Дом утюг нью йорк: Недопустимое название

Содержание

чего вы еще не знали о Flatiron Building

Только ленивый, наверное, не писал об этом здании, которое, несомненно, давно стало одним из символов Нью-Йорка. Вы наверняка пробегаете часто мимо Flatiron Building, но похоже пора остановиться и присмотреться — главное — держите юбку!

Flatiron Building был спроектирован Чикагским архитектором Даниэлем Барнхемом и построен в 1902 году, на тот момент он считался настоящим небоскребом — целых 22 этажа. Треугольник стал наилучшим решением для того, чтобы вписать здание в неудобное для строительства место на пересечении Бродвея и Пятой авеню. Если смотреть на Утюг сверху, то большие стороны небоскреба образуют между с собой угол всего в 25 градусов.

Считается, что здание прозвали утюгом из-за его формы. На самом деле это не совсем так. Этот треугольный участок городской земли был известен под кличкой «утюг» еще до начала строительства. Несмотря на то, что это здание не было самым высоким в городе, оно отличалось от остальных небоскребов того времени тем, что у него стены казалось вырастали прямо из земли — у остальных же верхние этажи возвышались над тяжеловесным основанием.

Это стало возможным благодаря новой технологии при строительстве.

Далеко не все были в восторге от формы здания — газеты встретили строительство нового небоскреба шквалом критики.  The New York Tribune назвала его  «Кусок пирога, отрезанный скупцом» и  «чудовищем».  А главный редактор архитектурного журнала Монгомери Шуйлер (Montgomery Schuyler) заявлял, что «Здание совершенно неказистое, построено без единой попытки скрыть эту неказистость, если она вообще подлежит какому-либо лечению. Его острие, вместо того, чтобы быть замаскированным наоборот было дополнительно украшено, что еще более подчеркнуло его нелепость и экстравагантность». Кроме того, было раскритиковано обилие окон в здании: «вы просто предположите, что у арендатора будет необходимость кроме письменного стола, который еще можно кое-как впихнуть в простенок между окнами, куда-то разместить книжный шкаф? Несомненно, теперь арендатор имеет множество возможностей, чтобы пялиться на проходящие по улицам толпы, но а как же дела?!»

Однако публика приняла Утюг с восторгом — здание было полностью заполнено арендаторами в течение первого года своего существования.

 Благодаря тому,  что две длинных стороны здания выходят на улицы, в его  помещениях много света. Самые большие начальники, как правило, занимают комнаты, находящиеся на острие треугольника.

Правда, есть у Утюга свои тайные неудобства. Так, например, когда архитекторы строили этот дом, они, наверное не предполагали  что в офисах могут работать не только мужики, но и дамы,  и на каждом этаже был спроектирован только один туалет.  Так что теперь мужские туалеты находятся на четных этажах, а женские — на нечетных.

Единственное что смущало местных жителей — устойчивость здания. Когда строительство Флэтайрон Билдинг было завершено, ньюйоркцы всерьез стали обсуждать и делать ставки на то, как далеко разлетятся обломки небоскреба, после того, как ветер его повалит. Ветер не повалил, зато после постройки «дом-утюг» прославился у мужчин. Благодаря особенностям расположения возле здания возникали сильные восходящие потоки, поднимающие женские юбки. Это привлекало большое количество зевак, наблюдающих за проходящими мимо женщинами — говорят, их даже разгоняли полицейские.

 Через  год после  постройки  в 1903 году английская  кинокомпания Crescent Films сняла видовое кино «Здание Утюг в ветреный день» («The Flatiron Building on a Windy Day») — загляните по этой ссылке, увидите, как это вживую. 

В декабре 2012 года в Нью-Йорке открылся музей математики, который расположен совсем рядом с Утюгом. В честь года со дня своего рождения и для того, чтобы привлечь посетителей,  музей организовал очень странное мероприятие — они решили проверить, действительно ли основание Утюга имеет форму прямоугольного треугольника. Около пятисот энтузиастов выстроились в цепочку вокруг здания, у каждого в руках было по две светящиеся палочки, из которых они должны были  сделать три светящиеся прямые линии. Потом число палочек подсчитали и выяснили, что размеры утюга в палочках — 75, 180 и 195. Если вспомнить теорему Пифагора и подсчитать, то получится как раз 75 *75 +180*180 = 195*195! Мы не знаем, зачем вам эта информация — но решили поделиться напоследок, просто чтобы напомнить — прогуляйтесь еще раз к этому зданию, его можно рассматривать и изучать снова и снова.

 

 

Вас также может заинтересовать:

Flatiron: топ-10 секретов "Утюга"

Flatiron, или Утюг — не только одно из самых необычных, но и одно из самых любимых среди туристов и местных жителей зданий Нью-Йорка. Несмотря на то, что Утюг никогда не был самым высоким небоскребом, он был, тем не менее, революционным по методу строительства. Вот некоторые забавные факты, которые не так широко известны о культовом здании.

Подробно об истории Flatiron мы писали здесь. Но об этом здании можно рассказывать еще и еще.  Вот некоторые забавные факты о культовом небоскребе, которые не так широко известны.

За стеклом Flatiron Prow Art Space регулярно проводятся инсталляции, спонсируемые Sprint. Здесь размещают произведения искусства, которые являются уникальными и привлекательными, как само здание.

Оригинальные лифты здания были гидравлическими, и, согласно Times, были «медленными и упругими». Джон Дж. Мерфи III, директор по рекламе в St. Martin’s, который жил через улицу, сказал «Таймс», что поездка на лифте занимала 30 минут.

«В 1998 году лифты сломались и залили водой некоторых несчастных сотрудников.

21-й этаж здания был достроен в Flatiron через три года после открытия здания, и, согласно The New York Times, «туда можно было попасть только на дополнительном лифте с 20-го этажа». Между тем на 20-м этаже окна начали искажаться. «У меня был невероятный вид из окна», — рассказывал Times Чарльз Бозиан, вице-президент компании Macmillan по финансам и администрации: «Но ровно до тех пор пока я вставал».

Когда здание открылось, в нем было по туалету на этаже — в то время никто даже предположить не мог, что там будут работать женщины. Впоследствии руководство стало чередовать туалеты по этажам — на одних располагались мужские, на других — женские. Так обстоят дела с уборными в Утюге и сегодня.

Этот «нос» Утюга когда-то был известен как cowcatcher, да и все здание называли также. Алиса Спарберг Алексиу, автор The Flatiron: The New York Landmark and the Incomparable City That Arose with It, пишет, что угол Утюга походил на металлическую деталь, прикрепленную к передней части локомотивов, чтобы предотвратить сход поезда из-за скота, переходящего рельсы — именно эту деталь называли в то время cowcatcher.

Хотя ходят слухи, что прозвище возникло оттого, что вокруг Утюга часто ходили коровы с близлежащих ферм.

Здание Flatiron было настолько популярным среди туристов, что компания Seeing New York отправляло своими открытые туры по Нью-Йорку от Утюга каждый час, все семь дней недели. Стоила такая поездка «с ветерком» 1 доллар. Seeing New York проводила несколько обзорных экскурсий: по Даунтауну и Маленькой Италии, Five Points, Чайнатауну ​​и Бауэри, по Аптауну до Центрального парка и Пятой авеню, Риверсайд-Драйв, кроме этого можно было посмотреть Чайнатаун ​​ночью и проехать на яхте вокруг Манхэттена.

Жители Нью-Йорка в то время были незнакомы с новой технологией по которой строился стальной Утюг — без массивного основания. К тому же здание было очень стройным на вид и стояло на всех ветрах — что также позволило распространиться слухам о том, что Утюг вот-вот обрушится.

Как только фундамент был установлен, этажи поднимались со скоростью одного в неделю. И как только стальная рама была сделана, прошло всего четыре месяца, чтобы полностью закончить строительство, которое было завершено в июне 1902 года.

Когда здание было построено, Flatiron называлось The Fuller Building — в честь архитектора Джорджа А. Фуллера, которого называли «отцом небоскреба». Фуллер, сам родом из Чикаго, открыл офис в Нью-Йорке в 1895 году, а спустя четыре года Нью-Йорк изменил подход к строительству — стали появляться первые стальные конструкции. Так Фуллер построил The New York Times Building на Таймс-сквер в 1898 году. Чикагские архитекторы Дэниел Бернхам и Фредерик П. Динкельберг использовали технику, подобную той, которая была разработана Фуллером для здания Flatiron, а здание служило офисом компании Fuller до 1929 года. Название было вполне заслуженным, но местные жители прозвали здание Flatiron — и именно это имя прижилось.

Всем местным известно, что возле Утюга на перекрестке 23-й улицы и Пятой авеню обычно очень шальной ветер — издавна он поднимал женские юбки, а с мужчин срывал шляпы. Мозаика на станции метро на 23-й улице «рассказывает» именно об этих инцидентах — и хотя женщин с поднятыми юбками вы там не увидите, зато можно заметить множество сорванных ветром модных шляп.

Вас также может заинтересовать:

описание, фото, где находится на карте, как добраться

Главная > США > Нью-Йорк

Дом-утюг/ Флэтайрон-билдинг, Нью-Йорк, США: описание, фото, где находится на карте, как добраться

Дом-утюг/ Флэтайрон-билдинг - одно из самых необычных зданий в Нью-Йорке, США. Этот самый любопытный нью-йоркский небоскреб, получил свое название за схожесть с бытовым прибором - утюгом. Он никогда не стремился носить титул самого высокого здания в городе, однако с самого первого дня постройки был окружен мифами и легендами.

Небоскреб, высотой 93 метра, построен совсем недавно, в 1902 году. Под него был отведен небольшой и не совсем удобный участок в виде треугольника. Дэниэл Бернхэм - известный архитектор, разработал план постройки в стиле боз-ар. При разработке проекта архитектор не взял за основу уже утвердившийся принцип построения небоскрёбов в пирамидальном виде, который  суживается кверху. Ширина этой высотки одинаковая от макушки до земли.

Небоскреб имеет 21 этаж, но самый изумительный вид открывается из помещений, размещенных в угловом отсеке постройки. Острый угол развернут к 23-й улице, и если смотреть именно с этой улицы, то гигант кажется плоским, как доска. Из других точек обзора он может напоминать то тонкую колонну, то огромный летящий клин, то стремительную стену, уходящую ввысь.

Имея довольно большую высоту, он кажется не слишком устойчивым. Когда строилось это здание, жители Нью-Йорка гадали: свалит его штормовой ветер или нет, и даже заключали пари на дальность разлета обломков. Зданию в те времена присвоили наименование - «глупость Бернхэма».

Но архитектор не дал горожанам насладиться триумфом, предусмотрев в конструкции мощнейшую стальную раму, которая может выдержать любые нагрузки. За время своего бытия Дом-утюг перенес не один шторм, выстоял, ни разу не покачнувшись.

Но сильные ветра все-таки сыграли свою роль в придании небоскребу доли загадочности. Как выяснилось, в ветреную погоду около здания создаются небывалые завихрения, поднимая юбки женщин, которые шли мимо в магазин «Женская миля».

Этим пользовались молодые люди, которые  специально приходили сюда посмотреть на подобное зрелище.

Несмотря на свою высоту, Дом-утюг выглядит очень изящно, чему способствует богатое украшение стен и окон. Витиеватые детали декора создают необычайную игру света и теней, заставляя любоваться необычным, но очень красивым символом Нью-Йорка. Сегодня большая часть помещений отдана под офисы компаний.

Добраться до Дома-утюга можно от станции метро и линии: 23 Street [N, R].

 

Фото достопримечательности: Дом-утюг/ Флэтайрон-билдинг

 

Дом-утюг/ Флэтайрон-билдинг на карте:

Флэтайрон Билдинг или Здание Утюг

Flatiron Building — Флэтайрон Билдинг

 

Высотное, коммерческое (офисное) здание Нью-Йорка, расположенное в средней части острова Манхеттен, в районе Мэдисон Сквер, на пересечении Пятой Авеню, 23-й Стрит и Улицы Бродвей. За счет своей треугольной (в плане) формы было прозвано нью-йоркерами нынешним своим названием — Flatiron Building, что в переводе на русский язык звучит как Здание Утюг.

Строительство Флэтайрон Билдинг продолжалось в течение года и было закончено в 1902 году. Сегодня здание Утюг официально считается первым небоскребом города Нью-Йорк по той причине, что это первое здание города, которое приняло на себя титул «Самое высокое здание мира» — после него таких зданий (которые в какой-либо период времени носили звание самого высокого здания мира) в Нью-Йорке будет огромное количество, более чем в любом другом мегаполисе мира. Но именно с Флэтайрон Билдинг, в период американского экономического бума, в городе начался процесс манхеттенизации — высотной застройки.

До постройки здания в 1902 году, участок земли на пересечении Пятой Авеню и Бродвея уже назывался в народе «Flatiron»

Что же в то время позволило построить здание намного превышающее по высоте всю окружающую застройку? Секрет таится в том, что именно Флэтайрон Билдинг был первым зданием, построенном по совершенно новой технологии строительства. По этой же технологии сегодня, более 110 лет спустя, строится около 80% небоскребов мира!

Дело в том, что до Флэтайрон Билдинг все здания строились с несущими наружными ценами, секрет же утюга в том, что в здании применен стальной, внутренний, несущий каркас, который затем обложен песчаником.

Изначально предполагалось, что в здании будет располагаться штаб-квартира компании-застройщика Fuller Company, в связи с чем предполагалось, что здание будет называться Fuller Building, но оригинальное название у жителей города не прижилось, и его из-за странной формы прозвали «в народе» Утюгом. Обыграв таким образом и одинаковые начальные буквы обоих названий.

Подумывал снять комнату и сделать в ней свою зимнюю резиденцию, но пришлось отказаться от идеи, цена была дороже чем весь мой дом…

— Марк Твен

Со времени своего появления Флэтайрон Билдинг несколько раз продавался и сменил много арендаторов и владельцев. В начале 19 века на одном из этажей здания даже располагалось консульство Российской Империи. Самые же дорогие и престижные коммерческие площади Флетайрон Билдинг расположены в его острой (эркерной) части, средний ряд окон которой смотрит на прямую как струна Пятую Авеню и другой, расположеный на этой же улице, легендарный небоскреб города — Эмпайр Стэйт Билдинг.

В настоящее время, уже на протяжении десяти лет площади в Утюге скупает американо-итальянская инвестиционная компания Соргенте Групп, которая по окончании долгосрочных договоров по аренде помещений в здании, имеет планы по его реконструкции и трансформации Флэтайрон Билдинг из офисного комплекса в пятизвездочный отель.

Безусловно, этот отель будет пользоваться бешеной популярностью у состоятельных гостей города, прежде всего потому, что здание — Утюг является одной из главных достопримечательностей Нью-Йорка.

Флэтайрон-билдинг в Нью-Йорке — подробная информация с фото

Видео: Флэтайрон-билдинг

Основные моменты

Необычная высотка привлекала многих фотографов и кинематографистов. В 1904 году, через два года после строительства, знаменитый американский фотохудожник Эдвард Стайхен сделал фотографию дома-утюга при ночном освещении. Этот снимок популярен по сей день и считается одним из символов Нью-Йорка начала прошлого века.

Дом-утюг рисовали художники и снимали в кино. Некоторые известные писатели отзывались о Флэтайрон-билдинге скептически. Он получил нелестные отзывы от Герберта Уэллса, Пьера Лоти и Максима Горького. В 1998 году вышел фантастический фильм «Годзилла», и в нем американская армия, гоняясь за огромным ископаемым ящером, случайно разрушила Флэтайрон-билдинг.

В наши дни небоскреб имеет статус национальной достопримечательности. Высотка используется как офисное здание, ее первый этаж отдан под магазины, а в цокольном помещении располагается большой роскошный ресторан. Наиболее дорогими здесь являются офисы, расположенные в самой узкой части, потому что из них открывается отличный вид на перекресток Пятой авеню и 23-ей улицы. С 2009 года половина помещений небоскреба принадлежит итальянской компании «Sorgente Group», которая объявила, что собирается перестроить Флэтайрон-билдинг в дорогой отель.

История строительства небоскреба Флэтайрон-билдинг

С середины XIX века небольшой треугольный участок земли возле восточной 23-ей улицы занимал четырехэтажный отель. В 1880 году его снесли и поставили здесь многоквартирный дом Камберленд, имеющий 7 этажей. В те времена высокое здание значительно превосходило окружающую застройку, поэтому на его стенах вывешивали рекламу. Особенно часто здесь появлялись тексты из популярных нью-йоркских газет. На Камберленде висели горячие новости и результаты выборов, поэтому вокруг него бывало многолюдно.

В 1898 году владелец участка умер, и дорогую землю выставили на продажу. По результатам проведенного аукциона новым хозяином участка стал управляющий строительной компании «Фуллер».

В 1901 году строительная компания наняла талантливого архитектора из Чикаго Дэниэла Бернхэма, чтобы тот создан проект нового небоскреба. Бернхэм с энтузиазмом взялся за дело и отошел от существовавших в те времена традиций небоскребов-пирамид. Он предложил возвести здание, которое бы не сужалось кверху, а имело одинаковую ширину у основания и на последнем этаже.

Когда строители начали наращивать этаж за этажом, наблюдавшие за ними жители Нью-Йорка были убеждены: от ветра небоскреб непременно обрушится, потому что со стороны он не выглядел устойчивым. Некоторые даже заключали пари, как далеко разлетятся каменные обломки. Отношение к стройке было столь пренебрежительным, что проект незаслуженно получил название «глупости Бернхэма».

Однако, опытный архитектор рассчитал абсолютно все. Большая часть для конструкций для Флэтайрон-билдинга собиралась прямо на заводе и доставлялась к строительной площадке в готовом виде. Благодаря этому, строители успевали возводить по одному этажу в неделю. Бернхэм заложил для высотки надежную опору. Ею стала мощная рама из стали, которая была способна выдержать любые нагрузки.

Стальной каркас смонтировали к февралю 1902 года, а к концу весны его наполовину облицевали. В июне 1902 года небоскреб был готов, и процесс строительства занял всего год. В те времена Флэтайрон-билдинг считался одним из самых высоких зданий в городе. Его прочность подтвердило время – манхэттенская высотка перенесла все шторма и показала большую устойчивость.

Архитектурные особенности и декор

Флэтайрон-билдинг поднимается на 93 м и имеет 22 этажа. Острым углом небоскреб обращен в сторону 23-ей улицы. Если взглянуть на здание с этой стороны, оно кажется абсолютно плоским.

Острый угол высотки создает завихрения, «втягивая» воздух снизу вверх. После окончания строительства жители Нью-Йорка быстро почувствовали на себе этот аэродинамический эффект. В начале прошлого века на 5-ой авеню располагались лавки, где торговали модной одеждой и обувью. Это был участок Манхэттена, который называли «Женской милей». Когда модницы шли сюда за покупками, порывы ветра поднимали их юбки, и молодые ньюйоркцы специально приходили к небоскребу, чтобы посмотреть на это зрелище.

За более чем вековую историю фасады высотки не потеряли былой красоты. Они богато декорированы в стиле итальянского ренессанса. Для отделки здания использованы известняковый руст, эркеры и терракотовая лепнина. Рамы для окон сделаны из огнеупорного стекла и облицованы медью.

Что можно увидеть поблизости

Рядом с небоскребом Флэтайрон-билдинг раскинулась зеленая территория Мэдисон-сквера. Общественный парк занимает 2,75 га. Он был открыт в 1847 году и назван в честь четвертого президента страны Джеймса Мэдисона. В особняках, которые окружают парк, появились на свет мать Уинстона Черчилля – Дженни, президент Теодор Рузвельт и писательница Эдит Уортон. Многие приходят сюда, чтобы погулять по пешеходным дорожкам в тени деревьев и полюбоваться на установленные в сквере памятники. В 150 м с востока от Флэтайрон-билдинга находится художественная галерея Burden Gallery.

Как добраться

Флэтайрон-билдинг стоит на Манхэттене, на пересечении 23-ей, 22-ой восточных улиц и Пятой авеню. Возле него находится станция метро «23rd Street», на которой останавливаются поезда трех маршрутов нью-йоркского метро: A – ночью, C – днем и Е – все время. Кроме того, мимо небоскреба ходят автобусы № М1, М2, М3, М55, М23-SBS, Х1, Х7, Х9, Х12, Х14, Х17, Х27, Х28 и Х37.

Еще один из символов Нью Йорка. "Здание-утюг" | Блогер hakuna_matata на сайте SPLETNIK.RU 13 августа 2019

Добрый день, дорогие сплетницы! Продолжим экскурсию по интересным зданиям Нью Йорка. Герой сегодняшнего поста - знаменитый "утюг", он же Flatiron Building. К концу XIX века в Америке начали строить первые высотные здания, невиданные до этого в других странах мира. Лидерами в этом новом архитектурном деле оказались Чикаго и Филадельфия. Но Нью-Йорк тоже не хотел оставаться в стороне и в 1901 году строительная компания «Fuller» решила возвести один из первых в городе небоскрёбов. Его треугольное основание диктовалось очертаниями места, которое был выкуплено для строительства. А ещё — взглядами архитектора Дэниэла Барнэма. Он уже строил высокие дома в Чикаго и решил возвести здание в стиле итальянского неоклассицизма с обилием колонн.

Flatiron Building был построен в 1902 году, на тот момент он считался настоящим небоскребом — целых 22 этажа высотой 87 метров. Треугольник стал наилучшим решением для того, чтобы вписать здание в неудобное для строительства место на пересечении Бродвея и Пятой авеню. Если смотреть на Утюг сверху, то большие стороны небоскреба образуют между с собой угол всего в 25 градусов.

На момент постройки здание явилось одним из самых высоких строений в Нью-Йорке, а его первоначальным названием стало Fuller Building (Здание Фуллера), и лишь в 30-х годах прошлого века оно получило нынешнее название.

Считается, что здание прозвали утюгом из-за его формы. На самом деле это не совсем так. Этот треугольный участок городской земли был известен под кличкой «утюг» еще до начала строительства.

Шли годы, обстановка (и, особенно - высота) в городе менялась, и сегодня высота Flatiron Building, конечно, уже никого не может удивить, однако, здание по-прежнему остается самой примечательной частью городского пейзажа.

При строительстве впервые в мире применили технику «стального каркаса». Многие элементы сваривали заблаговременно, на заводе-изготовителе. Впоследствии их собирали на месте, подобно домику из кубиков. Это обеспечило невиданные по тем временам темпы - один этаж за неделю. Стальной каркас здания возвели всего за полгода, и тут же начали облицовывать его терракотовой плиткой. Оконные рамы сделаны из огнеупорного дерева, облицованного медью. К лету 1902 года здание было сдано в эксплуатацию; его постройка заняла всего один год. 

При немалой высоте он производит впечатление не слишком устойчивого. По-видимому, именно так думали жители Нью-Йорка, наблюдая за возведением здания: горожане полагали, что штормовой ветер непременно повалит строение, и заключали пари – как далеко разлетятся в этом случае обломки. Здание даже именовали «глупость Бернхэма». Однако архитектор предусмотрел в конструкции мощную стальную раму, которая брала на себя любые нагрузки. За время своего существования Flatiron Building выдержал множество штормов и не покачнулся.

Но связь между зданием и сильными ветрами всё же обнаружилась – правда, совсем иного рода. Как выяснилось, сходящиеся под острым углом стены небоскрёба в ветреную погоду действуют подобно аэродинамической трубе, создавая мощные завихрения. Модницам, направлявшимся в магазины «Женской мили» (отрезок Пятой авеню, где в начале века концентрировались модные лавки), было опасно проходить тут: потоки воздуха вздымали у них юбки, молодые люди специально приходили поглазеть на такое зрелище.

                           

Кроме самой формы дома, многие не восприняли и обилие окон на его фасаде, и слишком узкие, треугольные комнаты внутри «носика». Скептики утверждали, что только дурак снимет офис в таком здании.

Flatiron Building быстро сделал Пятую авеню популярным местом на Манхеттене. Его несколько раз перепродавали, последний раз — в 2009 году, когда половину здания выкупила итальянская инвестиционная компания Соргенте Групп, которая по окончании долгосрочных договоров по аренде помещений в здании имеет планы по его реконструкции и трансформации Flatiron Building из офисного комплекса в пятизвездочный отель.

Самые дорогие и престижные коммерческие площади Flatiron Building расположены в его острой части, средний ряд окон которой смотрит на Пятую Авеню и другой, расположенный на этой же улице, легендарный небоскреб города — Эмпайр Стэйт Билдинг.

 Лобби  

 Балконный офис на 19 этаже

Немного интересных фактов. 

-Оригинальные лифты Otis здания были водогидравлическими, работающими от давления, по словам очевидцев, были «медленными и упругими», поездка на лифте занимала 30 минут. В 1998 году лифты сломались и залили водой некоторых несчастных сотрудников. Наводнение было частым явлением. 

 Часть водной гидравлической системы, которая когда-то приводила в действие лифты

В подвале второго уровня находятся массивные резервуары для воды и трубы, которые когда-то поддерживали систему лифта. Оригинальная мраморная оболочка с выгравированными надписями «Инженеры и подрядчики LH Prentice Co.  Нью-Йорк и Чикаго» все еще существует. 

-В Утюге проводятся художественные выставки. За стеклом Flatiron Prow Art Space регулярно проводятся инсталляции. Здесь размещают произведения искусства, которые являются уникальными и привлекательными, как само здание.

-Верхний этаж Flatiron Building был достроен через три года после открытия здания, и, согласно The New York Times, туда можно было попасть только на дополнительном лифте с 20-го этажа.

-В начале 19 века на одном из этажей здания располагалось консульство Российской Империи, а в годы Первой мировой здесь работала Русская военная миссия, отвечавшая за закупки в США вооружения.

-В здании не было женских туалетов. Когда здание открылось, в нем было по туалету на этаже — в то время никто даже предположить не мог, что там будут работать женщины. Впоследствии руководство стало чередовать туалеты по этажам — на одних располагались мужские, на других — женские. Так обстоят дела с уборными в Утюге и сегодня.

-Отсюда начинались экскурсии по городу. Здание Flatiron было настолько популярным среди туристов, что компания Seeing New York устраивало открытые туры по Нью-Йорку от Утюга каждый час, все семь дней недели. Стоила такая поездка «с ветерком» 1 доллар.

-Мозаика на станции метро показывает курьезы здания Flatiron. Всем местным известно, что возле Утюга на перекрестке 23-й улицы и Пятой авеню обычно очень шальной ветер — издавна он поднимал женские юбки, а с мужчин срывал шляпы.  И хотя женщин с поднятыми юбками вы там не увидите, зато можно заметить множество сорванных ветром модных шляп.

Необычный облик здания на протяжении десятилетий привлекал художников, фотографов, кинематографистов. Эдвард Штайхен в 1904 году сделал знаменитый снимок Flatiron Building в зимние сумерки – эта фотография стала образом Нью-Йорка начала 20 века.

Давайте полюбуемся на квартиру, которую мне удалось найти в этом здании

 Неожиданно)

Спасибо за внимание! 

 

Обновлено 13/08/19 17:48:

P.S.: Ошибочка, квартир в этом здании нет) Эта квартира находится в доме напротив) просто на нее полюбуемся))

«Дом-утюг» – знаменитый символ Нью-Йорка - 1 Мая 2020

Уже не небоскреб, но все еще символ! Знаменитый Флэтайрон-билдинг или «Дом-утюг» появился в Нью-Йорке еще в 1902 году. С тех пор он, конечно, стал ниже многих других высоток Большого яблока, но при этом превратился в национальную достопримечательность США.

 

Здание расположилось на пересечении Бродвея, Пятой авеню и 23-й Восточной улицы. Его построил Гарри Блэк, управляющий компании-застройщика «Фуллер». Авторами проекта выступили чикагские архитекторы Дэниел Бернем и Фредерик Динкелберг.

 

 

Тогда оно являлось одним из самых больших в Нью-Йорке: его высота – 94 метра или 21 этаж.

 

 

Изначально дому дали официальное имя «Фуллер-билдинг» - в честь основателя компании «Фуллер», но оно не прижилось. Здание, как и участок, вызывало у горожан устойчивые ассоциации с утюгом (англ. flat-iron), что в итоге и дало небоскребу его нынешнее название.
 

 

Небоскреб построили в стиле неоренессанс. Терракотовые стены украсили объемными изображениями, различными узорами и арками, создающими причудливую игру света и тени.

 

 

В самой нижней части дома и на фронтоне разместили греческие колонны, а основным материалом этой части фасадов стал темно-желтый известняк.

Оконные рамы сделали из огнеупорного дерева, облицованного медью.

 

 

Знаменитая особенность Флэтайрон-билдинг – меняющийся образ здания, который всегда отличается и зависит от угла обзора.

 

 

Публика приняла «утюг» с восторгом – здание было полностью заполнено арендаторами в течение первого года своего существования.

Благодаря тому что две длинных стороны небоскреба выходят на улицы, в его помещениях много света. Самые большие боссы компаний, как правило, занимали комнаты, находящиеся на острие треугольника.

 

 

 

Вскоре после того, как в 1902 году закончилось строительство Флэтайрон-билдинг, местные жители заметили одну его интересную особенность. Около небоскреба возникал заметный аэродинамический эффект – при малейшем дуновении ветерка потоки воздуха начинали подниматься вверх.

 

 

В начале XX века женщины носили длинные платья и юбки, и наблюдение открытых женских ног на улице было событием неординарным. Поэтому тогда возле «утюга» часто можно было увидеть мужчин, с нетерпением ожидавших очередного порыва ветра. Впоследствии этот аэродинамический эффект получил название «флэтайронский».

 

 

Район застройки уже в то время был престижным, и полицейские не могли допустить скопления такого количества зевак. Они прогоняли бездельников криками «Twenty three skidoo!», что переводится – «Вали отсюда на 23-ю улицу!».

Позднее выражение «23 skidoo» стало американским фразеологизмом, обозначающим «быстро уйти, скрыться».
Подробнее: https://stroi.mos.ru/unikalnaya-arhitektura/mir/fletairon-bildingh-ili-dom-utiugh?utm_source=email&utm_medium=news&utm_campaign=946&from=cl

Минималистский оазис на Манхэттене

В 2010 году девелопер обратился к Shigeru Ban Architects (SBA) с предложением создать жилой оазис в самом сердце Трибека. Это выглядело как идеальный проект для всемирно известной фирмы, но была одна загвоздка: этот оазис должен был находиться внутри достопримечательности Нью-Йорка, а это означало, что дизайн должен был сохранить внешний вид - и его историческое значение.

Это был необычный запрос для фирмы, которая специализируется на инновационных концепциях с нуля - таких как дом с шатровыми занавесками в качестве стен или конструкциями из бумажных трубок для беженцев, - но долгожданный: «Как архитектор , вы испытываете огромное почтение к зданиям, имеющим историческую ценность, - говорит Дин Мальц, партнер SBA, - так что это была честь и возможность.”

Речь идет о собственности 67 Франклин-стрит (ранее известная как 361 Бродвей или здание Джеймса Уайта), которая датируется 1882 годом. Это один из последних «коммерческих дворцов», построенных на нижнем Бродвее, здание имело чугунный фасад с фасадом. уникальные декоративные детали: цветочные узоры вьются в ряды колонн, перемежающих его шесть этажей. В 1982 году Комиссия по сохранению достопримечательностей присвоила зданию статус «одного из самых красивых представителей чугунной архитектуры Нью-Йорка», выдающегося и уникального архитектурного сооружения Америки.”

SBA подошло к реконструкции этого памятника, теперь известного как Чугунный дом, как если бы оно строило корабль внутри бутылки: «С этой точки зрения, - описывает Мальц, - мы сохранили чугун, как будто это бутылка. и переделал интерьер, как будто это корабль ». Восстановленный фасад (4000 деталей были отправлены на литейный завод в Алабаме и тщательно отлиты) контрастирует с интерьером, который был переосмыслен как «искусное взаимодействие между пространством и светом».

Интерьер был разделен на 11 двухуровневых резиденций, с отверстиями в плитах пола для создания потолков двойной высоты.Сводчатые окна добавляют ощущение воздушности и плавности. «Одна из причин, по которой [разработчик] пришел в Shigeru Ban, заключалась в том, что мы делаем современную архитектуру очень минималистично», - объясняет Мальц. «Этот тип эстетики создает безмятежную атмосферу, которая хорошо сочетается с идеей создания оазиса в Трибеке».

Residence 6-7A, угловой дуплекс с пятью спальнями и четырьмя ванными комнатами, кажется таким уединенным местом: наполненное светом жилое пространство с потолком высотой 25 футов, большими окнами и видом на городской пейзаж выходит на кухню с нестандартная матово-белая мебель, столешницы Calacatta Lincoln, бытовая техника Gaggenau и светильники Dornbracht.«Создание прозрачности и открытости от внешнего к внутреннему типично для архитектуры, которую делает Сигеру Бан», - говорит Мальц.

Эту игру можно также увидеть у входа в здание, где окна высотой 19 футов ведут в ярко-белый вестибюль, выходящий во внутренний двор, засаженный листвой бамбука. «С того момента, как вы входите в интерьер снаружи, - говорит Мальц, - вы испытываете чувство безмятежности и природы». Чтобы усилить ощущение спокойствия, SBA интегрировала в здание целый ряд удобств - фитнес-центр, танцевальную студию, спа-центр с гидротерапией, сауну, парную, гостиную и детскую игровую комнату.

Но, пожалуй, самым примечательным изменением стало добавление двух пентхаусов из стекла и стали и добавление одного этажа на нижнем уровне здания, в результате чего количество этажей увеличилось с шести до девяти. Подвешенные консольной балкой с телескопическими стенами, пентхаусы в минималистском стиле, кажется, парит над богато украшенным чугунным зданием.

«Я хотел сформулировать [пристройку] как полностью отличающуюся от существующего здания», - пояснил на своем веб-сайте лауреат Притцкеровской премии архитектор Шигеру Бан.Тем не менее, Cast Iron House поддерживает тщательную гармонию между современной пристройкой и ее историческим фундаментом. «Мы очень гордимся этой работой, - говорит Мальц. «Это была особенно прекрасная возможность поработать в знаковой структуре и создать культовую архитектуру».

Residence 6-7A на 67 Франклин-стрит представляет Тодд Витоло и Сюзанна Колумбия.

[embed_cta url = ”https://goo.gl/iKpEXe”] Возможности поиска в Cast Iron House [/ embed_cta]

СохранитьСохранить

ЧУГУННЫЙ ДОМ | Журнал New York Lifestyles

Дэниел Дж.Боллинджер | Фотография Тая Коула

Чугунный дом, расположенный на улице Франклина 67, находится на северо-восточной границе Трайбека, прямо на Бродвее. Это бутик, предлагающий 13 квартир с тремя-пятью спальнями, все из которых являются дуплексами. Отель Knightsbridge Properties Corp., построенный в 1881 году и являющийся памятником архитектуры, полностью восстановил фасад до его великолепия. Более 4000 деталей были отправлены на литейный завод в Алабаме для переделки и восстановления их первоначального дизайна с уникальными деталями.Сигеру Бан, японский архитектор, получивший Притцкеровскую премию 2014 года, проделал фантастическую работу, спроектировав эти жилые дома и успешно включив дизайнерский аспект взаимодействия света и воздуха в жилые дома Cast Iron House. Он специально разработал многие детали в помещениях, включая все ручки шкафа и дверные ручки.

БОЛЬШАЯ ЖИЗНЬ
Все апартаменты имеют потолки двойной высоты в гостиной от 17 до 25 футов. С двойными окнами шириной шесть футов количество света, проникающего в помещения общего пользования, не имеет себе равных.Верхние окна моторизованы. Напротив гостиной находится кухня. Кухня - прекрасный образец современного минимализма Сигеру. Это открытая кухня со всеми встроенными шкафами, изготовленными по индивидуальному заказу Shigeru Bans с белым матовым лаком, а также кухонный остров во всю длину из плит из мрамора Calcatta Lincoln и столешницы. Белая двойная кухонная мойка Kohler оснащена функцией умного разделения на две отдельные чаши. За всей этой классической минималистской белой мебелью на заказ скрывается лучшая современная встроенная техника Gaggenau, за исключением винного холодильника U-Line под стойкой.Смеситель Dornbracht и система вывоза мусора InSinkErator также являются особенностями кухни. Поток этих квартир органичен с фрезерованными шкафами по всему пространству. Что помогает Сигеру, так это использование Сигэру некоторых изогнутых стен внутри помещений и на лестницах.


КРАСИВЫЕ ДЕТАЛИ
Вы видите полное использование этой «кривой» темы в ванных комнатах. Настроенные Сигеру Баном умывальники из кориана со встроенными раковинами используются в дамской, вторичной и главной ванных комнатах.У этих туалетных столиков есть красивый изгиб в их дизайне, который выделяется. Соответствующие кривые изображены на корпусах из кориана, которые Сигеру прозвал «ваннами для гоночных треков», потому что они напоминают овальные формы ипподрома. Еще один элемент дизайна кривой - влажная комната. Насадка для душа с тропическим душем имеет дизайн приспособления для душа на открытом воздухе. Вытекает из светильников красиво овальной формы. Среди других особенностей главной ванны - мраморные стены и пол из Bianco Dolomiti от пола до потолка, а также замкнутая на заказ влажная комната без рамок из стекла и полированная хромированная фурнитура Dornbracht.Зеркало в полный рост с утопленными шкафчиками для лекарств. Зеркало в полный рост - это длина во всю ширину ванной комнаты. Ванная комната очень большая, и это зеркало еще больше открывает пространство. В ванной комнате есть отдельно стоящие ванны Spoon XL от Agape.

Все резиденции очень уединенные. Лифты открываются прямо в квартиры. Пропорции всех комнат увеличены. В большой спальне есть гардеробная / гардеробная. Это отличный пример «нового дизайна», преобладающего в безумном развитии Нью-Йорка.Количество света, дизайн и поток этих блоков, а также технологии 21-го века, включая систему освещения Lutron, демонстрируют продуманность дизайна, которую Сигеру Бан привнес в Чугунный дом. В отеле есть 8000 квадратных футов удобств, включая помещение для хранения велосипедов, гостевой лаундж, детскую игровую комнату и фитнес-центр. Дополнительные услуги отеля: спа-салон с гидротерапией, сауна и паровая баня, процедурный кабинет и студия танцев / йоги. Knightsbridge Properties Corp. проявила большую честь и целостность в отношении такого исторического здания и предоставила что-то высочайшего качества.

Corcoran Sunshine Marketing Group обладает эксклюзивным правом, а для получения дополнительной информации посетите castironhouse.com.

Литой в железе: архитектурное наследие Нью-Йорка

Чугунный фасад придал уличной архитектуре Нью-Йорка характер, который без

был бы беднее.

Чугунный фасад придал уличной архитектуре Нью-Йорка характер, который без

был бы беднее.

Впервые опубликовано в AR в октябре 1953 г., в октябре 2015 г. переиздано в Интернете.

Поразительно быстрое изменение наших интересов в девятнадцатом веке выдвинуло на первый план проблемы истории архитектуры, масштабы которых часто шире, чем кажется на первый взгляд.Таким образом, хотя источником каркаса воздушного шара, несомненно, является Чикаго, а предыстория небоскреба, похоже, в равной степени определенно лежит в Нью-Йорке, рост жаргона железного каркаса является международной проблемой, в которой используется только материал. просто взят под контроль. В приведенной ниже статье У. Найт Стерджес обсуждает уцелевший карман железных фасадов в центре Нью-Йорка, где Лам Богардус выполнял пионерские работы, и цитирует некоторые современные мнения об эстетике и экономике железного фасада.

Для тех, кто лично хотел бы посетить чугунные улицы Нью-Йорка, слово описания может быть не лишним. Грубо говоря, территория граничит с югом линией, идущей на восток и запад от мэрии; на востоке, за некоторыми примечательными исключениями, проходит Бродвей; на западе - Гринвич-стрит и Западный Бродвей; а на севере - Двадцать третьей улицей. Северный периметр этого района был фешенебельным торговым районом девяностых годов. На западе находятся такие известные районы, как Челси и Гринвич-Виллидж, а на востоке - недавно построенный жилой комплекс Стуйвесант-Виллидж и обширные площади невостребованных многоквартирных домов в Нижнем Ист-Сайде.К югу от мэрии находится множество знаменитых небоскребов Манхэттена и сердце финансового района. Таким образом, чугунная территория размером примерно три с половиной на полмили лежит, как ядро ​​или арматура, в самом центре города. Сегодня, как и пятьдесят лет назад, здесь огромный оптовый рынок. В отличие от остальной части города, он остался однородным по своему архитектурному и коммерческому характеру. В его пределах, известных среднему жителю Нью-Йорка только по названиям станций метро, ​​на которых никогда не останавливаются экспрессы, вряд ли найдется место, с которого не было бы видно какой-либо формы чугунной архитектуры.Кое-где узкая каньоноподобная улица, кажется, полностью выровнена с обеих сторон с фасадами, внешне нетронутыми с шестидесятых и семидесятых годов прошлого века.

Хотя на первый взгляд может показаться легко распознать чугунный фасад, это далеко не всегда так. Многие из них поразительно напоминают камень, а многие каменные фасады практически не отличимы от кастирона. Если присмотреться, чугун можно распознать, когда какой-либо орнамент, например лист на капитель или зубец на карнизе, либо упал, либо был удален.Поскольку каждая из этих деталей должна быть отлита отдельно и закреплена на конструкции саморезами, на постепенно ухудшающейся поверхности нет никаких признаков поломки или износа, как в случае с камнем. Вопреки тому, что иногда предполагалось, практически весь орнамент, столь характерный для этих фасадов, был отлит отдельно, а затем нанесен вручную. Исследование коринфской капители, характерной детали железных фасадов пятидесятых и начала шестидесятых годов, показывает, что не только каждый лист отлит отдельно, но также завитки и счеты.То же самое и с молдингами основания, которые иногда расшатывались, поэтому их можно было снять с вала колонны.

Несмотря на эту очевидную характеристику, все еще на удивление трудно отличить чугун от камня, и, соответственно, представляет интерес современное описание этого явления. В 1869 году Уильям Джон Фрайер написал серию статей под названием Iron Store-fronts , которые появились в первом томе Architectural Review и American Builders ’Journal. В одном из них происходит следующее: «На любой часто посещаемой улице мраморный фасад быстро ржавеет и обесцвечивается от пыли и дождя. Правильно окрашенный железный фасад периодически появляется в новом платье, всегда чистый и яркий. При прочих равных, поместите двух торговцев, соответственно, в каменном фасаде и у железного переднего магазина, рядом, и он в чистом, ярком, привлекательном фасаде будет вести большую часть бизнеса и сможет позволить себе платить самую высокую арендную плату. Прямо над церковью Грейс, на Бродвее, возвышаются два этажа, которые примыкают друг к другу и абсолютно одинаковы во всех деталях: фасад из железа, а другой из мрамора.Это место в истории железных фронтов ».

Здесь действительно, как Томас Таллмэдж и Монтгомери Шайлер должны были указать много лет спустя, произошел любопытный поворот в обычном ходе истории архитектуры. Чугунные формы, первоначально предназначенные для имитации каменной кладки, через несколько лет были воспроизведены в том самом материале, из которого они были получены.

Немногие железные фасады Нью-Йорка когда-либо могли быть более экзотичными, чем Здание торговой биржи 1882 года, но дизайнер Х.Дж. Шварцманн использует свои декоративные мотивы (которые в английском языке используются в диапазоне от Бэтти Лэнгли до Папворта, Лаудона и других), чтобы придать жесткое и живое ощущение структуры и чувствительное ощущение масштаба

За сравнительно немногочисленными исключениями, здания, которые мы собираемся исследовать, имеют высоту пяти этажей, а типичный участок - двадцать пять футов, или кратно этому, в ширину и на сто в глубину. Задние стены и стены для вечеринок из кирпича, первые пронизаны обычными двойными створками с противопожарными ставнями, а высота пола обычно варьируется от одиннадцати до четырнадцати футов в чистом виде.Хотя были предприняты попытки использовать железо для балок перекрытия и даже для самого пола, они не встретили всеобщего признания. В этом типе зданий иногда использовалась кладка арочных полов с железными балками, которые использовались в качестве перекосов. Однако вес этого типа конструкции и, несомненно, другие факторы сделали стоимость коммерческого здания непомерно высокой. В результате характерная конструкция пола этих зданий - не железо, а дерево. Нижняя сторона балок перекрытий и балок оштукатурена на деревянную рейку.Самый общий метод внутренней поддержки - чугунная колонна, хотя деревянные колонны диаметром двенадцать дюймов и более; иногда можно встретить. Лишь в 1870-х годах, после большого пожара в Чикаго, разработка легких арок из полой черепицы позволила создать огнестойкое здание из железа и камня, которое не было чрезмерно тяжелым или дорогим. Вскоре после этого появление сплошного стального каркаса ознаменовало начало новой эры, эры небоскребов и эпохи чугунного фасада.

Пройдя короткую экспериментальную стадию, начавшуюся в конце сороковых годов, чугунные фасады, кажется, приняли более или менее фиксированный узор, который отражал популярный вкус в его спросе на дешево выполненные украшения и бодро предполагал, что можно сделать все, что угодно. из камня можно было сделать лучше из чугуна. В 1865 году компания Daniel Badger Architectural Iron Works выпустила прекрасно иллюстрированную брошюру под названием " иллюстраций железной архитектуры" . Из Предисловия мы узнаем: «Должно быть очевидно, что любые архитектурные формы, которые могут быть вырезаны или обработаны из дерева, камня или других материалов, также могут быть точно воспроизведены в железе.Кроме того, железо может иметь более четкие очертания, более сложные орнаменты и отделку; и можно добавить, что он не так подвержен разрушению под воздействием элементов, как другие вещества…. Стоимость искусно обработанных форм из камня или мрамора, выполненных долотом, часто оказывается фатальной для их использования; но они могут быть выполнены из железа с относительно небольшими затратами и, таким образом, доступны для тех, кто желает удовлетворить свою любовь к искусству или развить общественный вкус ».

Практически все типы, проиллюстрированные в работах Бэджера, до сих пор можно найти в Нью-Йорке, многие с именем Бэджера бросаются в глаза прямо на пороге. Стилистически эти фасады были презрительно названы Монтгомери Шайлер «американским металлическим ренессансом». Генри-Рассел Хичкок с парадоксальной уместностью охарактеризовал этот стиль как «Англо-американская Вторая империя»

.

Однако мы должны обратиться не к Дэниелу Бэджеру, а к Джеймсу Богардусу, чтобы изучить чугунное здание девятнадцатого века.Богардус был разносторонним изобретателем. Филателистам он известен как изобретатель машины, которая произвела почтовую марку королевы Виктории Пенни Блэк 1840 года. Морякам он известен как изобретатель глубоководного зонда. В дополнение к заявлению об изобретении многих других полезных вещей, он заявил об изобретении чугунного здания и в обоснование своего заявления написал с помощью «призрака» некоего Джона У. Томсона чрезвычайно интересную брошюру, чья title: Чугунные здания: их конструкция и преимущества .Кроме того, он уже получил патент от 7 мая 1850 г. на «строительство каркаса, крыши и пола железных зданий», основанный на проекте и строительстве его цельнометаллического здания, которое у него было началось в 1848 году на углу улиц Центр и Дуэйн. В его брошюре есть важная ссылка на «законченные фасады нескольких магазинов по одному образцу на углу улиц Вашингтон и Мюррей», а также дополнительная информация о том, что эти здания были построены раньше здания на Дуэйн и Сентр-стрит, так как интерьеры выполнены. были построены с каркасными полами и каменными перегородками и поэтому не были задержаны производственными трудностями.Цельнометаллический завод вскоре должен был быть снесен в результате периодического расширения улиц Нью-Йорка; магазины сохранились и по сей день, и вполне вероятно, что это первые чугунные фасады в Америке. Они стоят посреди оживленного рыночного квартала, а их внешний вид очень похож на известную гравюру на дереве здания фабрики Богардуса.

Самая яркая особенность здания, описанного в патенте Богардуса, - это его каркас , конструкция , состоящая из горизонтальных балок, соединенных в антаблементы, отлитые в форме канала, и поддерживаемых ослабленными греческими дорическими полуколоннами.Расстояние между внешними нишами определялось размером оконных проемов, а не внутренним обрамлением. Таким образом, в некотором смысле чугунный фасад с самого начала можно было отделить от конструкции позади него, что быстро осознали плотники и коммерческие предприниматели того времени. Для покрытия полов и кровли Богардус использовал листы из листового проката с гребенчатыми соединениями. Его балки перекрытия были отлиты в виде мелких сегментарных арок с коваными стяжками, чтобы придать им необходимую прочность на растяжение.Эти балки перекрытия были обрамлены балками, отлитыми в форме современной двутавровой балки.

Иллюстрации из описания патента Богардуса «некоторых новых и полезных усовершенствований в методе строительства железных домов», показывающие основные части его структурной системы и метод их сборки.

Помимо разработки этой системы железных каркасов, Богардус предвидел появление высокого здания. Применяя свою систему к небоскребу, он был обезоруживающе простым и определенным.Он увидел, как здание будущего поднимается на десять миль в воздух, высота ограничена некоторыми расчетами прочности чугуна на раздавливание. В стране, все еще молодой и невинной, которая принимала восьмиугольный дом Орсона Фаулера, это предложение, похоже, не вызвало особого шума, и его позже без вопросов процитировали другие. Также очевидно, что Богардус не осознавал других ограничений своего материала - его уязвимости к огню и недостаточной жесткости из-за того, что он удерживался вместе болтами, установленными вручную.К сожалению, сегодня в Нью-Йорке нет цельнометаллических зданий. Если бы кто-то это сделал, правила пожарной безопасности давно бы покрыли его железные элементы каменной кладкой, рейкой и штукатуркой.

К 1880 году период чугунного фронта почти подошел к концу. Тем не менее, в этой области, как и везде, наблюдается пробуждение новой жизни, чувствительность к природе строительных материалов, до сих пор отсутствовавшая на викторианской сцене. Еще раньше вызвала интересная реакция против разукрашенного чугунного фасада.И Богардус, и Барсук подчеркнули орнамент, возможно, с проницательностью, чтобы сделать нетрадиционный материал приемлемым и респектабельным. Теперь, к концу шестидесятых годов, чугун доказал свою ценность и реактивная установка, позволившая создать такие более простые фасады, как фасад здания Гантта в Сент-Луисе, которым Зигфрид Гидион научил нас восхищаться. В лице Уильяма Фрайера мы снова видим современника, свидетеля смены точки зрения. В той же статье, процитированной выше, он говорит: «Сразу после введения производство железных фасадов превратилось в бизнес, имеющий масштабы и прибыль.Но претенциозность и пошлость этих чрезмерно украшенных фасадов в свое время вызвали к ним заслуженное презрение и скрепили их осуждение со стороны каждого человека, который хоть сколько-нибудь знал о том, что является правдивым и красивым в архитектуре. «Вина этих фронтов заключалась не в используемом материале, а в ложном обращении…. Целомудренное и воздушное здание из железа может быть безопасно заменено громоздкими структурами из других субстанций (но) ... требует надлежащего обращения и не требует, чтобы его создавали как фальшивое украшение, окрашенное и отшлифованное под камень или сделанное ярким чрезмерное украшение….Железные фасады избавлены от рабства орнаментального орнамента ».

Однако эти постройки середины девятнадцатого века имеют сегодня значение не только в вопросе правильного использования орнамента или правильного обращения с чугунной средой, которая в настоящее время практически устарела в качестве конструкционного материала. Скорее, это связано с некоторыми интересными результатами, полученными при повторении этих единиц архитектурного проектирования, которые так легко поддались дисциплине стандартизации.Именно в этом элементе повторения с его отсутствием акцента на какой-либо конкретной единице площади и создаваемом таким образом качестве неограниченного расширения пространства мы видим бессознательный прогноз архитектурной эстетики нашего времени. Здесь, в этих рядах претенциозных, но единообразных фасадов, находится архитектура, которая, часто вопреки самой себе, определенно антимонументальна и анти-живописна. Основанный на балансе горизонталей и вертикалей, но не на каких-либо центральных или конечных мотивах, это не только по сути уличная архитектура, но также особенно подходит для нью-йоркских улиц Нью-Йорка, у которых нет прекрасных пейзажей, которые имеют привычку бесконечно расширяться в космос. и лучше всего видны в резко укороченном виде.Ричард Ллевеллин Дэвис в блестящем исследовании под названием Endless Architecture , опубликованном в журнале Architectural Association Journal за ноябрь 1951 года, полностью прокомментировал этот аспект нашей современной архитектуры, как это проиллюстрировано работой Миса ван дер Роэ. . Говард Робертсон в своих Принципах архитектурной композиции прокомментировал присутствие того же качества в амфитеатрах, виадуках и подобных сооружениях следующими словами: «Вполне возможно, что самое благородное и наиболее мощное выражение здания может быть получено с помощью создание эффекта полного однообразия.Однако такая монотонность в действительности является не столько монотонностью, сколько особенно сильным выражением единства ».

Хотя здания, которые мы рассмотрели так кратко, могут не оправдывать столь высоких похвал, кажется, что секрет их очарования кроется в их декоративном единообразии. В этом они мало чем отличаются от больших речных пароходов и других форм строительства девятнадцатого века, которые требовали непрерывности обращения. Кроме того, чугунная архитектура быстро приобретает привлекательность, которая приходит с возрастом и полузабытым прошлым.Сегодня чугунный фасад кажется очень американским, который ассоциируется со временами Линкольна и Гранта и образует идеальный фон для почти забытого сейчас сигарного магазина Indian. Еще более важным и только сейчас начинает цениться тот факт, что он придал характер уличной архитектуре Нью-Йорка девятнадцатого века, без которой этот город будет беднее.

Shigeru Ban реконструирует чугунный дом в Трибеке, Нью-Йорк

В это трудное время лазурь здесь для вас.Мы стремимся помочь как нашим читателям, так и отраслям, которые больше всего пострадали от пандемии. Пока кризис не закончится, мы будем публиковать релевантный контент вместе с нашими регулярными историями, которые, как мы надеемся, предложат вам несколько мгновений побега. Мы бы хотели получить от Вас отзывы. Напишите нам по адресу [email protected]

The Cast Iron House - это жемчужина неоклассицизма, построенная в 1881 году в шикарном районе Трибека в Нью-Йорке. Несколько лет назад в нем была проведена масштабная реконструкция, которая сохранила былое великолепие, но при этом добавила элегантный оттенок современности во внутреннее пространство.Заслуга в обновлении интерьера здания принадлежит японскому архитектору Сигеру Бан , лауреату престижной Притцкеровской архитектурной премии. Известный человеческим достоинством, которое превозносит его творения, и безупречной эстетикой своих построек, Пан является одним из бесспорных лидеров современного дизайна. Среди его наиболее представительных работ - жилищный проект, который он создал для жертв стихийных бедствий в Японии, Турции и Индии, а также Центр Помпиду-Мец во Франции. В Cast Iron House он оставляет неизгладимый след в городском пейзаже Манхэттена.В процессе адаптации структуры к современности, дальновидный архитектор столкнулся с серьезной проблемой: переделать веху с помощью своего уникального лейбла, сохранив при этом сущность одного из самых великолепных образцов чугунной архитектуры XIX века Нью-Йорка.

Чугунный дом в Нью-Йорке.

Ослепительно гармоничный фасад здания - результат более чем трехлетней работы. Потребовалось особое внимание к деталям, чтобы удалить с фасада 4000 кусков декоративного железа, которые были перевезены в Алабаму и переделаны, чтобы восстановить их первоначальное великолепие.Когда они были доведены до совершенства, их восстановили по адресу Франклин-стрит, 67, на месте строительства.

Чугунный дом в Нью-Йорке.

Два пентхауса со стеклянными стенами выглядят так, как будто они подвешены на вершине здания. Они созданы для плавания и окружены террасами площадью 1399 квадратных футов, которые стирают границу между интерьером и экстерьером и создают ощущение жизни в небе. Однако секрет, делающий его таким исключительным проектом, кроется в стеклянных стенах пентхауса: просто нажмите кнопку, и они откроются как раздвижные двери, впуская свет, откроются виды на город и прохладный ветерок с близлежащей реки. .

Построенный в соборном стиле, восемь пар необычных дуплексов с двойными потолками составляют первоначальное здание. Открытый и свежий, плавный интерьер характеризует работу Сигеру Баня. Высокие потолки, большие окна и огромные белые пространства, не прерываемые стенами, описывают концепцию «универсального пола» в Cast Iron House. Белые матовые лакированные шкафы с закругленными линиями, созданные самим Ban , являются частью дизайна кухонь, гостиных и спален, контрастируя с простыми дубовыми полами.Эти детали делают пространство настоящим произведением искусства.

Эта работа знаменует собой большой успех: переосмысление истории через новаторскую эстетику. «Чугунный дом» - впечатляющая работа. Возможно, его величайшее очарование заключается в радостной элегантности. ■

Shigeru Ban редизайн интерьеров в обшитом железом многоквартирном доме в Нью-Йорке

Новости: нью-йоркский застройщик представил первые изображения перепланировки многоквартирного дома на Манхэттене с интерьерами, спроектированными лауреатом Притцкеровской премии этого года японским архитектором Сигеру Баном.

В рамках проекта Cast Iron House будет построено 11 квартир и два пентхауса в облицованном чугуном здании 1882 года в одном из самых популярных жилых районов Нью-Йорка.

Сигеру Бану было поручено «переосмыслить» интерьер здания, которое девелопер Knightsbridge Properties описывает как «неоклассическую достопримечательность Трайбека».

«Мы сравниваем архитектурную концепцию Cast Iron House с кораблем в бутылке», - сказал Пан. «Оригинальный чугунный фасад - это бутылка, а недавно построенный современный интерьер, который был полностью переосмыслен, - это корабль.«

Более 4000 декоративных железных панелей, покрывающих фасад здания, уже были сняты, доставлены на литейный завод в Алабаме для реставрации и переделки, где это необходимо для восстановления исходных деталей, перед повторной установкой на фасаде.

Пентхаусы будут размещены в новом двухэтажном здании, которое будет интегрировано в существующее здание. Это дополнение спроектировано так, чтобы казаться парящим, если смотреть с уровня улицы, с консольной стальной фермой и обширными стеклянными стенами.

Эти стеклянные стены также открываются, чтобы создать связь между интерьером и террасами, которые окружают структуру пентхауса, обеспечивая более 130 квадратных метров открытого пространства.

Остальные двухуровневые квартиры в первоначальном здании будут предлагать пространство двойной высоты в «соборном стиле» и разного размера, самые маленькие из них будут обеспечивать 265 квадратных метров жилой площади.

Кухни, гостиные и спальни будут отделаны лакированной мебелью, специально созданной Баном, с матовой белой отделкой.

Все жители войдут в здание через новый вестибюль, также спроектированный Баном. Новый общий двор в центре здания также будет виден с уровня улицы.

Срок сдачи - 2015 г.

Фотография сделана Хейсом Дэвидсоном.

Обнародована первая квартира в обновленном здании Cast Iron House Сигеру Бан

Опубликованы новые фотографии, на которых запечатлен один из домов внутри Cast Iron House - 135-летнее здание в Нью-Йорке, которое ремонтирует японский архитектор Сигеру Бан.

Бан разработал совершенно новый интерьер для облицованного чугуном здания на углу 67 Франклин-стрит, Трибека, которое было построено в 1882 году. После завершения ремонта в здании будут 11 двухуровневых квартир и два пентхауса.

Выставочный дом внутри здания был завершен в конце 2016 года, хотя полный набор фотографий только что появился. В оформлении резиденции 6A, оформленной дизайнером интерьеров Брэдом Фордом, есть винтажная мебель и нейтральные тона, которые идеально подходят для жилых помещений двойной высоты, спроектированных Баном.

Изготовленные на заказ шкафы, деревянные полы и скульптурные светильники дополняются коллекцией картин и скульптур, а в ванных комнатах есть полы с подогревом и полированные хромированные светильники.

Проект Cast Iron House реализуется девелопером Knightsbridge Properties. Видение здания Баном включало возрождение декоративного фасада из железных панелей и добавление новой двухэтажной пристройки к крыше.

Говоря о дизайне еще в 2014 году, лауреат Притцкеровской премии охарактеризовал концепт как «корабль в бутылке».

«Оригинальный чугунный фасад - это бутылка, а недавно построенный современный интерьер, который был полностью переосмыслен, - это корабль», - сказал он.

В двухуровневых резиденциях будет от трех до пяти спален в каждой. Их жилые помещения простираются до 25 футов (семи метров), чтобы максимально использовать оригинальные сводчатые окна.

Жители

также будут иметь доступ к широкому спектру услуг, включая тренажерный зал, сауну и парную, студию йоги, детскую игровую комнату и складские помещения.

Бан наиболее известен своей гуманитарной деятельностью, и особенно использованием картона в таких проектах, как Картонный собор в пострадавшем от землетрясения Крайстчерче. Однако ранее он реализовал множество жилищных проектов, в том числе жилой дом в Нью-Йорке с фасадом с металлическими ставнями.

Архитектор, занявший 50-е место в рейтинге Dezeen Hot List 2016, в настоящее время также работает над жилой башней для Ванкувера, которая, по словам разработчиков, будет «самой высокой гибридной деревянной конструкцией в мире».

Раскрыта первая квартира на улице Элизабет, 152 Тадао Андо

Фотография Скотта Фрэнсиса.

Железные двери Нью-Йорка | Custom Iron Door Company Нью-Йорк

Precise Iron Doors рада предоставить доступ к высококачественным дверям из кованого железа в Нью-Йорке. Мы вручную изготавливаем и изготавливаем все наши двери, используя неподвластные времени процессы, чтобы создать превосходные железные двери, которые украсят ваш дом или бизнес в Нью-Йорке.

Мы предлагаем широкий выбор железных дверей на выбор, а также железные двери по индивидуальному заказу в соответствии с вашими конкретными потребностями.

Типы железных дверей

Precise Iron Doors предлагает широкий ассортимент входных дверей из кованого железа в Нью-Йорке, а также железные ворота, железные перила, железные гаражные ворота и железную фурнитуру. Вы можете найти традиционные стили из кованого железа с замысловатыми художественными завитками и более тонкими деталями.

Наши декоративные железные двери идеально подходят для роскошных домов, например, в Хэмптоне или других престижных районах Нью-Йорка.Помимо этих элегантных дверных конструкций, мы также предлагаем урезанный дизайн при покупке железных дверей в Нью-Йорке и других подобных местах, где вам может понадобиться крепкая, прочная и великолепная дверь, но не требующая всех сложных деталей.

Независимо от того, какой тип железных дверей вы покупаете в Нью-Йорке, вы можете выбрать один из:

  • Французские железные двери
  • Одинарные и двойные железные двери с передним входом
  • Железные поворотные двери
  • Двустворчатые двустворчатые железные двери

Мы предлагаем широкий ассортимент вариантов цвета железных дверей, вариантов стеклянных панелей и других стилей, включая верх для бровей, окна для бровей с квадратным верхом, боковые окна, круглые окна и многое другое.Стекло, которое мы используем в наших железных дверях, является энергоэффективным и доступно в различных цветах.

Все наши железные двери являются энергоэффективными и имеют качественную конструкцию с термическим разделением, которая включает наполнение из пенополиуретана, гидроизоляцию и герметизирующие уплотнения. Наши двери также устойчивы к ржавчине и не требуют обслуживания.

Precise Iron Doors также производит несколько типов дверей и металлической фурнитуры. К ним относятся:

Свяжитесь с нами сегодня, чтобы узнать цену

Зоны обслуживания

Precise Iron Doors проектирует, производит и отгружает двери из кованого железа и сопутствующие товары в Нью-Йорке, а также во всем штате Нью-Йорк, в том числе:

  • Хэмптонс
  • Баффало
  • Рочестер
  • Ниагарский водопад
  • Сиракузы
  • Олбани
  • Итака
  • Саратога-Спрингс
  • Покипси
  • Белые равнины
  • Лонг-Айленд
  • Манхэттен
  • Платтсбург
  • Уотертаун

Все наши двери из кованого железа New York могут быть доставлены по всему штату.

Качественные услуги, на которые можно положиться

Мы понимаем, что каждый дом индивидуален и имеет разные потребности. Вот почему мы предлагаем изготовленные на заказ железные двери - чтобы вы могли полностью контролировать дизайн, когда один из наших существующих дизайнов не совсем то, что вам нужно для вашего дома в Нью-Йорке или в другом месте Нью-Йорка.

Мы работаем с вами на каждом этапе процесса индивидуального проектирования с регулярными обновлениями, чтобы вы были полностью удовлетворены. Наша цель - предоставить вам уникальный опыт обслуживания клиентов, который вы запомните каждый раз, когда будете использовать свои железные двери.

Мы обеспечиваем дружелюбное обслуживание клиентов на английском, фарси, армянском и русском языках. Мы предлагаем 100% полное удовлетворение нашими железными дверями или другими изделиями из железа.

Мы также предлагаем самые низкие цены в США, превосходное качество изготовления, 10-летнюю гарантию на конструкции и 5-летнюю гарантию на краску.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *