Эпоха постмодерна: Эпоха Постмодерна — это… Что такое Эпоха Постмодерна?

Содержание

Эпоха Постмодерна — это… Что такое Эпоха Постмодерна?

Постмодернизм (лат. post — «после», фр. moderne — «новейший», «современный»), постмодерн — термин, обозначающий структурно сходные явления в общественной жизни и культуре современных развитых стран, художественное движение, объединяющее ряд постнереалистических художественных направлений конца XX века.

Возникнув как художественное явление в 1914 году в США (снача­ла в визуальных видах искусства — архитектуре, скульп­туре, живописи, а позже в дизайне, видеоклипах), постмо­дернизм стремительно распространился в литературе и музыке. Его теоретическое осмысление несколько запоздало, однако с фундаментированием постмодернизма на философии французских постфрейдистов и деконструктивистов справедливость была восстановлена.

Постмодернистское умонастроение несёт на себе печать разочарования в идеалах и ценностях Возрождения и Просвещения с их верой в прогресс, торжество разума, безграничность человеческих возможностей. Общим для различных национальных вариантов постмодернизма можно считать его отождествление с именем эпохи «усталой», «энтропийной» культуры, отмеченной эсхатологическими настроениями, эстетическими мутациями, диффузией больших стилей, смешением художественных языков. Авангардистской установке на новизну противостоит здесь стремление включить в современное искусство весь опыт мировой художественной культуры путем её ироничного цитирования.

История возникновения

Термин появляется в период Первой мировой вой­ны в работе Р. Панвица «Кризис европейской культуры» (1914). В 1934 в своей книге «Антология испанской и латиноамериканской поэзии» литературовед Ф. де Онис применяет его для обозначения реакции на модернизм. Однако в эстетике термин «Постмодернизм» не приживается.

В 1947 го­ду А. Тойнби в книге «Постижение истории» придает постмодернизму культурологический смысл: постмодернизм символизирует ко­нец западного господства в религии и культуре.

Американ­ский теолог X.Кокс в своих работах начала 70-х годов, посвященных проблемам религии в Латинской Америке, широко пользуется понятием «постмодернистская теоло­гия».

Однако популярность термин «постмодернизм» обрел благодаря Ч. Дженксу. В книге «Язык архитектуры постмодернизма» он отмечал, что хотя само это слово и приме­нялось в американской литературной критике 60-70-х го­дов для обозначения ультрамодернистских литературных экспериментов, автор придал ему принципиально иной смысл. Постмодернизм означал отход от экстремизма и нигилизма неоавангарда, частичный возврат к традициям, акцент на коммуникативной роли архитектуры. Обосновы­вая свой антирационализм, антифункционализм и анти­конструктивизм в подходе к архитектуре, Ч. Дженкс наста­ивал на первичности в ней создания эстетизированного артефакта.

Характерные особенности

Сформировавшись в эпоху преобладания информационных и коммуникационных технологий начала XX века, постмодернизм несет на себе печать плюрализма и терпимости, в художественном проявлении вылившихся в эклектизм. Его характерной особенностью стало объединение в рамках одного произведения стилей, образных мотивов и приемов, заимствованных из арсенала различных эпох, регионов и субкультур.

Художники используют аллегорический язык классики, барокко, символику древних культур, которые до этого не использовались. Произведения постмодернистов представляют собой игровое пространство, в котором происходит свободное движение смыслов. Но, включив в свою орбиту опыт мировой художественной культуры, постмодернисты сделали это путем шутки, гротеска, пародии, широко используя приемы художественного цитирования, коллажа, повторения. Идя по пути свободного заимствования из различных художественных систем, постмодернизм как бы уравнивает их, создавая единое мировое культурное пространство.

Отличие постмодернизма от модернизма

Возникший как антитеза модернизму, открытому для понимания лишь немногим, постмодернизм, облекая всё в игровую форму, нивелирует расстояние между массовым и элитарным потребителем, низводя элиту в массы (гламур). Нагляднее всего продемонстрировать различия на примере литературы. Согласно классификации Ихаба Хасана отличие постмодернизма от модернизма состоит в следующем:

Сравнительная таблица
модернизм постмодернизм
закрытая замкнутая форма открытая разомкнутая антиформа
цель игра
замысел случай
иерархия анархия
мастерство/логос исчерпывание/молчание
предмет искусства/законченное произведение процесс/перфоманс/хеппенинг
дистанция участие
творчество/тотальность/синтез деконструкция/антисинтез
присутствие отсутствие
центрирование рассеивание
жанр/границы текст/интертекст
семантика риторика
парадигма синтагма
метафора метонимия
селекция комбинация
корни/глубина ризома/поверхность
интерпретация/толкование противоинтерпретация/неверное толкование
означаемое означающее
чтение письмо
повествование/большая история антиповествование/малая история
основной код идиолект
симптом желание
тип мутант
фаллоцентризм полиморфность/андрогинизм
паранойя шизофрения
истоки/причины различие/следствие
Бог-Отец Святой дух
метафизика ирония
определенность неопределенность
трансцендентное имманентное

Постмодернизм в философии

Декларируется «новая философия», которая «в принципе отрицает возможность достоверности и объективности…, такие понятия как „справедливость“ или „правота“ утрачивают свое значение…»[1]

Состояние утраты ценностных ориентиров воспринимается теоретиками постмодернизма позитивно. «Вечные ценности» — это тоталитарные и параноидальные, идефиксы, которые препятствуют творческой реализации. Истинный идеал постмодернистов — это хаос, именуемый Делезом хаосмосом, первоначальное состояние неупорядоченности, состояние нескованных возможностей. В мире царствует два начала: шизоидное начало творческого становления и параноидальное начало удушающего порядка. При этом постмодернисты утверждают идею «смерти автора», вслед за Фуко и Бартом. Любое подобие порядка нуждается в немедленной деконструкции — освобождении смысла, путем инверсии базовых идеологических понятий, которыми проникнута вся культура.

Постмодернизм в кинематографе

Рубеж между постмодернистом и художником пролегает по границе между цитатой и реминисценцией. Незначительная часть зрелых постмодернистов владеет навыками игры при дозированном смешивании элементов чужого и собственного творчества. В кинематографе к числу последних следует отнести Вуди Аллена, сумевшего в стилистике урбанистического искусства создать калейдоскопический образ Нью-Йорка и коллективный портрет ньюйоркцев; с некоторой оговоркой можно отнести к постмодернистам режиссёра Дэвида Линча, в своих зрелых работах пользующегося кинематографическими клише и сталкивающего их в сюрреалистических пропорциях для выявления мистической абсурдности бытия. Также одним из самых известных приверженцев постмодернизма в кино является Квентин Тарантино.

Из последних самых ярких произведений постмодернизма в кинематографе можно смело назвать фильм Сергея Соловьева 2-Асса-2 (2009).

Постмодернизм в литературе

Постмодернизм в американской литературе связан прежде всего с именами основателей «школы чёрного юмора», к которым относят Джона Барта, Томаса Пинчона, Джеймса Патрика Данливи и Дональда Бартельми. В качестве влиятельных постмодернистов выделяют таких писателей, как Умберто Эко, Дон Делилло, Джулиан Барнс, Уильям Гибсон, Владимир Набоков, Джон Фаулз, Милорад Павич, Том Стоппард и др. Русскими постомодернистами в той или иной мере являются писатели Борис Акунин, Иосиф Бродский, Венедикт Ерофеев, Дмитрий Александрович Пригов, Григорий Остер, Виктор Пелевин, Саша Соколов, Владимир Сорокин, Татьяна Толстая.

Несомненно, не все из перечисленных выше русских авторов считают себя постмодернистами, а, следовательно, несмотря на мнения постмодернистских литературоведов, заинтересованных в пополнении постмодернистской команды как можно большим числом известных литераторов, не являются ими.

Постмодернизм в изобразительном искусстве

В актуальном изобразительном искусстве постмодернизм воплотился не так ярко, как в литературе или в кинематографе. Самым известным художником постмодернизма является Иозеф Бойс, который, как и полагается постмодернисту, проявил себя в разных ипостасях: устраивал акции, создавал скульптуры из нетрадиционных материалов и т. д. Другие известные имена: Миммо Паладино, Альберт Йен, Марио Мерц. Российское постмодернистское изобразительное искусство лучше всего представлено соц-артом Виталия Комара и Александра Меламида.

Постмодернизм в науке

Примечания

  1. Брайсон В. Политическая теория феминизма. М. : Идея-пресс, 2001. С. 12.

Литература

  • Кимелев Ю. А., Полякова Н. Л. Социологические теории модерна, радикализированного модерна и постмодерна: Науч.-аналит. обзор / РАН. ИНИОН. — Москва: ИНИОН, 1996. — 66 с — (Социология).
  • Жан-Франсуа Лиотар Состояние постмодерна. — СПб.: 1998.
  • Можейко М. А. Становление теории нелинейных динамик в современной культуре: сравнительный анализ синергетической и постмодернистской парадигмы. — Минск: 1999.
  • Илья Ильин ПОСТМОДЕРНИЗМ от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. — Москва: Интрада. 1998.
  • Постмодернизм: приближение к антимиру (Статья С. Е. Юркова из сборника «Эстетика в интерпарадигмальном пространстве: перспективы нового века. Материалы научной конференции 10 октября 2001 года», Серия Symposium, выпуск 16.
  • Скоропанова И. С. Русская постмодернистская литература. — Москва: Флинта, 1999.
  • Ален Сокал, Жан Брикмон Интеллектуальные уловки. Критика философии постмодерна / Перев. с англ. А. Костиковой и Д. Кралечкина. Предисловие С. П. Капицы — М.: Дом интеллектуальной книги, 2002. — 248 с.
  • Алейник Р. М. Образ человека во французской постмодернистской литературе // Спектр антропологических учений. М.: ИФ РАН, 2006, с. 199—214
  • Stanley Trachtenberg, Ed. The Postmodern Moment. A Handbook of Contemporary Innovation in the Arts. — Westport-London.: 1985.

Цитаты

  • В политит. культуре П. означает развитие разл. форм постутопической политической мысли. В философии — торжество постметафизики, пострационализма, постэмпиризма. В этике — постгуманизм постпуританского мира, нравств. амбивалентность личности. Представители точных наук трактуют П. как стиль постнеклассич. научного мышления. (Маньковская Н. Б. Постмодернизм. — Культурология. XX век. Словарь. Университетская книга, 1997, с. 349)
  • «Западное общество задыхается от собственных загрязнений». (Дениэл Адаме (Daniel J. Adams), Towards a Theological Understanding of Postmodernism)
  • «„Постмодернизм“ — это общий и широкий термин, применяемый к литературе, искусству, философии и др. Постмодернизм является реакцией на исключительную претензию научных, объективных попыток объяснить реальность». (Роберт Рассел (Robert Russel), Postmodernism)
  • «„Постмодернизм“ имеет дату смерти — 11 сентября 2001 года». (Михаил Эпштейн, «Русский Журнал» — «Речи на поминках постмодерна»)
  • «— Что это такое — постмодернизм? — подозрительно спросил Стёпа. — Это когда ты делаешь куклу куклы. И сам при этом кукла» — В. Пелевин — ДПП(нн)

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation.
2010.

Падая в бездну: в чём суть эпохи постмодерна и что нас ждёт дальше

Задай своим друзьям, близким, знакомым, малознакомым людям всего один-единственный вопрос: в какое время мы живем? Поверь, ответы будут самые разные, но вряд ли среди них ты услышишь слово «постмодерн». А ведь именно так называется наша эпоха, после которой, по прогнозам современных философов, ничего не будет. Почему так, что такое постмодерн и откуда он взялся, мы сейчас тебе подробно ответим.

Что такое постмодерн?

Итак, для начала нужно понять, что вообще из себя представляет постмодерн. Пожалуй, начнем с того, что эта эпоха до сих пор продолжается, и сколько еще тебе предстоит жить в ней, неизвестно. Возможно, твои будущие правнуки тоже родятся при постмодерне, как их прадед и как прадед прадеда. Ведь постмодерн — настолько живучая системная модель общества, что существует уже более ста лет.

Весь прошлый век пронесся под знаменами приставки «пост-». Если вспомнить основные социокультурные события не только нашей страны, но и всего мира, то выяснится, что все, чем занимались люди двадцатого столетия, — это стирание различных границ. Вспомним повсеместную эмансипацию женщин, борьба за равноправие которых уже достигла своего пика в наше время. Вспомним и открытую пропаганду гомосексуализма и других ЛГБТ-плюшек. Вспомним и стирание гендерных принадлежностей, когда операция по смене пола могла решить многое, а искусство постмодерна работало по правилу «чем непонятнее, тем лучше». То есть время постмодерна — это тотальное право на самоопределение (даже если оно противоречит природе), следовательно пик нигилизма, анархии, вседозволенности, которую люди почему-то приравняли к свободе, хоть это не одно и тоже. А один из постулатов Ницше «Бог умер» стал главным девизом этой эпохи.

Откуда взялся постмодерн и кто его придумал?

По сути, ничего придумывать не пришлось. Эпоха постмодерна — это естественный ход вещей, как авторитетно заявляют философы. И чтобы понять, как он образовался, необходимо сделать небольшой экскурс в то, что было до него.

От начала существования человечества вплоть до эпохи Ренессанса на земле было царство премодерна. Что это значит? Что отношения человека с Богом (или богами) были неравными. Homo sapiens жил по законам природы, молился небу и ел землю. Но со временем он умнел, у него появлялись разные ништяки, намечался довольно естественный переход в фазу других отношений, где Бог и человек должны были занимать равные места, отдав предпочтение техническому прогрессу. А церковники, наверняка предугадывая ход вещей, оттягивали момент перехода, и то, что мы называем «святая инквизиция», стало пиком времени премодерна.

Далее наступило время модерна, которое продлилось почти до конца 19 века. Отношения человека и Бога постепенно портились, ништяков у людей стало больше, и, когда никто не знал, куда бы направить тучу полезной энергии, пришли нигилисты во главе с упомянутым Ницще и указали верную дорогу к постмодерну. После них пришли декаденты, которые хоть немного и в другом русле, но продолжили славное дело предков, окончательно возведя на трон небесный самих себя, и немножечко пустили мир колбаской под горку. Как ни печально, но это было неизбежно.

Что будет после постмодерна?

Как отмечает ряд философов, суть всего существования человечества заключалась в этом переходе от премодерна к постмодерну. И они заявляют, что после ничего не будет. Постмодерн — это вечный упадок. И все закончится тогда, когда падать уже будет некуда. И все движение планеты Земля (а точнее, ее развитие) не что иное, как закономерные взлеты и падения. То есть если сводить к общему главную мысль всего земного существования, то ее довольно точно отразили в песне, которая появилась в середине 80-х: «Мы все живем для того, чтобы завтра сдохнуть». И — черт! — так весело пели эти строчки, что в этой правде сомневаться не приходится.

Обидно, конечно, осознавать, что все закончится так глупо, пошло и бездарно. Но все-таки надежда, хоть и слабая, есть. Не так давно, как говорят некоторые философы, начался переход в новую эру метамодерна или постпостмодерна. Настоящее время — это слияние всех трех предшествующих культур в попытке объяснить все, что наворотили до сегодняшнего дня. А если не получится, то хотя бы с этим смириться. Смириться с тем, что весь мир стал одним большим целым. И наш шарик продолжает лететь. Лететь черт знает куда.

Эпоха постмодерна и постмодернизм. Философия постмодернизма

Эпоха постмодерна и постмодернизм

Понятия, как грибы или люди, в большинстве случаев живут семьями. Притом традиционного типа – патриархальными, клановыми. Они могут то сосредоточиваться, вбирая в себя чуть не все ближайшее окружение, то заводить интриги и родство на стороне, пуская от своего корня десятки побегов. Притом, что в каждой сфере жизни для одного и того же явления, предмета – «денотата» часто вырабатываются собственные слова. Глубина, гибкость мышления состоит в том, чтобы за разностью слов уметь видеть одинаковое явление. И наоборот. Одно и то же слово в зависимости от контекста нередко означает совершенно разные предметы. Конкретность подхода, умение узнавать в разных нарядах одного и того же человека – условие не просто знания, а понимания происходящего и того, что куда-нибудь вообще можно прийти.

Исторические этапы развития человечества различают по разным основаниям и с неодинаковой степенью детализации. В контексте способов производства и социальных отношений после неолита принято говорить о существовании аграрного, индустриального и постиндустриального обществ. В символическом универсуме этому приблизительно соответствует реалистическое, модернистское и постмодернистское сознание. Если брать непосредственно знание, науку, то в их развитии, соответственно, выделяются классическая, неклассическая и постнеклассическая стадии. В философии это примерно этапы субстанциализма и эволюционизма (метафизики), энергетизма и субъектности (диалектики), структурализма и синергетики (реляционизма).

Для выявления сущности постмодернизма его важно соотнести с данными этапами исторического процесса, прежде всего с предшествующим – модернизмом, предварительно уяснив различие между многообразным реальным содержанием любого общества и тенденцией, главным, ведущим направлением его развития, которое в символическом универсуме выражается в виде господствующей идеологии. Даже сейчас на нашей планете где-то умирают с голода люди и есть рабство, но все-таки говорят о глобальном потребительском обществе и демократии. Они – тенденция.

Терминологически различие между фактически существующим содержанием общественной жизни и направленностью перемен фиксируется так называемым «измом». Различают общество, эпоху модерна и – модернизм. Общество, эпоху постмодерна и – постмодернизм. В обществе модерна существовало, разумеется, и сельское хозяйство, даже охота, рыболовство, и реализм, даже мифотворчество, но ведущей силой было индустриальное производство, обработка природных материалов, машинерия, в искусстве же, соответственно, в центре внимания находятся авангардизм, экспериментаторство, разного рода технические новации. Модернизм – это передовой отряд эпохи модерна. Аналогичным образом в обществе постмодерна есть и сельское хозяйство, и обрабатывающая промышленность, в культуре реализм, модернизм, но в фокусе интереса – информационные технологии, виртуальные реальности, видеоарт и телевидение. Постмодерн – это эпоха, общество в целом со всем, что в нем существует. Постмодернизм – это господствующее направление развития в эпоху постмодерна. Направление, которое дает название всему сложному многомерному обществу, всей противоречивой многовекторной эпохе. Это ее Zeitgeist – дух времени. Но не все время и не все общество, сводить их к одному вектору есть редукционизм, выражение упрощенчества и примитивистского понимания мирового развития. Различение понятий модерна и модернизма, как и постмодерна и постмодернизма помогает более глубоко смотреть на происходящие процессы, хотя в текущей словесной практике они нередко отождествляются (мы тоже вынуждены не всегда разграничивать их в явной форме).

Теперь о соотношении ближайших социально-исторических этапов – модерн(изм)а с постмодерн(изм)ом: они еще современники и взаимо(противо)действуют, переплетаются друг с другом, поставляя основной материал идейной борьбе в нынешнем символическом универсуме. Среди множества точек зрения, большинство из которых имеют характер нюансировки и путаницы, довольно отчетливо выделяются два подхода: постмодернизм есть углубление и усиление модернизма или, напротив, это отказ от него, его отрицание и преодоление, возврат к классике.

Ответ во многом обусловлен предварительным пониманием модернизма, который также имеет минимум два значения: узкое, конкретно-историческое и расширенное, включившее в себя предшествующие этапы (феномен компрессии времени). В узком смысле модернизм возник в борьбе с традицией и реализмом, с классикой, призывая «сбросить Пушкина с парохода современности» (русские авангардисты), а с точки зрения классики оцениваемый как «труп красоты» (С. Булгаков о картинах П. Пикассо). В начале ХХ в. столкновение между классикой и модернизмом было не менее острым, значимым и шумным, нежели между модернизмом и постмодернизмом сейчас. Оно было выражением торжества индустриального общества над прединдустриальным, аграрным, сопровождавшееся поворотом от описания реальности «как она есть», открытия и репрезентации натуры к ее преобразованию, переделке в соответствии с целями субъекта. Постепенно, по мере роста преобразовательной активности человека, модернизм начал включать в себя классику и представительствовать от эпохи Просвещения в целом. Время, бывшее до модерна, приняло его формы и сейчас оно противопоставляется постмодерну как нечто единое, гомогенное. Когда-то отрицавший прошлое, традицию, устремленный в будущее, лишившись своего футуристического пафоса, модернизм стал олицетворением нормы, своеобразным официозом, хотя под давлением постмодернизма, уже устаревающим, приближающимся к «мертвой классике». Происходит эта компрессия времени не по его вине. Актуализм и презентизм – довольно обычные повседневные формы восприятия бытия человеком (понятное свойство существа, живущего один раз и недолго). Однако в теоретическом исследовании руководствоваться оперативной памятью недостаточно и его надо стремиться преодолевать. Только вписав явление в историю, установив связи наследования или отторжения, можно выработать адекватное к нему отношение.

Наиболее известным сторонником трактовки постмодернизма как результата незавершенности модернистского проекта, его неисчерпанном для нашего времени потенциале является Ю. Хабермас[1]. Остается неясным, однако, почему модернизм не завершился, когда и как его «прерванный полет» возобновится. При такой трактовке соотношения модернизма и постмодернизма последний предстает чем-то случайным, не укорененным во времени и фактах, могущим в любой момент исчезнуть. Думается, что более соответствует фактической логике истории позиция, что наше время есть эпоха универсализации и радикализации модернизма, его перехода в новое качество вплоть до превращения в гипер-сверх-ультра-модернизм. Одним из самых последовательных выразителей этого подхода является А. Гидденс[2].

Имей право, мы бы, ради ясности, всем предписали вместо ускользающе-неопределенного «пост», употреблять точное «гипер». Постмодернизм – это гипер-ультра-сверх-модернизм. И когда говорят, что в отличие от модернизма постмодернизм чаще обращается к классике, хотя бы в виде цитат, т. е. как бы идет назад, то по конечным целям он это делает для нового отрыва от нее, придания дополнительного толчка преодолению сущего, росту масштабов искусственности мира. Если в начале ХХ в. «формулой культуры», выражающей соотношение в ней традиций и новаций, было: классика + авангардизм = модернизм, то в начале ХХI в. она выглядит как: модернизм + новый авангардизм = постмодернизм. При такой трактовке постмодернизма, а она представляется адекватной, можно с уверенностью сказать, что постмодернизм есть то, что принято называть «концом истории». В более принципиальном контексте это конец природы и культуры, становление постчеловеческой цивилизации. То есть цивилизации целиком искусственной, технологической, информационной. Идущей на смену естественно-предметному миру, традиционному и модернистскому обществу.

Исходя из подобной трактовки постмодернизма, мы уже не можем с доверием относиться к поискам его истоков где угодно, вплоть до глубокой древности. Это его парадигмальное, «энтузиастическое» расширение, характерное для поверхностных адептов любого нового, ведущее лишь к потере всякой реальной специфики.

Термин «постмодернизм» впервые был употреблен в книге Р. Ранвица «Кризис европейской культуры» (1917 г.). В 1934 г. он использовался Ф. де Онизом для обозначения авангардистских поэтических опытов начала 20-х гг., радикально отторгавших существовавшую литературную традицию. В работах А. Тойнби (1939–1947 гг.) понятием постмодернизма обозначалась современная (начиная с Первой мировой войны) эпоха, в отличие от предшествующей эпохи модерна. Однако «по-настоящему», как «новое слово» в культурном лексиконе, данное понятие начало распространяться в 60-70-х гг. ХХ в. для фиксации новационных тенденций в архитектуре и искусстве, в художественных и вербальных его формах, а потом стало применяться к экономико-технологической и социально-исторической сферам.

В философию оно вошло прежде всего во Франции, особенно после 1979 г., начиная с работы Ф. Лиотара «Постмодернистское состояние: доклад о знании». После осознания постмодернистской философии как особого состояния духа и направления мысли, к ней, часто «задним числом», стали причислять себя (и это в основном признается остальным философским сообществом) Р. Барт, Ж. Батай, М. Бланшо, Ж. Бодрийяр, Ф. Гваттари, Ж. Делез, Ж. Деррида, Ф. Джемиссон, С. Жижек, П. Клоссовски, Ю. Кристева, Ф. Лиотар, Р. Рорти, М. Фуко и др. Кто-то его творец и апологет, кто-то критик, но на почве его новых смыслов и понятий. В российской философии в подобном ключе наиболее известны работы, в основном комментаторские, Н. Автономовой, С. Зенкина, И. Ильина, А. Колесникова, В. Курицина, В. Кутырева, М. Можейко, В. Подороги, М. Рыклина, Б. Соколова, М. Эпштейна и др. Большую роль в распространении постмодернизма в русскоязычной среде сыграли, начиная с 2000 г., издаваемые в Минске «Словари» под редакцией А. А. Грицанова, особенно «Новейший философский словарь». Оригинальное же направление мысли, которое можно смело относить к постмодернизму в России, развивавшееся параллельно или в чем-то раньше/позже западного – это так называемое методологическое системомыследеятельностное движение, основателем и бесспорным лидером которого был Г. П. Щедровицкий.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

НОУ ИНТУИТ | Лекция | Постмодерн как культурная эпоха

14.1. Эпоха постмодерна: основные доминанты

Постмодерн — это эпоха, которая сменяет эпоху модерна и разворачивается «после времени современности». Постмодернизм же является философской рефлексией на ситуацию постмодерна.

Термин «модерн» (современный) употребляется начиная с V в., означая новую христианскую эпоху, сменившую старую, римскую, языческую. Однако в науке принято считать эпохой модерна ту культурную ситуацию, которая была связана с эпохой Просвещения. Главным пафосом Просвещения стало восприятие собственной культуры как новой, основанной на разуме и отказавшейся от оснований прежней средневековой культуры, культивирующий религиозное чувство. Иными словами, культура Нового времени и есть культура модерна. Однако в XIX в. эта культура начинает испытывать кризис, который проявляется в крушении ее основных идеалов, и прежде всего — идеалов разума, что и вызывает потребность отказаться от ее основных постулатов. Невозможность и нежелание воспроизводить данную культурную матрицу отразил знаменитый аформизм Ф. Ницше о смерти Бога, который означал крушение идеалов прежней эпохи. Этот отказ от прежней культуры воплотился в постклассической философии, первыми представителями которой стали А. Шопенгауэр и Ф. Ницше. Желание оттолкнуться, отказаться от доминирующих идеалов воплощается и в искусстве модернизма, в противовес классическому искусству, отказавшемуся от отображения реальности и социально-политической ангажированности, а также абсолютизирующего новые художественно-выразительные средства.

Однако необходимо осознавать, что, в отличие от модерна, постмодерн не демонстрирует декларативного отказа от принципов предыдущей эпохи, а принимает как равное и принадлежащее прошлому и формирующееся рядом с ним. Именно поэтому можно говорить о принципиальной внеисторичности постмодерна, отказавшегося от логики эпохи Нового времени, тяготеющей к новому и новейшему. Основным принципом постмодерна стал лозунг «Приемлемо все!».

Переход к «постмодернистской» культуре особенно интенсивно проявляется со второй половины 70-х гг. XX в., когда начинают прослеживаться внутренние смысловые «черты смены парадигмы» культуры. Они проявляются в следующих тенденциях:

  1. В исчерпанности проекта Просвещения, одухотворенного верой в прогресс и человеческий разум, иллюзорности упования на науку и технику как оптимальное средство цивилизационного развития.
  2. В новой социально-экономическая ситуации, связанной с процессами глобализации и обострении глобальных проблем.
  3. В сосуществовании в едином пространстве семантически несоединимых и аксиологически взаимоисключающих культурных традиций, т. е. невозможности единого взгляда на мир.
  4. В представлении о том, что современный мир — это тотальная множественность — классовая, расовая, этническая, культурная, которая воплощается в принципе «мультикультурализма». Эта эклектичность, совмещение в конкретных культурных контекстах различных национальных традиций приводит к ситуации, когда, как писал Ж.-Ф. Лиотар, по радио слушают регги, в кино смотрят вестерн, на ленч идут в «Макдоналдс», на обед — в ресторан с местной кухней, употребляют парижские духи в Токио и одеваются в стиле ретро в Гонконге. Интерес к множеству ранее не изучавшихся, маргинальных объектов и феноменов — таких, как этнические меньшинства, различные субкультуры, разнообразные типы сексуального поведения и идентичности, поп-музыка и телевизионные новости, семиотика современных торговых центров (моллов), комиксы о супермене, фильмы ужасов, реклама, урбанистическая утопия Диснейленда, «феномен Барби» — характерен для междисциплинарной сферы исследований культуры, связанной с созданием Бирмингемского центра культурных исследований. Кроме того, разнообразные «меньшинства» или те, кто к таковым себя причисляет, получили академическую трибуну для выражения своих взглядов (поэтому иногда «культурные исследования» называют «дискурсом меньшинств»). Зачастую именно с этим направлением связывают рост популярности принципа «политической корректности».
  5. В деградации культуры, где начинают доминировать халтура, китч, культура телесериалов и дайджестов, рекламы и мотелей, шоу и голливудских фильмов, паралитературы с ее одноразовыми рыцарскими романами и любовными историями, популярные жизнеописания, кровавые истории, научная фантастика, а эстетическое производство встраивается в товарное производство.
  6. В индустриализации, модернизации, урбанизации, усиливающейся дезинтеграции локальных общин, коллапсе западных колониальных империй и развитии новых форм империализма и неоколониализма, развитии массовых коммуникаций и повсеместном распространении массовой культуры, возникновении новых форм экономически и идеологически мотивированной миграции и возрождении национализма, расового и религиозного притеснения.
  7. В изменении субъекта культуры, который обретает принципиально новые черты, связанные с теми социокультурными обстоятельствами, в которых он пребывает. Эти условия характеризуются:
  • увеличением количества информации, изоляция от которой практически невозможна; обилие информации неизбежно приводит к поверхностности — сначала восприятия, затем, возможно, и мышления;
  • cоответственно изменению количественных параметров информации — изменяются и способы ее существования, где полиграфический вариант фиксации текста замещается цифровым, а логоцентричная книжная культура — экранной; это самым непосредственным образом отражается на особенностях мышления, где сознание предстает как клиповое, опирающееся на эмоциональное, но не на интеллектуальное постижение идеи.

14.2. «Ризома» как образ эпохи постмодерна

Для того чтобы наглядно представить основные особенности постмодерна, необходимо сопоставить его основные постулаты с теми, которые были сформулированы эпохой Нового времени как эпохой модерна.

Для эпохи модерна было характерно признание доминантности разума как основного начала развития культуры, в это время утверждался рационализм как способ познания и основа организации общественной жизни. Эта эпоха отличалась уверенностью в том, что бытие во всех его проявлениях проницаемо для мысли и укладывается в систему, обозначаемую логическими категориями и понятиями. В эпоху модерна интенсивно развивается объективная наука и объективное знание, основанное на единообразных и унифицированных методах научного познания, осуществляется попытка освобождения философии, науки и культуры от иррациональности (мифологии, религии, предрассудков). Для постмодерна характерно разочарование в разуме и признание неспособности человека познать и изменить мир и порядок вещей. Постмодернизм отказывается от классического типа мышления посредством оппозиций и утверждает мышление «вне оппозиций» (вне бинарных оппозиций), таких как субъект — объект, целое — часть, внутреннее — внешнее, центр — периферия, власть — подчинение, мужское — женское, научное — обыденное, высокое искусство — китч.

Культура Нового времени основана на утверждении идеи прогресса в познании и в различных областях общественной жизни. Для постмодернизма же характерен отказ от понятия «прогресс» как в знании, так и в социальной жизни, что приводит к пересмотру понимания истории, где традиционный концепт «история» сменился концептом «постистория», означающим закат метанарраций, большого мифа. Если история привязана к линейности и развернута из прошлого в настоящее, если она привязана к причинности и рассказам, т. е. предстает как связный нарративный дискурс (как отметил Ж. Бодрийар, век истории — это век романа), то постистория принципиально нелинейна. Она воплощает отказ от линейного восприятия времени и от понятий минувшего и грядущего. Время истории как эпохи «больших нарраций» сменилось в постмодернизме временем пост-истории как «эпохи комментариев» (Фуко).

Это новое видение социальных процессов определяется:

  • отказом от линейного видения социальной динамики,
  • отказом от логики истории, от логоцентризма,
  • восприятием настоящего как лишенного новизны (эффект дежа вю).

Эпоха модерна с ее верой в креативность человека и культуры утверждала определенного субъекта культуры. Им был прежде всего социально-исторический субъект, осуществляющий практическую деятельность, являющийся носителем сознания, познавательных способностей и творческой деятельности. Субъект эпохи постмодерна выступает не столько как творец, сколько как комбинатор отдельных элементов, что воплотилось в таком понятии постмодернизма, как «смерть субъекта». Такой ситуации предшествовала сама социокультурная реальность, когда человек вдруг почувствовал, что слова, которые он произносит, уже кто-то говорил, в ситуации, в которой он оказался, уже ранее кто-то был, его история — это история кого-то другого. Ввиду огромной плотности информационного потока человек теряет способность к критической ориентации в ней, он оказывается неспособным четко зафиксировать свою позицию по отношению к различным ценностным системам, а следовательно, не может зафиксировать самотождественность своего сознания и себя как личности. Этот несамотождественный, расщепленный субъект принципиально отличен от традиционного субъекта дюркгеймовского типа — стабильного и однозначно центрированного. Задача подобного субъекта не создание идентичности, но избежание фиксации, открытость для восприятия всего нового, готовность к перемене образа жизни и личного преобразования, «кинетичность».

Для эпохи модерна была характерна вера в господство универсальных законов развития общества, человека и культуры, стремление к системной организации и к централизму в социальной, экономической и политической жизни общества, провозглашение универсальных норм морали и права и стремление к выработке общих критериев и эстетических норм в искусстве. Постмодерн же характеризуется плюрализмом, отсутствием какого-либо единого начала и универсальных предпосылок. Он основан на отказе и в познании, и в культуре, и в человеческом мире от каких-либо интегрирующих идей. Всякое единство в рамках постмодерна воспринимается как носящее «репрессивный» характер и связанное с тоталитаризмом, любая форма которого должна быть отвергнута. Основной принцип постмодерна выражает мысль о том, что все относительно, все возможно. Ведущим становится принцип множественности, уравнивания — семантического и аксиологического — всех входящих в культуру компонентов — мировоззрений, мироощущений, позиций, которое проецируется и на искусство, политику, философию, само же понятие истины как принципа соответствия знания объективному состоянию мира теперь оказывается размытым и несвоевременным, неактуальным. Подобное восприятие мира как мира возможностей закрепляется в понятии «постметафизическое мышление», фиксирующем отказ от возможности единой и системной концептуальной модели мира (как в философии, так и в науке, теологии, этике и т. п.). Постметафизическое мышление отталкивается от осуществленной модернизмом критики метафизики, ориентированной на поиск единства сущности, происхождения и оснований мироздания. Отсюда идея хаоса как центральная идея, ориентация на усмотрение хаоса в любой предметности.

Культура модерна структурировалась вокруг непрерывного поиска «единого», «бытия», «первоосновы», постмодерн же демонстрирует отсутствие генетической оси как глубинной структуры и изначально предполагает гетерогенность, антигенеалогичность, темпоральную изменчивость. Если в классическую эпоху культурное пространство выступало как сегментированное, радиальное, центробежное, то теперь ведущими становятся недифференцированные структуры с принципиальным отсутствием иерархичности и линейной детерминированности процессов и явлений. В новой ситуации границы между центром и периферией становятся проницаемыми, размытыми, а такие основополагающие для культуры модернизма понятия, как «культурное ядро» и «культурная матрица», теряют свой первоначальный смысл. Подобные сущностные различия были отмечены еще в 1976 г. в книге Ж. Делеза и Ф. Гваттари «Ризома», впоследствии в переработанном виде включенной во второй том монографии «Капитализм и шизофрения. Миллион плато». Авторы рассматривали культуры, имеющие горизонтально-вертикальную иерархию, как «древесные». Те же культурные системы, структуры которых лишены регулярности, позволяющей прогнозировать их развитие, и опираются на хаос, беспорядок, случайность как ведущие принципы организации, обозначались как ризоматические (от греч. rhiza — корень), т. е. это «пучкообразные» корневые системы, где трудно выделить один центральный корень. Это означает, что в «древесных» культурах присутствует единое основание и они подчиняются единой логике развития, «ризоматический» же принцип предполагает уравнивание всех систем (смыслов, ценностей, значений), входящих в культурное пространство.

Все существующие в этих системах смыслы — автономные, или входящие во взаимодействие друг с другом — и порождаемые этими смыслами модели выступают на разных уровнях, плоскостях, «плато» и подчиняются иному, децентрализованному, возможно, более универсальному принципу структурирования реальности. Их характерными особенностями, по Делезу и Гваттари, выступают принципы связи, гетерогенности и множественности, как не связанной с единым, не настроенной на первообраз, первоэлемент и существующей как совокупность различных (иногда разнородных) элементов, скрепленных в едином модусе нелинейной процессуальности. Отказ от принципов детерминизма, составляющих основу культуры эпохи модерна, привел к обоснованию в рамках постмодернизма такого понятия, как «неодетерминизм», понимаемый как отказ от детерминизма с его линейностью. Как отметил М. Фуко, мир такой, каким мы его знаем, в итоге не является простой фигурой, где все события стерты для того, чтобы прорисовались постепенно существенные черты, конечный смысл, первая и последняя необходимость, но напротив, это мириады переплетающихся событий. Верное историческое чувство подсказывает, что мы живем без специальных разметок и изначальных координат, в мириадах затерянных событий.

«Что будет после постмодерна? Закончится ли когда-то эта эпоха?» – Яндекс.Кью

Постмодерн — одна из теорий развития культуры, которая сама по себе подразумевает ее полное обесценивание и постепенную смерть. Конец истории и полную симулятивность. Но некоторые уже давно выражают усталость этой теории, предлагая свою. И уже давно кажется, что миру необходима глобальная смена вектора. Так, например, метамодерн, которая постмодерн называет устаревший концепцией, в частности поскольку она зародилась до появления глобальной и единой сети интернет. А метамодерн — это концепция новой искренности. «Так же, как наука стремится к поэтической элегантности, художники могли бы взять на себя поиски истины. Вся информация является основанием для знания, будь оно эмпирическим или афористичным, безотносительно его истинности. Нам следует принять научно-поэтический синтез и осведомленную наивность магического реализма. Ошибка порождает смысл». Весь манифест можно почитать на сайте.

Также стоит отметить, что постмодерн — концепция развития западной культуры. Среди наиболее радикальных традиционалистких восточных государств зреет иная повестка. Не стоит упускать из вида главного борца с западной цивилизацией в лице ИГИЛ, который постмодернистскими методами визуализации насилия предлагал преодоление этой культуры. «Его направленная на государственное строительство деятельность, очевидно, означает возвращение к большим нарративам эпохи модерна, иначе говоря — желание предложить миру глобальный альтернативный социально-политический проект.» [Филоник, 2017]. На сайте РСМД можно найти полную версию этой статьи, в которой автор рассуждает о тенденциях культуроного развития ближнего востока.

Тут возникает ещё один термин — неомодернизм. Например, А. Кортунов в статье «От постмодернизма к неомодернизму, или Воспоминания о будущем» говорит о глобальных изменениях в мировой политике, для которой характерно: государственный национализм, циничный трансакционализм, холизм (смена экономического приоритета на государственную суверенность) и историзм. «В более общем плане стоит заметить, что, как и в архитектуре, в международных отношениях неомодернизм идет по пути упрощения, целостности, минимализма, в известной мере – даже демонстративного антиинтеллектуализма, в то время как современное общество продолжает накапливать элементы сложности, нелинейности, амбивалентности, фрагментарности»

«И когда земной шар, выгорев,

Станет строже и спросит: «Кто же я?»,

Мы создадим «Слово о полку Игореве»

Или же что-нибудь на него похожее». ( Велимир Хлебников «Война в мышеловке» 1915-1922)

Метамодерн: evan_gcrm — LiveJournal

Если вы ещё не заметили, эпоха постмодерна закончилась: постмодернисты не могут больше сказать ничего нового о нас самих и мире, в котором мы живём. На смену приходит метамодерн, который поможет если не осмыслить происходящие перемены, то хотя бы со многим смириться.

Метамодерн — новый способ смотреть на мир.

Метамодернизм — одна из существующих на сегодня попыток определить актуальную культурную реальность. Термин был предложен в 2010 году двумя голландскими философами-теоретиками Тимотеусом Вермюленом и Робином ван ден Аккером.

Метамодерн — это глобальный культурный процесс, характеризующийся «колебанием» (осцилляцией) между двумя противоположностями (модерн и постмодерн, например) и одновременностью их использования.

Свои основные идеи Вермюлен и Аккер изложили в книге «Заметки о метамодернизме».
Но перед тем, как разобраться, что такое метамодерн, давайте сначала постараемся выяснить, чем характеризуются предыдущие эпохи. Это поможет понять, почему метамодерн имеет приставку «мета» (над), и что «поднимает» его над другими парадигмами.

МОДЕРН

КУЛЬТУРА:
Эпоха модерна начинается после так называемой классики — периода, включающего в себя античность, Средние века, Ренессанс и так далее. Классическая эпоха создала основные образцы произведений искусства, а модерн начал их пересматривать и искать новые формы выражения. Так, например, родились авангард, абстракционизм, дадаизм и другие формы. Применительно к искусству следует говорить про модернизм.

ПОЛИТИКА:
Идеи модерна достаточно радикальны. Например, философия модерна очень поляризована и не имеет градиентов (марксизм, анархизм, фашизм). В политике для модерна характерны жёсткие идеологии, которые ещё называются метанарративами — одним общим смыслом, который, как прокрустово ложе подгоняет под себя всё попадающее под руку. Модерн стремится сделать универсального, «массового» человека.

Модернистские идеи очень красивы в общей форме. Модерн породил яркие утопии и антиутопии. «Мы», «О дивный новый мир» — эти произведения радикализируют идеи модерна, которые в своё время были заложены ещё Томасом Мором и Томмазо Кампанеллой в их знаменитых трудах «Утопия» и «Город солнца».

Общества модерна часто вырождались в тоталитарные государства с жёстким государственным аппаратом. Но человек — это непостоянная система, его невозможно вписать в чёткие рамки, ведь стремление отойти от правил и догм всегда будет сохраняться. В каком-то смысле модернистские идеологии боролись против ветряных мельниц, желая обуздать вольный дух человека.

ФИЛОСОФИЯ:
Модернистское сознание провозгласило смерть бога, стараясь осознать материальный мир, избавившись от идеи трансцендентного (духовного) и поставив во главу имманентное (материальное). С точки зрения модерна, используя технические инструменты, можно познать универсальную истину. Погоня за такой истиной дала нам атомную энергию, электронику, химическую промышленность, квантовую физику и многое другое.

Универсальность истины не только надела на всех женщин чулки от фирмы DuPont, но и столкнула друг с другом целые цивилизации. Две мировые войны стали апогеем модерна.
Если мы хотим общей истины для всех, но в то же время уничтожаем носителей этой истины (людей), то кто будет получать выгоду от проекта модерна? Узкая прослойка элиты, либо же вообще никто.

1945 год стал концом не только Второй мировой войны, но и модерна как цивилизационного метанарратива.

ПОСТМОДЕРН

КУЛЬТУРА:
Постмодерн открыл эпоху абсолютного плюрализма. Постмодерн сочетает в себе всё прошлое наследие человечества и деконструирует его, играя с ним, иронизируя, цитируя и копируя. Французский социолог Жан Бодрийяр назвал этот процесс созданием так называемых симулякров — бесконечных копий копий, где оригинал навсегда потерян. Для постмодерна игра с культурным наследием прошлых эпох превратилась в самоцель. Постмодерн в культурном плане создал ту самую массовую культуру, которую мы наблюдаем сейчас.

Массовая культура постмодерна настолько сложна, что её объяснение становится не менее увлекательным, чем потребление.

Массовая культура постмодерна имеет фантомную глубину. Зачастую она одномерна. Эту одномерность разные авторы превращают в квест из отсылок и цитат. Тексты постмодерна переплетаются так сильно, что не могут существовать друг без друга. Культурный дискурс постмодерна бесконечно усложняется, превращаясь в циклопическую матрёшку. По сути текст этой статьи — тоже постмодернистская матрёшка, поскольку потерял бы всякий смысл, не будь в нём тонн ссылок и цитат.

Усложенение требуется, чтобы сделать восприятие произведения глубоким эмоциональным опытом. От прохождения такого «квеста» зритель получает удовольствие, потому что использует для этого весь свой культурный багаж. Выигрывает автор, который снабдит произведение достаточным количеством отсылок, чтобы принести зрителю удовольствие от культурной включённости. Так знание подменяется суррогатом знания, подмигиванием тем, кто «в теме». Зачастую произведения постмодернистской культуры предусматривают деконструкцию реальности и игру на её руинах.

ПОЛИТИКА:
В постмодерне истина перестала быть универсальной. Конечно, эпоха Холодной войны ставит под сомнение это утверждение, потому что до конца 80-х годов мир был поделён на два враждующих лагеря: коммунистический и демократический. Но постмодерн проявил себя, в первую очередь, именно в демократических странах, а уже потом пришёл в страны Варшавского договора после падения «железного занавеса».

ФИЛОСОФИЯ:
Прежде всего, постмодерн отличается от модерна тем, что отрицает универсальную истину. Именно постмодерн окончательно похоронил бога, заставив сомневаться во всём. Если модерн пытался превратить индивида в «массового человека», то постмодерн начал дробить, деконструировать общество до индивида.

Постмодерн сделал абсолютную истину условной: любая истина может быть побита другой истиной. В постмодерне понятие истины вообще теряет какой-либо смысл. Здесь нет того самого общего метанарратива, характерного для тоталитарных обществ. Нет идеологии, нет бога, есть конец истории, как писал американский политолог Фрэнсис Фукуяма. По его мнению, либеральная демократия, которая стала продуктом постмодерна, должна стать итогом общественного прогресса человека.

Постмодерн деконструировал всё, что построили другие культурные эпохи, начал играть с этими элементами, как с кубиками LEGO. Постмодерн иронизирует, цитирует и копирует, входя в бесконечную рекурсию в потоке бодрийаровских симулякров.

Но что-то начало меняться. Массовая культура застряла в своей одномерности, а человек оказался в заложниках деконструкции и рекурсии. Глобализация не сделала мир по-настоящему единым, а информационные технологии, хоть и помогают людям общаться без преград, но, в то же время, поляризуют общество по информационному признаку.

МЕТАМОДЕРН

КУЛЬТУРА:
Метамодерн двигается благодаря раскачиванию между противоположностями (осцилляции). Он не занимает определённую позицию. Он воспринимает мир и культуру как один общий поток смыслов, которые есть части общей истины, где каждая единица важна и самодостаточна. В нём нет места снобизму, элитизму, нет высокой и низкой культуры.

Метамодерн — это то состояние, когда вы можете испытывать честное удовольствие от всего. Вы можете читать Достоевского и всерьёз слушать Киркорова, любить сагу «Сумерки» и музыку Чайковского. Вы всё это любите не только честно, но и с иронией. Благодаря этому новому чувству, мы можем не зацикливаться на больших метанарративах, а искать собственную цель. Таким образом, раскачивание между модернистской серьёзностью и постмодернистской иронией поднимает метамодерн над ними.

Метамодерн стремится найти смысл культуры и искусства, наделить произведения глубиной. Но это глубина иного порядка, чем в постмодерне. Искусство метамодерна стремится к многомерности.

ПОЛИТИКА:
Политика в метамодерне будет находиться в ещё большей связи с культурой, чем прежде. Медиа и интернет-технологии в целом выступают единой средой для взаимодействия не только отдельных людей, но и институтов. Вполне вероятно, что через некоторое время под воздействием метамодерна политика станет не только более личной, но и менее элитарной.

Что будет, если в будущем на выборах в США победит Марк Цукерберг? Илон Маск? Деэлитизация политики может пойти на пользу обществу. Как и в крупных компаниях нового типа, политика может взять за основы корпоративные принципы XXI века.

ФИЛОСОФИЯ:
В отличие от модерна и постмодерна метамодерн не является инструментом, философией или идеологией. По словам его создателей Вермюлена и Аккера, метамодерн — это структура чувства.
Дело в том, что используя какую-то определённую когнитивную модель, человек радикализирует мир, ставит его в рамки. Метамодерн же призван встать над этими рамками. Это обстоятельство не позволяет считать метамодерн четкой философской системой.

Речь идёт о радикальной открытости, о всепринятии. И здесь открывается ещё один тонкий момент. Практика осцилляции (раскачивания) производит ощутимый побочный эффект — она даёт понимание того, что ты стационарно не связан ни с одним явлением, не отождествлен ни с чем. Путь индивидуальности — наблюдать эти раскачивания, но не делать своим пространством траекторию их колебания.


ИТОГ

С точки зрения идеологов метамодерна, мы вступаем в новую эпоху, где новый способ смотреть на культуру призван вытащить общество из модернистских и постмодернистских тупиков. Радикальные идеи модерна могут быть скомпенсированы постмодернистским отрицанием и сомнением.
Метамодерн — это неуловимая истина где-то посередине.
Метамодерн воплощает в себе человеческий дуализм и непостоянство — «социацию», о которой ещё говорил социолог Георг Зиммель.
Социация — это то, что объясняет суть человеческого.

Таким образом, метамодерн не предлагает нам готовую идею или концепцию, а предлагает найти её самостоятельно, используя «осциллирующее движение».

Восприятие мира через структуру чувства метамодерна поможет уйти от идеологической зависимости. Когда человеку больше не нужны общие метанарративы, им сложнее манипулировать.

Метамодерн — это способ стать личностью.
Но, в отличие от ничего не значащего субъекта постмодерна, метамодернистская личность составляет часть общей истины.

В метамодерне людям открывается полнота культуры, потому что можно без иронии и невежества воспринимать всю музыку, литературу, игры и фильмы, ведь в метамодерне нет высокого и низкого, а есть единый поток, где важен каждый элемент.
Субъект, культура, политика, философия сливаются в одно постоянно движущееся целое.


Будни эпохи.
Три вида времени.

Также можно подумать, что идеалистически звучащая структура чувства метамодерна не для всех, а только для тех, кто в теме.
Какое дело бабушке у магазина до метамодерна? Но ведь в том и суть, что эта абстрактная бабушка у магазина живёт в парадигме того же постмодерна, но не ощущает и не осознаёт этого.

Культурные эпохи — это не законы или уставы, а атмосфера.
Неосязаемый эфир, пронизывающий всех живущих в нём людей. Это тот самый дух времени. Постепенно метамодерн сможет стать эфиром для огромного числа людей. Кого-то он захватит силой, а кто-то будет принимать для себя структуру чувства метамодерна прямо сейчас — это не принципиально.

Метамодерн — это тот постоянно двигающийся фронтир, заставляющий нас идти вперёд!

/Источник/


Картинка кликабельна


«Как понять, что эпоха постмодернизма закончилась?» – Яндекс.Кью

В прогрессивной части современного молодого общества сам собой произошел отказ от постмоденистского продукта и выкристаллизовалась своя эстетика. Это закономерно — большинство текстов отцов-основателей постмодернизма написаны задолго до рождения тех людей, которые сейчас начинают активно формировать эстетическую и смысловую среду, более того — некоторые тексты написаны еще до рождения их родителей. Все это публиковалось в совершенно другом мире, не знавшем ни мобильной связи, ни компьютеров, ни интернета в каждом телефоне в любой точке планеты и шло рядом с зарождением рок-н-ролла и телевидения. Авторы классических постмодернистских текстов сложились как личности в первой половине 20-ого века и не знали ни вопиющей экологической катастрофы, ни усталости от формализма и технологизации, ни террора рекламы, конвеера и симулярков.

Приведу цитату из статьи О. Митрошенкова, доктора философских наук:

«Сейчас радикально меняется общий культурный, социальный, духовный, экономический, политический и технологический контекст человечества. Последние лет 30-40 представители практически всех областей социально-гуманитарного знания в разных странах обсуждают различия между эпохами модерна и постмодерна. В этих дискуссиях все больше приходит осознание того, что уже и мировоззрение, и ценности постмодерна и постмодернизма исчерпывают свой потенциал, а категории модерна и постмодерна не справляются с осмыслением реальности, не успевают за ее вызовами».

«Начиная где-то с 2009 года все виды искусства: архитектура, кино, музыка, литература – трансформируются во что-то, что уже непозволительно называть постмодернизмом. Сравнивая произведения искусства конца XX столетия и современности, критики окончательно утвердились в мысли, что мы не стоим на пороге нового мировоззренческого и культурного периода, мы уже его переступили и активно протаптываем дорожки» Т. Истомина. В качестве иллюстраций можно посмотреть работы архитектурного бюро «Херцог и де Мёрон», инсталляции Олафура Элиассона и Джеймса Таррелла. Или просто зайти на сайт интернет-журнала iGNANT ignant.de , публикующий передовых современных художников и дизайнеров. Новая искренность, романтизм, поиск аутентичности, обращение к архаике, стирание границ между трансцендентным и имманетным, ирреальность, естественность и сверхъестественность, необъяснимость и глубина, многие авторы отсылают нас к метафизике или измененному состоянию сознания, расширению собственных границ — пожалуй эти тенденции наиболее характерны для нового искусства.

И пока философы думают о выходе из постмодернистских парадигм, жизнь рождает новые формы. Здесь мы приходим к разнице между жизнью реальной и нафилософствованной. Зачастую, эта философия, или скорее, софистика, уходит в полный отрыв от жизни, не отвечает ее запросам, а иногда даже пытается навязать ей некий «тупик». На самом деле до сих пор не сформировано единое значение слова «постмодернизм», каждый философ, не говоря уже о простом человеке, вкладывает в него свой смысл, по этому встает вопрос о том, можем ли мы вообще употреблять этот «противоречивый и перегруженый» термин. Об этом хорошо пишет публицист и философ Павел Минка: in.ua

Тупик же постмодернистской парадигмы я вижу в следующем (под парадигмой имеется в виду не только философские системы 20 века, но и состояние искусства и общества в целом). Логика постмодернизма отвергает идею общего для всех Метанарратива, это конец тоталитарных систем и прописных истин. Провозгласив смерть Бога и конец Истории на основе того, что проекты модерна, претендовавшие на глобальность и универсальность, потерпели крах (коммунизм, фашизм), общество оказалось в подвешенном состоянии. Кризис религии привел к тому, что если раньше сознание человека было инструментом, за которым стояло нечто большее, то теперь там образовалась пустота, именно это порождает бессмысленность и бессодержательность подвешенного в воздухе мышления, которое в постмодернистском обществе само по себе. Это привело к очень большим побочным эффектам — отчуждению, цинизму, деградации, потребительскому отношению к жизни и общему ощущению «конца истории» — невозможности ничего нового (что в отношении искусства просто нонсенс, поскольку любое искусство любого века строилось на заимствовании и преемственности и это не обнуляло его ценности, как не обнуляет личность наличие у кого-то похожей ДНК). Но постмодернизм спутал способ достижения Цели с самой Целью. И обнулил и способ и Цель.

Метамодернизм же предлагает взять Цель, нечто лежащее за системами и религиями, как константу, но константу, способ достижения которой человек должен найти самостоятельно. Это принцип индивидуальности, духовный аристократизм, творческая мораль, как индивидуальное откровение, о котором много говорили Бердяев и Зиновьев. Предлагается и способ достижения Цели (Цель — как индивидуальный духовный рост, достижение и постижение Абсолюта) или, по крайней мере, дорога к ней — выход за рамки понятий «добро-зло», выход из здания суда, то, что голландские философы (авторы «Заметок о метамодернизме») окрестили осцилляцией — колебанием. Идею духовного аристократизма развивают П. Минка и А. Нарижный, о «Цели», о сакральном начале, лежащем за системами и религиями пишет доктор философии и художник Теймур Даими, эта тема постоянно присутствует в его публицистике, но особенно полно выражена в «Манифесте нон-актуального» permm.ru Похожей дорогой движется и Михаил Эпштейн, провозглашая новую эпоху в своей работе «От пост к прото. Манифест нового века» russ.ru

Вот несколько тезисов от писателей, философов и мыслителей, попытавшихся дать определение новому времени:

«Метамодернизм — это голландская концепция, она предложена вместо термина «пост-постмодернизм», то есть как бы вместо того, что будет после модернизма. Это то, что когда-то мне сказал Илья Кормильцев, предсказав это, потому что эта концепция свежая, ей лет пять, по-моему. Кормильцев мне в 2000 году сказал: «Преодоление постмодернистской иронии, поиск новой серьёзности — это задача на ближайшие десятилетия. И решаться эта задача будет с помощью неоромантизма и новой архаики. Это преодоление иронии через архаику». Метамодернизм — это другой выход. Бесконечная сложность, усложнённость; сетевая структура повествования; свободное плавание во времени; неоромантические установки, то есть установки на совершенство одинокого героя, на отход от толпы, на определённую контрадикцию с ней, наверное… Это интересная концепция. Я, в общем, за метамодернизм, то есть за новых умных, грубо говоря».

Дмитрий Быков.

«На смену доминирующей общественной, общечеловеческой системе ценностей и морали, основанной на принципах коммунитарности, пришел индивидуализм отдельного человека, которого некоторые современные авторы относят к совершенно новому, бифуркационному типу личности. Основные черты последнего – мировоззренческая нестабильность и беспринципность с точки зрения классического мировоззрения. Главный принцип бифуркационного человека – стремление к абсолютному творчеству и отрицанию всякой нормативности в мышлении и действии, кроме футуристской нормативности».

С. Шалаева

«Культура постмодерна складывалась через сомнения во всех позитивных истинах. Это время не только новых реальностей, нового сознания, но и новой философии, которая утверждает множественность истин, пересматривает взгляд на историю, отвергая ее линейность, идею завершенности. Это был переход от классического гуманизма, рассматривающего человека, как центр мироздания, к универсальному гуманизму, включающему в свою орбиту не только все человечество, но и все живое, природу, космос, Вселенную. Точка перестройки системы уже где-то рядом, далее — либо система обращается в хаос, либо принимает новые формы и переходит на новый, более дифференцированный и высокий уровень. Эту новую формацию я мог бы назвать пост-постмодерном (термин уже встречавшийся в практике) или мета-постмодерном. Если люди уже не способны терпеливо переносить бездуховность и голый практицизм, характерные для общества «идеальных потребителей», то неизбежно возникнет и НОВАЯ ДУХОВНОСТЬ, которая, не отвергая старых ценностей, придаст им новые содержание и окраску».

О. Павловский

«Я надеюсь, что метамодерн это не оппозиция теориям и концепциям прошлого. На мой взгляд, не это должно быть целью нового мышления. Скорее всего, это своего рода радикальная открытость» .

П. Уинтер

«Мир вступает в какой-то новый период. Может быть, в новый палеолит. Искусство в понимании Канта и Шиллера сегодня уже утратило силу. Начинается цивилизационная подвижка. Причем настолько крупная, что рядом в истории человечества ничего не стоит, кроме неолитической революции. Жизнь, которая нас окружает, — абсолютный тупик. Общество потребления не имеет права на существование. Человек в своем сегодняшнем виде не имеет права на существование. Просто надо дойти до края. У Хлебникова есть замечательные строки:

«И когда земной шар, выгорев,

Станет строже и спросит: «Кто же я?»,

Мы создадим «Слово о полку Игореве»

Или же что-нибудь на него похожее»

Тогда появится новое великое искусство, новый миф, новый фольклор, новая цивилизация».

В. Мартынов

«И это уже пост-постмодерн, который мы прежде называли новой архаикой, время возвращения того факта, что понять чужую мысль проще, чем сформулировать собственный топос и внятно заявить о его интересах на философском языке. Мы втягиваемся в ситуацию, когда ускользание, ирония и дистанция, растворившись во всем, рождают скуку. Уже более не интересно, как нечто деконструируется и разваливается. Гораздо интереснее, что остается, когда все развалилось, как зарождается или возрождается порядок, истина, ответственность за реализацию своего проекта.

Ситуация после постмодернизма возвращает нас к вопросам святым. Нужно начинать конструировать, а метафизика — это высшая форма конструкции, конструирования себя как существ, оправданных абсолютом. Абсолютно оправданных, но не с той звериной серьезностью, когда наше существование делается угрозой для существования других. Мы обучены терпимости и открытости постмодерном, но когда видишь постмодернистски сделанные фильмы, понимаешь, что невозможно согреться сгоревшим углем. Шлак не горит, постмодернизм не работает».

М. Эпштейн

«Я говорю об абсолютном начале, которое должно быть явлено человечеству как религия личности и свободы. И в ее основе будет лежать способность человека следовать собственному внутреннему голосу, что требует неимоверных духовных усилий. Человечество находится сейчас в таком же положении, в каком находилось в моменты зарождения ныне существующих массовых религий. Однако эти религии, притом что в них много привлекательного, все же чреваты противостоянием. При нынешней глобализации мира должна возникнуть идея, в которую могли бы уверовать все люди, то есть новое сознание, укорененное в религиозном вдохновении и питаемом им чувстве ответственности за судьбу всего человечества и каждого отдельного человека. Человечеству нужен, простите за высокопарность, луч света, который осветил бы те правильные, но сугубо рациональные постулаты, условно говоря, «свободы, равенства, братства», прав человека, осуществить которые можно, лишь достигнув духовного просветления. Когда такая новая религиозная идея овладеет достаточным количеством людей во всем мире, появится и надежда».

М. Михайлов

Глубина любой великой религии, корни которой уходят в осевое время, ближе к глубине другой великой религии, чем к собственной поверхности. Различие языков и образов религиозного опыта не может быть устранено, оно неотделимо от различия культур, от многоцветности мира. Диалог не стирает этого многоцветия. Но он ведет в глубину, где все различия смотрятся как преломления единого луча внутреннего света, озарившего мир в древности и давшего силу становлению культурных миров, тяготеющих к глобальности и оставшихся субглобальными только из-за древней непреодолимости океанов и пустынь. Сегодня надо продолжить начатое и заново увидеть мир как духовное целое. Увидев, мы его создадим».

Г. Померанц

«Урок мыслителя и философа Александра Зиновьева состоит в том, что время общих нравственных программ, категорических императивов прошло, если оно вообще когда-либо существовало. Нравственные программы должны стать единственными, как единственна каждая человеческая личность. В этике надо двигаться не от общего к единичному, а от единичного (единственного) к общему. Сегодня в мире не заметно ни интеллектуальных, ни духовных порывов, ни общественных сил, которые бы были ориентированы на слом нынешнего, по сути тупикового, вектора исторической эволюции. Однако спрос на такой поворот; на обосновывающую его идеологию ощущается все сильнее».

Ю. Нарижный

«Все то, что предыдущим поколением воспринималось под знаком «пост», в следующем своем историческом сдвиге оказывается «прото» — не завершением, а первым наброском, робким началом нового эона, нейрокосмической эры, инфо и трансформационной среды. «Конец реальности», о котором так много говорили «постники» всех оттенков, от Деррида до Бодрийара… Оказывается, что это только начало виртуальной эры. Наши теперешние нырки в компьютерный экран — только выход к пенной кромке океана».

М. Эпштейн

Анализируя тексты ведущих современных мыслителей, можно заключить, что пост-постмодернизм будет являть собой некую радикальную открытость, торжество самоорганизующихся виртуальных систем, интернет-соавторства (Википедия) и самообразования, сочетание интереса к прошлому с открытостью будущему, «мягкие» эстетические ценности, устремленность к трансцендентному, уход от нормы и стандартизированной морали к морали творческой (по Бердяеву и Зиновьеву). Как метафизика является философским учением о сверхопытных началах, расположенных «над» физикой, говорит о переходе в новое качество, так и метамодерн может выйти за рамки физического опыта в поле трансцендентного, являясь, таким образом, некой новой религией свободы и личного духовного поиска.

Манифесты метамодернизма:

metamodernizm.ru «Манифест метамодернизма»

metamodernizm.ru «Манифест русского метамодерна»

Раскрыть для себя эту тему более полно можно на следующих ресурсах, полностью посвященных мета-тенденциям:

Постмодернизм — Переиздание Википедии // WIKI 2

Социальное состояние после современности

Эта статья о состоянии или состоянии. Для философии см Постмодернизм.

Постмодернизм ( постмодернизм или постмодернистское состояние ) — это экономическое или культурное состояние или состояние общества, которое, как говорят, существует после модерна года (в этом контексте слово «модерн» не используется в том смысле слова «современник», но просто как название определенного периода истории).Некоторые школы мысли считают, что современность закончилась в конце 20-го века — в 1980-х или начале 1990-х годов — и что она была заменена постмодерном, а третьи распространят современность, чтобы охватить события, обозначенные постмодерном, в то время как некоторые считают, что современность закончилась после Вторая Мировая Война. Идея постмодернистского состояния иногда характеризуется как культура, лишенная способности функционировать в любом линейном или автономном состоянии, таком как регрессивный изоляционизм, в отличие от прогрессивного состояния сознания модернизма. [1]

Постмодерн может означать личный ответ на постмодернистское общество, условия в обществе, которые делают его постмодернистским, или состояние бытия, которое ассоциируется с постмодернистским обществом, а также исторической эпохой. В большинстве случаев его следует отличать от постмодернизма, принятия постмодернистских философий или черт в искусстве, культуре и обществе. Фактически, сегодня исторические перспективы развития постмодернистского искусства (постмодернизма) и постмодернистского общества (постмодернизма) лучше всего можно охарактеризовать как два общих термина для процессов, вовлеченных в продолжающиеся диалектические отношения, такие как постпостмодернизм, результатом которых является развивающееся культура современного мира. [2]

Некоторые комментаторы отрицают, что современность закончилась, и считают, что послевоенная эпоха является продолжением современности, которую они называют поздней современностью.

Энциклопедия YouTube

  • 1/5

    Просмотры:

    19 153

    12870

    4 767

    89 467

    6 488

  • ✪ «Мир без мировоззрения: состояние постмодерна»

  • ✪ Постмодернизм Социологическая теория

  • ✪ Кинетическое видео.com — ПОНИМАНИЕ-СОЦИОЛОГИЯ-12915-СОВРЕМЕННОСТЬ-ПО-СОВРЕМЕННОСТЬ-12962

  • ✪ Постмодернизм — Постмодернистское мировоззрение

  • ✪ Модерн и постмодерн

Содержание

Использование термина

Постмодерн — это состояние или состояние постмодерна — после или в ответ на то, что является современным, как в постмодернистском искусстве ( см. Постмодернизм ). Современность определяется как период или состояние, которое свободно отождествляется с прогрессивной эрой, промышленной революцией или Просвещением.В философии и критической теории постмодернизм относится к состоянию или состоянию общества, которое, как говорят, существует после модерна года, историческое состояние, которое отмечает причины конца современности. Это использование приписывают философам Жан-Франсуа Лиотар и Жан Бодрийяр.

Один «проект» современности, по словам Хабермаса, заключался в содействии прогрессу путем включения принципов рациональности и иерархии в общественную и художественную жизнь.(См. Также постиндустриальный, Информационный век.) Лиотар понимал современность как культурное состояние, характеризующееся постоянными изменениями в стремлении к прогрессу. Постмодернизм представляет собой кульминацию этого процесса, когда постоянные изменения превратились в статус-кво , а понятие прогресса устарело. После критики Людвигом Витгенштейном возможности абсолютного и полного знания Лиотар далее утверждал, что различные метанарративы прогресса, такие как позитивистская наука, марксизм и структурализм, перестали существовать как методы достижения прогресса.

Литературный критик Фредрик Джеймсон и географ Дэвид Харви определили постмодернизм с «поздним капитализмом» или «гибким накоплением», стадией капитализма после финансового капитализма, характеризующейся высокой мобильностью рабочей силы и капитала и тем, что Харви назвал «сжатием времени и пространства». «. Они предполагают, что это совпадает с распадом Бреттон-Вудской системы, которая, по их мнению, определила экономический порядок после Второй мировой войны. (См. Также потребительство, критическая теория.)

Те, кто обычно считает современность устаревшей или откровенной неудачей, изъяном в эволюции человечества, ведущим к таким бедствиям, как Освенцим и Хиросима, видят постмодерн как положительное явление. Другие философы, особенно те, кто считает себя участниками современного проекта, рассматривают состояние постмодерна как негативное следствие приверженности постмодернистским идеям. Например, Юрген Хабермас и другие утверждают, что постмодерн представляет собой возрождение давних идей контрпросвещения, что современный проект не закончен и что универсальность не может быть так легко обойдена.Постмодернизм как следствие приверженности постмодернистским идеям, как правило, является отрицательным термином в этом контексте.

Постмодернизм

Постмодернизм — это состояние или состояние, когда оно связано с изменениями институтов и творений (Giddens, 1990), а также с социальными и политическими результатами и инновациями в глобальном масштабе, но особенно на Западе с 1950-х годов, тогда как постмодернизм — это эстетический, литературный, политический или социальная философия, «культурный и интеллектуальный феномен», особенно после новых движений в искусстве 1920-х годов.Оба эти термина используются философами, социологами и социальными критиками для обозначения аспектов современной культуры, экономики и общества, которые являются результатом особенностей жизни конца 20-го и начала 21-го века, включая фрагментацию власти и превращение в товар. знания ( см. «Современность»). [ необходима цитата ]

Отношения между постмодерном и критической теорией, социологией и философией яростно оспариваются.Термины «постмодернизм» и «постмодернизм» часто трудно различить, первое часто является результатом второго. Этот период имел различные политические разветвления: его «антиидеологические идеи», по-видимому, были связаны с феминистским движением, движениями за расовое равенство, движениями за права геев, большинством форм анархизма конца 20-го века и даже движением за мир, а также различными гибридами. из них в нынешнем антиглобалистском движении. Хотя ни один из этих институтов полностью не охватывает все аспекты постмодернистского движения в его наиболее концентрированном определении, все они отражают или заимствуют некоторые из его основных идей. [ необходима ссылка ]

История

Некоторые авторы, такие как Лиотар и Бодрийяр, считают, что современность закончилась в конце 20-го века и, таким образом, определила период, следующий за современностью, а именно постмодернизм, в то время как другие, такие как Бауман и Гидденс, расширили современность, чтобы охватить события, обозначенные постмодернизм. Другие до сих пор утверждают, что современность закончилась викторианской эпохой в 1900-х годах. [3]

Постмодерн сказал [ кем? ] прошел две относительно разные фазы: первая началась в конце 1940-х и 1950-х годах и закончилась холодной войной (когда аналоговые СМИ с ограниченной пропускной способностью поощряли несколько авторитетных медиа-каналов), а вторая началась в конце Холодная война (отмечена распространением кабельного телевидения и «новых медиа», основанных на цифровых средствах распространения информации и вещания).

Первая фаза постмодерна совпадает с концом модерна и рассматривается многими [ кем? ] как часть современной эпохи (см. Глыбы / сплиттеры, периодизация) . Телевидение стало основным источником новостей, производство в странах Западной Европы и США снизилось, но объемы торговли в развитых странах выросли. В 1967–1969 годах произошел решающий культурный взрыв в развитом мире, когда поколение бэби-бума, выросшее с постмодернизмом как фундаментальным опытом общества, потребовало вхождения в политическую, культурную и образовательную структуру власти.Серия демонстраций и восстаний — от ненасильственных и культурных до насильственных террористических актов — представляла оппозицию молодежи политике и взглядам прошлого века. Противодействие алжирской войне и войне во Вьетнаме, законам, разрешающим или поощряющим расовую сегрегацию, а также законам, которые открыто дискриминируют женщин и ограничивают доступ к разводу, более широкое употребление марихуаны и психоделиков, появление поп-культурных стилей музыки и драмы, включая рок-музыка и повсеместное распространение стерео, телевидения и радио помогли сделать эти изменения заметными в более широком культурном контексте.Этот период связан с работой Маршалла Маклюэна, философа, который сосредоточился на результатах жизни в медиа-культуре и утверждал, что участие в медиа-культуре не только затмевает фактический распространяемый контент, но и освобождает, поскольку оно ослабляет авторитет местных социальных нормативов. стандарты.

Вторая фаза постмодерна определяется [ кем? ] «цифровыми средствами» — растущая мощь персональных и цифровых средств связи, включая факсы, модемы, кабельный и высокоскоростной Интернет, что кардинально изменило состояние постмодерна: цифровое производство информации позволяет людям манипулировать практически всеми аспектами медиа-среды.Это привело производителей к конфликту с потребителями по поводу интеллектуального капитала и интеллектуальной собственности и привело к созданию новой экономики, сторонники которой утверждают, что резкое падение стоимости информации коренным образом изменит общество.

Начали спорить [ кем? ] цифровость или то, что Эстер Дайсон назвала «цифровым», возникла как отдельное условие от постмодерна. Те, кто придерживался этой позиции, утверждали, что способность манипулировать предметами массовой культуры, Всемирной паутиной, использование поисковых систем для индексации знаний и телекоммуникации производят «конвергенцию», которая будет отмечена ростом «культуры участия» в слова Генри Дженкинса и использование мультимедийных устройств, таких как Apple iPod.

Самая простая, но не обязательно самая правильная точка разграничения этой эпохи — [ по мнению кого? ] распад Советского Союза и либерализация Китая в 1991 году. Фрэнсис Фукуяма написал «Конец истории» в 1989 году в ожидании падения Берлинской стены. Он предсказал, что на вопрос политической философии дан ответ, что крупномасштабных войн за фундаментальные ценности больше не будет, поскольку «все предыдущие противоречия разрешены и все человеческие потребности удовлетворены.«Это своего рода« эндизм », которого также придерживался Артур Данто, который в 1984 году провозгласил, что коробки Брилло Энди Уорхола задают правильный вопрос об искусстве, и, следовательно, искусство прекратилось.

Описание

Различия в философии и критической теории

В дебатах о постмодерне есть два различных элемента, которые часто путают; (1) природа современного общества и (2) характер критики современного общества. Первый из этих элементов касается характера изменений, произошедших в конце 20 века.Есть три основных анализа. Такие теоретики, как Каллиникос (1991) и Калхун (1995), предлагают консервативную позицию в отношении природы современного общества, преуменьшая значение и степень социально-экономических изменений и подчеркивая преемственность с прошлым. Во-вторых, ряд теоретиков попытался проанализировать настоящее как развитие «современного» проекта во вторую, отчетливую фазу, которая, тем не менее, все еще остается «современностью»: Ульрих Бек назвал это «вторым» или «рискованным» обществом. (1986), «поздняя» или «высокая» современность Гидденса (1990, 1991), «жидкая» современность Зигмунта Баумана (2000) и «сетевое» общество Кастельса (1996, 1997).В-третьих, это те, кто утверждает, что современное общество перешло буквально в фазу постмодерна, отличную от модерна. Наиболее яркими сторонниками этой позиции являются Лиотар и Бодрийяр.

Другой круг вопросов касается природы критики, часто воспроизводящей споры по поводу (что можно грубо назвать) универсализма и релятивизма, где модернизм рассматривается как олицетворение первого, а постмодернизм — второго. Сейла Бенхабиб (1995) и Джудит Батлер (1995) продолжают эту дискуссию в отношении феминистской политики, Бенхабиб утверждает, что постмодернистская критика включает три основных элемента; антифундационалистская концепция субъекта и идентичности, смерть истории и понятий телеологии и прогресса, а также смерть метафизики, определяемой как поиск объективной истины.Бенхабиб решительно выступает против этих критических позиций, считая, что они подрывают основы, на которых может быть основана феминистская политика, устраняя возможность свободы воли, чувство самости и присвоения женской истории во имя эмансипированного будущего. Отрицание нормативных идеалов устраняет возможность утопии, центральной для этического мышления и демократических действий.

Батлер отвечает Бенхабибу, утверждая, что ее использование постмодернизма является выражением более широкой паранойи по поводу антифундаменталистской философии, в частности, постструктурализма.

Постмодернизму приписывают ряд позиций: дискурс — это все, что есть, как если бы дискурс был некой монистической материей, из которой все состоит; субъект мертв, я больше никогда не смогу сказать «я»; нет реальности, только представление. Эти характеристики по-разному приписываются постмодернизму или постструктурализму, которые объединяются друг с другом, а иногда и с деконструкцией, и понимаются как неразборчивое собрание французского феминизма, деконструкции, лакановского психоанализа, анализа Фуко, диалогизма Рорти и культурных исследований…. На самом деле, этим движениям противостоят: Лаканианский психоанализ во Франции официально позиционирует себя против постструктурализма, что Фуко редко относится к Дерридидианам … Лиотар защищает этот термин, но его нельзя превратить в пример того, что все остальные предполагаемые постмодернисты делают. Например, работа Лиотара серьезно расходится с работой Деррида

Батлер использует дебаты о природе постмодернистской критики, чтобы продемонстрировать, как философия вовлечена в отношения власти, и защищает постструктуралистскую критику, утверждая, что критика самого предмета является началом анализа, а не концом, потому что первая задача исследования — это исследование принятых «универсальных» и «объективных» норм.

Дебаты Бенхабиба-Батлера демонстрируют, что не существует простого определения постмодернистского теоретика, поскольку само определение постмодерна оспаривается. Мишель Фуко явно отвергал ярлык постмодернизма в интервью, но многие, в том числе Бенхабиб, рассматривают его как сторонника такой формы критики, которая является «постмодернистской» в том смысле, что она порывает с утопической и трансцендентальной «современной» критикой, называя универсальными нормами Просвещения под вопросом. Гидденс (1990) отвергает эту характеристику «современной критики», указывая на то, что критика универсалий Просвещения была центральной для философов современного периода, прежде всего Ницше.

Постмодернистское общество

Джеймсон рассматривает ряд явлений как отличия постмодерна от модерна. Он говорит о «новом виде поверхностности» или «бездонности», в которых модели, которые когда-то объясняли людей и вещи с точки зрения «внутреннего» и «внешнего» (например, герменевтика, диалектика, фрейдистское подавление, экзистенциалистское различие между аутентичность и неподлинность, а также семиотическое различие означающего и означаемого) были отвергнуты.

Вторая — это отказ от модернистского «утопического жеста», очевидного у Ван Гога, трансформации через искусство страдания в красоту, тогда как в движении постмодернизма объектный мир претерпел «фундаментальную мутацию», так что он «теперь стал набор текстов или симулякров »(Jameson 1993: 38).В то время как модернистское искусство стремилось искупить и сакрализовать мир, дать ему жизнь (мы могли бы сказать, следуя Граффу, вернуть миру очарование, которое у него отняла наука и упадок религии), постмодернистское искусство наделяет мир — это «смертоносное качество … чья ледяная элегантность в рентгеновских лучах умерщвляет овеществленный глаз зрителя таким образом, который, казалось бы, не имеет ничего общего со смертью, или одержимостью смертью, или страхом смерти на уровне содержания» (там же). . Графф видит истоки этой преобразующей миссии искусства в попытке заменить религию искусством, чтобы придать смысл миру, который был устранен подъемом науки и рациональностью Просвещения, но в период постмодерна это считается бесполезным.

Третья особенность эпохи постмодерна, которую определяет Джеймсон, — это «угасание аффекта» — не то, что все эмоции исчезли из эпохи постмодерна, а то, что в них отсутствует особый вид эмоции, такой как та, что присутствует в «волшебных цветах Рембо», которые оглянись на себя ». Он отмечает, что «стилизация затмевает пародию», поскольку «растущая недоступность личного стиля» приводит к тому, что стилизация становится универсальной практикой.

Джеймсон утверждает, что расстояние «было упразднено» в постмодерне, что мы «погружены в его впредь заполненные и залитые объемы до такой степени, что наши теперь постмодернистские тела лишены пространственных координат».Это «новое глобальное пространство» составляет «момент истины» постмодернизма. Различные другие особенности постмодерна, которые он определяет, «теперь могут рассматриваться как частные (но конститутивные) аспекты одного и того же общего пространственного объекта». В эпоху постмодерна произошли изменения в социальной функции культуры. Он определяет культуру в современную эпоху как обладающую свойством «полуавтономности», с «существованием … над практическим миром существующего», но в эпоху постмодерна культура была лишена этой автономии, культура лишилась этой автономии. расширен, чтобы поглотить всю социальную сферу, так что все становится «культурным».«Критическая дистанция», предположение о том, что культуру можно расположить вне «массивного Существа капитала», от которого зависят левые теории культурной политики, вышло из моды. «Невероятная новая экспансия многонационального капитала заканчивается проникновением и колонизацией тех самых докапиталистических анклавов (Природа и Бессознательное), которые предлагали экстерриториальные и архимедовы опоры для критической эффективности». (Джеймсон 1993: 54)

Общественные науки

Можно сказать, что постмодернистская социология сосредоточена на условиях жизни, которые стали все более распространенными в конце 20 века в наиболее промышленно развитых странах, включая повсеместное распространение средств массовой информации и массового производства, подъем глобальной экономики и переход от производства к сфере услуг. экономики.Джеймсон и Харви описали это как потребительство, при котором производство, распространение и распространение стали исключительно дешевыми, но социальные связи и сообщества стали более редкими. Другие мыслители утверждают, что постмодерн — это естественная реакция на массовое вещание в обществе, обусловленном массовым производством и массовой политикой. Работа Аласдера Макинтайра информирует о версиях постмодернизма, разработанных такими авторами, как Мерфи (2003) и Бельскис (2005), для которых постмодернистский пересмотр аристотелизма Макинтайром бросает вызов той потребительской идеологии, которая теперь способствует накоплению капитала.

Социологический взгляд на постмодерн приписывает ему более быструю транспортировку, более широкую коммуникацию и способность отказаться от стандартизации массового производства, что приводит к системе, которая оценивает более широкий диапазон капитала, чем раньше, и позволяет хранить ценность в большем разнообразии формы. Харви утверждает, что постмодерн — это уход от «фордизма», термина, введенного Антонио Грамши для описания режима промышленного регулирования и накопления, который преобладал в кейнсианскую эпоху экономической политики в странах ОЭСР с начала 1930-х по 1970-е годы.Для Харви фордизм связан с кейнсианством, поскольку первый касается методов производства и отношений между капиталом и трудом, а второй — экономической политики и регулирования. Таким образом, постфордизм является одним из основных аспектов постмодерна с точки зрения Харви.

Артефакты постмодерна включают засилье телевидения и массовой культуры, широкую доступность информации и массовые телекоммуникации. Постмодернизм также демонстрирует большее сопротивление принесению жертв во имя прогресса, заметного в защите окружающей среды и растущем значении антивоенного движения.Постмодернизм в промышленно развитом ядре характеризуется растущим вниманием к гражданским правам и равным возможностям, а также к таким движениям, как феминизм и мультикультурализм, и негативной реакцией на эти движения. Постмодернистская политическая сфера отмечена множеством арен и возможностей гражданства и политического действия, касающегося различных форм борьбы против угнетения или отчуждения (в коллективах, определяемых полом или этнической принадлежностью), в то время как модернистская политическая арена остается ограниченной классовой борьбой.

Теоретики, такие как Мишель Маффесоли, считают, что постмодерн разъедает обстоятельства, обеспечивающие его существование, и в конечном итоге приведет к упадку индивидуализма и рождению новой эры неоплеменных племен.

Согласно теориям постмодерна, экономические и технологические условия нашей эпохи привели к децентрализованному обществу, в котором доминируют средства массовой информации, в котором идеи являются только симулякрами, репрезентациями между ссылками и копиями друг друга без реального, оригинального, стабильного или объективный источник общения и смысла.Глобализация, вызванная инновациями в области связи, производства и транспорта, часто упоминается как одна из движущих сил децентрализованной современной жизни, создавая культурно плюралистическое и взаимосвязанное глобальное общество без единого доминирующего центра политической жизни. власть, связь или интеллектуальное производство. Постмодернистская точка зрения состоит в том, что интерсубъективное, а не объективное знание будет доминирующей формой дискурса в таких условиях, и что повсеместное распространение фундаментально меняет отношения между читателем и тем, что читается, между наблюдателем и наблюдаемым, между теми, кто потребляет и те, кто производят.

In Spaces of Hope Харви утверждает, что постмодернистские политические движения косвенно ответственны за ослабление классовых проблем (в марксистском смысле) и критическое осознание этого поля деятельности, которое, по его мнению, сейчас более важно, чем во времена Фордистский период. По мнению Харви, этот классовый конфликт далек от решения (что, согласно его аргументам, игнорируют теоретики постмодерна): глобализация усложнила трудящимся организациям работу с низкооплачиваемой работой в плохих условиях без трудовых прав, а величина прибавочной стоимости, заработанной корпорациями, составляет намного больше из-за разницы между высокими ценами, которые платят западные потребители, и низкой заработной платой рабочих из Юго-Восточной Азии.

Постмодерн как сдвиг в эпистемологии

Другая концептуализация утверждает, что постмодерн лучше всего можно описать в рамках эпистемологических сдвигов. Этот аргумент предполагает, что эпистемологические сдвиги происходят в результате изменений в культуре, обществе и технологиях, и предполагает, что политические, культурные и технологические изменения 1960-х и 1970-х годов стимулировали эпистемологический сдвиг от модерна к постмодерну. Или, говоря иначе, способы, которыми люди общаются, получают и оправдывают знания (т.е. эпистемология), и утверждается, что эти изменения широко влияют на культуры, мировоззрения и группы людей. [См. French (2016), [4] French & Ehrman (2016), [5] или Sørensen (2007). [6]

Критика

Критику состояния постмодерна можно в общих чертах разделить на четыре категории: критика постмодерна с точки зрения тех, кто отвергает модернизм и его ответвления, критика со стороны сторонников модернизма, которые считают, что постмодернизм лишен важных характеристик современного проекта, критика изнутри постмодерна. те, кто стремится к реформе или изменениям, основываясь на своем понимании постмодернизма, и те, кто считает, что постмодернизм — это преходящая, а не растущая фаза социальной организации.

Цитаты

  • «Можно сказать, что в каждой эпохе есть свой постмодерн, точно так же, как в каждой эпохе есть своя собственная форма маньеризма (на самом деле, мне интересно, не является ли постмодерн просто современным названием для * Manierismus * …). Я считаю, что каждая эпоха достигает кризисных моментов, подобных тем, которые описал Ницше во втором из Несвоевременных соображений о вреде изучения истории (Историография). Ощущение, что прошлое ограничивает, душит, шантажирует нас. «Переписка с Умберто Эко» (cam.ac.uk)
  • Источники

    • Андерсон, Перри (1998). Истоки постмодернизма . Лондон: Verso.
    • Дили, Джон (2001). Четыре возраста понимания: первый постмодернистский обзор философии от древних времен до рубежа двадцать первого века . Торонто: Университет Торонто Press.
    • Гидденс, Энтони (1990). Последствия современности . Кембридж: Polity Press.
    • Гидденс, Энтони (1991). Современность и самоидентификация . Кембридж: Polity Press.
    • Зигмунт Бауман (2000). Жидкая современность . Кембридж: Polity Press.
    • Ульрих Бек (1986). Общество риска: к новой современности .
    • Сейла Бенхабиб (1995). «Феминизм и постмодернизм» в (ред. Николсон) Претензии феминизма: философский обмен . Нью-Йорк: Рутледж.
    • Джудит Батлер (1995). «Условные фонды» в (ред.Николсон) Феминистские утверждения: философский обмен . Нью-Йорк: Рутледж.
    • Мануэль Кастельс (1996). Сетевое общество .
    • Генон, Рене (1927). Кризис современного мира . Хиллсдейл: София Переннис.
    • Генон, Рене (1945). Царство количества и знамения времени . Хиллсдейл: София Переннис.
    • Харви, Дэвид (1990). Состояние постмодерна. Исследование истоков культурных изменений .Оксфорд: Блэквелл.
    • Эдуардо Биттар. «O direito na pós-modernidade», Сан-Паулу, Forense Universitária, 2009.
    • Ихаб Хассан (2000), От постмодернизма к постмодерну: локальный / глобальный контекст , текст онлайн.
    • Жан-Франсуа Лиотар (1924–1998) был французским философом и теоретиком литературы, хорошо известным своим приверженностью постмодернизму после конца 1970-х годов. Он опубликовал «La Condition postmoderne: Rapport sur le savoir» (The Postmodern Condition: A Report on Knowledge) (1979)
    • Чарльз Артур Уиллард. Либерализм и проблема знания: новая риторика для современной демократии. Издательство Чикагского университета. (1996).

    Дополнительная литература

    • Олброу, Мартин (1996). Глобальная эпоха: государство и общество после современности . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. ISBN 0-8047-2870-4 .
    • Ballesteros, Jesús, 1992. Постмодерн: упадок или сопротивление , Памплона, Эмисе.
    • Бодрийяр, Ж.1984. Моделирование . Нью-Йорк: Полутекст (е).
    • Берман, Маршалл. 1982. Все твердое растворяется в воздухе. Опыт современности . Лондон: Verso.
    • Бельскис, Андрюс. 2005. К постмодернистскому пониманию политического . Хаундмиллс, Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан.
    • Чан, Эванс. 2001. «Против постмодернизма и т. Д. — Разговор со Сьюзен Зонтаг» в Postmodern Culture , vol. 12 ч. 1, Балтимор: издательство Университета Джона Хопкинса.
    • Дочерти, Томас. 1993. (ред.), Postmodernism: A Reader , New York: Harvester Wheatsheat.
    • Докер, Джон. 1994. Постмодернизм и популярная культура: история культуры. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
    • Иглтон, Терри. «Капитализм, модернизм и постмодернизм». Против зерна: Очерки 1975–1985 . Лондон: Verso, 1986. С. 131–47.
    • Фостер, Х. 1983. Антиэстетика . США: Bay Press.
    • Фьюери, Патрик и Мэнсфилд, Ник.2001. Культурология и критическая теория . Мельбурн: Издательство Оксфордского университета.
    • Графф, Джеральд. 1973. «Миф о постмодернистском прорыве» в Triquarterly , no. 26, Winter 1973, стр. 383–417.
    • Гребович, Маргрет. 2007. Пол после Лиотара . Нью-Йорк: Санни Пресс.
    • Гренц, Стэнли Дж. 1996. Букварь по постмодернизму. Гранд-Рапидс: Эрдманс
    • Хабермас, Юрген «Современность — незавершенный проект» (в Докерти там же)
    • Habermas, Jürgen.1981. пер. пользователя Сейла Бен-Хабиб. «Современность против постмодерна». в V Taylor & C Winquist; первоначально опубликовано в New German Critique , no. 22, Зима 1981 г., стр. 3–14.
    • Джеймсон, Ф. 1993. «Постмодернизм, или культурная логика позднего капитализма» (в Дочерти, там же).
    • Дженкс, Чарльз. 1986. Что такое постмодернизм? Нью-Йорк: Пресса Св. Мартина и Лондон: Выпуски Академии.
    • Джойс, Джеймс. 1964. Ulysses . Лондон: Бодли-Хед.
    • Липовецкий, Жиль. 2005. Hypermodern Times . Корнуолл: Polity Press.
    • Лиотар, Дж. 1984. Состояние постмодерна: отчет о знаниях . Манчестер: Издательство Манчестерского университета
    • Мэнсфилд, Н. 2000. Субъективность: теории личности от Фрейда до Харроуэя . Сидней: Аллен и Анвин.
    • Макхейл, Брайан. 1990. «Конструирующий (пост) модернизм: дело Улисса» в стиле , т. 24 нет. 1, pp. 1–21, DeKalb, Illinois: факультет английского языка Университета Северного Иллинойса.
    • Мерфи, Марк К. (ред.) 2003. Аласдер Макинтайр . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
    • Palmeri, Франк. 2001. «Помимо постмодерна? — Фуко, Пинчон, гибридность, этика» в Культура постмодерна , том. 12 ч. 1, Балтимор: издательство Университета Джона Хопкинса.
    • Пинкни, Тони. 1989. «Модернизм и теория культуры», введение редактора к Williams, Raymond. Политика модернизма: против новых конформистов . Лондон: Verso.
    • Тейлор, V & Winquist, (ред.). 1998. Постмодернизм: Критические концепции (т. 1–2). Лондон: Рутледж.
    • Уил, Н. 1995. Искусство постмодерна: вводный читатель . Нью-Йорк: Рутледж.

    Внешние ссылки

    .

    Модернизм | Определение, история и примеры

    Модернизм , в изобразительном искусстве, разрыв с прошлым и одновременный поиск новых форм выражения. Модернизм привел к периоду экспериментов в искусстве с конца 19 до середины 20 века, особенно в годы после Первой мировой войны.

    Динамизм собаки на поводке , холст, масло, Джакомо Балла, 1912; в Академии изящных искусств Буффало, Нью-Йорк. Собрание Художественной галереи Олбрайт-Нокс, Буффало, Нью-Йорк; по завещанию А.Конгер Гудиер и подарок Джорджа Ф. Гудиера, 1964

    Популярные вопросы

    Что такое модернизм?

    В литературе, изобразительном искусстве, архитектуре, танцах и музыке модернизм был разрывом с прошлым и одновременным поиском новых форм выражения. Модернизм стимулировал период экспериментов в искусстве с конца 19 до середины 20 века, особенно в годы после Первой мировой войны

    Что сделал модернизм?

    Все искусства искали подлинный ответ индустриализации и урбанизации конца 19 века.В литературе писатели-модернисты, такие как Генри Джеймс и Вирджиния Вульф, отказались от традиционной преемственности, вместо этого использовав повествование в потоке сознания. Такие художники, как Эдуард Мане, отказались от унаследованных представлений о перспективе и моделировании. Архитекторы искали уникальные формы для новых технологий. Хореографы восстали как против балетных традиций, так и против традиций интерпретации, а композиторы использовали непроверенные подходы к тональности.

    Где сегодня модернизм?

    Ученые предполагают, что модернизм закончился где-то после Второй мировой войны, между 1950-ми и 1960-ми годами.Во всех искусствах произошли заметные сдвиги: писатели обратились к иронии и самосознанию; визуальные художники сосредоточены на процессе, а не на готовом продукте; постмодернистские архитекторы использовали украшение ради украшения; хореографы заменили обычные танцевальные шаги простыми движениями, включая перекатывание, ходьбу и прыжки; композиторы отказались от таких традиционных формальных качеств, как гармония, темп и мелодия.

    В эпоху, характеризующуюся индустриализацией, быстрыми социальными изменениями и достижениями науки и социальных наук (e.g., теория Фрейда), модернисты чувствовали растущее отчуждение, несовместимое с викторианской моралью, оптимизмом и условностями. Новые идеи в психологии, философии и политической теории вызвали поиск новых способов выражения.

    Модернизм в литературе

    Модернистский импульс подпитывается в различных литературах индустриализацией и урбанизацией, а также поиском подлинного ответа на сильно изменившийся мир. Хотя довоенные произведения Генри Джеймса, Джозефа Конрада и других писателей считаются модернистами, модернизм как литературное движение обычно ассоциируется с периодом после Первой мировой войны.Масштабы войны подорвали веру человечества в основы западного общества и культуры, а послевоенная модернистская литература отразила чувство разочарования и раздробленности. Основная тема Т.С. Длинное стихотворение Элиота The Waste Land (1922), основополагающее произведение модернизма, представляет собой поиск искупления и обновления в бесплодном и духовно пустом ландшафте. Стихотворение с его фрагментарными изображениями и неясными намёками является типичным для модернизма, требующим от читателя активного участия в интерпретации текста.

    Публикация ирландского писателя Джеймса Джойса «Улисс » в 1922 году стала знаковым событием в развитии модернистской литературы. Плотный, длинный и противоречивый, роман подробно описывает события одного дня из жизни трех дублинцев с помощью техники, известной как поток сознания, которая обычно игнорирует упорядоченную структуру предложений и включает фрагменты мысли в попытке уловить поток персонажей. ‘ мыслительный процесс. Отрывки из книги считались непристойными, и Ulysses был запрещен в течение многих лет в англоязычных странах.Другие европейские и американские авторы-модернисты, чьи работы отвергают хронологическую и повествовательную преемственность, включают Вирджинию Вульф, Марселя Пруста, Гертруду Стайн и Уильяма Фолкнера.

    Вирджиния Вульф Вирджиния Вульф. New York World-Telegram & Sun Collection / Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия (негативный номер LC-USZ62-111438)
    Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской.
    Подпишитесь сегодня

    Термин «модернизм» также используется для обозначения литературных движений, отличных от европейского и американского движения начала и середины 20 века.В латиноамериканской литературе модернизм возник в конце 19 века в произведениях Мануэля Гутьерреса Нахеры и Хосе Марти. Движение, продолжавшееся до начала 20 века, достигло своего пика в поэзии Рубена Дарио. ( См. Также Американская литература; латиноамериканская литература.)

    Рубен Дарио. Предоставлено Archivo General de la Nación, Буэнос-Айрес

    Модернизм в других искусствах и архитектуре

    Композиторы, в том числе Арнольд Шенберг, Игорь Стравинский и Антон Веберн, искали новые решения в новых формах и использовали еще не испытанные подходы к тональности.В танце восстание против традиций балета и интерпретации уходит корнями в творчество Эмиля Жак-Делькроза, Рудольфа Лабана и Лой Фуллер. Каждый из них исследовал определенный аспект танца — например, элементы движущейся формы человека или влияние театрального контекста — и помог открыть эру современного танца.

    Игорь Стравинский Игорь Стравинский, г. 1920. G. L. Manuel Freres — Hulton Archive / Getty Images

    В изобразительном искусстве корни модернизма часто восходят к художнику Эдуарду Мане, который, начиная с 1860-х годов, отошел от унаследованных представлений о перспективе, моделировании и предмете.Последовавшие за этим авангардные движения, включая импрессионизм, постимпрессионизм, кубизм, футуризм, экспрессионизм, конструктивизм, де Стиджл и абстрактный экспрессионизм, обычно определяются как модернистские. На протяжении этих движений художники все больше сосредотачивались на внутренних качествах своих медиа — например, линии, форме и цвете — и отходили от унаследованных понятий искусства.

    Эдуар Мане: Бар в Фоли-Бержер Бар в Фоли-Бержер , холст, масло Эдуара Мане, 1882 г .; в галереях Института Курто, Лондон. Галереи Института Курто, Лондон (Коллекция Курто)

    К началу 20 века архитекторы также все чаще отказывались от прошлых стилей и условностей в пользу формы архитектуры, основанной на основных функциональных соображениях. Им помогли достижения в строительных технологиях, таких как стальной каркас и навесная стена. В период после Первой мировой войны эти тенденции были систематизированы как международный стиль, в котором использовались простые геометрические формы и неукрашенные фасады, и в котором не использовались исторические ссылки; Стальные и стеклянные здания Людвига Миса ван дер Роэ и Ле Корбюзье воплощали этот стиль.В середине-конце 20 века этот стиль проявился в стеклянных небоскребах с чистыми линиями и без украшений, а также в проектах массового жилья.

    Здание Сиграмм в Нью-Йорке Здание Сиграмм (1958 г.), спроектированное Людвигом Мис ван дер Роэ и Филипом Джонсоном; в Нью-Йорке. © Laurent Ruamps / Dreamstime

    Рождение постмодернизма

    В конце 20-го века началась реакция против модернизма. В архитектуре произошел возврат к традиционным материалам и формам, а иногда и к использованию декора ради самого украшения, как в работах Майкла Грейвса, а после 1970-х гг. Филипа Джонсона.В литературе ирония и самосознание стали модой постмодерна, а стирание художественной и научной литературы — излюбленным методом. Такие писатели, как Курт Воннегут, Томас Пинчон и Анджела Картер, использовали в своей работе постмодернистский подход.

    Майкл Грейвс: Портлендское здание государственной службы Портлендское здание государственной службы, Портленд, Орегон, спроектированное Майклом Грейвсом в постмодернистском стиле, 1980–82 годы. © Питер Аарон / ESTO Редакция Британской энциклопедии

    Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

    • Английская литература: англо-американский модернизм: Паунд, Льюис, Лоуренс и Элиот

      С 1908 по 1914 год был удивительно продуктивный период инноваций и экспериментов, когда романисты и поэты в антологиях и журналах пытались бросить вызов литературным условностям не только недавнего прошлого, но и всего постромантического…

    • мебель: Модерн

      После конца 19 века дизайн мебели на Западе разделили на две основные категории: возрождение прошлых стилей — лишь изредка точные репродукции, чаще — бесплатные адаптации; и различные выражения меняющейся современной жизни.Последняя категория вобрала в себя как лучшее, так и…

    • мебель: Модерн

      После Первой мировой войны школа Баухаус в Германии стала творческим центром революционного мышления, в результате чего, например, появились стальные трубчатые стулья, разработанные архитекторами Марселем Брейером, Людвигом Мис ван дер Роэ и другими.В годы Великой Отечественной войны развитие авиастроительной промышленности ускорилось…

    .

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о