Подпишитесь на наш Telegram-канал
и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться

Поделиться

Твитнуть

«Заявить молодежную сборную России в чемпионат КХЛ — красивая идея, но дорогая»

Трехкратный олимпийский чемпион Виталий Давыдов порассуждал на тему проблем молодежи в КХЛ.

«Я удивлен тому, что у нас по-прежнему мало внимания уделяется молодежи. Работу любого тренера оцениваю не только по результату, но и по тому, доверял ли он юниорам из системы клуба, раскрыл ли их для большого хоккея. Пока в этом сезоне каких-то открытий нет, это беспокоит. В Щербака же изначально не очень верил. У нас есть десятки молодых хоккеистов, которые застряли между МХЛ, ВХЛ и КХЛ, но на высшем уровне им просто не дают шансов. Зато перед их ровесниками, выступающими за океаном, расстилаем ковровые дорожки. Щербак в этом плане — характерный пример. Он ничего не показал в Северной Америке, но здесь ему сразу же предложили большой контракт, потому что канадский тренер «Авангарда», подозреваю, составил ему протекцию. А когда пришло время показывать свой уровень, выяснилось, что этого уровня и нет.

В Северной Америке с 17-19-летними игроками уже не работают — их просто пропускают через мясорубку низших лиг. Подозреваю, что эти два-три года, когда ты формируешься и для тебя крайне важен тренировочный процесс, Щербак потерял. Именно поэтому его неудача в КХЛ не удивляет — но огорчает. Хотя прежде всего дело не в Щербаке, а в том, что, придерживая свою молодежь, мы, по сути, вытесняем ее в Северную Америку. Наши юниоры видят, что, покидая страну, они ничем не рискуют — в КХЛ легче пробиться не через МХЛ, а через низшие заокеанские лиги. Даже если не получится в НХЛ, они в любой момент вернутся в КХЛ на те роскошные условия, которые «Авангард» предложил Щербаку. То есть с одной стороны мы теряем игроков, с другой — балуем деньгами. Тупик.

Лучший пример — «Локомотив». Великолепный клуб с, наверное, лучшей школой в стране, который в этом сезоне вдруг решил провести канадский эксперимент. Сначала провалился с Крейгом Мактавишем, теперь сделал ставку на дебютирующего в роли главного тренера Майка Пелино. Честно скажу, не могу понять, зачем Ярославль затеял это сомнительное дело. Канадцы — люди простые, у них есть два атакующих звена, которые получают все большинство, и есть два звена разрушающие, которые работают в меньшинстве. То есть все роли заранее расписаны, работы на будущее нет, встал в колею — и поехал. Для «Локомотива», где очень много талантливой молодежи, такая упрощенная система категорически не подходит. Я вспоминаю прошлогоднюю молодежку во главе с блестящим трио форвардов «Локомотива»: Денисенко, Коваленко и Слепцом. Мне казалось, что вот-вот в нашем хоккее зажгутся новые звезды. Тем более что все трое летом остались в России, в «Локомотиве». И тут неожиданный поворот: все трое попали под Мактавиша! Как итог, прошло почти полгода, но ни о каком развитии молодежи «Локомотива» речи нет. Слепец даже не в основе, из Коваленко делают специалиста по меньшинству, у Денисенко травмы. И таких, как Слепец, в «Локомотиве» много.

Заявить нашу молодежку в чемпионат КХЛ? Эта идея красивая, но дорогая и, наверное, ее трудно реализовать. Но, уверен, что с хорошим тренером и регулярной игровой практикой Денисенко, Коваленко и Ко уже сегодня были бы звездами КХЛ. А пока они вынуждены смотреть на тренерский эксперимент своего клуба, который, по сути, вытесняет их за океан», — цитирует Давыдова Russia-Hockey.
Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Красивая идея: волгоградцам показали, как может выглядеть пойма Царицы после благоустройства

Как ранее сообщал Volganet.net, архитекторы Центра «ВЯЗ» представили готовый дизайн-проект благоустройства поймы реки Царица от Астраханского моста до улицы Глубокоовражная, который власти утвердили. Недавно была представлена и инфографика будущего проекта. Отметим, что если все идеи авторов удастся воплотить в жизнь, то Волгоград получит необычное и очень приятное для прогулок и отдыха пространство.

Если перечислять кратко, то волгоградцам обещают создать:

  • экотропу, соединяющую Ворошиловский и Центральный районы;
  • зону плодовых деревьев, зону рощ и зону парковых аллей;
  • искусственные водоемы;
  • спортивный центр с аквапарком;
  • два бассейна;
  • скейт-площадку;
  • зону для выгула и тренировок собак;
  • велодорожки длиной 3 километра;
  • детскую зону.

Искусственные водоёмы/Инфографика администрации Волгограда

Напомним, одна из идей, предложенная «ВЯЗом», – наполнить новое пространство деталями и атрибутами, которые перенесут посетителей в старый Царицын. Для этого вдоль «парящей» экотропы будут установлены макеты, наглядным образом показывающие, как менялся городской мастер-план от Царицына до современного Волгограда. А напротив волгоградского цирка молодые архитекторы предлагают возвести крепости Царицына, выполненные из топиариев и скульптур.

Спортивный центр в аквапарком/ Инфографика администрации Волгограда

Что до самой тропы, то, как говорят в мэрии, её планируют вписать в уже существующий природный ландшафт рекреации. Тропа пройдёт от улицы Глубокоовражная до Астраханского моста: её намерены проложить так, чтобы не пришлось убирать существующие деревья и кустарники.

Экотропа/ Инфографика администрации Волгограда

Экотропу хотят выполнить в традициях современной европейской архитектуры – с использованием открытого тонкого каркаса, который создаст эффект парения в воздухе. Планируется, что маршрут будет иметь повороты и различный уровень с помощью пологих площадок. Это позволит создать различные видовые раскрытия на пойму и Астраханский мост. Кстати, все деревья вдоль экотропы будут отражаться в системе навигации: гуляющие смогут прочитать информацию о них.

Фруктово-каскадные сады/ Инфографика администрации Волгограда

Вообще вся зона поймы, по задумке архитекторов, будет разделена на четыре функциональные зоны: это парковая часть для прогулок, спортивный блок с аквапарком для активного отдыха, а также лаунж-зоны и арт-объекты.

Скейт-площадка/ Инфографика администрации Волгограда

Как отмечают эксперты, проект довольно сложный для воплощения. Однако и первый участок поймы до недавнего времени представляла из себя поросший бурьяном и камышом пустырь, а сейчас она стала одним из любимых мест отдыха горожан.

Роспечать — официальный сайт: Красивая идея подружить два бренда

Источник: «Известия» от 13 апреля 2011 года

На Лондонской книжной ярмарке отпраздновали 50-летие полета Юрия Гагарина. Космонавты вышли на сеанс прямой связи и рассказали о том, какое значение приобретает книга для тех, кто временно покинул Землю. Идея соединить два великих русских бренда — космос и русскую литературу — нашла отклик у участников ярмарки.

Российский стенд находится по соседству с English PEN Literary Cafe, где во вторник другой российский бренд — писатель Борис Акунин встречался с участниками ярмарки. Британские организаторы выбрали его автором дня, и не зря. В кафе и окрестностях наблюдался аншлаг. Писатель хорошо говорит по-английски, умеет увлечь аудиторию (даже если она состоит из профессиональных филологов) и активно издается и переводится в Великобритании.

Однако часть акунинской аудитории переместилась на российский стенд ровно в полдень, когда начался сеанс связи с орбитальной станцией. Космонавты в синем форменном появились на экране. «Желаем успеха программе «Россия — Почетный гость Лондонской книжной ярмарки», — сказал Дмитрий Кондратьев, командир 27-й экспедиции.

Космонавты отвечали на вопросы англичан — их можно было задавать на сайте BBC. Лучшие из вопросов были отправлены накануне на орбиту. Участники экспедиции рассказали, что в Центре подготовки космонавтов есть библиотека, где собраны издания на 16 языках. Каждый может захватить с собой с Земли несколько любимых книг, и на станции уже собрана небольшая библиотека. Выяснилось, что книги повлияли и на выбор профессии. Тот, кто не просто мечтал стать в детстве космонавтом, но кое-что для этого делал — в частности, читал фантастику, — в итоге и полетел в космос. Ответ на один из самых оригинальных вопросов — что вы делаете в свободное время? — оказался неожиданным: космонавты больше всего любят смотреть в иллюминатор. Ну и читать книги, само собой.

«Жаль, не показали обложки книг, которые там у них на орбите, — сожалели профессионалы издательского бизнеса. — Вот была бы мощнейшая реклама». Сергей Лукьяненко (который готов поспорить с Борисом Акуниным — кто самый издаваемый в Британии российский автор) был на Байконуре в тот момент, когда в космос запускали этот экипаж. «Впечатления совершенно потрясающие, — сказал писатель в беседе с корреспондентом «Известий». — Одно дело, когда об этом читаешь, слышишь и даже видишь в кино, и другое — когда оказываешься свидетелем. Земля дрожит, в уши бьет немыслимый гул, над степью вспыхивает рукотворное солнце. На это страшно смотреть даже на расстоянии нескольких километров. Люди, которые на этой стене огня поднимаются в небо, достойны огромного уважения. То, что мы сохранили космонавтику, — огромное наше счастье и заслуга».

Сергей Лукьяненко высказал мнение, к которому могли бы присоединиться все российские участники ярмарки: «Красивая идея подружить два бренда — литературу и космос. Литература и космос — достижения России, достойные уважения. И продвижения. Они абсолютно русские и при этом принадлежат всему миру и человечеству».

Наталия Осипова

Красивая идея, — но несвоевременная: сверхскоростной беспилотник на черном дрозде. — Не теряйте мужества

сверхскоростная связка М-21 + D-21 в воздухе (кликабельно)
После создания сверхскоростного и сверхвысотного самолета-разведчика SR-71A Blackbird американцы задумались… Дело в том, что его потрясающие характеристики снова не гарантировали неуязвимости. Новое поколение советских ЗРК могло достать и эту птичку. И тогда кто-то их конструкторов решил скомбинировать разрабатываемый с середины 50-х скоростной БПЛА D-21, который с ПВРД Marquardt RJ43 разгонялся до чудовищных M3.6 и мог с такой скоростью пролететь до 5500км, фотографируя под собой всё.

подготовка системы к вылету (кликабельно)

Вот только одна тонкость: чтобы ТАК летать, — его надо было поднять на высоту километров 20 и разогнать как следует. Как следует? Ну, например, до скорости M3.35. Этим и занималась специальная версия SR-71A, названная M-21 (от «Mother», соответственно, БПЛА считался D — «Daughter»), у которого на спине была специальная консоль для установки БПЛА, а на месте кабины фотоаппаратуры разместили кабину инженера управления БПЛА. Такая связка должна была обеспечить достаточно быстрый запуск разведывательного дрона с тем, чтобы затруднить реакцию советской ПВО.

собственно, сам дрон (кликабельно)

Предполагалось, что сверхскоростной малогабаритный самолет пролетит где надо, после чего сбросит кассеты с пленками в заданном районе (сам БПЛА был одноразовым). Теория, конечно, красивая и даже первые испытания вроде бы подтвердили правильность идеи, но 30 июля 1966 в районе о.Мидуэй во время четвертого испытательного полета произошла катастрофа. В результате «ассимметрии тяги» в момент разделения М-21 на скорости М3,25 столкнулся с D-21, который повредил правый киль, двигатель и консоль крыла носителя. М-21 на крейсерской скорости полета имел нейтральную устойчивость, поэтому утрата хвостового оперения моментально привела к полной потере устойчивости и управляемости. Самолет начал разваливаться на куски.

столкновение на скорости в 3000км/ч

Системы спасения экипажа сработали штатно, 3000км/ч… Пилот, летчик-испытатель фирмы Lockheed Билл Парк отделался царапинами, а вот инженер Рэй Торик, отвечавший за управление беспилотников получил тяжелые травмы и скончался на борту поднявшего экипаж из воды корабля. Эта катастрофа охладила создателей «суперсистемы», которые решили, что конечно запускать ПВРД на трех махах круто, но слишком опасно. Работы по связке были прекращены, и в дальнейшем БПЛА запускались из под крыла B-52. Конечно, эффективность прямоточника на глубоком дозвуке была аховая и дрон очень много расходовал топлива для выхода на рабочую скорость и высоту, — но зато полеты стали совершенно безопасными.

взлетный вид системы с обтекателем ПВРД

Красивая идея и то, как ее можно реализовать » Тува-Онлайн


На 19 Международной Московской книжной выставке широкой публике была представлена книга «Тува: словарь культуры» издательства «Академический проект» (Москва). Идея объединить в одном издании всех и все, что в той или иной степени относится к Туве, ее истории, культуре, принадлежит московскому журналисту Сергею Маркусу. Он же решил самостоятельно и воплотить ее в жизнь. В итоге мы имеем: интересную идею, красивую обложку, предисловие Шойгу, 830 страниц текста, ДиВиДи с фильмом Леонида Круглова о Туве, музыку «Хун-Хурту» на СиДи и… небрежное, неполное и неточное представление о культуре Тувы. Сергей Маркус всегда с самого начала проекта — в 2004 году объявлялось, что книга выйдет к 60-летнему юбилею вхождения Тувы в состав России — говорил о том, что это будет информация о Туве, изложенная простым, доступным языком, его авторский взгляд на республику без претензии на академичность и полноту картины.

Все эти оговорки можно было бы принять во внимание и книга бы была принята на ура!, если бы она так и называлась «Мой взгляд на Туву» или «То, что я знаю о Туве». Тогда было бы понятно, почему Сергей Маркус называет себя автором. Но она называется «Словарь культуры», что уже предполагает энциклопедичность издания, в котором каждый из 2000 его покупателей (таков тираж) будет искать ответы на свои вопросы по Туве по очень простой схеме, придуманной в далеком прошлом, — от А до Я — и принимать без сомнения на веру все, что там написано. Ведь это словарь. Не Ожегова, не Даля. Но словарь.

У большинства статей в новой книгe не указан источник. Интернет в этой связи дает огромное поле для деятельности. Но в нем и много «ловушек» для тех, кто не «в теме». Только этим можно объяснить, что статья о легендарном филологе Шулуу Сате написана без указания года смерти (1992), как о действующем ученом. Иллюстрацией к ней стало фото другого Сата — художника, автора дизайна тувинского флага Оюн-оола Сата.

В словаре много выдержек из тувинского фольклора, сказок, песен. Но без указания, откуда взят текст. А ведь вариантов одной и той же сказки существует множество. В отдельных статьях приводятся пассажи из интервью. Со ссылкой на издания.

И, наконец, собственные наблюдения автора, что, видимо, и дает право именоваться, не просто составителем, а автором-составителем. Пример авторского взгляда в статье на букву «П» о школе № 1: «Первая школа столицы ТНР — историческое здание, в котором была открыта первая в истории Кызыла как столицы ТНР современная школа для детей. Расположена в центре города на улице Щетинкина-Кравченко, 54. На фасаде две мемориальные доски, напоминающие о том, что здесь учились Герой Советского Союза Михаил Бухтуев и Герой России Сергей Шойгу». Ни года создания, ни имени первого директора, ни одного факта из истории. Только «таблички на фасаде».

Акынский принцип «что вижу — то пою», «о ком знаю — расскажу» вполне оправдан в авторском издании. Но это словарь! В котором должны быть даны основополагающие вещи. А здесь полуслучайный выбор. Огромная статья о недавно созданной московско-тувинской группе «Олчей» во главе с пропагандистом тувинской музыки Георгием Белецким и пять строчек о легендарном хоомейжи Хунаштаар-ооле Ооржаке. Ни даты и места рождения, ни одного интересного факта биографии.

В словарь «попали» бесспорно интересные московские художницы — Елена Щепетова и Анна Леон (супруга автора), рисующие Туву. Но при этом «выпали» главные имена в изобразительном искусстве Тувы — Всеволод Тас-оол, Василий Демин, Сергей Ланзы, Иван Салчак и другие. Правда, Иван Салчак все же присутствует в словаре. Фотоизображением, иллюстрирующим статью о другом Салчаке — сказителе Салчаке Дондуке Дамдыновиче.

Все это из того же ряда, что и несколько лет назад изданная в Москве книга «Тува — край сбереженных богатств». Тува там на карте оказалась соседкой Краснодарского края. Деньги потрачены большие. Книга красивая. Но небрежная.

Мелочи? Не обращать внимания? Это же пропаганда Тувы!? Нужна ли такая пропаганда. ..

В принципе, в случае со словарем С.Маркуса у Тувы нет оснований предъявлять претензии. На книгу не было потрачено ни копейки из тувинского бюджета. «Работу» оплатил бюджет федеральный. Издание профинансировано в рамках Федеральной программы «Культура России» (Подпрограмма «Поддержка полиграфии и книгоиздания России»). Закупленные Сергеем Шойгу 200 экземпляров для тувинских библиотек — это тоже личное дело министра, на что тратить деньги. А вот выставить ли этот подарок на полку в свободном доступе в библиотеке или спрятать подальше от глаз читателей — вот здесь уже можно проявить местную инициативу и выразить свое отношение к книжной новинке о Туве.

Прекрасная идея — HAPPI

Алекс Рио принимал участие на всех этапах разработки косметики, прежде чем продукт попадет к потребителю. Теперь руководитель, который построил прочную карьеру в таких компаниях, как BASF, находится в центре внимания цепочки поставок с Epigeneva, новой линией кожи, которую он поддерживает, используя мощь технологий, уделяя особое внимание эпигенетике.

Хотя опыт Рио включает в себя поставку ингредиентов в косметическом бизнесе, не время в лаборатории побудило его запустить бренд по уходу за кожей.

«Все началось с природы, и я люблю говорить о дикой природе», — сказал Рио Хаппи. «Природа — моя муза. Это расслабляет и очень интересно смотреть. Это начинается с животных и их поведения. Когда мы находим время, чтобы наблюдать и исследовать их более глубоко, мы видим, что они довольно удивительны. На мой взгляд, животные олицетворяют истину в последней инстанции, и мы должны учиться у них ».
Рио не спешил поднимать трос с земли.

«Процесс создания очень сложен, и мне потребовалось три года, чтобы работать в Швейцарии, чтобы создать бренд и его продукты.Я с особой тщательностью выбрал все свои ингредиенты, упаковку и партнеров в этом судьбоносном проекте ».

Согласно Рио, Эпигенева основана на идее «Primum non nocere» или, во-первых, не навреди.

«Мы разрабатываем наши продукты с акцентом на экологичность», — сказал Рио, отметив, что он был вдохновлен поведением колибри, которые присутствуют на упаковке бренда, включая картон из экологически безопасных лесов, натуральные чернила и стеклянные банки, пригодные для вторичной переработки.

Согласно Рио, хотя природа кожи определяется ее биологическим наследием, на нее также влияют различные переживания, начиная с рождения, например, экологический и личный стресс.

«Эпигенева влияет на судьбу жизни, положительно заряжая кожу и разум. Вдохновленная эпигенетическим образом жизни героев природы, Эпигенева заимствует лучшие ингредиенты из их рациона, усиленные наукой, и превращает их в исключительные формулы для улучшения кожи », — сказал он.

Наблюдая за такими явлениями, как регенерация клеток, биолюминесценция, терморегуляция и «жизнеспособность, обнаруживаемая у различных видов животных», Эпигенева вносит инновации, «разрабатывая формулы, сочетающие новейшие научные косметические технологии с органическими элементами, составляющими пищевую цепочку, используемую природой. герои, по словам Рио.

В основе каждой формулы — Nactive, полученный из цветков календулы, который, по словам Рио, управляет «маленькими переключателями красоты, которыми мы иногда пренебрегаем: долгие часы работы, праздничная еда, забытые занятия в тренажерном зале, городская жизнь, бессонная ночь с ребенком».

Nactive восстанавливает синтез проколлагена I и поддерживает структуру эластиновых волокон.

Кроме того, в ассортимент входит Многофункциональный энергетический комплекс, три ботанических препарата, на определение которых, по словам Рио, потребовалось три года.Подходит для любого типа кожи и состоит из:

  • Молодые побеги подсолнечника сохраняют выработку энергии в коже, несмотря на городской стресс, и предотвращают негативное воздействие синего света от цифровых экранов;
  • Цветы гибискуса, успокаивающие перегруженную кожу; и
  • Березовый сок, который обеспечивает жизненно важное увлажнение и жизненную силу, необходимые для того, чтобы выдерживать напряженный распорядок дня современного потребителя.

Эти главные ингредиенты используются во всей линейке продуктов Epigeneva, которая в настоящее время включает ночной крем, очищающий гель, сыворотку для глаз, дневной гель-бальзам и косметический туман.
Бренд также обладает большим сенсорным опытом.

Например, созданный на основе масла ши и смягчающего средства на основе абрикосового масла, ночной крем имеет богатую текстуру и фирменный аромат (ноты чашечки цветка гибискуса, граната, имбиря и мускуса), который способствует продолжительному и расслабляющему массажу кожи. по бренду.

Кроме того, косметический спрей, в состав которого входит вода из цветков клюквы и риса, является универсальным продуктом. Содержащий биосахаридную камедь, которая образует вторую матрицу кожи, обеспечивающую защиту от большинства форм городского и домашнего загрязнения, туман также придает волосам великолепный аромат.

Зная опыт Rio в разработке ингредиентов и рецептур, бренд сделал акцент на эффективности и проверке посредством тестирования.

«Мы достигаем впечатляющих показателей эффективности и уникальных 100% удовлетворенности женщин, попробовавших дневной (после первого применения) и ночной (через 28 дней) крем. В панельное исследование вошли 20 активных женщин с городским образом жизни и типом кожи. Тесты проводились командой дерматологов в оценочной лаборатории во Франции. Результаты были получены с помощью анкеты самооценки, представленной как часть теста на использование после первого применения и через 28 дней, под дерматологическим контролем, на 20 добровольцах (30-50 лет) », — отметил Рио.

Забегая вперед, Rio рассматривает возможность расширения линейки Epigeneva за счет средств против старения и осветления кожи.

На данный момент ассортимент доступен в аптеках премиум-класса и в парфюмерных магазинах Швейцарии в таких городах, как Женева, Лозанна, Монтрё, Вербье, Церматт, Гштаад и Интерлакен. Кроме того, интернет-магазин бренда доступен на любом рынке. Рио сказал Хаппи, что хочет расшириться на азиатские страны и США, и он активно ищет партнеров в Северной Америке на таких премиальных рынках, как Манхэттен.

Агрессивный план розничной торговли подкреплен верой в Rio, что косметический бизнес приносит не только внешний вид, но и положительные изменения.

«Косметика — настоящий провайдер уверенности в себе и самоуважения! Лучшее, что вы можете сделать, — это сделать жизнь других людей лучше », — сказал он. «В Epigeneva мы верим, что можем помочь всем женщинам в мире, мы помогаем женщинам видеть себя сильными и красивыми. Уверенная, сильная и женственная, она — самая красивая версия самой себя. Мы разработали специальные методы нанесения и новые косметические процедуры, которые заставляют женщин по-другому смотреть на себя в зеркало.Когда уверенность превращается в красоту, уверенность в себе становится вашим главным союзником в противостоянии жизни, ее вызовам и принятии всего, что она может предложить ». •

Ливан «Прекрасная идея», нуждающаяся в переделке, говорят протестующие

Город Бейрут в Ливане — это образец элегантности и успеха. Здесь есть французские магазины, торгующие дорогими товарами, дорогие отели, а улицы заполнены импортными автомобилями. Но это также страна, борющаяся с неравенством, разрушающимися государственными услугами и высоким уровнем безработицы.

Три недели антиправительственных протестов потрясли страну и привели к отставке премьер-министра Саада Харири.

«Ливан — прекрасная идея, — сказала Яра Салем. Она 25-летняя студентка, которая проводит дни в лагере протеста на площади Мучеников. Лагерь находится всего в нескольких метрах от дверей Le Grey, одного из самых дорогих отелей Бейрута.

«Вы думаете, что находитесь в Париже, но вы идете туда, а люди умирают на улицах», — сказала она.Она говорила об уровне бедности в городе.

Салем назвал протесты революцией, потому что они вывели на улицы сотни тысяч ливанцев. Но, по ее словам, протесты будут провалом, если правящая элита не будет полностью отстранена от власти.

15-летняя гражданская война в стране закончилась в 1990 году, но имена тех, кто управляет страной, практически не изменились, сказала она. Протестующие не верят, что они могут построить более сильную экономику или лучшее будущее.

«Это были одни и те же люди 30 лет», — сказала она. Она добавила, что поколение ее родителей утратило веру в политику, но молодежь по-прежнему считает, что перемены возможны.

«Основная цель этой революции — сделать что-то для бедных — рабочие места, услуги, образование», — сказала она.

Есть много причин задаться вопросом, как Ливану удавалось удерживать себя так долго.

С 18 официально признанными сектантскими и группами было трудно достичь политического согласия.Изменение лояльности делает решения практически невозможными. Коррупция затрагивает бизнес и политику, которые контролируются многодетными семьями.

Всемирное неравенство База данных , исследовательская группа, считает Ливан одной из самых неравноправных стран в мире. На один процент богатейших людей приходится почти 25 процентов национального дохода, а на беднейшие — 10 процентов.

Бейрутские магазины заполнены товарами, которые могут купить только богатые.И все же экономика не растет, долг составляет 150 процентов от валового внутреннего продукта , а безработица среди людей моложе 35 лет приближается к 40 процентам.

«Нет работы, нет услуг, школы плохие», — сказал Джамал Райдан. Он протестующий друзов из того же города, что и Валид Джумблат, ведущий друзовский политик Ливана.

Райдан учился на бухгалтера, но не работал четыре года. Он попросил Джумблата о помощи, но не получил ее.Он решил, что политическая система Ливана потерпела неудачу.

«Это меня злит», — сказал он.

«Ливан должен быть как мать для всего своего народа», — сказал он. «Вместо этого они превратили ее в плохую женщину».

Я Сьюзан Шанд.

Об этом сообщило информационное агентство Reuters. Сьюзан Шанд адаптировала его для VOA Learning English. Джордж Гроу был редактором.

Напишите нам в разделе комментариев или на нашей странице в Facebook.

________________________________________________________________

слов в этой истории

elegance — прил. изящный и привлекательный

элитная — н. люди, обладающие наибольшим состоянием и статусом в обществе

сектант — прил. , относящиеся к религиозным или политическим сектам и различиям между ними

база — н. Набор фрагментов информации, которые организованы и используются на компьютере

валовой внутренний продукт –н. мера размера экономики страны, которая дает стоимость всех товаров и услуг, произведенных за один год

Принимая лекарство; Краткая история лекарств Прекрасная идея и наши трудности с ее глотанием — Архив статей

Книжный клуб медсестер

Принимая лекарство; Краткая история лекарств Прекрасная идея и наши трудности с ее глотанием

Назначение лекарств не по назначению позволяет врачам использовать лекарства для всего, что они хотят, по сути, не является большим изменением по сравнению с прошлым
Автор Друин Берч (Vintage Books, 2010)

Отзыв от Christine Contillo, RN, BSN

Я думаю, что стала медсестрой , потому что мне было любопытно. Мой отец был инсулинозависимым диабетиком, который часто и несвоевременно страдал от гипогликемического шока. У него и его сестры к 40-м годам рождения развился гипертиреоз, и они очень сильно похудели. Для меня все это было так загадочно. Если так много всего может пойти не так с вашим здоровьем, как кто-то доживет до старости?

Друин Берч — автор книги Принимая лекарство: краткая история прекрасной идеи медицины и наши трудности с ее глотанием . Он должен разделить мой любопытный дух; он тратит 305 страниц, исследуя составы, которые мы принимаем для улучшения своего здоровья, и своим сухим британским остроумием объясняет, как они работают или почему нет.

В большинстве случаев он также описывает, как были открыты эти зелья, что, я должен признать, меня увлекло.

По пути я узнал, что аспирин получают из коры ивы, но кто может представить, какое состояние, вызванное лихорадкой, заставит кого-то жевать покрывало дерева! Чтобы понять это, автор ведет вас по пути, включающему поиск лекарства от лихорадки малярии, которая когда-то была эндемической для болот Европы. Кажется, что лечебные открытия часто были совершенно случайными — например, когда в XIX веке было замечено, что в спальнях с обоями было меньше клопов.Основываясь на том, что сейчас свирепствует нашествие клопов, я готов поспорить, что в конечном итоге должен был быть найден менее токсичный клей.

В поисках лекарств лежала философия медицины, которая развивалась медленно. Аристотель в 500 г. до н. Э. считал, что все знания основаны на наблюдениях, сделанных в природе. Лишь в 1800-х годах врачи начали понимать, что их личного опыта недостаточно и что для того, чтобы безопасно полагаться на опыт других, могут потребоваться обширные и трудоемкие исследования.Им нужно было повторить большое количество экспериментов с контрольными группами (с чем фармацевтические компании все еще борются) и комитетами по этике, чтобы решить, кому это будет выгодно. Мифы нужно было проверять и заменять фактами. Возможно, это начало «практики, основанной на фактах», которую мы наблюдаем сегодня.

По словам автора, только около 50 лет назад пациент мог обратиться к врачу и иметь разумные основания полагать, что все, что бы ни было сделано, улучшит его здоровье; до этого времени это было в значительной степени ошибочным.Первоначально ученые взяли продукт, предположили, что он может делать, а затем протестировали его на своих пациентах без каких-либо правил.

Теперь, благодаря очевидным рискам этого более раннего метода, у нас есть надзор со стороны правительства, но кажется, что лекарства все еще разрабатываются, а затем тестируются, чтобы увидеть, для чего они полезны или для чего они плохи — побочных эффектов, которых мы так опасаемся. Тем не менее, выписывание рецептов «не по назначению» позволяет врачам использовать одобренные лекарства для всего, что они хотят — по сути, это не большая разница по сравнению с прошлым.

На протяжении моей карьеры я видел, как диагностическое тестирование стремительно развивается. Найдены лекарства от многих болезней. Лекарства от других состояний по-прежнему ускользают от нас, хотя генетическое тестирование может облегчить точное определение того, какие фармацевтические препараты будут работать для конкретного пациента. За гроши в день малярию можно предотвратить с помощью надкроватных сеток, пропитанных перметрином, однако несколько миллионов детей все еще умирают от этой болезни каждый год. Некоторые лекарства настолько недороги, что их легко найти, другие недоступны для всех, кроме очень богатых.

Принимая лекарство дает вам хорошо изученную историю того, что мы принимаем и почему это работает. Нам нужно поблагодарить тысячи ученых, как хороших, так и плохих, а также автора Берча за то, что он сделал все понятным.

—-

Кристин Контилло, штат Северная Каролина, BSN, медсестра общественного здравоохранения, предлагает вступить в книжный клуб как повод отложить дрянные журналы и выглядеть умно в метро.

Эта статья написана рабочей медсестрой.com.

Как умирает прекрасная идея (действительно) современного общества | by umair haque

В мире существует мрачная и тревожная тенденция на работе. Индия. Китай. Америка. Британия. Эти нации — и многие другие — теперь, похоже, хотят существовать как нечто очень похожее на жестокие, озлобленные племена сторонников превосходства, а не как открытые, мягкие, гостеприимные современные общества. Идея современного общества, кажется, умирает. Итак, один из величайших вопросов, который поднимает этот тревожный век регресса, настолько же прост, насколько и тревожит: выживет ли идея современного общества?

Позвольте мне объяснить, что я имею в виду.

Когда я говорю «современное общество», вы, вероятно, думаете о многих из следующих особенностей.

Общество, состоящее из самых разных людей — цвета кожи, вероисповеданий, историй, этнических групп, убеждений, ориентаций — мирно сосуществует. Где это разнообразие само по себе является формой силы — экономическое процветание, культурное творчество, социальное сочувствие. Группа очень разных людей, способных разрешать свои разногласия демократическим путем и консенсусом. Потому что их различия, по правде говоря, не так уж велики.Они могут поклоняться разным богам, верить в разные формы самовыражения и так далее, но все они в первую очередь верят в более глубокий набор принципов.

Настоящее современное общество чувствует себя теплым, дружелюбным, гостеприимным и веселым местом, а не мрачной, унылой, серой антиутопией. Это потому, что это та работа, в которой люди выполняют поистине исторически новый вид сложной, невероятной, но чрезвычайно красивой работы: саморазвитие, осознание, рост, развитие. Они становятся лучше — постоянно (и всегда терпят неудачу, и тоже смеются над этим.) Вот почему современное общество — это место «либерализма» — в полном смысле слова, а не в узко-политическом. Он открыт для новых людей, идей, товаров, продуктов, услуг. Это место «прогресса» — опять же, в истинном смысле, а не в узком политическом смысле: жизнь — это то, что для среднего человека со временем улучшается. А современное общество является «демократическим» — опять же, в истинном смысле слова, не политическим: оно принадлежит не какому-либо племени или группе, а всем, потому что люди сначала соглашаются сосуществовать на равных. И современное общество является «свободным» — не только в политическом смысле, но и в реальном: мы свободны думать, судить и принимать решения не только «рационально», но и всем нашим «я»: нашим моральным, этическим , творческие и исторические личности.

Все, что делает нас по-настоящему свободными. Свобода выражать свое истинное Я и быть самим собой в полной мере, развивать свои высшие способности, творческие способности, сочувствие, истину, красоту, мудрость, неповиновение, чтобы в конечном итоге стать людьми зрелости и изящества: способными видеть, удерживать и узнавать мы сами в других, а другие в себе.Роль общества — поддерживать и взращивать нас в этом нелегком деле. Теперь, конечно, я описываю такие общества, как, возможно, в лучшем случае — Канада, Скандинавия, Западная Европа. В них мы самоуправляемы и самоуправляемы, но социально поддерживаем себя как личности — в направлении реализации нашего зрелого «я». Это прекрасное путешествие свободы от заедания, трудного самовыражения к полной зрелой самореализации, возможно, является самым верным признаком того, что мы (должны) думать как современное общество.

Я изложил все это немного технически и формально, так что теперь позвольте мне выразить это интуитивно. Что делать, если идея действительно современного общества умирает? Общество как открытое, светское, мирное, радостное, теплое, дающее, прощающее место — и все потому, что на самом деле это процесс … множества разных людей … всех в одном путешествии … вместе … общих поисков для самовыражения, откровения, открытия, реализации? А что, если его заменит более старое, более жестокое, глупое представление о том, что такое общество — и место в нем человека: — безрадостная антиутопия послушания, враждебности, иерархии, трайбализма и страха?

Позвольте мне точно выразить и эту регрессивную идею общества.

— Общество — это участок земли, который «действительно» принадлежит определенному племени. К другим относятся терпимо, но только как к низшим кастам, как евреи в средние века.

— Общество — это группа людей, которые разрешают свои разногласия через агрессию и враждебность. Самая жестокая группа побеждает — через угрозы, запугивание и страх. «Демократия» существует как своего рода театр — арена, на которой доминирующая группа выставляет напоказ и злоупотребляет своей властью.

— Общество — это закрытое место.Новым людям, идеям, продуктам, услугам, товарам. Им здесь не рады. Они не принадлежат. Они угрожают доминированию своей группы.

Общество — это место, в котором жизнь по-настоящему никогда не улучшается, и поэтому здесь нет поисков самовыражения или реализации. Лучшее, на что можно надеяться, — это подняться из крестьянства в дворянство, совершив какое-то насилие, вместо того, чтобы посвятить свою жизнь тому, что действительно лучше чего-либо или чего-либо другого.

Общество — это не место множества различных типов равных, а иерархия, определяемая этнической чистотой. Общество — это место, в котором внутренняя ценность принадлежит только чистым и истинным, а все остальные ниже них.

Роль человека в обществе заключается не в том, чтобы быть вдумчивым, порядочным, гуманным человеком, а в том, чтобы быть лояльным, послушным, кротким и покорным вождю иерархии. Вождь — самый жестокий в иерархии агрессии. Предопределенная мораль племени заменяет любые моральные мысли или упражнения человека.

Смысл общества не в том, чтобы освободить людей для перехода от подлинного самовыражения к самореализации — это в том, чтобы организовать все человеческие мысли, усилия, воображение для соответствия племени.Ты не можешь быть собой. Вы должны быть тем, чем должны быть хорошие члены настоящего народа.

Хороший человек — верный член племени. Все остальные — плохие люди. Хороший человек — это тот, кто жесток, агрессивен, бездумен и послушен, постоянно злится, находится под угрозой из-за различий, безразличен к свободе, полон энтузиазма по отношению к насилию, враждебен самореализации.

Это должно сделать различия кристально ясными. Я не могу вдаваться в подробности — это не книга — но, надеюсь, вы уловили суть того, что я имею в виду, когда я спрашиваю: умирает ли идея современного общества? Позвольте мне теперь выразить это немного короче. Является ли наше господствующее представление о том, каким должно быть общество, от открытой, плюралистической, демократической, современной идеи к закрытой, стратифицированной, супрематической, досовременной, авторитарно-фашистской? Неужели мы начинаем думать об обществе как о жесткой иерархии каст, племени и клана — вместо миллионов маленьких путешествий по самореализации? Как выглядит мир озлобленных, сжатых, разъяренных народов? (Для начала, много таких.)

Позвольте мне привести несколько примеров.Возьмите Брексит или Трампизм. Скольким из вышеперечисленных критериев они соответствуют? Все они. Фундаментальная идея Брексита и трампизма заключается в том, что Великобритания и Америка закрыты. Они не открыты для новых идей, предприятий, товаров, продуктов, услуг. Это потому, что общество принадлежит к доминирующему племени — «настоящим» британцам и американцам, которые, конечно же, относятся к определенному типу белых людей. Все остальные — низшая каста, которую просто терпят. Эти коричневые и черные могут оказаться нашими докторами (или сборщиками фруктов), но это все, что нужно.Им нет места или роли в нашей политике, нашей культуре, нашем принятии решений.

Таким образом, общество представляет собой иерархию. Этнически чистые американцы или британцы наверху — как будто, LOL, такая вещь существует — и все остальные ниже них. Этнический британец или американец, принадлежащий к рабочему классу, теперь не выше аутсайдера, ненавистного меньшинства, которое является опытным, известным доктором или профессором — по статусу, власти, возможностям — потому что они являются частью могущественного племени. В этой иерархии быть наименее могущественным членом своей группы — значит быть намного более могущественным, чем самый могущественный вид злодеев.

Но что значит быть «хорошими» американцами или британцами для брекситера или трамписта? Это означает подчиняться иерархии насилия и агрессии, что означает унижение, дегуманизацию, исключение и ненависть к другим, меньшинствам, посторонним: всем, кто не является частью племени. Так устанавливаются иерархии агрессии и насилия. На них теперь сидят такие фигуры, как Трамп, — люди, для которых враждебность является известной добродетелью их последователей. Они находятся на вершине иерархии именно потому, что они самые жестокие из всех.(Обычный преступник, например, не сажает в лагеря сотню тысяч детей.)

Брекситер или трампист на самом деле этого не знают, но во всем этом они соглашаются с идеей, что жизнь никогда не может быть реально невозможной. улучшать. Нет пути к самореализации. Все, что нужно сделать, это быть верным членом племени, конформистом, солдатом, и, возможно, однажды вы будете управлять своим собственным маленьким королевством. Они надеются построить новое иерархическое общество, авторитарное, основанное на враждебности. Но это также означает, что жизнь никогда не станет лучше — все, что вы действительно можете сделать, это подняться по племенной лестнице от батрака до вождя, совершая насилие над кем-то, женщинами, меньшинствами, посторонними, уязвимыми.

(Это, конечно, результат укоренившегося чувства бессилия. Жизнь в этих обществах не улучшалась на протяжении поколений. Но теперь этот тип людей усвоил эту веру. И когда жизнь никогда не становится лучше — почему бы не объединиться в иерархическое племя агрессии и использовать страх и насилие, чтобы забрать у других то, что вы можете получить?)

Переход в нашем представлении о том, каким должно быть общество, не просто политический.Переход к подлинно авторитарно-фашистскому обществу также связан с нормами, ценностями и идеалами.

Вместо того, чтобы сочувствовать другим, у нас есть только племенные симпатии. Вместо того, чтобы ценить других как равных, мы обесцениваем их и дегуманизируем как грязных, грязных недочеловеков, способных убирать наши дома или лечить наши болезни, но не более того. Вместо того, чтобы рассматривать свободу и справедливость как идеалы, мы начинаем рассматривать саму власть как единственное, что нам остается обрести. Жестокость, враждебность, агрессия и ненависть становятся обычными формами самовыражения.Вскоре человека без них вообще перестают считать настоящим человеком.

Подумайте еще раз о Брекситере или Трамписте. Они действительно проводят два ментальных теста. Во-первых, достаточно ли чиста ваша кровь, чтобы быть одним из настоящих волков. Но второй — демонстрируете ли вы те ценности, которыми должен обладать настоящий народец. Достаточно ли вы агрессивны и враждебны? Вы действительно достаточно ненавидите этих грязных, грязных посторонних и меньшинства? Вы действительно «патриот» — или просто притворщик? Вы хотите построить стены — из кирпича или документов — или открыть двери?

Брекситер и трампист постоянно проверяют всех остальных — и самих себя — на авторитарно-фашистском уровне.Они действительно спрашивают: а вы член племени? А потом — а вы хороший член племени? Вы действительно ненавидите? Вы действительно послушны и покорны племенному проекту построения иерархически организованного отечества с наиболее агрессивными и враждебными наверху? Вы верны вождю — Найджелу, Дональду, Борису — вы проявляете малейшие признаки несогласия?

Это моральные и социальные вопросы, а не только политические в узком смысле. Брекситер и трампист постоянно выносят серию моральных суждений о себе, других, своем племени и любом другом племени.Они выносят моральные суждения, выбирают, что хорошо, а что плохо.

Добро — жестокий, агрессивный, закрытый, иерархический, власть, подчинение, господство, наказание, племя. Плохое — свободный, мыслить, рассуждать, воображать, самостоятельность, несогласие, терпимость, разнообразие, открытость, различие. Хорошо, так же. Плохо, разное. Хорошо нам, плохо им. Хорошо, ненавижу, плохо, беспокойство. Хорошо, насилие, плохо, мир. Хорошо, сила, плохое равенство. Хорошо, крепко. Плохо, слабо. Вот как мне хорошо !!

Новые авторитарные режимы, захватившие наши общества, выносят глубокие моральные суждения — просто грубые, хамские и глупые. Они возвращаются к досовременным формам мысли, веры и принадлежности. Бытие. Что дает человеку ценность, ценность и уважение. Они верят, что они хороши, когда являются верными, послушными членами племен насилия и агрессии, которые подчиняют и унижают всех остальных как чужаков, других и инопланетян. Они считают себя плохими, когда воплощают в жизнь свои ненавистные шибболы: «либералы!» «разнообразие!» «Светский!» «Демократ!» «Коммунист!»

Так может ли идея современного общества — открытого, мирного, гостеприимного, теплого места, более яркого, богатого и богатого благодаря своему разнообразию, своим различиям, его многочисленным образам жизни и их празднованиям — выжить? Общество как богатый гобелен.Общество как доспехи. Общество как плавильный котел. Общество как котел. Общество как дар, а общество как собственность. Общество как племя, наследство, родословная против общества как воплощения свободы, справедливости, равенства. Общество как совместное путешествие к самореализации, в котором мы все являемся партнерами, — против общества как подчинение иерархии, в которой других ненавидят и отвергают.

Только одна из этих идей может выжить.

Вот что я думаю.

Так умирает современность. Когда идея общества переходит от открытых, плюралистических, либеральных открытых ладоней к авторитарным, закрытым, сжатым кулакам, трясущимся от гнева, обращенным ко всем, будущему и истории.

Это эпоха регресса. И одна из многих умирающих вещей — это наше представление о том, каким должно быть общество. Это не просто глупость. Это тоже больше похоже на трагедию.

Красивая идея, убитая уродливыми фактами?

«Нюрнбергский процесс был красивой идеей, убитой бандой уродливых фактов.’ Обсуждать.

Это Персико назвал Нюрнберг «красивой идеей, убитой шайкой уродливых фактов» (1994: 443) в заключении своей красочной реконструкции судебного процесса. Эта метафора несколько неудобно сочетается с примером Нюрнберга, отчасти потому, что слова «красивый» и «убитый» кажутся несочетаемыми. Тем не менее, изучение тональности утверждения действительно дает возможность работать. По сути, он утверждает, что Нюрнбергский процесс имел благородные намерения и цели, но что эти амбиции не были реализованы или не привели к возникновению ряда проблем, когда их подвергли испытанию.В этом эссе я рассмотрю идеи, лежащие в основе создания Международного военного трибунала (МВТ) в Нюрнберге. Затем я исследую ключевые юридические аспекты судебного разбирательства и оценю их относительный успех или неудачу. В последнем разделе я рассмотрю практические аспекты Нюрнбергского процесса и критерии, по которым оценивается его наследие.

В целом, я считаю, что цитата в названии этого эссе неточна. Персико воспользовался художественной свободой, позаимствовав цитату биолога Томаса Генри Хаксли, который фактически придумал эту фразу в отношении науки [1].Кажется ошибочным приравнивать справедливость к науке. Справедливость находится в глазах смотрящего и гораздо более субъективна, чем наука. Кроме того, справедливость никогда не может быть полностью чистой, потому что человеческие недостатки всегда портят ее. Таким образом, Нюрнбергский процесс нельзя сводить просто к успешному или неудачному мероприятию, правильной или неправильной идее. За созданием Нюрнберга стояло несколько разных намерений и целей, а не просто одна «красивая идея». Несмотря на ряд обоснованных критических замечаний, особенно в отношении толкования Закона, Нюрнбергский процесс был признан успешным, и немногие согласились бы с тем, что он был «убит».

«Идея» за Нюрнбергом

Предполагается, что создание IMT в Нюрнберге в ноябре 1945 года стало очевидным выбором для международного сообщества после Второй мировой войны. Но в то время было далеко не ясно, как лучше всего поступить с уцелевшими нацистскими лидерами. Басс (2000) описывает, как среди лидеров союзников был высокий аппетит к суммарным казням нацистов. Премьер-министр Черчилль твердо поддерживал казнь на высшем уровне нацистского эшелона, как и президент Рузвельт по совету своего министра финансов Моргентау.Советский Союз казался счастливым смешать массовые казни с несколькими быстрыми показательными процессами. Широкая общественность в союзных странах также решительно поддерживала казни, менее 10% выступали за судебные процессы, примерно столько же, кто выступал за медленные пытки (Bass, 2000: 160).

Одной из основных причин, по которой люди поддержали идею казней, было то, что «честная месть была чище и предпочтительнее шаткой законности» (Persico, 1994: XI). Эту причину поддержки казней также можно интерпретировать как критику судебного решения.Война была политической, поэтому решение должно быть политическим. Лучше сделать месть политическим актом, чем запятнать правосудие показательным судом. Как говорит Бурума, «зачем втягивать в это закон? Почему бы не принять политическое решение о наказании? » (1995: 144).

В любом случае, считалось, что общественное мнение будет рассматривать судебный процесс как инсценировку и не более чем демонстрацию справедливости победителей. Многие действительно восприняли последующее учреждение МВТ как фарс, явно не мотивированный высокими амбициями.Главный судья Верховного суда США Харлан Фиск Стоун классно описал Нюрнберг как «серьезное дело линчевания» (цитируется по Douglas, 2001: 49). Подсудимый Геринг также оспорил импульс, стоящий за процессом, когда он написал в своем обвинительном заключении: «Победитель всегда будет судьей, а побежденный — обвиняемым» (цит. По Persico, 1994: 83). Точно так же автор Овери утверждает, что судебный процесс, несомненно, был «политическим актом, согласованным на уровне дипломатии и мотивированным политическими интересами» (2003: 29).

Путаница вокруг идеи Нюрнберга иллюстрируется отношением Советов к МВТ. Советы всегда предполагали, что судебный процесс был пропагандистским мероприятием и что обвиняемые были виновны a priori . За неделю до начала судебного разбирательства заместитель министра иностранных дел СССР Андре Вышинский, как известно, произнес тост за подсудимых со словами «пусть их пути ведут прямо из здания суда в могилу» (Taylor, 1993: 211). Советы никогда не меняли своего восприятия Нюрнберга как показательного судебного процесса и были глубоко критически настроены по отношению к последующему оправданию трех подсудимых и семи подсудимых, которые получили тюремные сроки вместо смертной казни (Bass, 2000: 203).

Есть несколько других способов понять намерения создателей Нюрнберга. Первую мотивацию, которую я хочу обсудить, определенно можно интерпретировать как «красивую идею». Это благородная концепция, согласно которой разум побеждает власть — беспристрастное правосудие побеждает пристрастие. Главный судья Роберт Джексон сформулировал эту концепцию в своем вступительном слове на суде:

То, что четыре великих народа, разгоряченные победой и ужаленные раном, держат руку мести и добровольно подчиняют своих врагов суду закона, — это одна из самых значительных дани, которую Сила когда-либо платила Разуму (цитируется по Marrus, 1997). : 79).

Ключевые умы американских юристов, стоявшие за созданием Нюрнберга, задумали «зрелище законности» (Douglas, 2001: 41), посредством которого всему миру будет продемонстрирована сила и нейтралитет закона. В какой-то степени целостность Закона будет подвергнута судебному разбирательству с целью доказать «способность закона подчинять самые ужасные преступления своим трезвым действиям» (Douglas, 2011: 41).

Еще одна идея, лежащая в основе создания Трибунала, — это не столько высокие амбиции, сколько практическое решение проблемы.Англо-американские «либеральные угрызения совести» (Bass, 2000: 190) в конечном итоге исключили казни и сделали отвратительной перспективу показательных процессов. Но предоставление немцам возможности вершить собственное правосудие было крайне неудовлетворительным. Над союзниками нависла угроза неудачных национальных испытаний после Первой мировой войны и последующего возрождения немецкого национализма. Как говорит Тейтель, исторический прецедент Первой мировой войны «бросает ясный отпечаток на политику правосудия в Нюрнберге» (2000: 31). Кроме того, полный распад Германии означал, что внутренняя юрисдикция в значительной степени не имела значения.Таким образом, казалось логичным и правильным, что четыре державы должны взять на себя общий суверенитет над отправлением правосудия (Schwarzenberger, 2008: 174). На самом деле Могалу идет еще дальше, говоря: «Конечно, в историческом контексте того времени, когда государство вело агрессивную войну и проиграло, это было совершенно законно, поскольку прерогатива победы досталась победителю» (2006: 30).

Существует множество академических и политических мнений, которые считают, что цель Нюрнбергского процесса заключалась в том, чтобы преподать урок истории, чтобы рассказать людям, особенно немецкому населению, о преступлениях нацистов. Эту точку зрения резюмирует Роберт Кемпнер, младший прокурор Нюрнберга, когда он описал судебный процесс как «величайший исторический семинар, когда-либо проводившийся в истории мира» (цитируется по Дугласу, 2001: 2). Судебный процесс был направлен на разоблачение агрессии нацистов и злодеяний, совершенных режимом, что привело к позору немецкого народа и пресечению любых мучений нацистских лидеров. В этом смысле Судебный процесс также был задуман как средство сдерживания от будущей войны. Генри Стимсон, один из архитекторов Нюрнберга и военный министр США в 1944 году, объяснил, что МВТ следует создавать «в целях предотвращения, а не мести» (цит. По: Bass, 2000: 157).

Бурума описывает педагогические замыслы Нюрнберга как «моральную игру» (1995: 145), в которой смешались закон, политика и религия. Таким образом, стирается грань между Нюрнбергом как фактическим уроком истории и Нюрнбергом как уроком субъективной морали. Нюрнберг можно рассматривать как «битву между добром и чистым злом» (Moghalu, 2006: 33), приведшую к триумфу цивилизации и человечества, разрушению нацистской идеологии и отрыву Германии от ее порочного прошлого. Тейтель описывает важную переходную роль Нюрнберга как средство «делегитимации предшествующего режима и легитимации его преемника» (2000: 29).Точно так же Хазан говорит, что процесс «олицетворял переход от одной политической организации мира к другой» (2007: 14). Но не следует упускать из виду идеологический аспект этой мотивации. Ясно, что новый мировой порядок, который должен был быть установлен в Нюрнберге, будет основан на англо-американских либеральных ценностях и политическом превосходстве союзников.

Основание Нюрнберга по незаконным причинам некоторыми критикуется как очень далекое от «красивой идеи». Арендт — один из критиков, который твердо верит, что «цель суда — отправление правосудия и ничего больше» (1963: 233).Эта анти-Нюрнбергская точка зрения имеет два различных аспекта: во-первых, историческое исследование подрывает судебную процедуру, а во-вторых, исторические процессы по массовым преступлениям неизбежно потерпят неудачу из-за ограниченности юридического процесса. Принятие «символического наказания» (Buruma, 1995: 145) рассматривается некоторыми как извращение правовой системы. Точно так же такие, как Арендт, заявляют, что Закон просто не приспособлен для борьбы с крайней преступностью. Например, она сказала, что преступления нацистов «выходят за рамки закона… За эти преступления нет достаточно сурового наказания» (цитируется по Douglas, 2001: 39).Это вызывает интересный аргумент о том, что есть некоторые преступления, которые выходят за рамки юриспруденции, и что уголовный процесс является неправильным инструментом или ответом на случаи коллективной травмы. Хотя Дуглас сам не разделяет эту точку зрения, он аккуратно резюмирует этот аргумент как уверенность в том, что «юридический дискурс слишком формален и имеет прецедент, чтобы разобраться в беспрецедентных преступлениях» (2001: 4). Критики внезаконных мотивов Нюрнберга верят в соблюдение аксиомы «закон и ничего, кроме закона» (Wilson, 2011: 2).

Дискуссия до сих пор показала слабость аргумента о том, что за созданием Нюрнберга стояла одна всеобъемлющая великая идея. Воспринимаемая идея судебного процесса варьировалась в зависимости от личности и национальности. Обстоятельства конца Второй мировой войны также означали, что чисто законное намерение, лежащее в основе Нюрнберга, было маловероятным. В своих мемуарах Тейлор сказал, что в 1945 году «политические и эмоциональные факторы… были подавляющими» (1993: 629).

Законничество Нюрнберга

Лондонская хартия 1945 года, подписанная четырьмя державами, а затем к которой присоединились 19 других стран, была руководящим инструментом МВТ.Суть законничества Нюрнберга раскрывается в статье 6 Устава, где излагаются конкретные преступления, подпадающие под юрисдикцию Трибунала (Marrus, 1997: 51). Для анализа правовой основы МВТ необходимо подробно изучить три преступления и четыре пункта обвинения, содержащихся в статье 6. Статья 6 (а) касается преступлений против мира , устанавливая два пункта обвинения, по которым должны были предстать перед обвиняемыми: сговор с целью совершения преступлений против мира и преступление ведения агрессивной войны. Статья 6 (b) касается военных преступлений, нарушений законов или обычаев войны. В статье 6 (с) упоминается преступлений против человечности . Я рассмотрю проблемы и достижения, связанные с четырьмя пунктами, по отдельности, а затем рассмотрю некоторые юридические критические замечания, которые повлияли на все три преступления, изложенные в Уставе.

В ходе судебного разбирательства преступления против мира, несомненно, были в центре внимания МВТ. История имеет тенденцию сосредотачиваться на ужасах Холокоста, которые произошли в Нюрнберге, но приоритетом МВТ была агрессивная война Германии против союзников.Как говорит Басс, «Нюрнберг был корыстным, о чем сегодня обычно забывают» (2000: 148). Судья Джексон повторил этот момент в своем вступительном слове, когда сказал, что Нюрнберг представляет собой попытку «использовать международное право для борьбы с величайшей угрозой нашего времени — агрессивной войной» (цитируется по Marrus, 1997: 80). Но насколько успешно Нюрнберг закрепил концепцию преступлений против мира?

Первое обвинение, содержащееся в статье 6 (а), сговор с целью совершения преступлений против мира, было сочтено новым и спорным обвинением. Обвинение имело целью доказать, что одно только принадлежность к преступной группе является достаточным основанием для осуждения. Однако обвинение в заговоре подверглось широкой критике, и его было трудно применить. Овери (2003: 9) сказал, что трудно понять, где провести черту, когда дело доходит до коллективной уголовной ответственности, а попытки криминализировать организации оказались трудоемкими и чреваты риском вовлечения сотен тысяч граждан Германии. Тейлор подчеркнул несостоятельность обвинения в заговоре, когда он пришел к выводу, что обвинение «принесло больше вреда, чем пользы… и оставило черный след в приговоре обвинения» (Taylor, 1993: 637).По мере продвижения судебного процесса важность обвинения в заговоре уменьшалась, и французский судья Анри Доннедье де Вабр даже предложил снять счет на том основании, что «преступление не существовало в международном праве и доказательства показали, что не было общий план »(Beigbeder, 1999: 41). Хотя обвинение в заговоре было сохранено, в действительности оно мало повлияло на приговоры, поскольку все восемь обвиняемых, признанных виновными в заговоре, также были осуждены по пункту два.

Персико говорит, что второй пункт (а) статьи 6, преследование агрессивной войны, был «большим вопросом, на который пионеры права Нюрнберга возлагали свои надежды» (1994: 443).Они надеялись, что МВТ создаст прецедент для наказания и предотвращения преступлений против мира в будущем. Однако Могалу является одним из многих авторов, которые считают, что превентивный аспект агрессивной войны провалился и что Нюрнберг «не достиг своей конечной и нереалистичной цели сдерживания агрессии с помощью призрака ответственности» (2006: 40). Наиболее распространенной причиной утверждения о том, что сдерживание не удалось, является большое количество войн и конфликтов, произошедших во всем мире за 67 лет, прошедших после Нюрнберга.Однако это кажется довольно жестким критерием, по которому можно судить о Нюрнберге. Вылечить мир от всех конфликтов было невыполнимой задачей для IMT. Как говорит Овери, неспособность предотвратить дальнейшие нарушения — это не настоящая неудача, а просто «следствие устойчивой реальности, в которой власть всегда стремится побеждать справедливость» (2003: 29). Есть также множество примеров, когда после Нюрнберга запрет агрессивной войны привел к вмешательству международного сообщества. Например, в ответ на вторжение Ирака в Кувейт в 1990 году, британско-израильское нападение в 1956 году на Суэц и вторжение Северной Кореи в Южную Корею в 1950 году, запрет был применен в интересах мира (Taylor, 1993: 637).

Третий пункт обвинения в военных преступлениях по статье 6 (b) оказался проблематичным, потому что он был выборочным в отношении того, что составляет военное преступление. Самая большая критика в отношении третьего пункта заключалась в том, что он отклонил защиту tu quoque (вы тоже), чтобы скрыть любые преступления, совершенные союзными войсками, от судебной экспертизы. Бурума говорит, что в Нюрнберге «принцип tu quoque был прямо запрещен при любом обсуждении военных преступлений» (1995: 143), прежде всего потому, что в соответствии с принципом tu quoque адвокаты защиты могли на законных основаниях ссылаться на такие дела, как бомбардировка Дрездена англичанами и советско-нацистское разделение Польши в 1939 году. Таким образом, Нюрнберг исказил нормальные правила игры на поле закона, заявив, что конкретные преступления были оправданными или неоправданными в зависимости от того, кто их совершил. Овери объясняет, что «лицемерие было поддержано на основе Realpolitik» (2003: 26), поскольку все вышеупомянутые идеи, лежащие в основе создания Нюрнберга, были бы поставлены под угрозу, если бы МВТ поставило под сомнение легитимность действий победителей. Интересно, что Тейлор говорит, что, хотя время и обстоятельства Нюрнберга сделали альтернативы невозможными, в ретроспективе он придерживается мнения, что «нет моральной или правовой основы для защиты стран-победительниц от проверки.Законы войны — это не улица с односторонним движением »(1993: 641).

По четвертому пункту обвинения в соответствии со статьей 6 (с) подсудимые были осуждены в отношении преступлений против человечности. Многие наблюдатели считают определение преступлений против человечности величайшим нововведением и достижением Нюрнберга. Дуглас описывает статью 6 (с) как «попытку юридического воображения ответить на беспрецедентный характер нацистских преступлений против евреев» (2001: 47). Между тем Ричард Голдстоун, первый главный прокурор процессов в Гааге и Аруше, считал, что «признание преступлений против человечности было самым важным наследием Нюрнберга» (цитируется по Bass, 2000: 204).Последующая кодификация преступления геноцида в Конвенции о геноциде 1948 года (Moghalu, 2006: 31) и частое использование фразы «преступления против человечности» в современном международном языке подтверждают мнение о том, что статья 6 (c) была важной юридическое достижение для Нюрнберга.

Однако обвинение в преступлениях против человечности в Нюрнберге не защищено от критики. Дуглас (2001: 80) указывает, что IMT не смог точно прояснить, что они имели в виду под словом «человечность»; например, относится ли он к определенному стандарту гуманности или относится к человечеству в целом.Кроме того, было сомнительно, что фундаментальные принципы и законы человечества могут существовать, учитывая, что сущность человеческой природы очень субъективна и варьируется в зависимости от людей и обстоятельств.

Еще одна обоснованная критика отношения Нюрнберга к статье 6 (с) заключается в том, что, хотя это было воспринято как нарушение нового правового основания, МВТ фактически перестраховался, установив ряд ограничений и ограничений на применение статьи. Швельб описывает, как преступления против человечности интерпретировались как «своего рода побочный продукт войны, применимый только во время войны или в связи с войной» (2008: 147).Таким образом, преступления против человечности могут рассматриваться только в том случае, если они сопровождаются либо преступлениями против мира, либо военными преступлениями. Одним из важных последствий ограничения сферы действия статьи 6 (c) стал «знаменитый вывод Нюрнберга о том, что довоенные зверства против евреев не подпадают под его юрисдикцию» (Douglas, 2001: 49).

Обвинения, изложенные в Нюрнберге, вызвали вопросы о географической юрисдикции, особенно в отношении преступлений против человечности. Подчинение немецких лидеров иностранной юрисдикции нарушило принципы национального суверенитета и означало «радикальное вторжение» (Schwelb, 2008: 121) в сферу внутренней юрисдикции. Государство может считаться нарушающим международное право даже в вопросах, касающихся гражданских лиц согласно внутреннему законодательству. Таким образом, Нюрнберг подчинил международному авторитету господствующее государственное право. По словам Де Вабре, «Нюрнбергское решение подтвердило верховенство международного права над национальным законодательством» (цитируется по Beigbeder, 2006: 256).

С понятием суверенитета тесно связана индивидуальная уголовная ответственность. Государственный суверенитет не мог использоваться в качестве защиты в Нюрнберге, равно как и приказы высшего руководства.Ранее национальное уголовное и гражданское право рассматривало индивидуальную ответственность, но оно не применялось в случаях, когда государство санкционировало действия против своих собственных граждан. Таким образом, Нюрнберг привел к «предписанию обширного свода законов, предназначенных для защиты всех людей от злоупотреблений со стороны их собственных правительств» (Ratner and Abrams, 2009: XLV). Клэпхэм воспринимает этот сдвиг парадигмы как «международное право, выходящее за рамки обязательств государств и возлагающее обязанности на лиц, влекущих за собой уголовную ответственность» (2003: 33).Одним из побочных эффектов возложения на людей личной ответственности за преступления против международного сообщества и человеческого достоинства было то, что это ставило под сомнение действия всех людей и отрицало идею ответственности командования. Это привело к тому, что Тейтель описывает как «взрыв ответственности после Нюрнберга» (2000: 36).

Заключительный ключевой аспект легализма в Нюрнберге, по мнению многих наблюдателей, «омрачил его [IMT] легитимность» (Moghalu, 2006: 34). Идея заключалась в том, что преступления, на которых основывалось судебное разбирательство, были ex post facto , поскольку на момент их совершения они не считались преступлениями в международном праве.По сути, МВТ будет практиковать ретроспективное правосудие, «будучи одновременно законодателем и судьей, создавая преступления для их наказания» (Overy, 2003: 21). Шклар зашел так далеко, что сказал, что «не было даже псевдоконфиденциального основания» (1964: 158) для преступления против человечности. Подстрекатели Нюрнберга использовали ряд аргументов в ответ на обвинение МВТ в применении закона обратной силы.

Во-первых, они утверждали, что пакт Келлогга-Бриана 1928 г., Гаагские правила ведения сухопутной войны 1907 г. и Женевские конвенции 1929 г. — все намекают на преступления против мира и преступления против человечности, таким образом МВТ просто обеспечивает соблюдение договоров (Moghalu, 2006: 34).Во-вторых, судья Джексон апеллировал к обычаям морали как к равнозначным, как писаный закон, в признании преступности — «мы предлагаем наказывать за действия, которые считались преступными со времен Каина и были записаны в каждом цивилизованном кодексе» (цитируется в Маррус, 1997: 43). Наконец, утверждалось, что международное право, как и общее право, должно расти и развиваться и иметь право создавать новые прецеденты. IMT сказал, что следует понимать, что «закон не статичен, но путем постоянной адаптации следует потребностям изменяющегося мира» (цитируется по Clapham, 2003: 32).

Изучение Закона, представленное в Нюрнберге, действительно выявило ряд недостатков, которые можно было бы назвать «уродливыми фактами». Закон определенно не был идеальным и не всех устраивал. Однако важно признать, что Нюрнберг стремился разрешить ситуацию, не имеющую прецедентов, и, таким образом, это был «закон обстоятельств» (Beigbeder, 2006: 255). Проблемы с аспектами закона в Нюрнберге, несомненно, существовали, но мало свидетельств того, что юридические недостатки разрушили судебный процесс.

Практика Нюрнберга

В отношении практической реальности Испытания следует отметить несколько моментов. Во-первых, МВТ не был обычным судом, и поэтому трудно проводить прямые сравнения с обычным судом. Не случайно Нюрнберг был учрежден как ad hoc военный трибунал; Судья Джексон сказал, что статус IMT был выбран «во избежание прецедентного воздействия того, что делается здесь, на наш собственный свод законов и прецедентного контроля, который существовал бы, если бы это был обычный судебный орган» (цитируется по Schwarzenberger, 2008: 170). Кроме того, МВТ предприняло амбициозные попытки примирить англо-американскую и континентальную европейские правовые системы и провести разбирательство на четырех языках. Состязательная англосаксонская система общего права была принята IMT и впоследствии стала доминирующей системой для международных судов по делам о военных преступлениях. Это побудило некоторых критиков заявить, что Нюрнберг был «интернациональным больше по форме, чем по существу» (Schwarzenberger, 2008: 173).

Выбор обвиняемых в Нюрнберге был сомнительным.Ратнер и Абрамс описывают отбор обвиняемых как «определяемый в большей степени политическими соображениями, чем относительной виновностью или доказательственными соображениями» (2009: 212). При принятии решения о суде явно не учитывалась юридическая объективность. Овери (2003: 12) описывает, как большинство отдельных обвиняемых были выбраны как представители важных аспектов нацистского режима. Например, Штрейхер олицетворял антисемитизм, Йодль и Кейтель представляли германский милитаризм, а Шахт и Функ символизировали немецкий капитализм. Между тем, двое обвиняемых предстали перед судом в Нюрнберге исключительно потому, что они были нацистами самого высокого ранга, захваченными Советским Союзом. Добавление Фриче и Редера в список обвиняемых было делом национальной гордости Советов, поскольку американцы и британцы составляли большинство обвиняемых (Conot, 1983: 28). Процесс выбора обвиняемых можно охарактеризовать как «уродливый факт», который с самого начала является насмешкой над идеей Нюрнберга как благородного упражнения в нейтральном правосудии.

Стиль Испытания заметно отличался от первоначальных ожиданий. Обнаружение огромного количества вещественных доказательств в преддверии судебного процесса побудило судью Джексона настаивать на «судебном разбирательстве по документам» (Douglas, 2001: 67). Этот документальный подход обвинения отдавал предпочтение бумаге, а не людям, с точки зрения того, что вещественные доказательства более надежны, чем устные свидетельства потерпевших. На практике такой документальный подход вызвал некоторые проблемы.

Во-первых, его обвинили в том, что он сложный и навязчиво технический, что привело к тому, что журналист Уэст назвал «скукой огромного исторического масштаба» (West, 1955: 11).Международный интерес к Нюрнбергу угас, «поскольку судебный процесс продолжался неделями и месяцами утомительных судебных разбирательств» (Beigbeder, 2006: 238). Кроме того, некоторые критики считали Нюрнберг абстрактным, элитарным форумом, отмеченным «фактическим отсутствием голосов основных жертв нацистов» (Douglas, 2001: 78). Но Нюрнберг также запомнился тем, что успешно представил в зале суда киноматериалы и провел первую документальную перепись Холокоста. С точки зрения продолжительности восьмимесячный судебный процесс был признан относительно быстрым, учитывая, что в нем участвовало 22 обвиняемых, а судебный процесс охватил преступления в 10 разных странах за несколько лет (Moghalu, 2006: 38).Таким образом, нет никаких указаний на то, что продолжительность судебного процесса, фактор скуки или сосредоточение внимания на документальных доказательствах нанесли Нюрнбергу какой-либо долговременный ущерб.

Однако решающим моментом в практичности Нюрнберга является то, что в нем участвовали люди, и поэтому он был неизбежно испорчен человеческими недостатками. Бигбедер описывает Нюрнберг как «правосудие человеческое, правосудие неполное» (2006: 256). Персико (1994: X) описывает, как IMT стал свидетелем битвы личностей, в которой обвиняемые и законодатели яростно обращались друг к другу.Трибуналу также пришлось справиться с самоубийством трех подсудимых и разницей в способностях судей, защитников и прокуроров.

Кроме того, надвигающаяся холодная война испортила отношения между союзниками. Международная разобщенность и злоба очевидны в описании Тейлором Советов как крупнейшей «политической бородавки» (1993: 639) в Нюрнберге. Влияние отдельных лиц и международных отношений на МВТ возвращает нас к одному из первоначальных вопросов о центральной идее Нюрнберга — был ли он создан в политических, а не юридических целях? Отвечая на этот вопрос, я соглашусь с замечанием Хазана о том, что «абсолютный барьер между законом и политикой невозможен» (2007: 17). Бесполезно отрицать, что создание и поведение Нюрнберга было связано с политикой и личностями, но это участие не обрекло предприятие.

В Нюрнберге преобладает мнение, что достижения перевешивают недостатки. Ратнер и Абрамс пришли к выводу, что в конце концов судебный процесс был одобрен народом и что судебный процесс был «удивительно справедливым и эффективным, особенно в свете политически и эмоционально окрашенных обстоятельств» (2009: 212). Хотя результат можно было рассматривать как относительную справедливость, он все же был предпочтительнее бездействия или любого другого варианта, доступного в 1945 году.МВТ по-прежнему является самым известным международным уголовным судом в истории, и, в конечном счете, «законники вправе рассматривать Нюрнберг как знаменитую победу, даже если они забывают, что разница была минимальной» (Bass, 2000: 205).

Обсуждение наследия Нюрнберга ведет к цитате, содержащейся в названии этого эссе. Похоже, что многие люди судят о провале или «убийстве» Нюрнберга не на основании самого МВТ, а на основании условий международного права и судебных процессов по военным преступлениям. Дик утверждает, что неудача подразумевается, потому что «у Международного трибунала не было имитаторов» (2000: 10). Между тем, Шклар осудил Нюрнберг как не имеющий отношения к делу, поскольку «будущее международного права не было затронуто» (1964: 171). Но кажется странным судить о ПУИС на основании того, что международное сообщество преуспело или не сумело сделать в ближайшие годы. Персико основывает свое «убийство» на отсутствии международного аппетита к применению принципов, установленных в Нюрнберге, в других местах.

Однако важно отметить, что книга Персико была опубликована в 1994 году, за восемь лет до создания Международного уголовного суда (МУС), за год до того, как в Международном уголовном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ) было возбуждено первое дело. , и за год до учреждения Международного уголовного трибунала по Руанде (МУТР).По его собственному признанию, Персико видел в инициативе МТБЮ «осторожные надежды на то, что сообщения об этом убийстве, возможно, были преувеличены» (1994: 443).

Даже если мы допустим, что пост-Нюрнбергские события могут изменить наш взгляд на ПУИС; очевидно, что МВТ внес огромный вклад в международное гуманитарное право в рамках Женевской конвенции 1949 года, послужил плацдармом для международного права прав человека для создания подобных Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах и руководил к дальнейшей разработке международного права об индивидуальной уголовной ответственности (Ratner and Abrams, 2009: 6).Нюрнберг также создал правовой и судебный прецедент, который окажется решающим при создании других международных трибуналов и МУС (Beigbeder, 1999: 49). Возможно, самым важным наследием Нюрнберга было то, что он заложил основу для космополитического глобального общества, потому что IMT доказал, что «когда мировые державы хотят сотрудничать, можно найти общий знаменатель для таких совместных усилий» (Schwarzenberger, 2008: 188).

В заключение, было бы неверно сказать, что за созданием МВТ стояла одна «красивая идея». Цель Трибунала была задумана по-разному в зависимости от индивидуальных или национальных интересов, политики и исторических обстоятельств. Некоторые мотивы можно было бы считать прекрасными; например, стремление к чистой справедливости. Но другие гораздо прозаичнее и непривлекательны; например, справедливость победителей и навязывание англо-американских либеральных ценностей.

Что касается «отвратительных фактов», поразивших Нюрнберг, то, безусловно, до и во время судебного процесса возникло множество проблем и вопросов.Выявился ряд неприятных правовых реалий, особенно отказ от принципа tu quoque и принятие закона ex post facto . С точки зрения уродливой практичности Нюрнберг проявил избирательность в выборе ответчиков, и судебное разбирательство провалилось из-за мелких личных отношений и резких национальных аргументов. Пост-Нюрнбергский путь международного права и правосудия не был гладким, но МВТ не может ответить на этот вопрос. В конечном итоге «убийство» Нюрнберга не произошло. В целом история благосклонно относится к МВТ как к новаторскому эксперименту, завершившемуся правовым и политическим триумфом.

Библиография

Арендт, Х. (1963) Эйхман в Иерусалиме: отчет о банальности зла (Нью-Йорк: Викинг)

Басс, Г.Дж. (2000) Останься рукой возмездия: политика трибуналов по военным преступлениям (Оксфорд / Принстон: Princeton University Press)

Beigbeder, Y. (1999) Судейство над военными преступниками: Политика международного правосудия (Лондон: Macmillan)

Бигбедер, Ю.(2006) Судя по военным преступлениям и пыткам (Лейден / Бостон: издательство Martinus Nijhoff)

Бурума, И. (1995) Заработная плата за вину: Воспоминания о войне в Германии и Японии (Лондон: Винтаж)

Клэпхэм, А. (2003) «Проблемы сложности, соучастия и взаимодополняемости: от Нюрнбергского процесса до рассвета Международного уголовного суда», в Sands, P. (ed.) От Нюрнберга до Гааги: будущее международное уголовное правосудие (Кембридж: издательство Кембриджского университета)

Конот Р. E. (1983) Справедливость в Нюрнберге (Нью-Йорк: Basic Books)

Deak, I, Gross, J.T. and Judt, T. (ред.) (2000) Политика возмездия в Европе (Нью-Джерси: Princeton University Press)

Дуглас, Л. (2001) Память о суждении: создание закона и истории в испытаниях холокоста (Нью-Хейвен / Лондон: Yale University Press)

Хазан П. (2007) Судить о войне, судить об истории: за правдой и примирением (Стэнфорд: Stanford University Press)

Лондонское соглашение и Устав Международного военного трибунала (8 августа 1945 года)

Маррус, М.R. (1997) Нюрнбергский процесс над военными преступлениями 1945-46: Краткая история с документами (Бостон: Palgrave Macmillan)

Mettraux, G. (ed.) (2008) Перспективы Нюрнбергского процесса (Oxford: Oxford University Press)

Moghalu, K. (2006) Global Justice: The Politics of War Crimes Trials (Лондон: Praeger Security International)

Овери, Р. (2003) «Нюрнбергские процессы: международное право в процессе становления», in Sands, P. (ed.) От Нюрнберга до Гааги: будущее международного уголовного правосудия (Cambridge: Cambridge University Press)

Персико, Дж.E. (1994) Нюрнберг: позор на суде (Нью-Йорк: Пингвин)

Ратнер, С. и Абрамс, Дж. (2009) Ответственность за злодеяния в области прав человека в международном праве: за пределами Нюрнбергского наследия (Оксфорд / Нью-Йорк: Oxford University Press)

Сэндс, П. (ред.) (2003) От Нюрнберга до Гааги: будущее международного уголовного правосудия (Кембридж: Cambridge University Press)

Шварценбергер, Г. (2008) «Нюрнбергский приговор», в деле Mettraux, G.(ред.) Перспективы Нюрнбергского процесса (Oxford: Oxford University Press)

Schwelb, E. (2008) «Преступления против человечности», в Mettraux, G. (ed.) Перспективы Нюрнбергского процесса (Oxford: Oxford University Press)

Шклар, Дж. (1964) Законничество: закон, мораль и политические процессы (Кембридж: издательство Гарвардского университета)

Taylor, T. (1993) Анатомия Нюрнбергского процесса: личные воспоминания (Лондон: Bloomsbury Publishing Ltd)

Тейтель, Р.G. (2000) Правосудие переходного периода (Oxford: Oxford University Press)

West, R. (1955) Поезд порошка (Нью-Йорк: Viking Press)

Уилсон, Р.А. (2011) Написание истории в международных уголовных процессах (Кембридж: Cambridge University Press)


[1] В своем обращении к президенту Британской ассоциации 1870 г., озаглавленном «Биогенез и абиогенез», Томас Генри Хаксли упомянул «великую трагедию науки — опровержение красивой гипотезы уродливым фактом» (Collected Essays, Vol.8, стр. 229) http://aleph0.clarku.edu/huxley/CE8/B-Ab.html.

Автор: Клэр Сантри
Автор: SOAS, Лондонский университет
Написано для: Кэтрин Дженкинс
Дата написания: апрель 2013 г.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Ливан — «красивая идея», требующая перезагрузки, говорят протестующие.

БЕЙРУТ (Рейтер). С узкого угла Бейрут выглядит как образ элегантности и успеха, его французские бутики, роскошные отели и импортные автомобили сливаются с средиземноморским небом.

Студенты несут ливанские флаги во время продолжающихся антиправительственных акций протеста возле Министерства образования и высшего образования в Бейруте, Ливан, 7 ноября 2019 года. REUTERS / Aziz Taher

Расширить объектив, поскольку три недели народных антиправительственных протестов искали и возникает мнение, что нация борется с крайним неравенством, испытывает нехватку основных услуг, высокий уровень безработицы и ожесточенное разочарование.

«Ливан — прекрасная идея», — сказала Яра Салем, 25-летняя студентка киноискусства, которая проводит дни в палаточном лагере протеста на площади Мучеников, всего в нескольких метрах от вращающихся дверей Ле Грей, одной из Лучшие пятизвездочные отели Бейрута.

«Но это иллюзия. Вы думаете, что находитесь в Париже, но идете туда, а люди умирают на улицах », — сказала она, имея в виду бедных и обездоленных, а не протестующих, ни один из которых не погиб в мирных демонстрациях.

По мнению Салема, протесты, которые она называет революцией и вывели на улицы сотни тысяч ливанцев, потерпят поражение, если правящая элита не будет полностью отстранена от власти и заменена новым политическим руководством.

С тех пор, как в 1990 году в стране закончилась 15-летняя гражданская война, имена и лица тех, кто управляет страной, почти не изменились, говорит она. Всякая уверенность в том, что они смогут обеспечить более сильную экономику или более светлое будущее, давно угасла.

«Это были одни и те же люди в течение 30 лет», — сказала она, добавив, что, хотя поколение ее родителей, пережившее гражданскую войну, возможно, потеряло веру в политику, молодежь все еще верит в возможность значимых изменений.

«Основная цель этой революции — сделать что-то для бедных — рабочие места, услуги, образование», — сказала она, отметив при этом высокую стоимость услуг мобильной связи и необходимость легализации марихуаны.

«МАТЬ ВСЕМ»

На бумаге есть много причин задаться вопросом, как Ливану удавалось так долго держаться вместе.

С 18 официально признанными сектантскими группировками политика долгое время была деликатным балансирующим действием. Смена пристрастий затрудняет принятие решений, в то время как покровительство и клиентелизм распространены. Бизнес и политика — это общие семейные предприятия.

Согласно Всемирной базе данных о неравенстве, Ливан является одной из стран с наибольшим неравенством: на 1% самых богатых приходится почти четверть национального дохода, а на нижнюю половину — всего 10%.Напротив, на 1% самых богатых в Соединенных Штатах приходится 20% национального дохода.

Центр Бейрута наводнен магазинами Range Rovers и Hermes. Знаменитая башня с часами 1930-х годов в центре украшена циферблатом Rolex. Тем не менее, экономика сокращается, долг составляет 150% ВВП, а безработица среди людей моложе 35 приближается к 40%.

«Нет работы, нет услуг, школы плохие, — сказал 28-летний Джамал Райдан, протестующий друзы из Мухтара, города в горах Шуф, где живет Валид Джумблат, ведущий друзовский политик Ливана.

Несмотря на квалификацию бухгалтера, Райдан сказал, что не работал четыре года. Он безуспешно искал помощи у окружения Джумблата и пришел к выводу, что этот политический класс потерпел неудачу, а политики только пытались обогатиться.

«Это меня злит», — сказал он о разрыве между богатством, демонстрируемым в некоторых частях Бейрута, и реальностью на местах.

«Ливан должен быть как мать для всего своего народа», — сказал он. «Вместо этого они превратили ее в плохую женщину.”

45 Прекрасных идей, чтобы расплатиться вперед

Расплатившись вперед, вы можете существенно изменить мир к лучшему. Вы не только улучшите настроение другого человека, но и вызовете цепную реакцию. Если вы заплатите вперёд трем людям, которые снова заплатят вперёд трём другим, вся планета может быть преобразована. Влияние на изменения не займет много времени. Вам не обязательно быть богатым, могущественным или влиятельным. Каждый обычный человек может помочь сделать этот мир лучше, например, заплатив вперед. Далее вы найдете 83 прекрасных самоотверженных способа заплатить вперед.

Но в чем суть концепции выплаты вперед? Что значит заплатить вперед? Идея выплаты его вперед заключается в том, что всякий раз, когда вы получаете пользу от доброго дела, вы позволяете другим участвовать, совершая (случайное) доброе дело, вместо того, чтобы отплатить благодетелю. Однако совсем не обязательно ждать, пока кто-то сделает вам доброе дело. Вы также можете быть тем, кто начинает платить вперед, тем, кто приводит все в движение.

«Мы зарабатываем на жизнь тем, что получаем. Мы делаем жизнь тем, что даем ».
Уинстон С. Черчилль

Оплата вперед заключается в том, что вы делаете что-то действительно хорошее для кого-то, кто не ожидал бы такого доброго поступка. Необязательно платить только тем, кого вы знаете. Напротив, вы можете заплатить вперед практически каждому человеку, с которым вы так или иначе можете связаться.

Есть много способов заплатить вперед. Ниже вы можете найти вдохновляющие идеи, чтобы расплатиться.

Сделать доброе дело ничего не подозревающему незнакомцу — прекрасный самоотверженный поступок. Это не только напомнит им, что этот мир полон самоотверженности, щедрости и доброты. Это также побудит благодетеля быть добрее и сострадательнее по отношению к другим.

Идеи, чтобы расплатиться вперед

Что бы вы ни дали, вы получите обратно разными способами. Ниже будет рассмотрено, как вы можете оплатить его вперед, и подскажут блестящие идеи, как оплатить его вперед.

Как платить вперед?

  • Ищите возможности. Life предоставит вам множество возможностей расплатиться вперед. Нужно только быть внимательным.
  • Будьте готовы помочь совершенно незнакомым людям. Не всегда есть возможность сделать доброе дело своей семье или друзьям. Но вы всегда можете помочь тем, кто в ней нуждается, даже если они совершенно чужие.
  • Отдавайте даром, ничего не ожидая взамен. Многие люди спросят вас, как они могут возместить вам вашу доброту. Вы можете познакомить этих людей с идеей платить вперед. Скажите им, что вы ничего не ждете взамен, но вы были бы очень признательны, если бы они могли оплатить добрый поступок вперед.
  • Даже небольшие действия считаются. Неважно, сколько вы отдаете. Важно только то, что вы готовы дать и распространить информацию.

45 идей, как расплачиваться вперед

Давайте продолжим несколько действительно красивых и самоотверженных способов, которыми вы можете заплатить вперед.Наслаждайтесь следующими идеями!

  1. Сделайте доброе дело бездомному. Есть так много вещей, которые вы можете сделать для бездомного. Спросите их, хотят ли они кофе или пиццу в ресторане, рядом с которым они сидят. Бросьте им что-нибудь, что вы купили в супермаркете. Возможности безграничны.
  2. Оплатите чей-нибудь кофе. При покупке кофе вы можете случайно заплатить за кофе или чай человеку, стоящему за вами. Это фантастический способ поднять им настроение.Идея уплаты кофе вперед сработала в Канаде настолько хорошо, что было выплачено более 200 последовательных заказов. Так продолжалось до тех пор, пока кто-то, кому заплатили четыре чашки кофе, не захотел заплатить три кофе человеку, стоящему за ним.
  3. Примите участие в субботнике. Дни уборки — отличный способ внести свой вклад в сохранение природы.
  4. Пожертвуйте часть своей ткани. Загляните в свой шкаф. Если есть много вещей, которые вы не носили годами, подумайте о том, чтобы подарить некоторые из них.
  5. Беги по уважительной причине. Ежегодно проводятся многочисленные благотворительные забеги (или прогулки и велосипедные прогулки). Запишитесь на следующий и участвуйте в сборе средств на благое дело.
  6. Просите пожертвования вместо подарков. Многие люди задаются вопросом, как они могут делать что-то хорошее, не тратя деньги. Что ж, прося людей делать пожертвования на благое дело вместо того, чтобы покупать вам подарок на день рождения / Рождество / свадьбу, вы можете сделать доброе дело, не тратя ничего.
  7. Высвободите запасную смену. По прошествии дней вы заметите, что мелочь в вашем кошельке становится все больше и больше. В следующий раз, когда вы столкнетесь с платежным автоматом, обязательно бросьте в него пару четвертаков для следующего человека. Вы можете сделать это практически с любым платежным автоматом, например, терминалами для парковки билетов, парковочными счетчиками, а также оплатить сбор за транспортное средство следующего человека в пункте взимания платы.
  8. Пожертвуйте свои книги. Есть два типа книг.Первый тип — это действительно хорошие книги, которые вы берете в руки снова и снова. Второй тип — это книги, которые более или менее интересно читать, но больше не служат цели. Вы можете пожертвовать все книги, которые вам больше не нужны, например, в местную библиотеку.
  9. Оставьте хорошую книгу позади. Когда вы закончите читать отличную книгу, подумайте о том, чтобы оставить ее читать кому-нибудь другому. Неважно, находитесь ли вы в кафе, поезде, автобусе или самолете, — оставить книгу — хороший способ поднять кому-то настроение.
  10. Улыбнитесь кому-нибудь. Улыбнитесь кому-нибудь. Вы увидите, что многие люди быстро расслабятся и улыбнутся в ответ.
  11. Верните утерянные вещи. Если вы когда-нибудь находили кошелек с сотнями долларов, вы знаете, как заманчиво просто взять деньги и бежать. Но всегда старайтесь подумать, как бы вы себя чувствовали, если бы потеряли кошелек незадолго до покупки чего-то дорогого. Кроме того, вы действительно можете улучшить чей-то день, если будете честны и вернете все, что было потеряно.
  12. Станьте чьим-нибудь наставником. Вы всегда можете наставить кого-нибудь. Это бесплатно, и всегда найдутся люди моложе и менее опытные, чем вы, которые могли бы извлечь большую пользу из ваших знаний.
  13. Сдать кровь. Сдав свою кровь, вы потенциально можете помочь другому человеку выжить. Что может быть прекраснее, чем делать что-то, что помогает кому-то выжить?
  14. Купите что-нибудь в детской палатке с лимонадом. Многие дети продают лимонад или старые игрушки. Обязательно купите у них что-нибудь, это сделает их невероятно счастливыми и даст им чувство выполненного долга.
  15. Пожертвуйте 5-10% своего дохода. Если вы сократите свои расходы на ненужные вещи, у вас останется довольно много денег, которые вы сможете пожертвовать на доброе дело.
  16. Предлагайте свои услуги бесплатно. Есть много юристов и психологов, которые предлагают свои услуги совершенно бесплатно тем, кто в них нуждается. Вы можете сделать то же самое, бесплатно поделившись своим сервисом.Это, безусловно, не повредит вашему бизнесу, а если вы поставщик услуг, это будет стоить вам лишь части вашего времени.
  17. Послушайте чью-нибудь историю. Многие люди не имеют того, кто их слушает, кого-то, кто о них заботится. Вы могли бы быть этим кем-то. Вам даже не нужно искать решение всех их проблем, иногда для этого просто нужен кто-то, кто готов слушать.
  18. Выразите несколько слов поддержки. В жизни есть много ситуаций, когда мы видим, как с незнакомцами происходят самые нелепые вещи. Не будь тем, кто просто останавливается, чтобы посмотреть, будь тем, кто помогает им встать.
  19. Помогите кому-то улучшить свою жизнь. Внесение полезных изменений в свою жизнь — это все о знаниях. Если вы пережили трудное время и нашли хитрые приемы, которые помогли вам преодолеть трудности, подумайте о том, чтобы поделиться ими с другими людьми. Ваш совет также может очень помочь им преодолеть трудности.
  20. Прощай. Жизнь столкнет вас с многочисленными возможностями потерять терпение.Возможно, кто-то «ворует» ваше парковочное место. Или стажер совершил еще одну ужасную ошибку. Что бы это ни было, будьте готовы немедленно простить других. Относитесь доброжелательно к их слабостям и постарайтесь увидеть в них себя.
  21. Поощряйте других с помощью стикеров. Есть много мест, где людям может пригодиться поддержка. Если у вас есть время, подумайте о том, чтобы разместить в этих местах какие-нибудь мотивирующие или обнадеживающие заметки.
  22. Побывайте с пожилыми людьми. В домах престарелых много людей, к которым никто не приходит в гости.Вы можете зайти в местный дом престарелых и спросить, есть ли у кого-нибудь, чей день вы могли бы сделать светлее.
  23. Посетите приют для животных. Ваш ближайший приют для животных, скорее всего, будет рад, если вы захотите провести некоторое время с их собаками или кошками. Во многих случаях можно прогуляться с собакой.
  24. Молитесь о нуждающемся. Многие люди считают молитву чем-то невероятно сильным. Если кто-то из ваших знакомых нуждается в помощи, вы не сможете много потерять, включив его в свои молитвы.Послал им немного любви и пожелал им сил, необходимых, чтобы довести дело до конца.
  25. Поделитесь своим зонтиком. Когда идет дождь, позвольте кому-нибудь встать с вами под вашим зонтиком.
  26. Сделайте кому-нибудь честный комплимент. Если вы видите, что кто-то делает что-то действительно великое, не стесняйтесь дать ему компетентный ответ. Делать комплименты можно практически за все, нужно только воспользоваться возможностью.
  27. Ешьте больше вегетарианцев. Вам не обязательно становиться вегетарианцем или даже веганом.Просто включите в свою неделю один или два вегетарианских дня. Ваше тело и общее состояние здоровья будут вам за это благодарны. В то же время вы можете перестать покупать нездоровое мясо с высоким содержанием гормонов в супермаркете и вместо этого покупать органические продукты на местной ферме. Это отличное утверждение против плохого обращения с животными. Ешьте меньше мяса, но когда вы все же едите мясо, убедитесь, что оно хорошего качества.
  28. Разместите купоны на досках сообщества. Если у вас есть купон, который вам не нужен, обязательно поместите его на доску объявлений или разместите код купона в Интернете.Всегда найдется кто-то, кто сможет этим воспользоваться.
  29. Предлагаю сделать фото. Туристы из Японии особенно стесняются попросить кого-нибудь сфотографировать их перед достопримечательностью. Если вы видите, что кто-то фотографирует свою семью, предложите сделать снимок, чтобы этот человек мог быть рядом со своей семьей на фотографии.
  30. Оставьте сдачу там, где ее легко найдут дети. Помните тот чудесный день, когда вы нашли деньги, когда были маленьким ребенком? Что ж, теперь ваша очередь отдать это чудесное чувство другому ребенку.Оставьте часть сдачи в таком месте, где дети ее сразу же заметят.
  31. Подстригите газон для пожилого человека. Есть много людей, которые больше не могут сами ухаживать за своими садами. Забота об их саду — отличный способ расплатиться.
  32. Будьте вежливы с персоналом службы поддержки клиентов. Относитесь к обслуживающему персоналу с добротой и не забудьте сказать им, насколько вы цените их обслуживание. Это может значительно улучшить их настроение, особенно когда они постоянно сталкиваются с неблагодарными, резкими и невежливыми клиентами.
  33. Вывоз мусора. Многие люди настолько безразличны к природе, что просто выбрасывают вещи прямо на месте. Собрав мусор, вы можете облегчить бремя, которое эти невежественные люди возлагают на природу.
  34. Носите чьи-то сумки. Если вы видите старушку, которая борется со всеми своими сумками из продуктового магазина, предложите свою помощь.
  35. Ссудите что-нибудь, не ожидая возврата. Есть люди, которые просто не примут от вас подарка.Но если вы скажете им, что просто одалживаете то, что должны дать, они с радостью примут помощь. Вам не обязательно говорить им, что вы не собираетесь снова звонить им.
  36. Сдавайся. Предложите место пожилому человеку или женщине. Они высоко оценят ваше доброе дело.
  37. Работайте на общественных началах. Вы не поверите, сколько у вас навыков, которые можно широко использовать в благотворительных или некоммерческих проектах. Если у вас есть время, которое вы можете потратить, работа на общественных началах — отличный способ его оплатить.
  38. Пусть другие в очереди идут впереди вас. Если вы стоите в очереди в супермаркете и видите, что человек, стоящий за вами, покупает всего пару вещей, отпустите его перед собой.
  39. Помогите кому-то осуществить свою мечту. Какой лучший способ заплатить вперед, чем помочь кому-то осуществить свою мечту? Если вы оказались в положении, которое позволяет вам помочь кому-то осуществить одну из его мечтаний, предложите свою помощь.
  40. Скажите «да», когда кто-то просит о помощи. Если кто-то попросит вас о помощи, посмотрите, можете ли вы помочь в любой форме или форме. Возможно, вам не всегда удастся решить проблему, но вы, по крайней мере, можете помочь облегчить ее последствия.
  41. Заполните анкету для студента. Если вы когда-либо писали научную статью, вы знаете, как сложно найти людей, которые готовы участвовать в исследовании. Помогая студенту, вы не только улучшаете его жизнь, но и вносите вклад в развитие науки.
  42. Напишите положительный отзыв о хороших предприятиях. Владельцы местного бизнеса могут нуждаться в любой возможной поддержке. Если вы столкнулись с компанией, владелец которой отлично справляется со своей работой, самое время рассказать о ней всем.
  43. Скажите кому-нибудь, что они изменили вашу жизнь. Есть много добрых людей, которые дают, не прося ничего взамен. Если вам когда-либо приносили большую пользу чьи-то добрые дела, написание письма — отличный способ поблагодарить вашего благодетеля. Это побудит их продолжать жертвовать бесплатно.
  44. В следующий раз, когда вы покинете страну, оставьте свои карманные деньги. Если вы навсегда покинете страну, вы можете оставить обменные деньги кому-то, живущему в этой стране. Скорее всего, монеты вам больше не понадобятся, если вы не планируете возвращаться.
  45. Спонсируйте ребенка. Всегда есть возможность спонсировать детей из неблагополучных семей из вашей страны или других стран.
  46. Сделайте пожертвование на еду в местный продовольственный банк. Вашему местному продовольственному банку может понадобиться вся еда, которую они могут получить.

«В этом мире нет никого бесполезного, кто облегчает бремя другого».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *