Как нам обустроить школу: Как нам обустроить школу

Содержание

Как нам обустроить школу


Определяет ли бытие сознание? Что мы можем предпринять прямо сейчас, чтобы изменить школьную среду к лучшему? На эти столь разные вопросы, лежащие в философской и практической плоскостях, пытались ответить участники дискуссии «Архитектура и дизайн школы. Финский опыт», состоявшейся в конце апреля на площадке DI Telegraph в Москве. Интерес к опыту Финляндии понятен: эта страна – признанный лидер в сфере среднего образования, и, пытаясь разгадать секрет ее успеха, многие начинают изучать и такие внешние его признаки, как архитектура учебных заведений. Одним из организаторов дискуссии выступила «Умная школа», пару лет назад превратившаяся из своеобразного форума для обсуждения проблем отечественной системы школьного обучения в компанию, которая объявила о намерении построить в Иркутске крупный образовательный кластер, предназначенный в первую очередь для детей-сирот. В ноябре 2014 ее гендиректор Марк Сартан с единомышленниками отправились в большую поездку по финским школам, чтобы понять, какие принципы их пространственной организации и дизайна применимы в России – при проектировании новых школ и трансформации интерьеров существующих типовых зданий. Его рассказ об увиденном вкупе с выступлениями финских коллег стали прелюдией к интересному рассказу российских специалистов о их собственных наработках и обмену мнениями о том, какие архитектурные и дизайнерские приемы позволят «заново придумать» классы и рекреации российских школ.
 
zoomingzooming

Рафаэль. «Афинская школа». Фреска Станцы делла-Сеньятура в Ватикане. 1509–11

Этимология слова «школа» неочевидна. Оно происходит от древнегреческого «схоле», что означает «праздность, досуг»: древние эллины в свободное время любили посещать беседы философов, чтобы приобщиться их мудрости. Система государственного бесплатного и всеобщего школьного образования, какой мы ее себе представляем – с единым для всех учебным планом, жестким лекционным форматом занятий и почти заводским распорядком со звонками, оповещающими о начале и конце урока, появилась на рубеже XVIII – XIX веков, осененная идеями Просвещения и отвечающая потребностям экономики периода Промышленной революции.

Финская школа с 1970-х годов стала отходить от модели индустриальной эпохи: ей на смену пришел постиндустриальный подход к обучению, подразумевающий, в том числе, подстраиваемый под конкретного школьника учебный план, более свободную форму взаимодействия педагога с учениками на уроке, меньшую зацикленность на контрольных работах и оценках, а также большую самостоятельность учащегося. Это неминуемо сказалось на архитектуре: планировка школ стала заметно разнообразнее по набору, конфигурации помещений и их возможным трансформациям. В предпроектной работе архитекторы часто прислушиваются к пожеланиям конечных пользователей – учителей, родителей и даже школьников. Сочетание новой образовательной парадигмы и качественно новой архитектуры со временем дало свои плоды. Начиная с 2000-х все только и говорят о Финляндии как о стране с лучшими учителями, которые пестуют детей и подростков без нажима по поводу оценок и экзаменов в светлых комфортных аудиториях. Эту славу подтверждают высокие показатели грамотности, которые юные финны раз за разом демонстрируют на международных тестах. В довершение образа в 2010 Финляндия показала на очередной архитектурной биеннале в Венеции экспозицию с громким названием «Лучшая школа в мире», на которой можно было увидеть семь недавно отстроенных превосходных школьных зданий.
 
zoomingzooming

Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects

Одно из них, школу Enter в Сипоо недалеко от Хельсинки, представил на московской дискуссии один из ее авторов – архитектор Микко Сумманен из бюро K2S Architects. Он пояснил, что это реализованный в 2007 пилотный проект, где средняя школа впервые в Финляндии объединена в одном объеме с профучилищем – IT-колледжем. Заведение посещают подростки в возрасте от 15 до 19 лет, и при желании они могут окончить его сразу с двумя дипломами. Здание площадью 4150 м2 рассчитано на 400 человек и считается относительно небольшим. Налицо все характерные черты финской школьной архитектуры – гуманный масштаб, непохожие друг на друга поэтажные планы, панорамное остекление, обеспечивающее естественное освещение и визуальную связь с городским окружением и природой, сдержанные цвета и натуральные фактуры в отделке интерьеров, которые создают нейтральный фон для детского творчества. В помещениях часто используются стеклянные перегородки. Центральным пространством служит холл с эффектной винтовой лестницей, соединяющей первый и второй этажи.
 
zoomingzooming

Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects

zoomingzooming

Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects

zoomingzooming

Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects

zoomingzooming

Школа Enter в городе Сипоо. Изображение предоставлено компанией Martela и K2S Architects

О том, как существуют педагоги и дети в таких зданиях, рассказала Кристина Фалкенстедт, директор школы Мортенсбро (Mårtensbro skola) в городе Эспо, новое здание которой было возведено в 2012. Программа проекта довольно сложна: здание с планом из двух «рукавов», вмещает в себя детский сад, подготовительные классы, начальную школу для 1-6 классов, помещения для 7-9 классов, а также школу продленного дня. По словам директора, роль центра общественной жизни играет зал столовой, где встречаются и общаются дети всех возрастов. До и после обеда этот зал служит обычным холлом, а при необходимости путем несложных трансформаций превращается в зрительный зал со сценой.
 
zoomingzooming

Школа Мортенсбро в Эспо. Playa architects. Фото: Decopic

zoomingzooming

Школа Мортенсбро в Эспо. Изображение: Playa architects

zoomingzooming

Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo

Важной задачей было обеспечение максимальной «визуальной проницаемости» учебных помещений, чтобы учитель всегда мог видеть, что в них происходит. Поэтому классы отделены от коридора остекленными дверьми и – иногда и друг от друга – стеклянными же перегородками. Это позволяет учителю разделять учеников на группы, работающие в изолированных помещениях, при этом легко контролируя процесс. В здании вновь используются окна во всю высоту стены.
 
zoomingzooming

Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo

В своем выступлении Марк Сартан обобщил примечательные черты устройства этих и других финских школ, в которых ему с коллегами довелось побывать, и предположил, что некоторые из увиденных приемов пространственной организации и дизайна интерьера вполне применимы в типовых российских школах: например, принцип разнообразия помещений и их соразмерности человеческому масштабу. В русских школах небольшие аудитории обычно отведены под методкабинеты или предназначены для работы отдельных специалистов. «Вероятно, имеет смысл изменить им назначение, перенеся нынешние функции в общие офисные зоны, и использовать их для индивидуальной, групповой, какой-то специализированной работы», – полагает он. А большие пространства, скажем, просторные рекреации и коридоры, напротив, стоит оборудовать для общения или уединения, чтобы у детей не возникало желания по ним носиться. Мобильность и трансформируемость пространств достижимы путем использования складной мебели и раздвижных перегородок. Активное использование цвета, к примеру, для зонирования, и интересных фактур в интерьере никак не ограничено СанПиНами, поэтому надо просто быть открытым к экспериментам. Еще один принцип – визуальная проницаемость и прозрачность – вполне реализуем с помощью перегородок из армированного стекла, раз уж обычные стеклянные перегородки в наших школах использовать запрещено. Следует заменять плотные шторы легко открываемыми жалюзи и прореживать разросшиеся зеленые насаждения рядом со школой, которые часто излишне затеняют классы. Эти меры также обеспечивают визуальную связь классов с внешним миром. А вот чего, по мнению Сартана, в существующих типовых зданиях реализовать не удастся, так это ярко выраженного вертикального структурирования пространства. В финских школах очень много всевозможных подиумов, амфитеатров, балконов, атриумов, галерей, переходов с этажа на этаж, «капитанских мостиков», откуда можно обозревать бурление школьной жизни. У нас создание пространств таких сложных конфигураций невозможно, констатировал эксперт.
 
zoomingzooming

Школа Мортенсбро в Эспо. Фото: Tuomas Uusheimo

Вообще говоря, тема практического применения именно финского опыта школьного дизайна в российских условиях не нова. Еще в ноябре 2013 эту тему обсуждали на семинаре Института образования НИУ ВШЭ. Тогда в центре внимания оказалось выступление Марии Вейц, соучредителя объединения архитекторов «ТОК» из Санкт-Петербурга, которая рассказала об уже готовом проекте изменения дизайна одной из типовых школ города. На средства скандинавских благотворительных фондов были приглашены дизайнеры из Финляндии, которые разработали концепцию трансформации интерьеров школы №53 с учетом пожеланий пользователей – учеников, учителей и родителей. Их требования оказались просты: создать места, где можно тихо посидеть и почитать, и места, где можно играть, поставить индивидуальные запирающиеся шкафчики для детей и учителей. Но уже на том этапе высказывались сомнения в реализуемости проекта из-за действующих в нашей стране СанПиНов, и он до сих пор остается на бумаге.

Новое лицо старых школ

Свою концепцию адаптации дизайна построенных до 1970 года школ к новым реалиям по заказу Департамента образования Москвы разработала Школа дизайна НИУ ВШЭ. Проект, по замыслу авторов, позволяет сделать пространство более современным и приспособленным для разных форматов занятий в рамках простого капитального ремонта, без кардинальной перестройки здания.
 
zoomingzooming

Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ

zoomingzooming

Концепция на основе педагогической модели «Школа ступеней». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ

По словам руководителя офиса Школы дизайна Натальи Логутовой, первоначальные эскизы были очень похожи на дизайн финских школ с их сдержанной палитрой и природными фактурами – дерево, бетон. Директора школ оказались к такому решению не готовы: «Это что, операционная? Или сауна?» Кое-где дизайнеры предложили красить стены грифельной краской, чтобы дать детям возможность самовыражаться в интерьере. Это также было встречено в штыки: а не начнут ли дети рисовать везде?
 
zoomingzooming

Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ

zoomingzooming

Концепция на основе педагогической модели «Центр знаний». Изображение: Лаборатория дизайна Школы дизайна ВШЭ

«Наша идея была в том, чтобы инициировать общественную дискуссию по поводу и СанПиНов, и вообще работы с сознанием, поведением. Мы воспринимаем школу будущего как интерфейс. Мы все привыкли к мобильным телефонам и гаджетам. Пространство в реальности – такой же интерфейс. С ним либо удобно взаимодействовать, либо нет. Если есть четкое понимание, где рисовать можно, а где нет, то, мне кажется, дети достаточно обучаемы, чтобы не рисовать там, где нельзя. Ну, и теорию разбитых окон никто не отменял: если интерьер прекрасен, его, наверное, не испортят в ближайшее время».

Важно отметить, что авторы концепции предложили варианты дизайна школьного пространства для учеников разных возрастных категорий, отдавая себе отчет в том, что дети младшего возраста любят яркие цвета, а подростки предпочитают более сдержанную палитру.

Исследованием разных аспектов школьной архитектуры занимаются и другие вузы. МАРХИ по заказу столичного Департамента образования провело масштабное дизайн-исследование интерьеров московских школ и выработало свои рекомендации исходя из опыта не только Финляндии, но также школ Британии, Сингапура, Швеции, Франции, США и Сербии. А студенты студии архитекторов Ольги Алексаковой и Юлии Бурдовой (Buromoscow) школы МАРШ совместно с учащимися Люцернского университета изучают градостроительное положение школы в микрорайоне. Преподаватели пытаются сломать сложившийся в отношении пришкольной территории стереотип «охраняемой зоны социализма», а саму школу превратить в полноценное общественное здание, открытое для всех жителей района. Наконец, об обновлении школьного дизайна своими силами задумалось и педагогическое сообщество. Институт системных проектов Московского педуниверситета оценил потенциал таких пространств, как библиотеки, школьные музеи и коридоры, который раскрывается при минимальном приложении фантазии и усилий.
 
zoomingzooming

Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне

zoomingzooming

Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне

zoomingzooming

Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне

zoomingzooming

Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (МАРШ) показали, как может выглядеть школьная территория, если пофантазировать. Эскизы созданы участниками конкурса ARCHIP в 2013 г., в рамках воркшопа, посвященного переосмыслению градостроительного положения школы в микрорайоне

Новые школы: дизайн и социальная функция

Пока одни архитекторы и дизайнеры разрабатывают концепции адаптации старых школ к новым требованиям, другие уже воплощают свое видение в новых зданиях. В прошлом году в деревне Райсеменовское Серпуховского района Московской области открылась школа «Абсолют» – специальное коррекционное учреждение для детей с ограниченными возможностями здоровья из малообеспеченных и приемных семей и детей, оставшихся без попечения родителей. Проектированием комплекса площадью 5132 м2 занималось бюро «Лаборатория виртуальной архитектуры» (архитекторы Станислав Кулиш, Мария Казаринова). Объект получился очень яркий, чуть ли не пестрый, и пластически сложный, в том числе – благодаря рельефу. Комплекс разделен на три блока: учебный, медицинский и хозяйственный. В дизайне и классов, и просторных рекреаций много цвета, используется витражное остекление, а также создана безбарьерная среда.
 
zoomingzooming

Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское МО. Фото: «Лаборатория виртуальной архитектуры»

zoomingzooming

Школа «Абсолют» в деревне Райсеменовское МО. Фото: «Лаборатория виртуальной архитектуры»

Уже публиковавшуюся на Архи.ру школу в подмосковном Пушкине, которая ни в дизайне интерьеров, ни в планировочном решении не уступает тем самым желанным финским образцам, спроектировали и довели до реализации архитекторы бюро ADM Андрей Романов и Екатерина Кузнецова. Помимо эффектного внутреннего двора, жизнерадостных и стильных классов и рекреаций, отличительной чертой этого объекта является библиотека, которая доступна не только школьникам, но и жителям района. Она расположена в изолированной от учебных помещений части здания и имеет свой отдельный вход.
 
zoomingzooming

Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM

zoomingzooming

Школа в Мамонтовке. Фотография © ADM

Важную социальную функцию выполняет и школа в микрорайоне Загорье на 825 мест по проекту ППФ «Проект-реализация» (архитектор Ольга Бумагина). Здесь учебная часть отделена от обширного общественного блока – концертных, спортивных и танцевальных залов, бассейна, библиотеки, интернет-клуба. Архитекторы понимали, что школа, скорее всего, на долгое время останется единственным общественным зданием в микрорайоне, и посчитали разумным сделать ее еще и досуговым центром местного значения. Объемное решение здания, в отличие от финских школ, предельно компактное и традиционное в связи с тем, что занимаемый им участок сравнительно небольшой, поясняет автор проекта Ольга Бумагина. Эта и многие другие школы появились в рамках масштабной программы московского правительства по строительству социальных объектов. Главный архитектор столицы Сергей Кузнецов уделяет особое внимание качеству проектов новых детсадов и школ в рамках работы Архсовета Москвы.
 
zoomingzooming

Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»

zoomingzooming

Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»

zoomingzooming

Школа в Загорье. Фотография предоставлена ППФ «Проект-реализация»

Представления о том, как дизайн внутренних помещений школы отражается на психологическом самочувствии школьников и результатах учебы, базируются на исследованиях, проводимых социологами, психологами, а также самими дизайнерами и архитекторами. Так, по полученным исследователями из университета города Солфорд близ Манчестера данным, в начальной школе не только достаточное естественное освещение, комфортная температура и свежий воздух, но такие факторы, как индивидуализация дизайна, его сложность и использование цвета могут на 16% повысить успеваемость по чтению, правописанию и математике. Конечно, можно усомниться в этих подсчетах, но здравый смысл подсказывает, что занятия интеллектуальной деятельностью более эффективны в стимулирующей эту деятельность среде. Весьма репрезентативный обзор литературы, опубликованный Центром обучения и преподавания университета города Ньюкасл еще в 2005, говорит о том, что самое важное – это непосредственное участие пользователей – учителей и учащихся – в ходе разработки проекта своей школы: «Проект школы не может быть навязан или куплен, как в магазине. Успех – в возможности пользователей выразить свое личное видение того, какой быть их школе, а затем работать вместе с дизайнерами и архитекторами над созданием обобщенных решений». В связи с этим утверждением напрашивается вопрос: может быть, для того, чтобы дизайн российских школ мотивировал школьников учиться, надо не столько использовать финский опыт, сколько изучать потребности отечественных детей и педагогов? Причем прецедент уже есть: на той самой дискуссии в DI Telegraph своими представлениями об идеальном устройстве классов с публикой поделились учащиеся московского лицея №1547, и это были не просто фантазии, а настоящее руководство к действию.
zoomingzooming

Учащиеся московского лицея №1547. Фото предоставлено организаторами конференции «Архитектура и дизайн школы. Финский опыт»

zoomingzooming

Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся учащиеся московского лицея №1547

zoomingzooming

Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся московского лицея №1547

zoomingzooming

Исследование «Школьный дизайн глазами детей» учащихся учащиеся московского лицея №1547

Организация учебного места школьника — как обустроить учебное место школьника дома?

На семейном образовании можно учиться где угодно, даже в дороге или в гостях. Но в основном занятия проходят дома, а значит, необходимо организовать хоумскулеру удобное учебное место. Правильно подобранная мебель и аксессуары способствуют продуктивности и мотивации ребёнка. 

Советы по организации учебного места школьника 

1. Подсказывайте, но не делайте сами

Главное правило: своё учебное место школьник должен создать сам. Выбирайте вместе с ним, советуйте, как сделать лучше и удобнее, но не решайте за ребёнка. Учитывайте его интересы и возраст. Тогда он будет садиться за учёбу с позитивными эмоциями, а это залог качественных знаний. 

<<Форма с консультацией>>

2. Подберите правильный стул и стол

Школьные парты сделаны по стандартам, дома о высоте стола и стула, угле наклона спинки и других нюансах необходимо позаботиться родителям. 

За неудобными столом и стулом не только устаёт спина, но и трудно сосредоточиться на учёбе. Стол должен быть такой высоты, чтобы ребёнок не горбился, а его локти свободно стояли на столешнице. Чтобы подобрать стул, попросите ребёнка сесть на него. Колени должны стоять под прямым углом, а ступни — прилегать к полу. Можно найти мебель с регулирующимися параметрами — её можно подогнать под ребёнка и она будет «расти» вместе со школьником.  

Рекомендации по подбору стола и стула

3. Обратите внимание на цветовую гамму учебного места

Детям младшего школьного возраста бывает трудно концентрироваться, поэтому с помощью деталей и цветовой гаммы можно помочь им сфокусироваться на учёбе. Слишком яркие цвета будут отвлекать, а серые навевать скуку. Оптимальными будут бежевые и пастельные оттенки с яркими аксессуарами. Пастельные тона настроят школьника на серьёзный лад, а цветная лампа или подставка для карандашей будут поднимать настроение и способствовать креативности. Такое цветовое решение подойдёт и старшеклассникам. 

4. Позаботьтесь об освещении учебного места

Правильное освещение поможет сохранить зрение. Оптимально поставить рабочий стол у окна или рядом с ним для естественного освещения. Но всё равно понадобится лампа. Она должна находиться слева для правши и справа для левши. Рекомендуемая мощность — до 80 Вт, а её свет должен быть мягким. Для этого можно подобрать абажур. 

Пример интерьера хоумскулера

5. Настройте компьютер

Даже обычные школьн

Как нам обустроить отечественное образование? — Дидактор

Скажете: «ну вот, замахнулся!» Мы привыкли, что всякого рода реформы нам спускают сверху. Что чиновники лучше знают, что нам надо. Действительно, с завидно раздражающей регулярностью наши политики, депутаты, руководители образования и учёные мужи выступают с призывом к исправлению системы образования. Это происходит уже на протяжении более четверти века. Реформы образования следуют одна за другой. Тем не менее, согласно статистике, наша школьная система кардинально не изменилась в лучшую сторону.

В то же время, мы должны осознавать, что налицо кризис всего мирового образования. Не только нас, но и многие другие страны беспокоят результаты международных исследований.

Когда были оглашены последние результаты PISA-2018, у нас опять началась очередная кампания принятия срочных программ, как исправить эту проблему в стиле хрущёвского «догоним и перегоним». Решения предлагаются самые разные: от точечного улучшения читательской, математической и естественно-научной грамотности до глобальной перестройки всей системы образования, не считаясь с финансовыми вливаниями.

Между тем, нельзя решать проблему в той же плоскости, где она и возникла.

Великий мудрец имел в виду, что лишь нестандартное мышление зачастую оказывается тем единственным способом решения сложных проблем и выдвижения новых идей, чтобы действительно что-то кардинально изменить.

Между тем, ошибки исправлять стараются те же, кто их натворил.

Учительство

Нет сомнения, квалифицированность учительского корпуса важна. Мы все знаем проблемы, связанные с педагогическими кадрами.

Однако мы переоцениваем влияние педагогов на качество обучения в школе.

Наиболее важными факторами, влияющими на обучение учащихся и качество образования, являются факторы, находящиеся вне школы:

  • семейное положение учащихся,
  • место их проживания,
  • их индивидуальные особенности и
  • социально-экономическая среда школы, в которой они учатся.

Таким образом, кардинальные изменения в отечественном образовании большей частью возможны при системных изменениях в нашем обществе.

Как решить проблемы отечественного образования? Безусловно, мы не исправим ситуацию мановением «волшебной палочки».

Однако надо прекрасно понимать те вызовы, которые существуют в нашем образовании и, исходя из этого, искать системные решения, выходящие за рамки школы.

сделать равенство в образовании политическим приоритетом

Когда мы это декларируем, то должны осознавать:

Какие бы различия ни существовали между результатами обучения, они не должны быть связаны в первую очередь с их семейным положением учащихся, включая социально-экономический статус, место жительства, пол или национальная принадлежность.

В настоящее время у нас не так. Двойные стандарты в обществе, явно бросающаяся в глаза вседозволенность современных нуворишей, мажоров и прочей новоявленной «элиты» бьют но самому главному: нравственным устоям.

У нас невероятно высокий уровень детской бедности. По официальным данным, в России 26% детей живут в семьях с доходами ниже прожиточного минимума. Детская бедность опасна тем, что именно она формирует «ловушку нищеты». Эти дети не получат достойного образования, будут обречены на низкооплачиваемую работу в будущем.

Повышение уровня справедливости в области образования начинается с обеспечения высококачественного дошкольного образования для всех, персонифицированной поддержки в школе тех, кто в ней нуждается, и обеспечения всестороннего развития ребёнка на протяжении всего школьного обучения.

Именно социально-экономическое неравенство в нашем обществе препятствует улучшению результатов образования. По сути, это ставит под угрозу саму целостность российского общества.

 здоровье в школах как приоритет

Здоровые ученики — это хорошо обучающиеся ученики. Однако реформы в области образования не позволили в достаточной мере решить проблему сокращения числа заболеваний, связанных со школой.  Мы прекрасно понимаем, что здоровье детей оказывает как прямое, так и косвенное влияние на качество обучения.

Я не располагаю статистическими данными, но мы с уверенностью можем предположить, что учащийся, страдающий тревожными расстройствами, депрессией, недосыпанием и даже суицидальным поведением (не будем и этого скрывать), вряд ли добьётся успеха в школе.

Не торопиться!

Вера в то, что возврат к советской системе образования, точечные усилия подняться в международном рейтинге в деле грамотности учащихся или кардинальные изменения в подготовке учителей серьёзно повлияют на изменение ситуации,- это весьма неудачная стратегия.

Она неверна потому, что не направлена на решение системных образовательных проблем и повышение благосостояния учащихся: чтобы каждый ученик имел одинаково справедливые шансы на успех.

Итак, с чего же тогда начать совершенствование системы образования?

Старик Эйнштейн и на это на даёт свой совет:

К сожалению, это редко происходит при решении образовательных проблем, даже когда от результата зависят миллионы жизней. Вместо этого мы спешим предлагать решения, которые имеют плохую доказательную базу и лишь слабую связь с фактической проблемой. Вспомните, с какой поспешностью принимался последний Закон «Об образовании». А затем те же государственные мужи, голосовавшие за него, обрушивались с критикой.

Не стоит принимать поспешных решений. Да, мы можем согласиться, что хотим видеть школу другой. Что ученики сегодня учатся не тому, чему хотелось бы, что всё больше учителей не находят преподавание интеллектуально привлекательным.

Но мы с вами (с руководителями всех уровней и без них) сделали уже много полезной работы в преддверии ответственных решений. Иногда вопреки обстоятельствам и непродуманным решениям. Иногда по наитию.

Нужно набраться мужества и терпения. Совершенствование системы образования — это не просто научно обоснованный трактат, это гораздо сложнее.

Важно понимать, что спешить с реформой образования — значит её окончательно разрушить.

Современная школа: проблемы и решения

На теперешнее положение дел в школе и системе образования в целом много жалуются. Однако психологи советуют любить или, как минимум, ценить свои кризисы. Ведь кризис любой системы — повод для пересмотра ситуации. Так как же нам обустроить школу?

В подборку вошли аналитические материалы экспертов и работников сферы образования, посвящённые тому, что со школой не так, и что делать. Для кого-то статьи могут стать поводом для дискуссий, ведь в подборку вошли разные мнения. Но это и хорошо, если верить расхожей фразе о том, что в споре рождается истина.

Почему в российских школах спокойно учиться невозможно, с какими психологическими трудностями сталивается ребёнок на пути к знаниям и чем эмоциональная атмосфера в отечественных школах отличается от чешской? Что нужно сделать, чтобы учиться и учить стало проще? Рассказывает кандидат педагогических наук, живущий в Чехии.

 

(источник: Pinterest)

«А на каком листочке писать, на двойном?», «Я ручку забыл», «Мне не сказали». Всё это хорошо знакомо каждому учителю. Но проблема не только в детской несамостоятельности, которая преодолевается со временем, но и в детских представлениях взрослых людей. Кто-то ностальгирует по советскому детству и от этого не видит очевидного, кто-то считает, что все ему должны, а кто-то прячется от настоящих проблем.

 

(источник: Pinterest)

Какие проблемы и вызовы стоят перед начинающими специалистами, уезжающими работать в другие города? Что такое современный подход к образованию в контексте отношений центра и периферии? Каково «учителю из столицы» нести свет и знание, когда аудитория не расположена слушать? Молодые преподаватели, которые покинули большие города, чтобы преподавать в сельских школах, рассказывают о своей работе.

 

(источник: Wikipedia)

Почему в школах ученики получают бумажки, которые показывают что угодно, но не реальный уровень их знаний? Как быть с тем, что школьный мир вообще сильно отличается от реального? Почему в школьную программу не попадают многие вещи, которые заслуживают обсуждения? И другие проблемы школьного образования.

 

(источник: Pinterest)

Ещё одно высказывание о том, почему всё, связанное со школой, автоматически вызывает скуку и чувство разочарования — и у детей, и у взрослых. Почему-то даже в качестве площадок для актуальных образовательных мероприятий чаще стремятся выбрать более модные пространства, ведь в школе всё дышит застарелой тоской. В школу ходят разве что на выборы — и это, наверное, тоже не просто так.

 

(источник: Tumblr)

В начале XXI века образовательная система дрогнула перед новой угрозой, скрывающейся в смартфоне каждого ученика. «Окей, Google» — и все ответы как на ладони, а значит, и учителя, вроде бы, больше не нужны. Статья о новой функции учителя, особенностях мышления «цифрового поколения» и о том, как свободный доступ к информации меняет образование.

 

(источник: Shutterstock)

Перестраиваться и быстро реагировать на изменения пока что трудно, но очевидно, что назрела необходимость нового подхода к системе. Директор Московского международного салона образования рассказывает о том, как выстроить своё обучение, и о новых путях развития и педагогического творчества для всех, кто учит подрастающее поколение.

 

(источник: Pinterest)

Чтобы уроки стали осмысленными, а школьное образование — полезным, сегодняшнему учителю недостаточно просто пересказывать учебник. Нужно обосновывать разные точки зрения и критически относиться к информации, передавая то же умение ученикам. Ректор московского педагогического университета и бывший заместитель министра образования — о том, каких учителей нужно воспитывать современным педагогическим вузам, и о знаниях, которые школьнику необходимы (или нет).

 

(источник: Pinterest)

Сведения о газах, бинтах и сапёрных лопатках — штука хорошая, однако современный мир таит угрозы, которые 10-20 лет назад мы просто не могли представить. Поэтому имеет смысл рассказывать ученикам, что такое кибербезопасность, как нужно вести себя в сети, чтобы не стать жертвой преступления, и как правильно защищать свои цифровые устройства.

 

(источник: beshere.org)

Ещё немного о том, какие вопросы ставит перед педагогическими работниками школа, и как их решают энтузиасты. По словам организатора проекта «Учитель для России», успешным педагогическим специалистам пригодятся занятия по актёрскому мастерству, умение медитировать, взятые из бинес-образования навыки и способность пробиваться сквозь нечеловеческие формулировки ФГОС.

 

(источник: Pinterest)

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Все для учителя. — Новости образования. — Как нам обустроить парк-школу?

Появилось немного времени для осмысления организации жизни в небольшой парк-школе. Эх, еще бы было, чем думать… Ну да ладно, нужно пользоваться тем, что есть, так что не обессудьте

 

1. Мы изначально закладываем в структуру парк-школы соуправление — систему совместного детско-взрослого договора об общих правилах. Для этого вводим «круг» в начале работы и по ее окончании.

Сначала дети спокойно принимают это правило, особенно, если взрослые объясняют его смысл и значение. Но потом, почувствовав реальную свободу, начинают бунтовать. Бунтуют они разными способами, от молчаливого взгляда: «ох, придется потерпеть», — до ухода из общего круга и вызова: «Мне не нравится это правило, его нужно отменить». Это прекрасно! Значит, у взрослых появляется ШАНС ввести настоящее соуправление! Для этого необходимо правильно реагировать на реакцию детей, внимательно выслушивать их претензии (если они выражаются словами), реагировать на детское поведение и… в какой-то момент отменить это правило. Да-да, именно отменить! Потому что нет ничего хуже, чем правила, которые не понятны и потому не выполняются.

После этого может начаться некоторые хаос: дети не будут понимать, чем им лучше заняться с утра, кому показать результаты своей работы и т.д. Появится необходимость в таких правилах, ей надо дать возможность «созреть», чтобы ребята смогли сами сформулировать правила, которые им необходимы. Пусть их правила будут не такими точными, как те, что заранее придумали взрослые, ничего страшного! Главное — дети по-настоящему почувствуют свою причастность к общей структуре парка. Правила будут изменяться постепенно, после очередных проблем, которые неизбежно возникнут.

Вы не представляете, как мои ученики засуетились, когда мы отменили «круг»! Утром выстраиваются в очередь, чтобы понять, чем стоит заняться. Потом, в растерянности, ходят и смотрят, кто что выбрал… А во время окончания занятий хотят показать свои результаты другим, а все заняты своим делом! Теперь думают, как быть . А я жду, с огромным волнением.

2. Большинство взрослых, работающих в студиях, предпочитают играть в «хороших учителей» класс-школы. Это понятно, ведь они выросли именно в ней! Если продолжать держать открытыми двери студий на вход и выход, все придет в норму.

Однако взрослым не надо забывать: закладывая в работу своей студии «театральные» эффекты (увлекательный рассказ, демонстрацию удивительных эффектов, обучающую игру и т.д.), мы не даем детям возможности серьезно учиться самому главному — пониманию своих собственных целей, упорству в достижении результата, самостоятельному поиску, сомнению радости достижения эффекта.

Попробую объяснить на биохимическом уровне. Гормоны счастья — эндорфины — выделяются в организме человека, когда ему хорошо. К этим гормонам идет привыкание, как к наркотику (своему, родному!). Эти гормоны нужны всем, без них человек ощущает себя несчастным. Так вот, если ребенок приходит на студию, чтобы выполнять инструкции учителя или слушать его, а в конце студии его (ребенка) еще и хвалят, наступает привыкание: пришел — слушаешь(ся) — счастье.

Кажется, что и взрослым, и детям хорошо, так бы и дальше, но… Это подходит только для тех родителей, которые хотят, чтобы их дети приучились быть хорошими исполнителями чужих приказов и правил. Если же вы хотите, чтобы у вас росли активные, творческие дети, нужно формировать другую цепочку: попал в ситуации неопределенности — выделился адреналин — поставил цель, напряженно работаешь на ее достижение — получил результат, выброс эндорфина — счастье! Такие студии необходимо организовывать обязательно. Даже если сначала там не будет обычного «учебного» эффекта (запоминания правил, букв, формул…), именно эти студии принесут самую большую пользу.

Между прочим, дети, бОльшую часть времени занимающиеся по второй схеме, на студии первого типа идут, чтобы отдохнуть. Там работать нужно меньше, а удовольствие можно получить! Правда, большинству такой отдых довольно быстро надоедает, потому что удовольствие-то есть, но не то, совсем не то!

Семья и школа. Как нам обустроить Россию

Хотя неотложно все, откуда гибель сегодня, — а еще неотложней закладка долгорастущего: за эти годы нашего кругового наверстывания — что будет тем временем созревать в наших детях? от детской медицины, раннего выращивания детей — и до образования? Ведь если этого не поправить сейчас же, то и никакого будущего у нас не будет.

О многобедственном положении женщины у нас — знают все, и все уже говорят, тут нет разнотолковщины, и нечего доказывать. И о падении рождаемости, о детской смертности, и о болезненности рожденных, об ужасающем состоянии родильных домов, ясель и детских садов.

Нормальная семья — у нас почти перестает существовать. А болезнь семьи — это становая болезнь и для государства. Сегодня семья — основное звено спасения нашего будущего. Женщина — должна иметь возможность вернуться в семью для воспитания детей, таков должен быть мужской заработок. (Хотя при ожидаемой безработице первого времени это не удастся так прямо: иная семья и рада будет, что хоть женщина сохранила пока работу.)

И такая ж неотсрочная наша забота — школа. Сколько мы выдуривались над ней за 70 лет! — но редко в какие годы она выпускала у нас знающих, и то лишь по доле предметов, да и таких-то — только в отобранных школах крупных городов, а Ломоносову провинциальному, а тем более деревенскому — сегодня никак бы не появиться, не пробиться, такому — нет путей (да прежде всего — «прописка»). Подъятие школ должно произойти не только в лучших столичных, но — упорным движением от нижайшего уровня и на всех просторах родины. Эта задача — никак не отложнее всех наших экономических. Школа наша давно плохо учит и дурно воспитывает. И недопустимо, чтобы должность классного воспитателя была почти не оплаченным добавочным бременем: она должна быть возмещена уменьшением требуемой с него учебной нагрузки. Нынешние программы и учебники по гуманитарным наукам все обречены если не на выброс, то на полнейшую переработку. И атеистическое вдалбливание должно быть прекращено немедленно.

А начинать-то надо еще и не с детей — а с учителей, ведь мы их-то всех забросили за край прозябания, в нищету; из мужчин, кто мог, ушли с учительства на лучшие заработки. А ведь школьные учителя должны быть отборной частью нации, призванные к тому: им вручается все наше будущее. (А — в каких институтах мы учили нынешних, и какой идеологической дребедени? Начинать менять, спасать истинные знания — надо с программ институтских.)

В скором будущем надо ждать, очевидно, и частных платных школ, обгоняющих общий подъем всей школы, — для усиления отдельных предметов и сторон образования. Но в тех школах не должно быть безответственного самовольства программ, они должны находиться под наблюдением и контролем земских органов образования.

Упущенная и семьей и школой, наша молодежь растет если не в сторону преступности, то в сторону неосмысленного варварского подражания чему-то, заманчивому исчужа. Исторический Железный Занавес отлично защищал нашу страну ото всего хорошего, что есть на Западе: от гражданской нестесненности, уважения к личности, разнообразия личной деятельности, от всеобщего благосостояния, от благотворительных движений, — но тот Занавес не доходил до самого-самого низу, и туда подтекала навозная жижа распущенной опустившейся «поп-масс-культуры», вульгарнейших мод и издержек публичности, — и вот эти отбросы жадно впитывала наша обделенная молодежь: западная — дурит от сытости, а наша в нищете бездумно перехватывает их забавы. И наше нынешнее телевидение услужливо разносит те нечистые потоки по всей стране. (Возражения против всего этого считаются у нас дремучим консерватизмом. Но, поучительно заметить, как о сходном явлении звучат тревожные голоса в Израиле: «Ивритская культурная революция была совершена не для того, чтобы наша страна капитулировала перед американским культурным империализмом и его побочными продуктами», «западным интеллектуальным мусором».)

Уже все известно, писалось не раз: что гибнут книжные богатства наших библиотек, полупустуют читальни, в забросе музеи. Они-то все нуждаются в государственной помощи, они не могут жить за счет кассовых сборов, как театры, кино и художественные выставки. (А вот спорт, да в расчете на всемирную славу, никак не должен финансироваться государством, но — сколько сами соберут; а рядовое гимнастико атлетическое развитие дается в школе.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Читать онлайн электронную книгу Как нам обустроить Россию — Семья и школа бесплатно и без регистрации!

Хотя неотложно все, откуда гибель сегодня, — а еще неотложней закладка долгорастущего: за эти годы нашего кругового наверстывания — что будет тем временем созревать в наших детях? от детской медицины, раннего выращивания детей — и до образования? Ведь если этого не поправить сейчас же, то и никакого будущего у нас не будет.

О многобедственном положении женщины у нас — знают все, и все уже говорят, тут нет разнотолковщины, и нечего доказывать. И о падении рождаемости, о детской смертности, и о болезненности рожденных, об ужасающем состоянии родильных домов, ясель и детских садов.

Нормальная семья — у нас почти перестает существовать. А болезнь семьи — это становая болезнь и для государства. Сегодня семья — основное звено спасения нашего будущего. Женщина — должна иметь возможность вернуться в семью для воспитания детей, таков должен быть мужской заработок. (Хотя при ожидаемой безработице первого времени это не удастся так прямо: иная семья и рада будет, что хоть женщина сохранила пока работу.)

И такая ж неотсрочная наша забота — школа. Сколько мы выдуривались над ней за 70 лет! — но редко в какие годы она выпускала у нас знающих, и то лишь по доле предметов, да и таких-то — только в отобранных школах крупных городов, а Ломоносову провинциальному, а тем более деревенскому — сегодня никак бы не появиться, не пробиться, такому — нет путей (да прежде всего — «прописка»). Подъятие школ должно произойти не только в лучших столичных, но — упорным движением от нижайшего уровня и на всех просторах родины. Эта задача — никак не отложнее всех наших экономических. Школа наша давно плохо учит и дурно воспитывает. И недопустимо, чтобы должность классного воспитателя была почти не оплаченным добавочным бременем: она должна быть возмещена уменьшением требуемой с него учебной нагрузки. Нынешние программы и учебники по гуманитарным наукам все обречены если не на выброс, то на полнейшую переработку. И атеистическое вдалбливание должно быть прекращено немедленно.

А начинать-то надо еще и не с детей — а с учителей, ведь мы их-то всех забросили за край прозябания, в нищету; из мужчин, кто мог, ушли с учительства на лучшие заработки. А ведь школьные учителя должны быть отборной частью нации, призванные к тому: им вручается все наше будущее. (А — в каких институтах мы учили нынешних, и какой идеологической дребедени? Начинать менять, спасать истинные знания — надо с программ институтских.)

В скором будущем надо ждать, очевидно, и частных платных школ, обгоняющих общий подъем всей школы, — для усиления отдельных предметов и сторон образования. Но в тех школах не должно быть безответственного самовольства программ, они должны находиться под наблюдением и контролем земских органов образования.

Упущенная и семьей и школой, наша молодежь растет если не в сторону преступности, то в сторону неосмысленного варварского подражания чему-то, заманчивому исчужа. Исторический Железный Занавес отлично защищал нашу страну ото всего хорошего, что есть на Западе: от гражданской нестесненности, уважения к личности, разнообразия личной деятельности, от всеобщего благосостояния, от благотворительных движений, — но тот Занавес не доходил до самого-самого низу, и туда подтекала навозная жижа распущенной опустившейся «поп-масс-культуры», вульгарнейших мод и издержек публичности, — и вот эти отбросы жадно впитывала наша обделенная молодежь: западная — дурит от сытости, а наша в нищете бездумно перехватывает их забавы. И наше нынешнее телевидение услужливо разносит те нечистые потоки по всей стране. (Возражения против всего этого считаются у нас дремучим консерватизмом. Но, поучительно заметить, как о сходном явлении звучат тревожные голоса в Израиле: «Ивритская культурная революция была совершена не для того, чтобы наша страна капитулировала перед американским культурным империализмом и его побочными продуктами», «западным интеллектуальным мусором».)

Уже все известно, писалось не раз: что гибнут книжные богатства наших библиотек, полупустуют читальни, в забросе музеи. Они-то все нуждаются в государственной помощи, они не могут жить за счет кассовых сборов, как театры, кино и художественные выставки. (А вот спорт, да в расчете на всемирную славу, никак не должен финансироваться государством, но — сколько сами соберут; а рядовое гимнастико атлетическое развитие дается в школе.)

Быть в школе — это не значит учиться

Но даже героям нужна помощь. Мы должны быть уверены, что все учителя мотивированы на то, чтобы делать все возможное, и что они оснащены тем, что им необходимо для эффективного обучения.

Чтобы поддержать страны в реформировании профессии учителя, Всемирный банк запускает программу «Успешные учителя, успешные студенты». Эта глобальная платформа для учителей решает ключевые задачи по повышению эффективности всех учителей, превращению преподавания в респектабельную и привлекательную профессию с помощью эффективной кадровой политики, а также в обеспечении учителей необходимыми навыками и знаниями до того, как они войдут в класс, а затем поддержат их на протяжении всей карьеры.

Технологии предлагают новые возможности для преподавания и обучения

Быстрые технологические изменения повышают ставки. Технологии уже играют решающую роль в поддержке учителей, студентов и процесса обучения в целом. Это может помочь учителям лучше управлять классом и предлагать разные задачи разным ученикам. А технологии могут позволить директорам, родителям и учащимся беспрепятственно взаимодействовать.

Одним из наиболее интересных и масштабных проектов в области образовательных технологий является EkStep, благотворительная организация в Индии.EkStep создал открытую цифровую инфраструктуру, которая обеспечивает доступ к возможностям обучения для 200 миллионов детей, а также возможности профессионального развития для 12 миллионов учителей и 4,5 миллиона руководителей школ. И учителя, и дети имеют доступ к контенту, который варьируется от учебных материалов, пояснительных видео, интерактивного контента, рассказов, рабочих листов и формирующих оценок. Отслеживая, какой контент используется наиболее часто и наиболее выгодно, можно принимать обоснованные решения относительно будущего контента.

В Доминиканской Республике пилотное исследование, проведенное при поддержке Всемирного банка, показывает, как адаптивные технологии могут вызывать большой интерес среди студентов 21 века и открывать путь к поддержке обучения и преподавания будущих поколений.

Юдейси, шестиклассница, участвовавшая в исследовании, говорит, что больше всего ей нравится заниматься в течение дня, это смотреть видео и учебные материалы на своем компьютере и мобильном телефоне. Взяв за отправную точку детское любопытство, исследование было направлено на то, чтобы направить его на изучение математики таким образом, чтобы заинтересовать Юдейзи и ее одноклассников.

Юдейси вместе со своими одноклассниками в государственной начальной школе в Санто-Доминго участвует в четырехмесячном пилотном проекте по укреплению математических навыков с помощью программного обеспечения, которое адаптируется к уровню математики каждого ученика. © World Bank

Адаптивная технология использовалась для оценки начального уровня обучения учащихся, чтобы затем динамически и индивидуально предлагать им математические упражнения на основе искусственного интеллекта и того, что студент готов изучать. Через три месяца ученики с самой низкой начальной успеваемостью достигли существенных улучшений.Это показывает потенциал технологий для улучшения результатов обучения, особенно среди студентов, отстающих от своих сверстников.

В области, которая развивается с головокружительной скоростью, повсюду появляются инновационные решения образовательных задач. Наша задача — сделать технологии движущей силой справедливости и интеграции, а не источником большего неравенства возможностей. Мы работаем с партнерами по всему миру, чтобы поддерживать эффективное и надлежащее использование образовательных технологий для улучшения обучения.

Когда школы и системы образования хорошо управляются, обучение происходит

.

Предметы, которые мы изучаем в школе

В школе мы изучаем многие предметы, такие как математика, украинский, английский, украинская литература, мировая литература, история, география, биология, информационные технологии, физкультура, искусство, музыка и некоторые другие. Все предметы обязательны.

В математике мы работаем с числами. Мы делаем всевозможные математические расчеты. Мы складываем числа (десять плюс пять — пятнадцать), вычитаем числа (восемь минус четыре — четыре), умножаем числа (дважды шесть — двенадцать) или делим числа (десять, деленные на два, равны пяти).

На украинском языке мы изучаем правила грамматики и выполняем множество грамматических упражнений, пишем диктанты и сочинения.

На уроках Литература мы читаем и обсуждаем интересные книги и читаем стихи.

В History мы узнаем о вещах и людях из прошлого. Мы можем услышать увлекательные истории о том, какой была жизнь раньше. Читаем о героях и битвах. Но проблема в том, что мы должны запоминать много дат.

В География мы узнаем о нашей планете, о других планетах и ​​звездах. Мы узнаем о реках, озерах, горах, континентах, океанах, странах и городах со всего мира. Нам нужна карта и глобус.

В Biology мы узнаем интересные факты о природе: обо всем живом на нашей планете — растениях, животных, людях. Узнаем, что они едят, где живут, как растут. Иногда мы проводим эксперименты. Мы читаем об исчезающих видах и о том, как им помочь, о загрязнении окружающей среды и о том, как обезопасить нашу планету.

На наших уроках иностранных языков мы развиваем навыки разговорной речи, чтения, аудирования и письма, а также узнаем об обычаях и традициях. Мы учим слова и фразы, а также правила грамматики.

В IT мы узнаем все о компьютерах и о том, как ими пользоваться. Нас учат печатать и хранить информацию, выходить в Интернет, делать презентации, загружать информацию, изображения и музыку. Это весело, потому что мы иногда играем в игры.

В PE мы действительно развлекаемся, потому что занимаемся разными видами спорта.У нас есть занятия в тренажерном зале или на спортивной площадке. Нужен полиэтиленовый комплект: кроссовки и спецодежда.

В Music рассказывается о композиторах и стилях музыки. Мы весело поем песни.

В Craft мы делаем разные вещи. Мальчики могут работать по дереву, покеру или по металлу. Девочек учат кулинарии, вышивке, шитью и вязанию.

В классах Art нам рассказывают об известных художниках, учат рисовать и раскрашивать.

Мой любимый урок — английский. Я люблю заниматься проектами и узнавать об англоязычных странах. На уроках английского языка мы можем говорить о животных и растениях, о Земле и ее проблемах, о странах и исторических событиях. Поем песни и проводим презентации. Здорово, что английский помогает мне познавать мир.

.

Как перевести среднюю школу: полное руководство

Вы переводите среднюю школу или скоро будете переводить? Вам интересно, как это повлияет на вашу успеваемость в средней школе, когда вы ее закончите и как школы будут рассматривать ваши заявления в колледж? Тогда это руководство для вас!

Прочтите, чтобы узнать, как переводить среднюю школу, что это означает для вашего будущего, и какие шаги вы можете предпринять, чтобы сделать этот процесс как можно более плавным и простым.

Что значит перевод в среднюю школу? Как начать процесс?

Когда кто-то говорит, что они переводят школы, что это на самом деле означает? Когда вы переводите среднюю школу, это означает, что вы отказываетесь от обучения в одной средней школе и записываетесь в другую. Сюда не входит окончание средней школы и последующее поступление в среднюю школу, что является обычным академическим прогрессом и не классифицируется как переход.

Перевод обычно осуществляется летом, но может происходить и в течение учебного года. В разных школах и штатах существуют разные процессы перевода, и объем работы, которую вам необходимо выполнить, может варьироваться в зависимости от того, остаетесь ли вы в одном школьном округе или переходите в совершенно новый.

Твоя пара

.

Как включить детей с особыми образовательными потребностями и ограниченными возможностями

Рим Аль Хаут — директор Американской академии в Бейруте, школы, в которую входят дети с особыми образовательными потребностями (SEN). Мы спросили ее о преимуществах инклюзии и используемых методах обучения.

Что такое инклюзивная школа?

Инклюзивная школа означает, что приветствуются все учащиеся — независимо от пола, этнической принадлежности, социально-экономического положения или образовательных потребностей.Они учатся, вносят свой вклад и принимают участие во всех аспектах школьной жизни.

Учащиеся с SEN проводят большую часть или все свое время, обучаясь со своими сверстниками, и школа поощряет понимание обоюдной выгоды включения.

Что это за преимущества?

Я не знаю ни одного исследования, которое показало бы отрицательные эффекты от включения, если оно проводится с необходимой поддержкой и услугами для студентов.

Преимущества включают в себя конструктивную дружбу, уважение, лучшее понимание и понимание индивидуальных различий и подготовку к взрослой жизни в разнообразном обществе.

Некоторые льготы носят социальный характер. Учащиеся могут завязать прочные дружеские отношения, которые помогут им наладить отношения в дальнейшей жизни. В инклюзивном классе они видят, как взаимодействуют разные люди.

Есть и академические льготы. В хорошо организованном инклюзивном классе учащиеся оправдывают более высокие ожидания — как от своих сверстников, так и от учителей. Они также могут видеть в своих одноклассниках положительный академический образец для подражания.

Семьи также могут получить выгоду. Это особенно верно, когда учащийся SEN — единственный ребенок, родители которого могут оказаться не в состоянии приспособиться к сообществу, если только учащийся не учится в инклюзивной школе.

Наша школа проводит множество ознакомительных занятий и встреч между родителями, специалистами и учителями, чтобы поддержать семьи учеников SEN.

Как учителя должны готовиться к включению?

В нашей школе учителя разговаривают со специалистами и изучают предыдущие оценки учащихся как в классе, так и за его пределами. Затем они создают профиль для каждого ученика.

Каждый профиль содержит информацию о поле, возрасте, знании языка и мотивах учащегося.Также есть информация от предыдущих учителей о привычках и скорости обучения учащихся (чтобы они знали, предлагать ли им дополнительную практику или измененные задания), а также замечания специалистов о потребностях ребенка в обучении. Они могут включать дислексию, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) или задержку речи и речи.

Затем учитель беседует с каждым учеником об их интересах и наблюдает за учеником в свободное время. Это помогает учителю адаптировать свое обучение к потребностям каждого ребенка и записывать, какие модификации и оценки использовать в своем недельном плане уроков.

Что делает вашу школу инклюзивной?

Мы предлагаем дополнительную поддержку студентам с различными учебными потребностями.

Логопед, эрготерапевт, психолог и педагог-психолог оценивают способности каждого ребенка, чтобы рассказать нам о любых изменениях и поддержке, которые могут им понадобиться. На основе этих оценок учащиеся с SEN интегрируются в классы.

Как сделать так, чтобы все дети в вашей школе ладили?

У нас есть студенты с разными интеллектуальными способностями, поэтому мы стараемся предложить расслабляющую обстановку для всех.Это не всегда просто. Некоторые дети могут неохотно вовлекать своих сверстников в разговоры или на игровые площадки. Непонимание может привести к обидным замечаниям или издевательствам.

Чтобы справиться с этим, у нас есть план на каждый этап школы, чтобы обеспечить благоприятную атмосферу и чтобы каждый чувствовал себя вовлеченным и понятым.

Как вы подходите к инклюзии для самых маленьких детей?

У нас есть план раннего вмешательства, который включает всех дошкольников (от трех до пяти лет) и улучшает их способности.В наши ранние дошкольные классы входят учащиеся SEN с легкой степенью инвалидности. Эти дети могут академически справиться с требованиями учебной программы, но нуждаются в дополнительной поддержке. У них могут быть нарушения слуха, аутизм в умеренных пределах в спектре, гиперактивность, синдром дефицита внимания или задержки речи и общения.

Педагогический психолог, логопед и эрготерапевт, а также специальный педагог составили план для всего класса.

Далее в дошкольные классы приходят эрготерапевт и логопед для работы со всеми детьми на занятиях групповой терапии.Они также проводят индивидуальные занятия для студентов SEN в классе.

Специальный педагог работает с каждым из студентов SEN, а также проверяет классных руководителей.

Как вы подходите к инклюзии со старшеклассниками?

Наши старшеклассники посещают ознакомительные занятия, проводимые координатором по особым потребностям и школьным психологом в начале каждого года. Эти занятия объясняют различные потребности, которые могут быть у студентов, и показывают, как предложить поддержку.

Старшеклассники также круглый год посещают специальные классы со студентами SEN, чтобы они могли узнать и оценить друг друга.

В некоторых классах средней школы есть несколько учеников, у которых есть определенные трудности в обучении.

старшеклассников также принимают участие в еженедельных собраниях общественных работ. Они могут помочь учителям, которые обучают студентов SEN, или посетить центры для лиц с особыми потребностями за пределами школы, где они присоединятся к учащимся в мероприятиях, принося подарки и библиотечные книги.

Эти общественные работы требуются Министерством образования Ливана, которое просит старшеклассников выполнять 60 часов общественных работ.

Как узнать, «занят» ли студент?

Вовлеченность студентов означает внимание, любопытство и энтузиазм, которые студенты проявляют во время обучения или обучения. Это распространяется на их уровень мотивации. Когда студенты любознательны, заинтересованы или вдохновлены, они учатся лучше.

Наблюдается поведение, например, посещение занятий, внимательное слушание, участие в обсуждениях, своевременное выполнение работы и соблюдение правил и указаний.Затем есть внутренние состояния — мотивация и любопытство.

Какую поддержку вы оказываете учителям?

Наша школа ежегодно проводит вводные курсы для учителей с семинарами, проводимыми специалистами по специальному образованию. Учителя изучают разные стили преподавания, узнают о потребностях учащихся SEN, когда обращаться с проблемой к школьному специалисту и какова роль каждого специалиста.

Учителя также узнают о различных учащихся SEN, которые в настоящее время зарегистрированы в школе, поэтому они лучше подготовлены, чтобы помочь им учиться.Уделяя время подготовке школьной команды, мы создаем позитивный климат, который приносит пользу нашим учащимся SEN, и учителя чувствуют себя более уверенно.

Какой совет вы можете дать учителям, чтобы сделать их уроки инклюзивными?

Найдите общий язык. Нет двух одинаковых людей, но у большинства из нас есть что-то общее. Если мы ищем способы, которыми мы можем относиться друг к другу, независимо от различий, наши отношения становятся сильнее.

Научите студентов задавать вопросы.Практически всегда можно спросить об опыте сверстника с ограниченными возможностями. Ключ должен быть внимательным и уважительным к тому, когда, где и как задаются эти вопросы. Все хотят, чтобы их понимали, а разговоры помогают ученикам заглянуть за пределы тайны инвалидности.

Поощряйте учащихся к вовлечению и ответственности, работая со своими сверстниками. В нашей школе учителя объединяют учеников с разными потребностями друг с другом и дают им практические задания, которые нужно выполнять вместе.

Как учитель, вы подаете пример. Ваши действия и слова подскажут вашим ученикам, как общаться с другими учениками, принимать их и отвечать на них. Не обсуждайте только слабые места; указать сильные стороны. Мы призываем наших старшеклассников уважать друг друга и искать уникальные сильные стороны каждого человека.

Не ограничивайте участие в классе — включайте также внеклассные мероприятия. В нашей школе все ученики участвуют в танцевальных, певческих и актерских представлениях и праздниках.Они вместе репетируют и поддерживают друг друга.

Как лучше всего учитывать особые потребности детей?

Школа может предоставить пандусы и доступные адаптированные ванные комнаты для тех учащихся, которые физически не могут добраться до нужных им мест.

Учителя могут приходить в класс для индивидуальной работы с учеником. Иногда студенты могут покидать комнату на часть дня для индивидуального внимания или для участия в небольшой учебной группе.

Есть также вещи, которые вы можете делать в классе, чтобы облегчить жизнь всем учащимся. Например, учитель может носить микрофон, чтобы ученик с нарушением слуха мог слышать более четко.

Американская академия в Бейруте недавно приняла участие в курсе Британского Совета по инклюзивной педагогике, который побудил их разработать стратегию работы с более широким школьным сообществом через семьи учеников.

Зарегистрируйтесь на ближайшую к вам образовательную ярмарку.

Ознакомьтесь с подходом Британского Совета к включению в наш отчет «Основные навыки для всех» (PD F).

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *