Колонны белые: Белые колонны и мини-колонны Legrand в ЭТМ / Новости электротехники / Элек.ру

Содержание

Белые колонны (72 фото) » НА ДАЧЕ ФОТО

Здание на Столбах


Белые колонны


Фон белых стел с калоннами


Белые колонны


Греческие светильники на колоннах


Колонны в архитектуре


Древняя Греция Эстетика архитектура


Плюрализм в архитектуре


Колонны из мрамора Калакатта


Фон колонны архитектура


Гипсовые колонны


Колоннада в интерьере


Дагестанский камень балясины


Столбы в греческом стиле


Кварцевая колонна


3д обои колонны


Дворец с колоннами


Александровский дворец 2020


Европласт 1.22.030


Стена в перспективе


Белые колонны


Арка лучи


Колонны Акрополя


Анфилада колонн


Арка замка


Дворец Мирамаре Триест Италия


Колонны в перспективе


Здания с колоннадами


Беседка с колоннами


База колонны фото


Римские колонны


Колонны в доме шаг


Гипсовые колонны


Греция Эстетика колонны


Подставка напольная колонна Акрополь бронза 75 см


Белые колонны антик


Европласт колонки


Подставка в виде колонны


Белые колонны


Перспектива коридора с колоннами


Классические архитектурные формы


K251 Orac


Фотообои узкие колонны


Колонны черно белые


Колонна подставка белая


Белый храм с колоннами


Подставка напольная "антик", белая, 55 см


Греческие колонны галерея Перистиль


Колонна на белом фоне


Полуколонна l9322


Постер с перспективой


Свадебное украшение колонн


Архитектурное здание с колоннами


Греческий сад с колоннами


Декоративные колонны из полиуретана


4.332.201 Европласт


Севастополь архитектура Ротонда


Белый храм с колоннами


Колонны 900x600.


4.22.102 Европласт


Фотообои в светлых тонах расширяющие пространство


Архитектура черно-белая колонны


Древняя Греция колонада


Колонны черно белые


Капитоль греческой колонны


Белая веранда


Мраморная колоннада


Колонны в интерьере квартиры


Декоративные колонны


Дворец с колоннами вокруг


Orac Decor в интерьере


Перспективная арка

опоры вичугской фабрики крупнее тех, что у Исаакиевского собора

Ученики предложили проекты туристических маршрутов и экскурсий

«Путеводители по городу» придумали в «Открытой студия искусств», которую посещают ученики 9-й школы.

«Ребята не ограничивались традиционными городскими образами, постарались создать свой, уникальный бренд города. Увлеченные идеей создания маршрута, ученики постарались учесть все туристические особенности города и даже указали местоположение гостиницы и ресторана», - сообщают в отделе культуры городской администрации Вичуги.

Проекты «Путеводителя по городу» прошли открытое обсуждение и голосование. Лучшими маршрутами признали «Город белых колонн» Мироновой Полины и Козловой Кристины и «Вичуга - зеленый город» Замяткина Антона.

Власти города считают, что проекты «могут стать фундаментом внутреннего туризма, привлечь внимание общественности к сохранению исторических объектов и экологической ситуации в городе».

Городом белых колон Вичугу называют и в проекте школьного туризма «Путешествие по губернии». Вот что пишут дети, приезжающие на экскурсии: «Украшением города стал комплекс построек, возведенных в неоклассическом стиле по заказу фабриканта Александра Ивановича Коновалова. Белые колонны коноваловских зданий - отличительный признак Вичуги. В одном из домов, более похожем на дворец, нам удалось побывать во время экскурсии по городу. Это Народный дом при фабрике Ногина, а ныне Дворец культуры.  В настоящее время большинство построек отреставрировано и продолжает успешно функционировать».

Надо сказать, что идеи школьников в сфере туризма привлекают внимание не первый раз. В начале года на областных краеведческих чтениях отметили креативный подход девятиклассника Старогольчихинской основной школы Степана Беззубова. В своем исследовании он представил более восьмидесяти редких фактов, рекордов и достижений своего и соседнего села.

В тоже время, кстати говоря, в «Книге рекордов Вичуги», которую ведут в «Живом Журнале», появилас статья «Самые толстые колонны портика в мире». Она тоже в тему бренда города белых колонн.

В центре внимание блогеров оказался бетонный корпус ткацкого производства, построенного больше века назад и известного, как фабрика Коновалова.

«В 1930-е вичугские стахановки установили здесь несколько «мировых рекордов производительности труда». Портик, украшающий производственный корпус, тоже мировой рекордсмен. Колонны портика не только одни из самых высоких в России (17 м), но и самые толстые в России (диаметром в 2,7 м), а быстрее всего, и в мире. Разумеется, есть более толстые колонны - это отдельно стоящие монументы. Например, Александрийский столп диаметром до 3,5 м. Есть отдельно стоящая колоннада в Луксоре в Египте (тоже диаметром до 3,5 м). Но среди известных колоннад классического портика вичугские колонны самые толстые», - уверяет «Книга рекордов Вичуги».

Для наглядности приводят коллаж, на котором вичугское здание ставят в один ряд с «самыми известными в России портиками - Большого театра и Исаакиевского собора» в том же масштабе.

Штукатурка с опор ткацкого комплекса давно облетела, но другие здания с белыми колоннами в городе выглядят неплохо. И этот бренд в Вичуге, изобилующей зданиями в стиле неоклассицизма, похожими на настоящие дворцы, продвигают давно. Известно, что здесь творили выдающиеся столичные архитекторы И. Кузнецов, В. Адамович, В. Веснин, И. Жолтовский, Н. Лазарев, П. Малиновский. В начале прошлого века в Вичуге возвели удивительно красивые гражданские здания - больницу, ясли, дома для рабочих, другие строения. А в поселке Старая Вичуга сохранился дворцовый ансамбль графа Татищева.

Год назад эту отличительную черту архитектуры города решили отразить в сувенирной продукции и предложили эскизы брендовых глиняных фигурок.

Фронтальная декоративная накладка длиной 3 метра для белых колонн Simon Cima

БАЗОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Серия:  Simon Cima

Вид устройства:  1- и 2-сторонние

Отделка:  Белый

Варианты на:  2 цвета отделки: белый и алюминий

Наличие KIT:  Нет

Комплект поставки:  Фронтальная декоративная накладка

Рекомендации:  Для совмещения с колонной в случае отсутствия установленной функции и для использования ее в целях прокладки кабеля.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

Размер:  3000 x 76 mm

Глубина:  1,5 mm

Размеры передней накладки:  76 x 3000 mm

Сопротивление заземления: 

IP:  4X

RAL:  9003

Материал изготовления:  Окрашенный алюминий

Тип продукта:  Estándar

Доступно в регионе:  CE

НОРМЫ И СТАНДАРТЫ

Сертификация:  Directiva 2006/95/CE + UNE-EN 50.085

УСТАНОВКА И ЭКСПЛУАТАЦИЯ

Тип крепежа:  Путем защелкивания в корпусе (не требует инструментов для закрепления)

Направление монтажа:  Вертикально

Удаление накладки:  Только с инструментом

Диапазон температур во время установки:  -25 a +120º C

Максимальная температура во время проведения строительных работ:  +120º C

Указания по уходу:  Очищать мягкой сухой тканью. Запрещается использовать абразивные ткани и/или чистящие средства, содержащие хлор.

Алюминиевая колонна 0.71 м цвет белый

Технические характеристики Алюминиевой колонны 0,71 м, цвет белый ДКС(DKC) 09592

Высота номинальная, мм - 710.
Количество модулей - 44.
Количество направляющих для разделителей - 4.
Количество отсеков - 2.
Т.И.З., мм2 - 4905+4905.
Для электроустановочных изделий, серия - BRAVA, VIVA, 45х45.
Наличие разделителей - 1.
Наличие уплотнителей на основании - нет.
Соответствие нормам - ТУ 3449-029-47022248-2011.
Максимальная рабочая температура, С - +60 С.
Максмальное суммарное сечение, мм2 - 9810.
Ширина номинальная, мм - 120х120.
Температура монтажа, °С - ­25 С +60 С.
Температура эксплуатации, °С - ­25 С +60 С.
Степень защиты, IP - IP40.
Климатическое исполнение - УХЛ4.
Пожаробезопасность - Не подлежит обязательному подтверждению соответствия требованиям Федерального закона №123-ФЗ от 22.06.2012.
Ударная прочность, Дж - 20.
Количество вводов - 4

  • Модель/исполнение Двусторонний (-яя)
  • Цвет Белый
  • Ширина 0.19 м.
  • Код товара DKC (ДКС)#9592
  • Тип крепления Подставка (опорное основание)
  • Высота 0.71 м.
  • Глубина 0.19 м.
  • Ширина крышки 60 мм
  • Вес 3.4 кг.
  • Форма колонны/стойки Прямоугольн.
  • Высота колонны/стойки 710 мм
  • Цвет колонны/стойки Чисто-белый
  • Номер RAL колонны 9016
  • Цвет крышки Чисто-белый
  • Количество вводов 4
  • Крепление Защелка
  • Количество используемых крышек 2
  • Тип изделия Колонна
  • Материал изделия Алюминий, пластик
  • Степень защиты IP40
  • Тип монтажа Винтовой
  • Климатическое исполнение УХЛ4
  • Ударопрочность 20
  • Сертификат соответствия ТУ 3449-029-47022248-2011
  • RAL-номер цвета крышки 9016
  • RAL-номер цвета колонны 9016
  • Цвет колонны Чисто-белый
  • Форма колонны Прямоугольник
  • Кабельный ввод Снизу
  • Высота колонны с 710 мм
  • Ширина верхней части 60 мм
  • Материал верхней части Алюминий
  • Материал электромонтажной колонны Алюминий
  • Высота колонны по 710 мм

Сертификаты товара

  • Отказное письмо
  • Сертификат пожарной безопасности
  • Свидетельство о типовом одобрении

О нас | White Columns

White Columns была основана в 1970 году группой художников, включая Джеффри Лью и Гордона Матта-Кларка, в качестве экспериментальной площадки для искусства. Первоначально расположенная в Сохо (и известная как Мастерская 112/112 Грин-стрит), организация была переименована в Белые колонны, когда она переехала на Спринг-стрит в 1980 году. В 1991 году Белые колонны переехали на Кристофер-стрит в Вест-Виллидж, а в 1998 году - галерея. переехал к границам Вест-Виллидж и Района упаковки мяса.В апреле 2018 года White Columns вновь открылись в новом месте на улице Горацио, 91, рядом с новым Музеем американского искусства Уитни и Хай-Лайн.

White Columns представляет текущую программу выставок, проектов, переговоров, показов и мероприятий. Кроме того, у него есть звукозаписывающий лейбл The Sound of White Columns, который выпускает только виниловые записи исполнителей. White Columns - это некоммерческая галерея, которая открыта для публики бесплатно одиннадцать месяцев в году.

White Columns предоставляет поддержку художникам, которым еще предстоит воспользоваться более широким критическим, кураторским или коммерческим вниманием.

За последние сорок девять лет сотни художников получили пользу от раннего воздействия и поддержки в White Columns, в том числе: Гордон Матта-Кларк, Луиза Буржуа, Джен Хайштейн, Барри Ле Ва, Элис Эйкок, Ричард Нонас, Джеки Винзор, Уиллоуби. Шарп, Сьюзан Ротенберг, Кики Смит, Хармони Хаммонд, Уильям Вегман, Питер Фенд, Sonic Youth, Барбара Эсс, Джон Миллер, Дэвид Роббинс, Джек Голдштейн, Дэвид Войнарович, Майкл Смит, Дуглас Блау, Эшли Бикертон, Group Material, Феликс Гонсалес- Торрес, Андрес Серрано, Фред Уилсон, Стертевант, Кэди Ноланд, ACT-UP, Лорна Симпсон, Джон Каррин, Шон Ландерс, Верн Доусон, Марлен Маккарти, Лутц Бачер, Том Берр, Джим Ходжес, Гленн Лигон, Джек Пирсон, Кейт Беркхарт, Ричард Филлипс, Сара Сзе, Аида Руилова, Джуди Линн, Эйлин Куинлан, Доди Беллами, Кевин Киллиан, Джон Стезакер, Уильям Скотт, Люк Фаулер, Стивен Клейдон, Ларс Лауманн, Александр Сингх, Маргарет Ли, Элла Круглянская, Марлон Маллен, Деррик Алексис Коард, Магдалена Суа рез Фримкесс, Билл Линч, Герасимос Флоратос, Хью Хейден, Ализа Нисенбаум и многие другие.

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Интерьер галереи с тремя витринными столами, содержащими архивные эфемеры с 1970-х годов. Флаеры и архивные материалы 70-х годов также установлены рядами вдоль окружающих стен.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Интерьер галереи с тремя витринными столами, содержащими архивные однодневки.Вдоль окружающих стен рядами развешаны листовки и архивные материалы, некоторые в пластиковых рукавах.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Архивные материалы, включая листовки, изображения инсталляций и выставочные материалы, установленные рядами вдоль двух соседних стен. На переднем плане витрина, содержащая архивные эфемеры из видны 1970-е.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Фронтальный вид стены галереи с надписью «1970-е», с архивными материалами, установленными горизонтальными рядами.На переднем плане частично виден витринный стол.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, инсталляция, 2021 год (Двадцать архивных записей, установленных в два ряда вдоль стены галереи, включая пресс-релизы, инсталляционные изображения и заметки к выставке.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 г. (Девять архивных записей, установленных в два ряда на стене галереи. Рукописные записи на стене гласят: «МАРДЖОРИ СТРАЙДЕР, 1971», «БИЛЛ БЕККЛИ» , 1971 »,« ГРУППОВАЯ ВЫСТАВКА 1971 ГОДА, ОРГАНИЗОВАННАЯ ИТАЛО СКАНГА »и« ДЖИМ БЕРТОН, 1972.”)

Из архива: Белые колонны и Грин-стрит 112 - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Вид на холл галереи. На левой стене картина в раме, изображающая двух женщин, стоящих за тремя белыми колоннами. Справа - вывеска галереи, еще одна работа в рамке и доска объявлений с архивными фотографиями.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, инсталляция, 2021 год (вид спереди доски объявлений с вырезкой из газеты, планом этажа и семью архивными фотографиями.На стене выше напечатан текст «www.whitecolumns.org/archive.»)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 г. (Крупный план архивных материалов 1971 г.). На изображении слева изображен «Контейнер человеческих масштабов» Джен Хайстайн, а на изображении - справа изображено расписание фильмов и спектаклей по адресу: 112 Greene St.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Вид галереи стены, на которой изображено шестнадцать произведений в рамах, установленных в сетке четыре на четыре.На стене выше напечатаны слова «Юбилейные издания White Columns».)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 г. (Вид галереи на стену с шестнадцатью юбилейными выпусками Белых колонн. Две витрины расположены перед стеной, а справа - три. манекены, обращенные к окну.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (стена, на которой изображены шестнадцать юбилейных выпусков Белых колонн, установленные в сетке четыре на четыре.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 г. (Вид на стену с двумя арками. Между арками на плоском мониторе воспроизводится видеозапись. Вдоль них разнесены три витрины. пол галереи. Слева стоят два манекена.)

Из архивов: Белые колонны и Грин-стрит 112 - 1970-2021…, инсталляция, 2021 г. (Стена с арочным входом. Стена обозначена «1980-е», на ней установлены различные архивные материалы.Справа на пьедестале расположен проектор с каруселью.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 г. (Массив архивных материалов, установленных рядами вдоль двух соседних стен. Проектор слайд-карусель на пьедестале отображает набор установочных изображений на левая стена.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Крупный план архивных материалов 1980-х годов, включая пресс-релизы, изображения инсталляций и контрольные списки выставок.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Архивные листовки и выставочные материалы установлены рядами вдоль двух соседних стен. На переднем плане стоят две витрины, содержащие различные архивные эфемеры.)

Из Архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Три манекена в архивных футболках Белых колонн, лицом к окну. За манекенами стоит витрина.Монитор с плоским экраном устанавливается на стене на заднем плане.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (ряды архивных листовок и выставочных материалов 2000-х годов установлены рядами вдоль двух смежных стен. Вдоль стен также расположены четыре витрины. .)

Из архивов: Белые колонны и Грин-стрит 112 - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (Фронтальный вид стены галереи, демонстрирующий различные музыкальные эфемеры Белых колонн.Слева стоят два манекена, а на переднем плане видны два витрина.)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (вид сверху на витринный столик, содержащий различные печатные однодневки, связанные с прошлыми выставками Кэди Ноланд, Фреда Уилсона и Гэри Симмонса, а также на групповую выставку «Реальный мир»)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 г. (Вид сверху на витринный стол, содержащий различные печатные однодневки, связанные с прошлой группой, показывает «ЕДА» и «Глория: еще один взгляд на феминистку» Искусство 1970-х.”)

Из архивов: Белые колонны и 112 Грин-стрит - 1970-2021…, вид инсталляции, 2021 год (вид сверху на витринный стол, содержащий различные печатные однодневки, связанные с прошлыми выставками Элейн Стертевант и Group Material.)

Спустя полвека белые колонны все еще удивляют

«Я собираюсь использовать слово, которое вы не должны говорить», - с легкой бравадой заявил скульптор Джеффри Лью. «Я своего рода социопат».

В 1969 году Лью и Рэйчел Вуд, в то время его жена, купили ветхую шестиэтажную фабрику по утилизации тряпья в Сохо за 110 000 долларов.Они переехали на верхние этажи с коллекцией родственных художников и вместе со скульпторами Гордоном Матта-Кларком и Аланом Саретом превратили неотапливаемый цокольный этаж и подвал в выставочное пространство площадью 7400 квадратных футов, названное 112 Грин-стрит (а позже 112 Workshop). ), по его местонахождению. Последующие шоу включали в себя настенный кусок, сделанный из 500 фунтов разлагающейся моркови, массивные дыры, прорезанные в полу, и танцевальную труппу, раскачивающуюся над головой с потолка высотой 17 футов.

Те очки начала 70-х с тех пор приобрели почти мифический статус; Постановленные там работы, которые, по мнению Лью, музеи и известные галереи либо не могли, либо не хотели бы показывать, с тех пор отмечаются в музеях и галереях «голубых фишек».Но вскоре Лью устал от растущего профессионализма, вызванного грантом Национального фонда искусств. «Когда я получил N.E.A. Да, они сказали: «Дайте нам свой график». График? » Лью вспомнил со смехом. «Как только люди начинают действовать как кураторы, тогда и все хорошее заканчивается».

К концу 1978 года Лью сказал, что с него хватит комитетов и вопросов по заработной плате. Он уже превратил лофты верхних этажей здания в кооперативы, но по-прежнему оставался домовладельцем арт-пространства. Ссылаясь на свой огромный налоговый счет, он утроил свою ежемесячную арендную плату в размере 550 долларов, полностью осознавая, что ее правление никогда не сможет позволить себе новую ставку.«Как я уже сказал, я социопат», - объяснил Лью. «Я просто не чувствовал, что оно рухнет».

Тем не менее, 112 Грин-Стрит не умерла. Наоборот. В конце концов он нашел новый дом в Вест-Виллидж, а также новое руководство. Переименованная в «Белые колонны», эта некоммерческая организация стала не только старейшим в Нью-Йорке площадкой для альтернативного искусства, но и одним из наиболее жизненно важных мест. Доказательства находятся на его стенах в рамках выставки, посвященной 50-летию галереи, которую Мэтью Хиггс, директор и главный куратор галереи с 2004 года, описывает как отчасти празднование и отчасти дань уважения продолжающейся истории арт-сцены Нью-Йорка.

Изучая архивные фотографии инсталляций и печатные однодневки, мы обнаруживаем головокружительное множество артистов, которые начали свою карьеру с сольных дебютов там. От Джона Каррина и Кэди Ноланд в 80-х до Рэйчел Файнштейн и Гленна Лигона в 90-х - ни один стиль не преобладает. Общей нитью является то, что данный режиссер нашел художника достаточно интересным, чтобы представить работу и предложить ее на продажу без всяких условий - от 15 до 20 таких шоу каждый год - полагаясь на гранты и пожертвования, чтобы покрыть свой нынешний бюджет примерно в 1 миллион долларов.

Один из прощальных подарков Лью мог быть именно тем, что позволило «Белой колонне» преодолеть его баланс на грани войны. В конце 1979 года, чувствуя симпатию, Лью призвал Джоша Бэра, которому тогда было 23 года, подать заявку на вакантную должность директора этого помещения. Баер не имел формального административного или кураторского опыта. Но он вырос в самом сердце арт-мира Нью-Йорка 70-х годов - его мать и отчим были знаменитыми художниками Джо Баером и Джоном Уэсли. Что еще более важно, он был погружен в новые формы искусства, бурлящие в центре города.«Все слилось воедино, - вспоминал Баер. «Взрыв хип-хопа, брейк-данса, граффити, нойзовой музыки. Эра Гордона Матта-Кларка, эта минималистичная скульптура Сохо, теперь сменилась поколением, которое больше чувствует себя в Mudd Club ».

Баер настаивал на том, что быть выбранным для работы в «Белых колоннах» в 1979 году «было не так уж и приятно. Это было в невероятной форме ». Вздыхая над собственной наивностью, с точки зрения его нынешней перспективы в качестве советника по искусству, он добавил: «Только такой молодой человек будет достаточно глуп, чтобы сделать это.«Ежемесячная арендная плата, возможно, составляла всего 415 долларов в следующем доме рядом с Вест-Сайд-Хайвей, но это вряд ли был хорошо продаваемый арт-бург. Более того, годовой бюджет составлял всего 8000 долларов - без каких-либо ассигнований на зарплату директора.

Художник и новый член правления Майк Родди предложил Бэру переименовать пространство в «Белые колонны», архитектурный намек на классические черты старого и нового адреса. Критически сказал Баер, это было также забавное заявление о жесткой иерархии в мире искусства, состоящем из 100 процентов белых.Надеясь на то, что трепет от акцента на цветных художниках под новым именем никому не ускользнет, ​​обновленное название было обнародовано для показа в сентябре 1980 года, на котором были представлены обширные фрески в стиле метро Ли Киньонеса и Фреда Брэтуэйта, также известного как Fab Five Freddy, один из первых случаев, когда граффити было перенесено в помещение в видную галерею.

«Мы оба устанавливали наши флаги в совершенно новой атмосфере», - сказал недавно Киньонес, говоря о приглашении Баера покрасить интерьер White Columns распылением.В самом деле, его шоу привлекло множество светил в центре города, от критиков Эдит ДеАк и Рене Рикарда до писателя и ведущего кабельного телевидения Гленна О'Брайена, которые, в свою очередь, помогли разжечь острый роман между мирами современного искусства и граффити. который продолжается по сей день. Этот шумный ответ также прочно увязал новую идентичность White Columns как с зарождающейся арт-сценой Ист-Виллидж, так и с бумом арт-рынка, когда каждая из них набирала обороты в 80-х.

Этот стремительно растущий рынок - и способность шоу «Белые колонны» катапультировать неизвестного художника в его среду - могут принимать почти нелепые аспекты.«Мир коммерческого искусства - гений в поиске способов продавать вещи, которые кажутся непродаваемыми», - отметил Билл Арнинг, который стал директором в 1985 году и теперь является галеристом в Хьюстоне. Во время сольного дебюта в марте 1988 года тревожных инсталляций Кэди Ноланд, в том числе пары гериатрических ходунков, переброшенных через стойку с фотографией пистолета, прислоненного поблизости, Арнинг сказал, что безуспешно пытался убедить коллекционеров Дона и Меру Рубелл купить произведение за 400 долларов. . Он сказал, что Мера Рубелл в конце концов призналась ему, что она купила ту же самую вещь год спустя, когда карьера Ноланда взорвалась, - за 40 000 долларов.

Когда закончились 80-е и рухнула рыночная мания, возникшая в результате напряженность восстановилась внутри Белых Колонн. Художница Мэрилин Минтер сказала, что после ее сольного дебюта в 1988 году ее преследовали не менее 10 галерей. Благодарная пространству за то, что вытащила ее из полумрака, она вошла в его правление в 1991 году, с радостью предоставив ему услугу своей растущей славы, несмотря на то, что ее собственные продажи замедлились. «Нам повезло, что в 90-х мы держали двери открытыми, - вспоминал Минтер. «Просто держать кондиционер летом было большим делом!»

Несмотря на углубляющуюся рецессию 90-х, художники продолжали рассматривать выставку «Белые колонны» как трансформационную.«Это полностью изменило мою жизнь», - сказал Джон Каррин о своем дебюте там в 1989 году, задолго до того, как его портреты стали продаваться на аукционах за семизначные суммы. «Я заработал 5000 долларов, это было огромно! Весь мой доход за год до этого состоял из 9000 долларов, потраченных на работы по гипсокартону ». Десять лет спустя его жена, скульптор Рэйчел Файнштейн, сказала, что ее собственный дебют быстро переместил ее из работы за стойкой регистрации в галерее Марианны Боески к тому, чтобы она стала одним из представленных художников.

Соответственно, Пол Ха, преемник Арнинга в 1996 году и нынешний директор Центра визуальных искусств MIT List в Кембридже, штат Массачусетс.- сказал, что научился отбрасывать опасения по поводу того, что «Белые колонны» будут де-факто «поиском талантов» для коммерческих галерей. «Когда вы видите, что так много людей борются, вы просто хотите помочь им в их карьере», - объяснил Ха.

Хиггс продолжил эту традицию с заметной поправкой. «Когда я прибыл в« Белые колонны », - сказал он, - перед нами как организацией встал вопрос: что мы можем сделать, чтобы что-то изменить?» Участие как чернокожих, так и женщин-художников, наконец, стало объектом внимания культурного мира.Однако «для меня было поразительно очевидно, что работы художников с нарушениями развития были совершенно недостаточно представлены в области современного искусства. Были такие выдающиеся организации, как Creative Growth in Oakland или Visionaries + Voices в Цинциннати, которые поддерживали выдающиеся сообщества художников. Но у них просто не было доступа к тем же сетям, что и художники из Йельского университета или колумбийский M.F.A. программы могут. "

Введите белые столбцы.На данный момент Хиггс представил 25 персональных выставок художников с ограниченными возможностями развития, в том числе Уильяма Скотта, работа которого, как он отмечает, наконец-то была приобретена в постоянной коллекции Музея современного искусства - через 14 лет после его дебюта в «Белых колоннах». «Терпение здесь - ключевой фактор», - пошутил он.

Молодые выпускники художественной школы не были полностью исключены: художник Эстебан Джефферсон сразу произвел фурор своим сольным дебютом 2019 года, расширенной версией его Columbia M.F.A. Этот тезис ярко противопоставляет африканские статуи парижского музея лицам его сотрудников и их мягкому институциональному оформлению.Но Хиггс также уделял особое внимание малоизвестным более старым фигурам, от Дэвида Берда, который рисовал пугающие рисунки психиатрического отделения Вестчестера, где он проработал 30 лет до 1988 года, до Бена Мореа, создавшего абстракции в 1964 году, прежде чем стать более известным как провокатор в мире искусства и политический деятель. Внимание привлекли и другие заведения: в 2010 году художницу Маргарет Ли попросили сделать ретроспективу хриплых шоу группы «все, кроме кухонной раковины», которые она начала проводить в 2009 году в своем полулегальном помещении 179 Canal в Чайнатаун.

Ли сказала, что она была приятно шокирована разговорами с Хиггсом, когда она пыталась воссоздать хаотическую атмосферу и беспорядочную энергию 179 Canal в «Белых колоннах». «Он никогда не говорил:« Мне не нравится эстетика этого ». Скорее,« Я рядом, если ты хочешь поговорить, но ты свободен ». Просто будьте ответственны ». Итак, повторяя анти-руководящие принципы, впервые предложенные Джеффри Лью на Грин-стрит несколько десятилетий назад - Делайте, что хотите, только не сжигайте дом дотла ? «На самом деле, - насмешливо вспомнил Ли, - мы почти сожгли Белые колонны.Мы хотели оставить микроволновую печь работающей на 24 часа. Мэтью сказал: «Нет, ты не можешь этого сделать. Вам нужна поддельная микроволновая печь ». Вот где он подвел черту!»


Из архивов: White Columns и 112 Greene Street / 112 Workshop - 1970-2021

До 31 июля в White Columns, 91 Horatio Street, Манхэттен; 212-924-4212; whitecolumns.org.

WHITE COLUMNS - CYNTHIA DAIGNAULT

WHITE COLUMNS, ПРЕСС-РЕЛИЗ, 2011

White Columns рада представить персональную выставку нью-йоркской художницы Синтии Дайно в нашей главной галерее и вестибюле.

На своей выставке в «Белых колоннах» Дайно представит группу последних картин, созданных специально для этого пространства. Картины Дайно рассматривают различные формальные образы, относящиеся к отображению и восприятию искусства, и, в частности, к презентации фильмов, видео и проекционных работ в пространствах галереи белого куба. (Работы саморефлексивно признают, что создание картин на основе таких идей является фундаментально парадоксальным занятием.)

Картины Дайно, или визуальные тавтологии, визуализированы не совсем фотореалистично - как, например, в работе Виджи Целминс. или Люк Тюйманс.Они включают изображения аналогового и цифрового проекционного оборудования (например, слайд-проекторы, диапроекторы, видеопроекторы и т. Д.), Которые сочетаются с нарисованными изображениями проецируемых ими изображений. Например, изображение диапроектора сочетается с нарисованным изображением проецируемого текста, взятого из «Моллоя» Беккета. Эти парные холсты, установленные в прямом формальном отношении друг к другу, создают правдоподобные, но неустойчивые иллюзии.

Картины Дайно усиливают чувство искусственности, присущее не только представлению искусства, но и в отношении собственных скользких отношений живописи с самой реальностью.В других работах, таких как ее роспись, воплощающая культовую модернистскую мебель, которую до сих пор можно встретить в определенных галереях и музеях, Дайно усиливает и мягко ниспровергает эстетические коды и социальные иерархии, связанные с этими универсальными символами хорошего вкуса.

Доводя потенциал мимикрии до логического завершения, Дайно нарисовал в масштабе вариант пространства проекта «Доска объявлений» компании White Columns. Раскрашенная версия Дайно временно вытеснила настоящую доску объявлений, которая обычно находится в вестибюле галереи, создавая, в свою очередь, своего рода эстетический «двойной дубль», который играет на собственном отношении посетителя к истории Белых Колонн и ее программам.

Синтия Дайно - художница, музыкант и писатель, которая живет и работает в Нью-Йорке. Она получила степень бакалавра в Стэнфордском университете в 2001 году и степень пост-бакалавра в Школе художественного института Чикаго в 2004 году. Ее работы выставлялись на различных площадках, включая Plane Space, Нью-Йорк, и Glen Horowitz, East Hampton, среди других. . Она получила стипендию MacDowell Colony Fellowship в 2010 году.

Для своей выставки «Белые колонны» Дайно создала картину монитора видеонаблюдения размером 12 x 16 дюймов в серии / выпуске из тридцати уникальных образцов.На каждой картине будет изображена сцена, которую определяют покупатель и художник. На изображении показан пример уличной сцены у входной двери White Columns. За дополнительной информацией и ценами обращайтесь в галерею.

Для получения дополнительной информации об этом проекте обращайтесь: [email protected]

White Columns, GA Недвижимость и дома для продажи - Point2

White Columns, Милтон, Джорджия Обзор цен на недвижимость

Поиск домов на продажу в White Columns, Milton, GA еще никогда не был более удобным.С Point2 вы можете легко просматривать дома для одной семьи White Columns, Milton, GA, таунхаусы, кондоминиумы и коммерческую недвижимость, и быстро получить общее представление о ценах на недвижимость. Вы также можете фильтровать объявления по падению цен за последние шесть месяцев, чтобы никогда не пропустить выгодную сделку.

Данные и инструменты для вашей выгоды

Получите мгновенный доступ к большому количеству важной информации о недвижимости White Columns, Milton, GA, включая описания собственности, фотографии и демографическую статистику.Вы также можете использовать вид карты, чтобы найти дома и апартаменты для продажи на основе удобств в Белых Колоннах, Милтон, Джорджия, которые могут вам понадобиться поблизости. Информация о рынке недвижимости White Columns, Milton, GA, находится внизу страниц результатов поиска, если вы хотите получить обзор области. Если вы хотите работать с профессионалом, связаться с агентами по недвижимости в White Columns, Milton, GA очень просто. Все, что вам нужно сделать, это проверить детали вашего любимого объявления о недвижимости и использовать там форму.Или, если вам нужны дополнительные возможности, перейдите на вкладку «Инструменты» и выберите «Найти агента».

Есть 5 домов и квартир на продажу в White Columns, Milton, GA.

Легко упорядочивайте и отсортируйте все по цене, типу собственности, площади в квадратных футах, размеру участка или возрасту здания. Вы также можете использовать любые конкретные ключевые слова, чтобы сузить поиск только до наиболее релевантных свойств. Будьте в курсе возможностей недвижимости в White Columns, Milton, GA, просто сохранив результаты поиска; вы будете получать ежедневные или еженедельные электронные письма (на ваш выбор) от Point2 с новыми списками, которые соответствуют вашим критериям, пока они еще не поступили на рынок.

Продажа недвижимости Рядом со мной

Дом охотиться стало проще. Сэкономьте драгоценное время и силы, используя страницы Point2 рядом со мной: Дома на продажу рядом со мной | Кондо на продажу рядом со мной | Продажа домов рядом со мной | Открытые дома | Таунхаусы на продажу недалеко от меня | Продажа земли недалеко от меня | Фермы рядом со мной. Просмотрите доступные объекты недвижимости для продажи рядом с вашим текущим местоположением и выберите те, которые вам нравятся.

силовых структур: белые колонны, белый мрамор, белое превосходство | доктор Лира Д. Монтейро

Спустя два года после бойни в Чарльстоне Юг в основном согласился наконец признать, что флаг Конфедерации, которым драпировал себя Дилан Руф, был символом ненависти; но даже не начал разговор об исторических местах, таких как плантация Маклеода, как символах ненависти.Поэтому неудивительно, что комментаторы коллективно отвернулись от того, как исторические памятники превосходства белых играли центральную роль в демонстрациях белых националистов в Шарлоттсвилле.

В Шарлоттсвилле вместо того, чтобы позировать перед особняком на плантации, разъяренные молодые белые люди маршировали вокруг классических зданий кампуса университета Вирджинии, спроектированных его создателем Томасом Джефферсоном.

Шествие сторонников превосходства белых 11 августа 2017 года перед ротондой Университета Вирджинии, спроектированное Томасом Джефферсоном

Здание на заднем плане этой тревожной фотографии основано на древнем храме Пантеона в Риме, спроектированном Джефферсоном, и построенный людьми, которых он поработил.Включив Университет Вирджинии - сам по себе памятник белой учености на спине чернокожих рабочих - в маршрут его освещенной факелами процессии протеста, Ричард Спенсер подчеркнул очень реальное доминирование своего белого наследия в городе, где находилась статуя, которую он стремился защищать. Он призвал силу всех этих белых колонн, воздвигнутых порабощенными чернокожими людьми, принадлежащими Томасу Джефферсону, атаковав свою группу, утвердив свое владение этим местом, готовясь к битве за один из своих любимых символов: Роберта Э.Ли.

Один из разгневанных молодых белых людей, маршировавших в Шарлоттсвилле, использовал еще одну богатую жилу символизма американского белого наследия. Натан Дамиго наиболее известен тем, что был запечатлен на видео, когда несколько месяцев назад, в апреле 2017 года, в Калифорнийском университете в Беркли бьет по лицу протестующего, выступающего против антифасизма. Он также является основателем группы под названием Identity Evropa. u, чтобы обозначить их связь с Древним Римом, в алфавите которого u было записано как v.Он основал эту организацию в 2016 году, и первоначально они сосредоточили свои усилия в основном на вербовке белых мужчин в кампусах колледжей.

Одним из инструментов, которые они использовали, была кампания плакатов, в которой были показаны крупные планы лиц классических и неоклассических скульптур, вырезанных современными европейскими и американскими художниками в дань уважения тому, что они считали своим родовым стилем, и такие лозунги, как «защити свое наследие» и «Будущее принадлежит нам».

Чикагский университет, февраль 2017 г.

Как и фотографии Дилана Руфа, в плакатах Identity Evropa использовался давний подтекст американского превосходства в отношении иконографии белого наследия - здесь, в форме классических и неоклассических скульптур.

Одна из скульптур в их рекламной кампании имеет долгую историю использования, чтобы представить совершенство белизны, в отличие от якобы низших рас. Аполлон Бельведерский - римская адаптация греческой скульптуры IV века до н.э. во II веке н.э. - также был известен в начале США как Пифийский Аполлон.

Когда гипсовые слепки классической скульптуры были впервые импортированы в Соединенные Штаты, в первые десятилетия после основания страны Аполлон Бельведер быстро стал скульптурой , которая должна быть в каждой коллекции.Черты характера, приписываемые белой расе, в том числе буквально белая кожа, а также формы носа, рта и головы, которые считались характерно белыми, были выделены как европейскими, так и американскими расовыми теоретиками как стандарт совершенная человеческая красота - и, как следствие, совершенные интеллектуальные способности и моральные качества.

Аполлон и другие классические скульптуры стали краеугольным камнем художественного образования в новых Соединенных Штатах и ​​маркерами статуса для богатых белых американцев.Гранд-тур, ритуал сохранения наследия, в котором участвовали многие молодые белые американцы со средствами, привел их в некоторые части Европы, где они смогли увидеть оригиналы статуй. Они регулярно приносили домой копии Аполлона Бельведерского, а также других греко-римских статуй после экскурсий. Вернувшись в молодую нацию Соединенных Штатов, они поместили эти скульптуры в свои дома и сады как символы культурного статуса и постоянное напоминание об их белом классическом наследии.

Копии Аполлона также были выставлены более публично, в галереях ранних художественных академий, где они поддерживали цели этих организаций «поднять [e] характер своих соотечественников, увеличивая их знания и вкус» (в слова основателей Американской академии изящных искусств в Нью-Йорке, 1803 г.).В этих контекстах слепки одновременно утверждали белизну греков и римлян, а также совершенство белизны художникам, которые тщательно изучали его форму, а также широкой публике, которая за определенную плату посещала выставки классических слепков. 25 центов.

Значение классической скульптуры стало еще точнее определяться развивающейся областью американской расовой науки. Белые люди, работающие в рамках формирующейся дисциплины профессиональной медицины, создали аргументы в поддержку предполагаемой физической, умственной и эмоциональной неполноценности чернокожих и соответствующего превосходства белой расы.Измеряя, исследуя и рассекая тела людей любого происхождения, они «обнаружили» тонкие признаки, которые отличают черную расу от белой. По словам Фрэнни Нудельман, их аргументы

устанавливали неравенство как факт природы, санкционированный Богом и по определению недоступный политическим средствам правовой защиты.

Таким образом, расовая наука подтвердила возникающий аргумент южных апологетов о том, что рабство не только приемлемо, но и действительно полезно для чернокожих; а также подтвердил необходимость социальных границ между свободными черными и белыми американцами на Севере и в городских районах Юга.

Американские расовые ученые не пришли к этим идеям самостоятельно, даже если они преследовали и уточняли их с особым энтузиазмом. С тех пор, как классические скульптуры были заново открыты в эпоху Возрождения, европейские ученые и художники восхваляли «совершенство» их форм, и они стали олицетворением вершин человеческих достижений и красоты. Скульптуры также занимали центральное место в работе европейских ученых конца восемнадцатого века, формулирующих свои новые теории о различных типах человечества, с которыми столкнулся и поработил европейский колониализм.Работы Иоганна Лаватера, Иоганна Блюменбаха, Питера Кампера и Жоржа Кювье сыграли особенно важную роль в создании основы для американской расовой науки. Хотя каждый ученый использовал разные инструменты, все они были сосредоточены на определенных особенностях тела, которые они использовали для разделения людей на отдельные расы, и объяснили различия в цвете кожи, типе волос, форме костей и чертах лица как иллюстрацию относительной приспособленности человека. гонки. Хотя теорий о количестве рас было столько же, сколько и ученых-расовиков, разделение Блюменбаха на пять рас - кавказская, монгольская, малайская, негроидная и американская - в конечном итоге стало наиболее влиятельным - и является источником нашего современного использования «Кавказский» означает «белый».

«Лицевой гониометр» для измерения лицевого угла, в книге Сэмюэля Джорджа Мортона 1939 года, Crania Americana

Одним из инструментов, оказавших наибольшее влияние на американскую расовую науку 19 века, было измерение лицевого угла. Впервые это было разработано голландским ученым Кампером в 1770 году, который описал это так:

Основание, на котором основано различие наций, можно обозначить двумя прямыми линиями; один из них должен быть проведен через слуховой проход к основанию носа, другой касается выступающего центра лба и оттуда падает на наиболее выступающую часть кости верхней челюсти, при осмотре головы в профиль.

Согласно Камперу, африканские и азиатские головы имели лицевой угол 70 градусов, в отличие от среднего лицевого угла 80 градусов у европейцев. И, используя сказочно круговой аргумент, он узнал, что большой лицевой угол лучше, путем измерения лицевого угла греческих скульптур:

От этой разницы в 10 ° в лицевом угле зависит превосходная красота европейца; в то время как высокий характер возвышенной красоты, столь поразительный в некоторых произведениях древней скульптуры, как в голове Аполлона и в Медузе Сисокла, придается углом, составляющим 100 °.

Главная задача Кампера заключалась в том, чтобы оправдать и понять отношения между европейской расой, к которой он принадлежал, и народами, с которыми она столкнулась в результате колониальных предприятий. Но когда эти разговоры были перенесены в Соединенные Штаты, они приобрели новый смысл и новую актуальность в стране, в которой взаимодействия между черными и белыми были повседневными, интимными явлениями - событиями, которые были чреваты напряжением из-за разделявшего их неравенства. .

Американские ученые использовали такие измерения, как лицевой угол, в сочетании с другими физическими характеристиками, чтобы создать более или менее стандартизированные «типы» для разных рас. Хотя точные термины, в которых они это сформулировали, различались, определения доктора Сэмюэля Г. Мортона из Филадельфии 1838 года были довольно репрезентативными. Мортон описал «кавказцев, или белую расу» как:

Характеризуется естественной светлой кожей, восприимчивой к любым оттенкам: волосы тонкие, длинные и прямые; лицо овальное, а черты лица преимущественно [sic] правильные. и симметричный.Череп большой, его передняя часть широкая и приподнятая, что указывает на преобладание интеллектуальных способностей над животными. Лицо маленькое по сравнению с головой; носовые кости дугообразные, а зубы вертикальные. Угол лица - от семидесяти до семидесяти пяти градусов.

Как видно из этого описания, форма черепа считалась важной, указывая на интеллектуальный и моральный характер человека в упрощенной теории френологии.Напротив, Мортон описал «Негров, или черную расу» как:

Характеризуется черной кожей, густыми волосами, плоским носом и большими губами; лицо выпуклое и удлиненное у рта; лоб низкий и узкий, а сама голова длинная, сжатая с боков и выступающая в затылке. Зубы большие, почти вертикальные. Угол лица от 60 до 65 °.

Особенности цвета кожи, текстуры волос и формы носа, губ и головы, риторически служили фенотипическими маркерами расы и снова и снова появлялись в американских описаниях людей, как черных, так и белых, в широкий выбор контекстов.Таким образом, расовая наука обеспечивала безопасность рациональной системы науки, которую можно было бы случайно, с первого взгляда применить к белому или черному телу, или, точнее, доказать путем тщательных измерений, чтобы подтвердить расовые иерархии, на которых основывалось американское общество.

Но, несмотря на всю эту научную точность, Миа Бэй пишет, что на практике

[s] родственный цвет был фактически единственным различием между расами, на которое белые американцы могли положиться, чтобы отличить черных от белых.

Таким образом, видимая белизна классических скульптур имела большое значение для ученых-расовиков. Привлекательность этих скульптур в качестве примеров усиливалась их происхождением из великих древних обществ и непосредственной и интимной связью, которую скульптура имеет с человеческим телом. Эти отношения наделили скульптуры, по словам историка искусства Кирка Сэвиджа, «уникальной научной и документальной силой», которая помогла древней скульптуре стать «подлинным документом нормативного белого тела,« расы »белых людей.

Скульптура, которую чаще всего использовали в качестве нормативного белого тела, была Аполлон Бельведер, чей лицевой угол в 100 градусов Кампер использовал в качестве эталона для самой красивой головы. Американцы считали Аполлон Бельведер вершиной белой красоты и, в свою очередь, как пишет Сэвидж, иллюстрацией «связи физической красоты с интеллектом и культурой».

Модель Аполлона Бельведера,
Массачусетская больница общего профиля

Таким образом, Аполлон Бельведер фактически стал важным объектом изучения в медицинских школах, где он служил образцом идеального человеческого тела - тела, которое безоговорочно было исключительной собственностью белых. мужчин, как и сама медицина.

Например, доктор Джон Августин Смит упомянул Аполлона и другие скульптуры в лекции по анатомии в медицинской школе 1808 года, в которой он стремился доказать, что белые и черные люди - разные виды. Лекция считала само собой разумеющимся, что греко-римские скульптуры представляют ту же белую расу, что и он сам и его ученики.

Наличие фенотипических маркеров белизны, таких как волосы, губа, нос и профиль, вырезанных из буквально белого, неокрашенного мрамора, позволило белому американцу девятнадцатого века интерпретировать эти скульптуры как однозначно «белые» и как репрезентативные. своего расового наследия.

Связь между классической (и неоклассической) скульптурой и белой расой была настолько ошеломляющей, что автор, выступающий против рабства, сатирически предупреждал скульпторов в 1841 году, что

Черный Аполлон, независимо от симметрии его пропорций, величия его взглядов или божественность его воздуха, встретит большую удачу, если она избежит увечий или, по крайней мере, осквернения

и посоветует им покрыть любые темные статуи побелкой, чтобы их произведения искусства не были уничтожены.В действительности, однако, в США почти не было статуй чернокожих, созданных до или после Гражданской войны, которые отражали бы степень, в которой объединение расовых наук и требований белого наследия, по словам Сэвиджа, сделало чернокожих «воплощением то, что было , а не классической скульптурой ».

Все эти ассоциации участвовали в использовании Аполлона Бельведерского в широко распространенной и влиятельной книге 1854 года « Типы человечества» , написанной врачом из Алабамы Джозайей Ноттом и египтологом Джорджем Глиддоном.В основе аргументов Нотта и Глиддона лежала теория полигенеза, которая разделила человечество на множество различных видов, имеющих разное происхождение. Хотя ее публикация предшествовала работе Дарвина О происхождении видов на 5 лет, , книга выдержала более десятка тиражей и оставалась в обращении в течение десятилетий, предлагая альтернативу дарвиновской теории эволюции.

В рамках своих аргументов в пользу существования различных расовых типов, имеющих такое же различное происхождение, как и у разных видов животных, Нотт и Глиддон сопоставили профильные изображения «Аполлона Бельведера», «негра» и «молодого шимпанзе». , »Каждый из них сопровождается профилями черепа без мякоти каждого из предположительно различных видов.

Джозайя Нотт и Джордж Р. Глиддон,
Типы человечества , 1855

Главный визуальный аргумент в работе здесь основан на углах лица, видимых в силуэтах лиц. Черепа Аполлона Бельведера и сопровождающего его «греческого» черепа почти вертикальны, представляя идеальное лицо кавказца, у которого лоб, нос и подбородок находятся примерно на одной линии. А под углом, под которым они изображены, профиль черепа «креольского негра» даже «хуже», чем у «молодого шимпанзе».Культурные ассоциации между красотой Аполлона Бельведерского и интеллектом, который является привилегией белизны, еще больше усиливаются сопоставлением самих лиц. В то время как черное население Америки представлено лицом современного человека, разница между белой головой греческой скульптуры и головой современного белого американца такова, что один может заменить другого. Белизна мраморного лица - вплоть до его волос - твердо ставит Аполлона - и белого человека, которого он олицетворяет, - в категорию, отличную от чернокожего человека и обезьяны.

Это традиция изображения - наследия, которую Identity Evropa использовала в своей плакатной кампании. Не говоря об этом на словах, они могут привлечь внимание американцев к классической и неоклассической скульптуре как представителю «высокого искусства», европейских достижений и славного и исключительного белого наследия. Увеличивая лица этих скульптур, плакаты побуждают зрителей замечать фенотипические маркеры белизны, которые были так важны для ученых-расовиков XIX века.И, в конечном итоге, они подтверждают историческое доминирование белых людей.

Практика изготовления памятных скульптур американских людей с использованием материалов и методов, используемых греками и римлянами, существует уже давно.

Чернокожие школьники перед статуей Джорджа Вашингтона Горацио Гриноу (Библиотека Конгресса)

В начале 19 века политиков регулярно изображали в греко-римской одежде, как в огромной статуе Джорджа Горацио Гриноу. Вашингтон в позе греческой скульптуры бога Зевса.Статуя должна была стоять в центре ротонды здания Капитолия, но в итоге оказалась слишком тяжелой, поэтому ее поместили снаружи (и теперь она находится в Смитсоновском национальном музее американской истории).

Эндрю Джексон, автор Хирам Пауэрс

Гораздо чаще белые мужчины представлялись римскими сенаторами, именно так Хирам Пауэрс создал образ президента Эндрю Джексона.

Однако обилие памятных статуй белых людей в общественных местах относится к периоду после Гражданской войны.В книге Кирка Сэвиджа Постоянные солдаты, стоящие на коленях рабы: Раса, Война и Памятник в Америке девятнадцатого века , война была ознаменована помещением неоклассических статуй белых людей - представителей простого солдата Союза и Конфедерации - на видном месте. локации в больших и малых городах.

Мэттью Хиггс из «Белых колонн» уже много лет защищает аутсайдеров

Из среды 1960-х и начала 1970-х годов, в атмосфере, в которой многие американцы сомневались в авторитете институциональных структур, арт-сцена Нью-Йорка дала толчок развитию альтернативных художественных пространств, которые боролись за свое существование за пределами коммерческих галерей и музеев.

В октябре 1970 года, в сырой и ветхой витрине и цокольном этаже 19-го века в Сохо - шестиэтажном здании, принадлежавшем тогда художникам Джеффри Лью и Рэйчел Вуд, которое также служило их квартирой и студией Лью - одним из первых авангардистов. открылись сады, получившие название по адресу: 112 Грин-стрит. Такие площадки, как 112, инициированный Лью вместе с Гордоном Матта-Кларком и Аланом Саретом, оказали незаменимую поддержку авангардным художникам, расширили способы создания выставок и продвинули новые формы искусства.

Существующий среди сети альтернативных пространств, которые возникли в то время в экспериментальной атмосфере - Пространство художников, Кухня, Время творчества, PS1, ЕДА, Печатные материалы - 112 особенно примечателен своей долговечностью (он существует до сих пор) и продолжительностью своего существования. влияние. В 1979 году организация переехала на Спринг-стрит и была переименована в Белые колонны, прежде чем отправиться в Вест-Виллидж в 1991 году. В 1998 году она нашла свой нынешний дом в районе Митпэкинг. Но, несмотря на смену адреса, она продолжала вносить свой вклад в оба направления. эстетическая и социальная ткань Нью-Йорка.Эксперименты, на которых основывалась организация, помогли ей стать незаменимым источником общения с художниками, не имеющими опыта работы в галереях, или с художниками, работающими вне коммерческого мира искусства. «Мы очень заинтересованы в художниках до того, как сформируется консенсус вокруг их идей, - говорит Мэтью Хиггс, который присоединился к White Columns в качестве директора и главного куратора осенью 2004 года. быть. Мы всегда думаем о том, что не рассматривается, что упускается из виду и почему.”

Посетители «Белых колонн» научились ожидать неожиданностей, и недавняя четверка персональных выставок - все женские - открывшаяся в июне прошлого года, преподает нам поучительный урок. Пэм Глик сделала выдающуюся карьеру в 1980-х годах, которая пошатнулась отчасти из-за ее переезда в Буффало, где она до сих пор живет. Пейзажи, написанные маслом и эмалью Глика, - это эмоционально заряженные рассказы, часто включающие фрагментарные слова в произведения. «Она является прекрасным примером художника, которого почему-то не заметили, переезжая из города, где ее работы и идеи были менее заметны», - говорит Хиггс.Также были представлены две персональные выставки молодых нью-йоркских артистов. Уроженка Канады Адрианна Рубинштейн исследует открытое повествование с помощью своих красочных жестов, изображающих мир природы - брокколи, глобальное потепление и певчих птиц - своими сюжетами. Энни Перлман рисует смелые ландшафты, которые почти существуют в состоянии гипнагогии, со ссылками на городские и архитектурные элементы в сказочном диалоге. На выставке, состоящей из четырех частей, также была представлена ​​Алисон Вега, которая в основном работает с волокном для создания коллажей и сборок.Вега, бывший преподаватель математики в течение 22 лет, художник-самоучка, работающий с ограниченными возможностями, область, которую White Columns очень активно поддерживает. «Мы представляем работы художников с ограниченными возможностями наряду с работами художников, получивших более традиционное образование», - говорит Хиггс. «Искусство и движение с ограниченными возможностями - одно из немногих направлений в современной визуальной культуре, которое не так хорошо сформулировано в мире искусства».

На последней выставке в White Columns, которая продлится до 22 октября, представлены работы художника-самоучки Бена Мореа, Тони Джаста из Нью-Йорка, цифрового художника Дейла Джексона и начинающего художника Дэнни Тэча, который придает мощную энергию своим абстрактным объектам. , люди и животные в мультимедиа, акрил, монотипия и стеганые работы.С тех пор, как Хиггс стал у руля, White Columns использовала свою историю, наследие и международную известность как платформу для обсуждения творческих проблем, работая с центрами от Нью-Йорка до Калифорнии.

Достопримечательности, конечно, не защищены от растущей хрупкости социальных, политических и экономических реалий, в которых они работают. Для некоммерческой организации существует определенная финансовая нестабильность, которая еще больше усугубляется нынешним рынком недвижимости Нью-Йорка.Как и ряд организаций современного искусства, «Белые колонны» потеряют свое нынешнее пространство, когда срок его аренды истечет в 2018 году. «Вероятно, самый большой переворот во всей культуре альтернативных художественных пространств за последние 50 лет связан с тем фактом, что наша история и динамика находится в Нижнем Манхэттене », - говорит Хиггс. «Культурная жизнь Нью-Йорка значительно изменится, когда мы найдем новые дома».

Чтобы противостоять этой проблеме, White Columns объединилась с 15 другими организациями, чтобы сформировать Common Practice New York, группу, которая прямо изучает связь недвижимости и джентрификации с независимыми некоммерческими культурными учреждениями.Осенью запланирована выставка в Artists Space. «Это сложно, потому что стоимость недвижимости в Нью-Йорке сейчас непомерно высока - непомерно высока для художников, непомерно высока для частных лиц, а также непомерно высока для независимых некоммерческих организаций», - говорит Хиггс.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *