Дом писателя: Дом писателей | Петербургский Дом писателя

Содержание

Дом писателя Леонида Андреева, г. Орел

Тип объекта:

Музеи

Название:

Дом писателя Леонида Андреева, г. Орел

Официальное название:

Дом-музей Л.Н. Андреева — филиал Бюджетного учреждения культуры Орловской области «Орловский объединенный государственный литературный музей И.С. Тургенева»

Описание:

В Орле родился русский писатель конца XIX – начала XX веков Леонид Николаевич Андреев, прозаик драматург, публицист. В повестях, рассказах, пьесах Леонида Андреева нашли отражение все противоречия сложного времени русских революций и послереволюционных потрясений.

В 1874 году отец писателя, частный землемер-таксатор Николай Иванович Андреев построил дом по собственному проекту. С отцовским домом связаны важнейшие годы жизни Леонида Андреева. В этом доме его мать помогала ему делать первые рисунки, здесь прошли детские и юношеские годы будущего писателя, а в настоящее время в нем открыт музей Леонида Андреева.

В 1894 году дом Андреевых был продан, большая часть денег ушла на уплату за долги и на переезд семьи в 1895 году в Москву к Леониду, поступившему в Московский университет. Будучи уже известным писателем Леонид Андреев не раз приезжал в свой родной город, посещал дом, в котором прошли его детство и юность.

В 1991 году, в день 120-летнего юбилея Леонида Андреева, в этом доме открылся музей. Экспозиция посвящена детским и юношеским годам жизни писателя. Дом, сохранившийся до наших дней почти в своем первозданном виде, помогает понять, как Леонид Андреев стал одним из самых популярных писателей начала XX века.

В трех экспозиционных комнатах на основе типологической мебели с использованием личных вещей Андреевых более позднего периода воссоздан интерьер жилого дома 70-80-х годов XIX века.

В 2017-2019 годах была проведена реставрация дома-музея, в ходе которой сменили крышу, укрепили по всему периметру фундамент, поставили новые окна. Привели в порядок подвал, теперь там проводят экскурсии. Внутри дома перестелили пол. Лестница на второй этаж, часть стены в прихожей и другие элементы дома сохранены в оригинале. Проведена реставрация ворот, забора, калитки. Электромонтажные работы, устройство отопления.

Вид работы:

Реставрация

Год начала работ:

2017

Год окончания работ:

2019

Регион:

Орловская область

Город:

город Орел

Место нахождения:

302001, Орловская область, город Орел, улица 2-я Пушкарная, 41

Широта/долгота:

52. 961226 / 36.048952

Заказчик:

Федеральное государственное казенное учреждение «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации»

Пожар в Доме писателя: 25 лет спустя

Сергей Глезеров

Наследие 15 ноября 2018

Четверть века назад, 16 ноября 1993 года, в Доме писателя на Шпалерной, 18, бывшей улице Воинова, произошел пожар. Пламя распространялось очень быстро, пожарные делали все, что могли, тем не менее, когда через четыре часа они справились с огнем, стало понятно, что от старинного особняка графа Александра Дмитриевича Шереметева мало что осталось.

Кому-то посчастливилось и увидеть на сцене Дома писателя любимого Булата Окуджаву… 28 марта 1981 года. ФОТО Феликса ЛУРЬЕ

История была странная. Накануне вечером в Доме писателя уже происходило возгорание, но оно не было столь серьезным — справились быстро. На следующий день пожарные проверили каждый уголок, но вечером заполыхало уже всерьез. От прекрасного Белого зала осталось одно пепелище…

— Мне довелось увидеть особняк Шереметевых наутро после бушевавшего всю ночь пожара, — вспоминает писатель Михаил Глинка. Не только потолка, но и крыши над музыкальным залом не было — внутри его огромной коробки возвышался холм из черного льда — пожар заливали при морозе минус шестнадцать. Читальный зал — ореховая балюстрада, трехметровые шкафы — был как после бомбежки. Криво висела побитая падавшими обломками люстра, с балюстрады коричневыми сталактитами свешивались метровые сосульки.

Дубовый стол на резных ногах — предмет чуть ли не петровских времен — был едва виден под горбом коричневой наледи…

Так в нашем городе перестал существовать знаменитый Дом писателя им. В. В. Маяковского, многие десятилетия служивший одним из форпостов ленинградской культуры, любимым и знаковым местом для многих горожан. Особняк был передан Ленинградской писательской организации в начале 1930-х годов, и за многие десятилетия чего здесь только не происходило…

— Здесь отмежевывались от арестованного Николая Заболоцкого, клеймили творчество Даниила Хармса, с придыханием читали ждановскую оценку стихов Анны Ахматовой, требовали раскаяния от Михаила Зощенко, — рассказывает Глинка. — Ленинградская писательская организация приняла активное участие в деле Иосифа Бродского — к счастью, не только на стороне обвинения. Может быть, этот процесс и стал той самой вехой, с которой внутреннее противостояние, вполне понятное, когда вместе собираются творческие люди разных взглядов, стало переходить в открытое.

..

В начале 1980-х годов в Доме писателя уже чувствовался ветер грядущих перемен. Это была площадка, открытая для всех горожан. Именно здесь кумиров читающей публики — а это было время, когда люди выписывали по нескольку толстых литературных журналов, — можно было увидеть воочию. Фазиля Искандера, Викторию Токареву, Беллу Ахмадулину, Александра Володина, Натана Эйдельмана…

— Было невероятно интересно, что и как говорят все эти люди, что они думают, — вспоминает Наталья Березова, заведовавшая с 1979 года культурно-массовым отделом Дома писателя. — То, что происходило здесь, несомненно, опережало время. Для ленинградской интеллигенции тут был настоящий глоток свободы.

Вообще практически любая фигура, которая вызывала общественный интерес, сразу же появлялась на сцене Дома писателя. Зал был небольшой — на 220 мест. И он всякий раз заполнялся так, что людям приходилось даже стоять в проходах.

— Люди уходили с этих вечеров счастливыми: им не надо было шушукаться на кухне и даже не нужны были западные радиоголоса — они здесь, со сцены Дома писателя, слышали то, о чем хотели узнать, — вспоминает академик РАН профессор Леонид Вайсберг, который в те годы тоже часто бывал в Доме писателя. — Порой от смелых слов, которые неслись со сцены, аж дух захватывало. Наш приятель, сам большой юморист, вспоминал, что, сидя на вечере Михаила Жванецкого, постоянно ерзал: «Всех сразу повяжут или уже потом, по одному?».

Яркий пример — первый вечер, посвященный творчеству Михаила Булгакова. Он прошел в 1981 году и был посвящен 90-летию со дня рождения писателя, который, как известно, властями не очень приветствовался. Приехали Юрий Корякин, Мариэтта Чудакова, Юрий Лотман…

— Зал был переполнен, — вспоминает Березова. — Люди сидели на подоконниках, в проходах. Когда мы поняли, что в зале места не хватает, гостей разместили в гостиных и включили там радиотрансляцию. И на лестницах тоже.

В Доме писателя на улице Воинова состоялось последнее публичное выступление Валентина Катаева — в октябре 1985 года. Невероятно: перед зрителями стоял человек, друживший с Есениным, Булгаковым, Маяковским… Вечер состоялся при переполненном зале. Катаева засыпали вопросами и долго не отпускали…

Времена изменилось. На встречу с какими кумирами сегодня придет столько людей, что придется перекрывать улицу? А именно так пришлось поступить милиции, когда в Доме писателя в марте 1981 года выступал Булат Окуджава… И как не вспомнить замечательные театральные капустники, на которых зал взрывался невероятным хохотом? Проводились здесь и выставки художников из круга Казимира Малевича, которые больше практически нигде не имели возможность публично представить свои работы.

Существовали ли цензурные запреты? Да, но времена все-таки уже были «вегетарианские», можно было себе позволить достаточно многое. Власти на писательскую вольницу смотрели искоса, иногда одергивали, но не очень жестко. Наверное, еще и потому, что хорошо представляли всю писательскую кухню изнутри.

— Сколько у нас было кураторов из известных органов! — вспоминает Березова. — Одного мы просто знали в лицо — он бывал у нас практически на всех собраниях. Молодой, красивый, приветливый… От обкома и горкома мы постоянно получали установки: этого писателя на сцену выпускать нельзя, того попридержите, а этого критика вообще уберите. Однажды меня вызвали «на ковер» в обком: «Как вы допустили вечер Виктора Розова? А вы знаете, что его пьеса запрещена?! Имейте в виду, поплатитесь партбилетом». Что приходилось отвечать? «Извините, по глупости. В следующий раз — ни за что, никогда». Конечно, это была игра в кошки-мышки…

А потом, когда началась перестройка, для Дома писателя рухнули вообще всяческие запреты. Пришло время отчаянно смелой публицистики. Тут клеймили советскую власть и обещали светлое будущее Юрий Афанасьев, Гавриил Попов, Юрий Черниченко, Татьяна Заславская… Встречи с ними были интересны и писателям, и горожанам.

Именно здесь состоялось первое в Ленинграде публичное выступление Бориса Ельцина, тогда еще опального. Именно тут, кстати, прошел и едва ли не первый в Ленинграде публичный рок-концерт. Один за другим перед литераторами предстали Виктор Цой, Юрий Шевчук и Борис Гребенщиков.

…К тому времени, когда в Доме писателя случился опустошительный пожар, атмосфера там была уже несколько иная.

— С 1991-го в аренду отдавались одно помещение за другим. Мимо портретов бывших лауреатов, перескакивая через три ступеньки, забегали угрюмые плечистые молодцы. Что они думают по поводу литературы, можно было не спрашивать, — отмечает Михаил Глинка.

Серьезно пострадавшее здание на Шпалерной потом восстановили, но оно перешло в частные руки и стало жить совсем другой жизнью. В новом качестве Дом писателя был возрожден на Звенигородской улице. Но это уже совсем другая история.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 213 (6322) от 15.11.2018 под заголовком «Время кумиров».


Материалы рубрики

Дом писателей в Лаврушинском. Часть I

Лаврушинский переулок. Каждый, кто хоть раз был в Москве, непременно приезжал сюда. Здесь находится один из символов столицы – Третьяковская галерея. Лаврушинский переулок получил свое название по фамилии купеческой вдовы Анисьи Матвеевны Лаврушиной, которая в далекие времена Екатерины II владела одним из домов в переулке, вернее тупике. В XVIII веке Лаврушинский переулок назывался Хохловой улицей и не доходил до Толмачевского переулка (тогда Николаевской улицы). Лишь в начале 1770-х годов Лаврушинский был пробит до Толмачевского, и на перекрестке выстроена усадьба Демидовых.

Одно из самых интересных зданий Лаврушинского переулка фасадами выходит в сквер с фонтаном «Вдохновение». Это знаменитый писательский дом, построенный в 1937 году архитектором И.И. Николаевым и достроенный в 1948-1950 годах. «Выдающийся театральный критик, литературовед, писатель, публицист Юзеф Ильич Юзовский жил в этом доме с 1947 по 1964 год», – гласит надпись на мемориальной доске. Это единственная памятная доска, установленная здесь. Но если отметить табличками всех известный людей, в разное время живших в этом доме, нижний его этаж будет похож на неведомого зверя с чешуей.

С этим домом связаны имена М.И. Алигер, А.Л. Барто, И.А. Ильфа и Е.П. Петрова, Э.Г. Казакевича, В.П. Катаева, А.С. Макаренко, К.Г. Паустовского, Н.Ф. Погодина, Р.С. Сефа, К.А. Федина, И.Г. Эренбурга и многих, многих других. Всего около ста известных имен! Потомки писателей, живущие в этом доме до сих пор, и простые жильцы каждый год добиваются права повесить мемориальные доски в честь бывших знаменитых владельцев. Но власти почему-то не желают этим заниматься. Кстати, чтобы установить памятную доску Ю.И. Юзовскому, его ученикам пришлось целых двадцать пять лет обивать пороги всевозможных государственных учреждений.

Дом № 17 по Лаврушинскому переулку – типичное для советского времени многоэтажное жилое здание. Выделяется в нем разве что облицованный черным полированным камнем портал, над которым расположены четыре балкона длиной в два окна. Если смотреть на Дом писателей со стороны Лаврушинского переулка, кажется, что правая его часть завершена выступающим за красную линию башнеобразным объемом, но это лишь зрительный обман. Другие архитектурные особенности определить трудно. Но здание это столько раз становилось героем произведений литературы и мемуаристки, что и некоторые древнейшие строения Москвы могут ему позавидовать.

Строительству дома №17 предшествовало создание в 1934 году Союза писателей СССР. «Союз советских писателей ставит генеральной целью создание произведений высокого художественного значения, насыщенных героической борьбой международного пролетариата, пафосом победы социализма, отражающих великую мудрость и героизм партии. Союз советских писателей ставит своей целью создание художественных произведений, достойных великой эпохи социализма», – сказано в уставе Союза. И.В. Сталин задумывал объединить писателей не только идеологически и бюрократически, но и территориально, поселив их в одном здании.

Изначально Сталин планировал создать целый писательский город, но ограничился строительством одного большого дома в Лаврушинском и дачного поселка Переделкино. До строительства дома писателей в Замоскворечье в Москве появился кооперативный дом в Нащокинском переулке близ Арбата. Это был один из первых опытов селить советских писателей в одном месте. Многие жильцы из Нащокинского переулка перебрались в конце 1930-х годов в Лаврушинский. Кроме того, сюда стали переезжать писатели из флигелей знаменитого дома Герцена на Тверском бульваре, литературного общежития на Покровке и других мест.

В распоряжении привилегированных жителей Дома писателей были собственные столовые, поликлиники, больницы и прочие радости жизни. Квартира в Лаврушинском стала показателем признания и литературной славы, по крайней мере, в кругах высшего руководства Союза писателей и страны в целом. Житель дома Б.Л. Пастернак писал грузинскому поэту. Н.А. Табидзе: «Одни, живущие скромно и трудно писатели в Нащокинском переулке, Бог знает как хвалят, другие, как блестящие жители Лаврушинского находят, что я себя потерял или намеренно отказываюсь от себя, что я ударился в несвойственную мне бесцветность или обыкновенность».

Все литераторы понимали, что значит иметь квартиру в Лаврушинском, и стремились ее получить. М.А. Булгаков просто мечтал жить в Доме писателей. Но его мечта не осуществилась, несмотря на все просьбы Михаила Афанасьевича. Одним из самых ревностных гонителей Булгакова в 1930-х годах был критик Осаф Семенович Литовский – начальник Главного репертуарного комитета и один из руководителей Народного комиссариата просвещения РСФСР. Литовский запрещал к постановке пьесы Булгакова. Сам литературный функционер жил в Лаврушинском переулке. В двадцать первой главе романа «Мастер и Маргарита» описывается полет Маргариты:

«Маргарита вылетела в переулок. В конце его ее внимание привлекла роскошная громада восьмиэтажного, видимо, только что построенного дома. Маргарита пошла вниз и, приземлившись, увидела, что фасад дома выложен черным мрамором, что двери широкие, что за стеклом их виднеется фуражка с золотым галуном и пуговицы швейцара и что над дверьми золотом выведена надпись: «Дом Драмлита». Маргарита щурилась на надпись, соображая, что бы могло означать слово «Драмлит». Маргарита вошла в подъезд, толкнув дверью удивленного швейцара, и увидела рядом с лифтом на стене черную доску, а на ней выписанные белыми буквами номера квартир и фамилии жильцов.

Венчающая список надпись: «Дом драматурга и литератора» заставила Маргариту испустить хищный задушенный вопль. Поднявшись в воздух повыше, она жадно начала читать фамилии: Хустов, Двубратский, Квант, Бескудников, Латунский. .. «Латунский! – завизжала Маргарита. – Латунский! Да ведь это же он! Это он погубил мастера»… «Да, по гроб жизни должен быть благодарен покойному Берлиозу обитатель квартиры № 84 в восьмом этаже за то, что председатель МАССОЛИТа попал под трамвай, и за то, что траурное заседание назначили как раз на этот вечер. Под счастливой звездой родился критик Латунский. Она спасла его от встречи с Маргаритой, ставшей ведьмой в эту пятницу!»

Все сходится: восемь этажей, черный мрамор, широкие двери, загубленная карьера. Получается, Маргарита прилетела именно в Дом писателей, и вероятнее всего, в квартиру Литовского. Критика дома не оказалось. Залетев в окно восьмого этажа, Маргарита устроила форменный разгром в квартире Латунского-Литовского, орудуя тяжелым молотком. «Нагая и невидимая летунья сдерживала и уговаривала себя, руки ее тряслись от нетерпения. Внимательно прицелившись, Маргарита ударила по клавишам рояля, и по всей квартире пронесся первый жалобный вой. Исступленно кричал ни в чем не повинный беккеровский кабинетный инструмент.

Клавиши на нем провалились, костяные накладки летели во все стороны. Со звуком револьверного выстрела лопнула под тяжелым ударом молотка верхняя полированная дека… Маргарита ведрами носила из кухни воду в кабинет критика и выливала ее в ящики письменного стола. Потом, разломав молотком двери шкафа в этом же кабинете, бросилась в спальню. Разбив зеркальный шкаф, она вытащила из него костюм критика и утопила его в ванне. Полную чернильницу чернил, захваченную в кабинете, она вылила в пышно взбитую двуспальную кровать в спальне. Разрушение, которое она производила, доставляло ей жгучее наслаждение».

Денис Дроздов

Дом писателей в Лаврушинском

Одно из самых интересных зданий Лаврушинского переулка фасадами выходит в сквер с фонтаном «Вдохновение». Это знаменитый писательский дом, построенный в 1937 году архитектором И.И. Николаевым и достроенный в 1948-1950 годах. «Выдающийся театральный критик, литературовед, писатель, публицист Юзеф Ильич Юзовский жил в этом доме с 1947 по 1964 год», – гласит надпись на мемориальной доске. Это единственная памятная доска, установленная здесь. Но если отметить табличками всех известный людей, в разное время живших в этом доме, нижний его этаж будет похож на неведомого зверя с чешуей.

С этим домом связаны имена М.И. Алигер, А.Л. Барто, И.А. Ильфа и Е.П. Петрова, Э.Г. Казакевича, В.П. Катаева, А.С. Макаренко, К.Г. Паустовского, Н.Ф. Погодина, Р.С. Сефа, К.А. Федина, И.Г. Эренбурга и многих, многих других. Всего около ста известных имен! Потомки писателей, живущие в этом доме до сих пор, и простые жильцы каждый год добиваются права повесить мемориальные доски в честь бывших знаменитых владельцев. Но власти почему-то не желают этим заниматься. Кстати, чтобы установить памятную доску Ю.И. Юзовскому, его ученикам пришлось целых двадцать пять лет обивать пороги всевозможных государственных учреждений.

Дом № 17 по Лаврушинскому переулку – типичное для советского времени многоэтажное жилое здание. Выделяется в нем разве что облицованный черным полированным камнем портал, над которым расположены четыре балкона длиной в два окна. Если смотреть на Дом писателей со стороны Лаврушинского переулка, кажется, что правая его часть завершена выступающим за красную линию башнеобразным объемом, но это лишь зрительный обман. Другие архитектурные особенности определить трудно. Но здание это столько раз становилось героем произведений литературы и мемуаристки, что и некоторые древнейшие строения Москвы могут ему позавидовать.

Строительству дома №17 предшествовало создание в 1934 году Союза писателей СССР. «Союз советских писателей ставит генеральной целью создание произведений высокого художественного значения, насыщенных героической борьбой международного пролетариата, пафосом победы социализма, отражающих великую мудрость и героизм партии. Союз советских писателей ставит своей целью создание художественных произведений, достойных великой эпохи социализма», – сказано в уставе Союза. И.В. Сталин задумывал объединить писателей не только идеологически и бюрократически, но и территориально, поселив их в одном здании. Изначально Сталин планировал создать целый писательский город, но ограничился строительством одного большого дома в Лаврушинском и дачного поселка Переделкино. До строительства дома писателей в Замоскворечье в Москве появился кооперативный дом в Нащокинском переулке близ Арбата. Это был один из первых опытов селить советских писателей в одном месте. Многие жильцы из Нащокинского переулка перебрались в конце 1930-х годов в Лаврушинский. Кроме того, сюда стали переезжать писатели из флигелей знаменитого дома Герцена на Тверском бульваре, литературного общежития на Покровке и других мест.

В распоряжении привилегированных жителей Дома писателей были собственные столовые, поликлиники, больницы и прочие радости жизни. Квартира в Лаврушинском стала показателем признания и литературной славы, по крайней мере, в кругах высшего руководства Союза писателей и страны в целом. Житель дома Б.Л. Пастернак писал грузинскому поэту. Н.А. Табидзе: «Одни, живущие скромно и трудно писатели в Нащокинском переулке, Бог знает как хвалят, другие, как блестящие жители Лаврушинского находят, что я себя потерял или намеренно отказываюсь от себя, что я ударился в несвойственную мне бесцветность или обыкновенность». Все литераторы понимали, что значит иметь квартиру в Лаврушинском, и стремились ее получить. М.А. Булгаков просто мечтал жить в Доме писателей. Но его мечта не осуществилась, несмотря на все просьбы Михаила Афанасьевича. Одним из самых ревностных гонителей Булгакова в 1930-х годах был критик Осаф Семенович Литовский – начальник Главного репертуарного комитета и один из руководителей Народного комиссариата просвещения РСФСР. Литовский запрещал к постановке пьесы Булгакова. Сам литературный функционер жил в Лаврушинском переулке. В двадцать первой главе романа «Мастер и Маргарита» описывается полет Маргариты: «Маргарита вылетела в переулок. В конце его ее внимание привлекла роскошная громада восьмиэтажного, видимо, только что построенного дома. Маргарита пошла вниз и, приземлившись, увидела, что фасад дома выложен черным мрамором, что двери широкие, что за стеклом их виднеется фуражка с золотым галуном и пуговицы швейцара и что над дверьми золотом выведена надпись: «Дом Драмлита». Маргарита щурилась на надпись, соображая, что бы могло означать слово «Драмлит». Взяв щетку под мышку, Маргарита вошла в подъезд, толкнув дверью удивленного швейцара, и увидела рядом с лифтом на стене черную доску, а на ней выписанные белыми буквами номера квартир и фамилии жильцов.

Венчающая список надпись: «Дом драматурга и литератора» заставила Маргариту испустить хищный задушенный вопль. Поднявшись в воздух повыше, она жадно начала читать фамилии: Хустов, Двубратский, Квант, Бескудников, Латунский… «Латунский! – завизжала Маргарита. – Латунский! Да ведь это же он! Это он погубил мастера»… «Да, по гроб жизни должен быть благодарен покойному Берлиозу обитатель квартиры № 84 в восьмом этаже за то, что председатель МАССОЛИТа попал под трамвай, и за то, что траурное заседание назначили как раз на этот вечер. Под счастливой звездой родился критик Латунский. Она спасла его от встречи с Маргаритой, ставшей ведьмой в эту пятницу!» Все сходится: восемь этажей, черный мрамор, широкие двери, загубленная карьера. Получается, Маргарита прилетела именно в Дом писателей, и вероятнее всего, в квартиру Литовского. Критика дома не оказалось. Залетев в окно восьмого этажа, Маргарита устроила форменный разгром в квартире Латунского-Литовского, орудуя тяжелым молотком. «Нагая и невидимая летунья сдерживала и уговаривала себя, руки ее тряслись от нетерпения. Внимательно прицелившись, Маргарита ударила по клавишам рояля, и по всей квартире пронесся первый жалобный вой. Исступленно кричал ни в чем не повинный беккеровский кабинетный инструмент.

Клавиши на нем провалились, костяные накладки летели во все стороны. Со звуком револьверного выстрела лопнула под тяжелым ударом молотка верхняя полированная дека… Маргарита ведрами носила из кухни воду в кабинет критика и выливала ее в ящики письменного стола. Потом, разломав молотком двери шкафа в этом же кабинете, бросилась в спальню. Разбив зеркальный шкаф, она вытащила из него костюм критика и утопила его в ванне. Полную чернильницу чернил, захваченную в кабинете, она вылила в пышно взбитую двуспальную кровать в спальне. Разрушение, которое она производила, доставляло ей жгучее наслаждение».

Откройте оглавление учебника по литературе XX века. Не глядя, тыкните пальцем в любое место, и выбранное слепым жребием имя будет так или иначе связано домом № 17 по Лаврушинскому переулку. Когда распределяли квартиры, велись нескончаемые громкие споры – кому давать жилплощадь. Когда речь зашла о М.М. Пришвине, встал официальный представитель Союза писателей и сказал: «Пришвин такой большой писатель, что никакого спора о предоставлении ему жилплощади быть не может». Михали Михайлович предусмотрительно выбрал себе квартиру высоко, на одном из последних этажей – чтобы вид на Москву открывался.

Обустроил он «избушку» (так Пришвин сам называл свою четырехкомнатную квартиру) с дворцовой роскошью: гостиная красного дерева, огромная венецианская люстра. И зажил барином. Михаил Михайлович говорил, что в его квартире в Лаврушинском «вечность» есть. Иногда действительно случались просто необъяснимые ситуации. Пришвин записал однажды в своем дневнике: «Вот у меня прекрасная квартира, но я в ней как в гостинице. Вчера Федин позвонил мне и с удивлением сказал: – Я сейчас только узнал, что вы живете со мной в одном доме. – И целый год, – сказал я. – Целый год! – повторил он». Немудрено было не встретиться в таком большом доме двум старым приятелям!

Б.Л. Пастернак перебрался сюда одним из первых – в декабре 1937 года. Он получил маленькую квартирку в башне под крышей. По словам сына Пастернака Евгения Борисовича, квартира предназначалась для гарсоньерки знаменитого конферансье М.Н. Гаркави. Это были две небольшие комнаты, расположенные одна над другой на двух последних этажах, соединенные внутренней лестницей. Но Гаркави отказался от квартиры, и ее отдали Пастернаку. Чтобы увеличить объем, Борис Леонидович снял внутреннюю лестницу. В каждой комнате появилось шесть дополнительных квадратных метров. Пастернак упоминал о доме в Лаврушинском в своих стихотворениях: Дом высился, как каланча. По тесной лестнице угольной. Несли рояль два силача, Как колокол на колокольню. Они тащили вверх рояль. Над ширью городского моря, Как с заповедями скрижаль. На каменное плоскогорье.

Во время Великой Отечественной войны Пастернак остался в Москве, а его семья была эвакуирована в Чистополь на Каме. 24 июля 1941 года Борис Леонидович писал жене: «Третью ночь бомбят Москву. Вчера был в Москве на крыше нашего дома вместе с Всеволодом Ивановым и Халтуриным. Сколько раз в теченье прошлой ночи, когда через дом-два падали и рвались фугасы и зажигательные снаряды, как по мановенью волшебного жезла, в минуту воспламеняли целые кварталы, я мысленно прощался с тобой. Спасибо тебе за все, что ты дала мне и принесла, ты была лучшей частью моей жизни, и ты и я недостаточно сознавали, до какой глубины ты жена моя и как много это значит…»

В одну из ночей в дежурство Пастернака в дом Писателей попали две фугасные бомбы. Было разрушено пять квартир и половина надворного флигеля. Но Бориса Леонидовича «все эти опасности и пугали, и опьяняли». В конце 1941 года Пастернак уезжает к семье в Чистополь. Во время воздушных тревог в квартиру Пастернака поселились зенитчики. В письме О.М. Фрейденберг он сообщил: «У нас на городской квартире (восьмой и девятый этаж) поселились зенитчики. Они превратили верхний этаж в проходной двор с настежь стоявшими дверьми. Можешь себе представить, в каком я виде все там нашел в те единственные 5-10 минут, что я там побывал».

Многие рисунки отца Пастернака Леонида Осиповича – знаменитого живописца и графика – были уничтожены сапогами зенитчиков. После возвращения из эвакуации в 1943 году Пастернаку пришлось некоторое время жить у своего друга – поэта В.А. Луговского, – пока в его квартире в Лаврушинском переулке делали ремонт. Роман «Доктор Живаго», который принес Борису Леонидовичу мировое признание и Нобелевскую премию по литературе, писался тоже в Доме писателей. В 1950-х годах Пастернак часто устраивал литературные вечера, на которые приглашал друзей-литераторов и читал главы «Доктора Живаго».

В 1952 году Борис Леонидович сообщил грузинскому поэту С.И. Чиковани, стихи которого переводил на русский язык: «Из людей, читавших роман, большинство все же недовольно, называют его неудачей, говорят, что от меня они ждали большего, что это бледно, что это ниже меня, а я, узнавая все это, расплываюсь в улыбке, как будто эта ругань и осуждение – похвала». Иногда чтения романа устраивались в комнате младшего сына Пастернака Леонида. Четырнадцатилетнему мальчику, в отличие от критически настроенных взрослых, очень нравился роман «Доктор Живаго», и Борис Леонидович невероятно ценил поддержку сына.

Соседом Пастернака по площадке был Ю.К. Олеша. В кругу писателей-современников его называли «королем метафор». Он всегда придумывал что-нибудь интересное и образно это описывал. Олеша вел дневник, который лег в основу автобиографической книги «Ни дня без строчки». Об этой книге нельзя рассказать – ее лучше читать. Юрий Карлович вспоминает об удивительных встречах в Лаврушинском: «Целый ряд встреч. Первая, едва выйдя из дверей, – Пастернак. Тоже вышел – из своих. В руках галоши. Надевает их, выйдя за порог, а не дома. Почему? Для чистоты? В летнем пальто – я бы сказал: узко, по-летнему одетый. Две-три реплики, и он вдруг целует меня.

Я его спрашиваю, как писать – поскольку собираюсь писать о Маяковском. Как? Не боясь, не правя? Он искренне смутился – как это вам советовать! Прелестный. Говоря о чем-то, сказал: «Я с вами говорю, как с братом». Потом Билль-Белоцерковский с неожиданно тонким замечанием в связи с тем, что у Мольера длинные монологи и странно, что актеры «Комеди Франсэз» не разбивают их между несколькими действующими лицами. Потом Всеволод Иванов. (Это все происходит перед воротами дома.) Молодой. Я думал, что он в настоящее время старше. Нет, молодой, в шляпе. Сказал, что написал пьесу в стихах. Как называется, почему-то не сказал».

В квартире литературоведа В.Б. Шкловского во времена гонений находили приют поэт Осип Эмильевич Мандельштам и его жена Надежда Яковлевна. Поэт признавался в том, что он не любил Замоскворечье с его патриархальными особняками и барским крепостным прошлым. В очерке «Путешествие в Армению» Мандельштам говорит: «И я благодарил свое рождение за то, что я лишь случайный гость Замоскворечья и в нем не проведу лучших своих лет. Нигде и никогда я не чувствовал с такой силой арбузную пустоту России; кирпичный колорит москворецких закатов, цвет плиточного чая приводил мне на память красную пыль Араратской долины».

Осенью 1937 года в Лаврушинском в квартире писателя В.П. Катаева состоялась встреча Мандельштама с А.А. Фадеевым – в то время заместителем председателя оргкомитета Союза писателей СССР. После этой встречи Осип Эмильевич получил от Литфонда путевку в дом отдыха в Саматиху. Вернуться в Москву Мандельштам было не суждено. В Саматихе начался путь поэта в лагерный пункт Вторая речка под Владивостоком, где он скончался в декабре 1938 года. Надежда Яковлевна вспоминала: «Фадеев узнал о смерти Мандельштама и выпил за его упокой: «Загубили большого поэта». В переводе на советский язык это значит «Лес рубят – щепки летят».

В Доме писателей селились не только литераторы. Например, в квартире № 39 жил генерал-лейтенант В.В. Крюков со своей женой известной певицей Л.А. Руслановой. В 1948 году Крюкова арестовали за «грабеж и присвоение трофейного имущества в больших масштабах». Следом была арестована и Русланова, находившаяся на гастролях в Казани. Никто тогда не вспомнил, как с самых первых дней Великой Отечественной войны Лидия Андреевна выезжала на фронт в составе концертной бригады, как пела своим необычайным голосом, заставлявшим самого Шаляпина плакать, перед солдатами свои знаменитые «Валенки». В 1953 году Крюков и Русланова были реабилитированы.

История русой литературы XX столетия неразрывно связана с Домом писателей. Весь свет советской литературы так или иначе имеет отношение к этому знаменитому дому в Лаврушинском переулке. Можно написать очерки об А.Л. Барто, И.А. Ильфе, Е.П. Петрове, К.Г. Паустовском и других славных писателях. Да простят меня их почитатели, но на этом мой рассказ о писательском доме заканчивается. Напоследок хочется вспомнить слова непревзойденного Ю.К. Олеши: «Если Вам захочется, напишите мне по адресу: Москва, Лаврушинский переулок, 17, кв. 73, – а не захочется, не напишите, но вспомните обо мне! Ваш Юрий Олеша. 1958 – 3 января».

В Сочи утвердили границы памятника архитектуры – дома писателя Николая Островского

Это позволит поддерживать в первозданном виде как само здание, так и прилегающую территорию.

Работа по сохранению культурного наследия Кубани ведется по поручению губернатора Вениамина Кондратьева. Специалисты утвердили границы памятника архитектуры федерального значения – дома, в котором жил писатель Николай Островский.

– Определение и утверждение границ объекта, связанного с именем известнейшего советского писателя, не только создает возможность его сохранения, но и определяет наиболее благоприятные условия для градостроительной и хозяйственной деятельности на прилегающей территории, – отметил вице-губернатор Сергей Болдин.

В Краснодарском крае находится 65 памятников архитектуры, истории и искусства федерального значения. 35 из них расположены в Сочи.

Советский писатель, автор романов «Как закалялась сталь» и «Рожденные бурей» Николай Островский с 1927 года и до конца жизни был прикован к постели неизлечимой болезнью. Это время с 1928 по 1936 годы он прожил в Сочи. Сегодня здание является частью литературно-мемориального музея, а общее число посетителей учреждения приближается к семи миллионам, сообщает пресс-служба администрации Краснодарского края.

Кроме того, в Сочи установлена стела с горельефом писателя из белого мрамора, а в сквере на Курортном проспекте возвышается бронзовая скульптура.

Как сообщали «Кубанские новости», в Краснодаре объявили конкурсный отбор на выполнение проектных работ по реставрации Дома купца Лихацкого.

Дом купца Лихацкого и прилегающую территорию администрация Краснодара планирует отреставрировать и благоустроить за счет средств городского бюджета.

— Мы приступаем к реализации проекта — реставрации Дома купца Лихацкого, который расположен в центральной части города — вплотную прилегает к гостинице «Марриотт», — сообщил мэр Краснодара Евгений Первышов. — В целом мы сегодня видим квартал, сам Дом купца Лихацкого, который является объектом культурного наследия. Помимо прочего, на прилегающей территории расположены пять объектов культурного наследия и три объекта, которые включены приказом Управления государственной охраны объектов культурного наследия Краснодарского края как градоформирующие объекты. Итого на территории — семь объектов, которые подлежат охране. В целом мы видим почти половину квартала, который ограничен улицами Длинной и Красноармейской. Эту территорию мы планируем реставрировать и благоустраивать.

Дом купца Лихацкого в Краснодаре станет центром исторического квартала.

Дом-музей А.П. Чехова

Адрес: 123001, Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 6, стр. 2
Телефоны: 8 495 691-61-54, 8 495 691-38-37
Электронная почта: [email protected]

  • Социальные сети:

Как добраться: от м. «Баррикадная» 5-7 минут пешком. От м. «Маяковская» и «Смоленская» на троллейбусах № Б, № 10 или автобусе № 39 (ост. «Малая Никитская улица. Музей Чехова»).

С 1 ноября 2018 года Дом-музей А.П. Чехова закрыт для посетителей в связи с проведением ремонтно-реставрационных работ.

Юбилейная экспозиция «Чеховская Москва» к 160-летию со дня рождения писателя откроется 15 июля 2020 года в центральном здании ГМИРЛИ имени В. И. Даля на Зубовском бульваре — отделе «Доходный дом Любощинских — Вернадских». В этом здании на Зубовском бульваре жили многие литераторы из ближайшего круга общения Чехова и его семьи. Выставка из фондов ГМИРЛИ имени В. И. Даля знакомит с уголками той Москвы, которую более века назад видели Чеховы и их знакомые — писатели, врачи, художники, музыканты и купцы, а также — представляет эволюцию творчества выдающегося прозаика и драматурга.

Подробнее о выставке

Здание, экспозиция и коллекция

Первый музей А. П. Чехова (1860 — 1904) в Москве был создан по инициативе семьи писателя: 25 апреля 1912 года при библиотеке Румянцевского музея открылась Чеховская комната. В 1921 году музей получил обособленный статус, но отдельного здания, где могла бы разместиться полноценная экспозиция, выделено не было. При этом продолжалась собирательская, экспозиционная и научная работа. В 1934 году значительная часть чеховской коллекции была передана Государственному литературному музею, а в 1954 году одним из его отделов стал «Дом-музей А. П. Чехова» на Садовой-Кудринской улице.

На сегодняшний день Гослитмузей обладает вторым по величине и значимости чеховским собранием в мире после Дома-музея А. П. Чехова в Ялте.

В этом каменном двухэтажном флигеле, построенном в 1874 году, который Чеховы арендовали у известного врача Я. А. Корнеева, писатель жил с 27 августа 1886 года до отъезда на остров Сахалин в апреле 1890 года.

Именно здесь были написаны пьесы «Иванов», «Леший», «Медведь», «Предложение», «Свадьба», «Трагик поневоле», «Татьяна Репина»; повести «Степь», «Огни», «Скучная история», многие рассказы.

В «доме-комоде», как называл его сам Чехов, бывали литераторы, художники, артисты, музыканты: В. Г. Короленко, В. А. Гиляровский, А. С. Суворин, Д. В. Григорович, А. Н. Плещеев, И. И. Левитан, Ф. О. Шехтель, П. И. Чайковский, А. И. Сумбатов-Южин, В. И. Немирович-Данченко.

В мемориальном пространстве дома, восстановленном по рисункам и воспоминаниям брата и сестры писателя, несложно представить уклад небогатой семьи, основным доходом которой была литературная работа Антона. В залах литературной экспозиции можно понять, как постепенно из автора «малой прессы» появился писатель «большой» литературы.

В кабинете особый интерес представляют предметы — свидетели далёкого прошлого: подлинный письменный стол, пара подсвечников в виде драконов, рыболовные принадлежности и чернильница с фигуркой лошади, подаренная, по легенде, одной из пациенток. Здесь Чехов не только писал рассказы и пьесы, но и принимал больных — в строго отведённое время с 12-ти до 3-х. Остальное же время, как он отмечал, было отдано литературно-артистической молодёжи.

В музее представлены прижизненные издания Чехова, раритетное собрание фотографий писателя и его окружения, предметов из чеховской семьи, коллекция театральных афиш и фототипий.

У нас работают

Эрнест Дмитриевич Орлов — заместитель директора по научной работе — руководит отделом с 2013 года. Окончил филологический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова и аспирантуру при нём. Кандидат филологических наук.
Служил в Государственном литературно-мемориальном музее-заповеднике А. П. Чехова «Мелихово». С 2008 по 2013 год работал начальником отдела и заместителем начальника Управления в Управлении делами и делопроизводства МГУ имени М. В. Ломоносова. Преподавал в филологических классах ГОУ СОШ № 17, читал лекции по истории русской литературы в филиале МГУ в г. Душанбе, в Высшей школе культурной политики и управления в гуманитарной сфере (факультете) МГУ, на философском факультете Люблянского университета (Словения). Автор более 40 статей и публикаций о Чехове и его окружении, музейной мифологии и истории чеховских музеев.

Виктор Сергеевич Зайцев — ведущий научный сотрудник, работает в отделе с 2015 года. Окончил филологический факультет Чувашского государственного университета и аспирантуру кафедры теории и истории культуры Государственной академии славянской культуры (г. Москва). Кандидат культурологии. Автор статей об А. П. Чехове как феномене культуры. В 2010 году получил медаль Всероссийского конкурса научных работ Министерства образования и науки РФ за лучшую научную студенческую работу. Занимается разработкой и проведением тематических экскурсий, подготовкой выставочных проектов.

Галина Ивановна Колганова — ведущий научный сотрудник, работает в отделе с 1974 года. Окончила Московский государственный институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Занимается разработкой и организацией интерактивных занятий, тематических экскурсий, вечерних мероприятий.

Ирина Михайловна Сухова — научный сотрудник отдела (хранитель экспозиции), работает в музее с 1969 года, в отделе с 1970 года. Окончила филологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. Автор статей о творчестве А. П. Чехова и жизни чеховской семьи в доме на Садовой-Кудринской. Читает лекции по драматургии А. П. Чехова. Занимается разработкой и проведением тематических экскурсий.

Экскурсии, лекции, интерактивные занятия

Дом-музей А. П. Чехова (отдел Государственного литературного музея) проводит обзорные и тематические экскурсии и лекции, охватывающие весь жизненный и творческий путь писателя. Предлагаемая тематика лекций и экскурсий ориентирована на различные возрастные категории учащихся и взрослую аудиторию. Для старшеклассников, студентов и взрослых музей организует выездные лекции.

Экскурсии, лекции, интерактивные занятия проводятся по предварительным заявкам.

Телефоны: 8 495 691-61-54, 8 495 691-38-37
Электронная почта: [email protected]

Подробнее…



👉Дом писателей в Лаврушинском переулке: история и фото.

В XVII веке эти земли принадлежали Семену Титову. Его палаты до сих пор стоят во дворе дома писателей.

Это здание построили по личному распоряжению Сталина, так как он хотел объединить членов союза писателей не только идеологически, но и территориально. В 1937 году сдали первую очередь дома, но с большим количеством недоработок. Эти огрехи устранили после войны. Тогда же построили вторую очередь.

Жилье здесь считалось привилегированным — в доме писателей были собственная столовая, поликлиника и детский сад. Квартиру тут получили многие представители литературной элиты — А. Барто, И. Ильф, Е. Петров, К. Паустовский, М. Пришвин, Ю. Олеша, В. Катаев, Б. Пастернак.

За жилье шли нешуточные бои, и многим желающим так и не удалось получить прописку в доме писателей. Среди них был и Михаил Булгаков. А поспособствовал этому один из самых рьяных гонителей писателя — критик Осаф Литовский. Он сам жил в доме писателей в квартире №84. Свой гнев Булгаков выместил в романе «Мастер и Маргарита»: Литовский предстал в образе критика Латунского, и в его квартире в Доме Драмлита Маргарита устроила погром.

Путеводитель по архитектурным стилям

Вскоре после заселения в 1937 году в доме писателей начались обыски и аресты. Некоторые жители исчезли, а в их квартирах поселились другие.

С завершением репрессий несчастья не закончились. Здесь погиб сын Паустовского Алексей, покончили с собой дочь прозаика Кнорре и сын поэта Яшина. Жена поэта Льва Ошанина выбросилась в окно из-за измены супруга. Рядом с домом машина сбила 9-летнего сына Агнии Барто. Поэтому в народе дом заслужил дурную славу.

Это не помешало передаче многих квартир чиновникам и другим обеспеченным людям. Но до сих пор здесь можно встретить потомков писателей.

Говорят, что… …в доме писателей жила певица Лидия Русланова, а ее квартира славилась неописуемым богатством. Говорили даже, что ее рояль не играет, потому что до краев набит пачками денег.

А что к истории писательского дома можете добавить вы?

Дом писателей Келли

Услышьте сообщение о предстоящих специальных мероприятиях от директора факультета Эла Филрейса.


Команда Kelly Writers House создает виртуальный опыт, чтобы привлечь 25 старшеклассников на ежегодный Летний семинар для молодых писателей

Аманды Силберлинг, выпускницы Университета Пенсильвании 2018 года и научного сотрудника Ван Дорена Центра программ современного письма и Института современного искусства

Если вы попытаетесь изобразить писателя и увидите задумчивую фигуру, печатающую в одиночестве в темноте, комната, подумай еще раз.Когда я думаю о том, что значит быть писателем, я вспоминаю все разговоры, которые я вел на кухне Дома писателей Келли в Университете Пенсильвании, обсуждая, какое печенье испечь, с той же жестокостью, которую мы привнесем в нашу литературу. семинары. Как и многие творческие студенты, Дом писателей сформировал мой студенческий опыт в Пенсильвании, научив меня тому, что писатели преуспевают в сообществе друг с другом.

Когда я вернулся в Пенн в этом году в качестве стипендиата Ван Дорена, поддерживая участие студентов в занятиях искусством, я был рад преподавать в Летней мастерской для молодых писателей; Я хотел поприветствовать группу талантливых старшеклассников в нашем обширном, поддерживающем сообществе, точно так же, как меня приветствовали много лет назад, когда я был измученным первокурсником колледжа.Я представил, как приветствую подростков широко раскрытыми глазами и тяжелыми спортивными сумками, наблюдая, как они с нервным возбуждением болтают, когда они входят в круг скрипучих несовпадающих стульев в кафе искусств. Я хотел быть свидетелем того, как у этих учеников развивались доверительные дружеские отношения, которые способствовали вдумчивому письму и чтению. Конечно, наше лето развернулось не так, как мы планировали.

В течение трех предыдущих лет Летний семинар для молодых писателей представлял собой 10-дневную программу проживания — само собой разумеется, из-за угрозы коронавируса не было бы общих комнат в общежитии и не было бы поездок в международный аэропорт Филадельфии.Команда Дома писателей Келли, занимающаяся планированием Летнего семинара, включала Джейми-Ли Джосселин (C’05), Дэвид Марчино (C’16), Иззи Лопес (C’19), Джеймс Чанг (C’22) и я (C’22). ’18). Когда мы решили перенести семинар в онлайн, у нас были сомнения, но мы все же чувствовали желание предоставить подросткам со всей страны место, чтобы они могли вместе писать.

После того, как мы определили, что у наших студентов есть надежный доступ в Интернет, мы потратили недели, пытаясь решить те же вопросы, которые ставят преподаватели во всем мире: как воспроизвести интимность небольшого семинара по Zoom? Смогут ли студенты час за часом смотреть в экран компьютера? Является ли онлайн-образование таким же полезным и эффективным, как очное обучение?

Поскольку Летняя мастерская молодых писателей специализируется на написании мемуаров, очень важно, чтобы наши старшеклассники доверяли своей когорте настолько, чтобы быть уязвимыми при выполнении личных заданий на сочинение.Даже для самых опытных писателей демонстрация работы может нервировать, а для некоторых студентов эта программа станет их первым опытом критики и критики. Чтобы создать доверительное сообщество в классе с помощью Zoom, вам нужно мыслить нестандартно, поэтому хорошо, что писатели кое-что знают о творчестве.

Общая странность участия в летнем онлайн-семинаре стала объединяющим опытом: некоторые студенты носили одинаковые ковбойские шляпы; другие хвастались своими домашними животными или буквально развлекались банками LaCroix.Возможно, самым удивительным аспектом нашего класса Zoom было окно чата — в то время как некоторые учителя могут найти это сродни текстовым сообщениям в классе, чат Zoom открывает каналы общения, которых нет в традиционном классе. Во время обсуждения заданного чтения, помимо устного общения, студенты могли вводить краткие наблюдения, остроумные шутки, вопросы для повторения или цитаты сокурсников — это функционировало как прямая трансляция немедленных реакций студентов на новые концепции или тексты.Это углубило взаимодействие студентов, а также их связи друг с другом.

Утром после трехчасовых семинаров по мемуарам студенты возвращались после перерыва для различных занятий по ремеслу, от написания комедии с Алиной Грабосвки (C’16) до литературного коллажа с профессором Карен Райл (C’80). В течение наших 10 дней и многих долгих часов в Zoom наши 25 студентов написали три новых мемуара, которые они представили в прямом эфире на YouTube.

Вдохновленные работой Джо Брейнарда, мы попросили студентов написать высказывания типа «Я помню» о своем опыте на нашем онлайн-семинаре — я думаю, что их размышления говорят сами за себя.

Я помню, как кошки ходят по клавиатуре, кошки дремлют на заднем плане, кошки дремлют на диване.

Я помню, как часами разговаривал с родителями о том, как мне весело. Я наконец нашел других подростков, которые заботились о письме так же сильно, как и я.

Я помню, как Ларри постригся, и все сходили с ума.

Я помню, как хотел однажды встретиться со всеми в реальной жизни.

Я помню, как заставлял себя не бояться просить о включении — и я думаю, что это окупилось.

Сказал очевидное: обучение творческому письму с помощью Zoom — не идеальный вариант. Но лучшие учителя, которые у меня были, были теми, кто мог адаптироваться к сложным обстоятельствам и, в свою очередь, показать нам, что можно смягчить конфликт с помощью творческих решений.Для меня это всегда то, что делало Дом писателей таким особенным местом: он побуждает студентов исследовать свои самые странные, самые смелые идеи, несмотря на любые ограничения (где еще вы могли бы встретить «мета-стул»?). Хотя наши 25 школьных писателей, возможно, не могли печь на кухне, дремать на мешочке с фасолью или восхищаться нашей обширной коллекцией подписанных книг, им все же удалось создать сообщество, несмотря на трудные обстоятельства.

Сообщение от Эла и Джессики

Сообщение, отправленное Элом Филрейсом и Джессикой Ловенталь сообществу Дома писателей:

Мы безоговорочно поддерживаем справедливость для тех, кто был убит и подвергнут жестокому обращению со стороны полиции: Бреонна Тейлор, Джордж Флойд, Тони МакДейд и бесчисленное множество других.Мы однозначно поддерживаем справедливость для тех, кого линчевали гражданские лица: Ахмауд Арбери, Нина Поп и многие другие.

Все, что мы могли бы сказать в это время гнева, отчаяния и скорби, было бы неадекватным и несоразмерным ответом на эти смерти, особенно потому, что так много членов нашего сообщества страдают от боли и предстоит так много работы. Но мы хотим заявить о нескольких вещах просто и ясно:

Мы твердо и всегда выступаем против расовой несправедливости, неравенства и жестокости полиции.

Мы твердо утверждаем, что Черные живут материей.

И мы, как всегда, стремимся усилить идеи и голоса нашего сообщества, многие из которых ежедневно вовлечены в необходимую работу по изменению. Именно для этого был основан Дом писателей почти 25 лет назад, и теперь, более чем когда-либо, мы сознательно намерены выполнять эту миссию.

Мы организуем прямую трансляцию в понедельник, 15 июня, в 18:00, на которой некоторые члены нашего сообщества поделятся мыслями, написанием и размышлениями.Скоро мы пришлем дополнительную информацию. А пока внесите эту дату и время в свой календарь, и мы надеемся, что вы планируете участвовать.

И в ближайшие дни, недели и месяцы мы планируем использовать методы охвата, которые Дом писателей Келли создал и расширил на протяжении многих лет — объединяя сильную сеть художников, писателей, учителей, студентов, граждан — для обмена чтениями, сочинениями. идеи, ресурсы и проекты, которые предоставляют срочно необходимую информацию, бросают вызов расистским предположениям и структурам, могут принести утешение и в остальном актуальны в это чрезвычайно трудное время.А пока мы делимся несколькими ссылками, как рекомендовано некоторыми членами нашего сообщества.

Мы надеемся, что вы присоединитесь к нам в этих усилиях, отправив нам ссылки и информацию о некоторых проектах, чтениях, предприятиях, историях и работах, которые вы считаете важными и актуальными прямо сейчас. Мы будем делиться всем, что можем, с нашими сетями по электронной почте и в социальных сетях. Присылайте свои заметки и предложения по адресу [email protected]

Щелкните ЗДЕСЬ, чтобы просмотреть полный текст отчета и ссылки, опубликованные 3 июня.

Дом писателей | SUNY Geneseo

Дом писателей — это живое и обучающееся сообщество студентов всех лет, расположенное в Seneca Hall. В этой обстановке учащиеся получают поддержку в реализации их страсти к письму — будь то литературное письмо, научное письмо, написание песен, поэзия, музыка, рассказы, обучение письму и т. Д. — со стороны сотрудников Residence Life и стипендиатов-резидентов со всего мира. кампус.

Краткая информация

  • Чтобы жить в Доме писателей, необязательно быть специалистом по английскому языку! В Доме писателей живут художники, музыканты, ученые и будущие (и нынешние) авторы.
  • Репетиторы по письму, подготовленные Центром обучения письму, каждую неделю проводят в Доме писателей рабочие часы, чтобы помочь с любыми вашими письменными потребностями
  • Конференц-зал на третьем этаже, который можно использовать как кинозал.
  • На втором этаже находится библиотека Хейса, открытая в 2015 году. В библиотеке хранятся книги всех жанров, подаренные бывшими жителями (и содержит все 7 книг из серии о Гарри Поттере).
  • Студенты участвуют в Маленьком рыцарском чтении (обычное чтение в течение лета)
Что такое «живое-обучающееся сообщество»?

Живое и обучающееся сообщество (LLC) — это группа студентов, которые решили жить вместе в общежитии, чтобы найти общий интерес.Каждая LLC имеет общий академический компонент (например, курс, семинары под руководством преподавателей, служебную поездку) и подкрепляется внеклассным опытом, который соответствует интересам и целям сообщества.

Результаты обучения наших сообществ, живущих и обучающихся, взяты из документа GLOBE, в котором излагаются результаты для всех студентов SUNY Geneseo после выпуска:

  1. Интегративный опрос: чтобы задать важные вопросы, связывающие личный опыт с академической учебой и внеклассной жизнью; синтезировать множество знаний для решения реальных проблем и проблем.
  2. Применение и передача: адаптировать и применять навыки, теории и методы, полученные в одной или нескольких областях, в новых ситуациях.
  3. Размышление: размышлять об изменениях в обучении и мировоззрении с течением времени; строить личные, профессиональные и гражданские планы, основанные на этом саморефлексии.
Описание

Дом писателей — это жилое и обучающееся сообщество, расположенное в Зале Сенека, которое было основано в 2010 году. Члены Дома писателей учатся во всех классах, а все первокурсники размещаются вместе на третьем и четвертом этажах.Студентам, интересующимся всеми типами и приложениями письма — будь то литературное письмо, научное письмо, написание песен, поэзия, музыка, рассказы, обучение письму и т. Д., — рекомендуется жить в Доме писателей. Студенты работают друг с другом, стипендиатами с факультетов английского языка, истории и музыки, а также со специальным репетитором по письму в зале (прошедшим обучение в Центре обучения письму в библиотеке Милна), чтобы изучить их страсть к письму и создать свою собственную в Интернете. публикация: Catharsis .

Значения

Творчество | Страсть | Руководство

Результаты обучения
  1. Студенты, проживающие в Доме писателей, будут устанавливать конструктивные отношения друг с другом и прочные связи со стипендиатами Дома писателей.
  2. студентов, проживающих в Доме писателей, будут совместно работать над поддержкой и изданием собственного литературного журнала Дома писателей Catharsis .
Как подать заявку

Все места размещения Дома писателей основываются на рассмотрении заявления.Кандидаты должны предоставить полные ответы на все вопросы в заявке, чтобы их можно было рассмотреть для размещения. Только те, кто подали заявку до срока, указанного на сайте выбора жилья, могут быть рассмотрены для размещения. Вы можете найти более подробную информацию о процессе размещения в приютах для поступающих студентов.

С любыми вопросами или проблемами обращайтесь в Департамент жилищной жизни ([email protected] или 585-245-5726) или к заместителю директора по образовательным инициативам, докторуМэг Рейц, ([email protected] или 585-245-6363)

Вы преподаватель или сотрудник, заинтересованный в участии?

Посетите нашу веб-страницу Residential Fellows для получения дополнительной информации или заполните форму общей заинтересованности, или свяжитесь с Мэг Райтц напрямую по телефону x6363 или [email protected]

профессиональных авторов эссе, которые пишут для вас статью

Мы являемся одним из лучших сервисов, где студенты могут приобрести блестящие академические работы. Мы написали тысячи эссе всех типов за несколько лет работы на рынке, и многие клиенты из разных стран по-прежнему выбирают нашу услугу из-за блестящего качества наших эссе, которые приносят студентам отличные оценки.

Наши опытные писатели и редакторы знакомы со всеми академическими форматами, поэтому вам не придется беспокоиться о форматировании вашей статьи. Вы можете заказать у нас любую статью, отформатированную в академическом стиле APA, MLA, Чикаго или Гарварда. Мы заверяем вас, что наши профессиональные авторы эссе правильно отформатируют и процитируют ваш документ. У нас есть писатели из Великобритании, США, Канады, Европы и Австралии. Наши писатели имеют разное академическое образование, поэтому вы обязательно найдете писателя, обладающего достаточными знаниями в нужном вам предмете.

Кроме того, наши авторы имеют к.э.н. и степени магистра. Каждый из абитуриентов, желающих стать частью нашей команды, должен пройти комплексный тест, чтобы подтвердить свои знания как в английском языке, так и в своей области обучения. Таким образом, мы можем гарантировать, что все наши авторы онлайн-эссе являются экспертами.

Некоторых студентов беспокоит, законно ли покупать специальные документы. Ответ определенно: «Да». Каждое сочинение, представленное нами, служит примером академического письма и должно использоваться для улучшения письменных навыков клиента.Наши клиенты никогда не должны подавать документы, которые мы предоставляем, как свои собственные. Таким образом, наем автора сочинений онлайн в нашей компании является абсолютно законным.

Почему нанять у нас онлайн-автора эссе — отличное решение

Вот наши основные преимущества:

  • Профессиональные писатели во всех академических областях
  • Доступные цены
  • Своевременная доставка
  • Бесплатные редакции
  • Гарантия возврата денег
  • 100% оригинальность
  • Все академические форматы
  • Круглосуточная служба поддержки клиентов 7 дней в неделю

Давайте подробнее рассмотрим каждую точку.

Мы используем только проверенные инструменты и соответствующие методы для написания эссе для наших клиентов. Мы гарантируем, что наши авторы постоянно улучшают свои исследовательские и письменные навыки, и предлагаем различные программы обучения, чтобы помочь им осваивать новые методы. Мы прилагаем много усилий для их обучения, так как хотим, чтобы наши клиенты получали бумагу высочайшего качества.

У нас гибкая ценовая политика и разумные цены на услуги по написанию эссе. Мы понимаем, что у студентов не так много денег, чтобы тратить их на индивидуальные документы, поэтому мы делаем наши цены доступными для каждого студента.

Мы также знаем, что наши клиенты хотят, чтобы их документы были доставлены вовремя, поэтому мы гарантируем, что вы получите свою бумагу в срок, установленный вами при заполнении формы заказа. Мы хотим, чтобы вы остались довольны сотрудничеством с нами, потому что надеемся, что вы вернетесь к нам за дополнительными документами. По этой причине мы никогда не нарушаем сроки.

Если вы не полностью удовлетворены представленным нами документом, запросите исправление и укажите изменения, которые вы хотите внести.Ваш индивидуальный автор эссе внесет все необходимые изменения и доведет вашу статью до совершенства, чтобы она точно соответствовала вашим потребностям.

Поскольку нашим приоритетом является удовлетворение потребностей клиентов, мы разработали ориентированную на клиента гарантию возврата денег. Это означает, что если с вашим документом что-то пойдет не так и исправление неприменимо, вы можете запросить возврат и вернуть свои деньги. Мы считаем, что эта функция помогает студентам получить наилучшие впечатления от нашего сервиса.

Когда вы нанимаете для себя автора эссе, вы определенно хотите получить услуги высочайшего качества.Для этого мы всегда проверяем оригинальность каждой бумаги с помощью специализированного программного обеспечения. Значит, вы получите уникальную бумагу, на которой даже не побоитесь написать свое имя.

Поскольку наши авторы знакомы со всеми стилями письма, мы гарантируем, что вы получите статью с должным цитированием и форматированием в соответствии со всеми требованиями конкретного стиля, будь то APA, MLA, Chicago или Harvard.

У нас есть круглосуточная служба поддержки клиентов.Поэтому вы можете связаться с его представителями всякий раз, когда вам нужно что-то спросить или уточнить. Вы можете связаться с ними через чат, электронную почту или свой мобильный телефон.

Как наш дешевый автор эссе обработает ваш заказ

Наши менеджеры начнут поиск наиболее подходящего автора для вашей статьи после того, как вы сделаете заказ. Они найдут в Интернете автора сочинения, который отлично знает предмет вашего сочинения и имеет опыт выполнения аналогичных проектов. Мы всегда поощряем наших клиентов предоставлять всю необходимую информацию, чтобы наши специалисты могли подготовить документы, соответствующие ожиданиям клиентов.

Когда автор, работающий над вашей статьей, будет проводить исследование, он или она будет использовать только соответствующие научные источники. Вы можете быть уверены, что эксперт адаптирует эссе к вашим требованиям и предоставит все необходимые сведения по вашей теме. После завершения стадии исследования автор выбирает и систематизирует доказательства, чтобы представить убедительный аргумент.

Когда работа будет готова, вы получите черновик и проверьте, соответствует ли он вашим ожиданиям. Если вы думаете, что что-то должно быть добавлено или удалено из документа, запросите исправление, и ваш писатель дешево внесет необходимые изменения.

Кто ваш индивидуальный автор сочинений

В нашей команде есть авторы из разных стран, таких как США, Великобритания, Канада, Австралия, и для каждой из них английский является родным языком. Все они имеют докторскую степень. и ученые степени магистра. Все они прекрасно знакомы со своей областью обучения и могут предоставить вам отлично написанные эссе, которые получат хорошие оценки.

В нашей компании работают сотни авторов, написавших эссе, которые помогли им в работе.Мы гордимся тем, что можем предоставить студентам даже очень узких специалистов. Учитесь ли вы в средней школе, колледже или университете, мы обязательно найдем эксперта, который произведет именно то, что вам нужно.

Какие виды профессиональных письменных услуг мы предлагаем?

У нас вы можете заказать все виды профессиональных письменных услуг. Мы можем помочь вам с:

  • Все типы эссе, включая аргументированные эссе, обзоры книг, тематические исследования, обзоры книг или фильмов, презентации, отчеты, курсовые работы;
  • Все виды деловой переписки, включая выступления, бизнес-планы и т. Д.;
  • диссертаций;
  • Домашние задания по различным предметам, включая биологию, математику, физику, химию, географию, инженерию и т.д .;
  • Приемные документы, такие как письма-заявки, вступительные сочинения, личные заявления, резюме и т.д .;
  • Редактирование и вычитка готовых документов.

Как получить от нас помощь автору эссе

Вы можете нанять здесь дешевого сочинителя быстро и без лишних хлопот. Получить у нас превосходную статью так же просто, как 1-2-3.

  1. Заполните форму заказа. Предоставьте нам как можно больше подробностей, укажите срок, тип статьи, академический уровень и количество страниц. После этого оплатите заказ. Затем мы найдем наиболее подходящего автора для вашей статьи.
  2. Следите за продвижением заказа через личную панель. Вы также можете общаться со своим писателем здесь в режиме реального времени.
  3. Возьмите газету. Как только работа будет завершена, мы отправим вам уведомление. Вы можете скачать его предварительную версию в своем аккаунте.Если вас это устраивает, утвердите заказ и скачайте финальную версию документа. Однако, если вам нужна доработка, вы можете отправить запрос и отполировать свою статью до тех пор, пока она не будет соответствовать вашим ожиданиям.

Доверьте свои академические работы нашим превосходным авторам сочинений, которые являются экспертами в создании лучших работ для студентов. Гарантируем, что вы останетесь довольны нашей работой и полученным документом. Если нет — деньги вернут. Однако вероятность того, что что-то пойдет не так, очень мала, потому что наши клиенты удовлетворены на 99%!

Трубек, Анна: 9780812242928: Амазонка.com: Books

Есть много способов показать свою преданность автору, помимо чтения его или ее работ. Могилы являются популярными местами паломничества, но гораздо более популярны дома-музеи писателей. Чего мы надеемся достичь, отправившись в дом умершего писателя? Мы можем отправиться на поиски точки вдохновения, стремясь встать на то самое место, где впервые ожили наши любимые литературные персонажи, — и вместо этого оказаться в доме, где был зачат сам автор или где она исполнила свой последний вздох.Возможно, это место, через которое наш писатель проехал ненадолго, а может, это действительно был давний дом — теперь полностью переделанный под выставочный дом декоратора.

In Путеводитель скептиков по домам писателей Анна Трубек совершает досадную, часто забавную и всегда вдумчивую поездку по большому количеству домашних музеев по всей стране. На Ки-Уэсте она посещает бессовестно эрзац-святыню упрямого Эрнеста Хемингуэя, медитируя на его потерянную кубинскую ферму и бесплодный дом в Айдахо, в котором он покончил жизнь самоубийством.В Ганнибале, штат Миссури, она идет по размытой грани между фактом и вымыслом, посещая дом молодого Сэмюэля Клеменса и предполагаемые места Тома Сойера, Бекки Тэтчер и индейца Джо. Она попадает в литературную грязь Конкорда, штат Массачусетс, Мекки девятнадцатого века, где жили Хоторн, Эмерсон и Торо, — и все же не могла вместить удивительно сложную Луизу Мэй Олкотт. Она ведет нас по тропе жилых домов, которые Эдгар Аллан По оставил после своих многочисленных неудач, и к сгоревшей оболочке калифорнийского дома, с помощью которого Джек Лондон поставил свои права на потомство.В Дейтоне, штат Огайо, харизматичный гид приводит Пола Лоуренса Данбара в захватывающую жизнь для тех немногих посетителей, которые готовы слушать; в Кливленде Трубек находит трогательные воспоминания о Чарльзе Чеснатте в доме, которого больше нет.

Почему мы ходим в дома писателей? Хотя, по общему признанию, скептически относится к историям, которые эти здания рассказывают нам о своих бывших жителях, Анна Трубек увлекает нас, поскольку она хоть немного влюбляется в каждую остановку на своем маршруте и находит в каждой правду о литературе, истории и современной Америке. .

Чтение серии

«Программа творческого письма Нью-Йоркского университета проводит авторские чтения, которые постоянно приводят [наш] раздел« Книги »в состояние иррационального изобилия». —Time Out Нью-Йорк

Оживленная публичная серия для чтения, в которой участвуют самые разные писатели, переводчики и редакторы, и связывает нашу программу с местным сообществом. Почти все мероприятия бесплатны и открыты для публики, включая продажу книг и автографы. Если вы хотите получать по электронной почте объявления о предстоящих литературных событиях, отправьте нам письмо по электронной почте [email protected] с вашим запросом. Также подписывайтесь на нас в Facebook, Twitter и Instagram. Дом творческих писателей Лилиан Вернон оборудован для гостей с ограниченными физическими возможностями по предварительному запросу; позвоните в Программу творческого письма по телефону 212.998.8816 или напишите по адресу [email protected]

Начиная с весны 2007 года в рамках программы «Творческое письмо» открылась серия интимных салонов в Доме творческих писателей Лилиан Вернон. Студенты с энтузиазмом откликнулись на события, особенно на неформальную атмосферу, которая поощряла беседы с писателями, чьими произведениями они восхищались.Некоторые салоны продолжались еще долго после того, как они были намечены к концу, студенты и приезжие писатели часами увлекались оживленной дискуссией.

Серия «Чтение» ежегодно продолжает эту традицию. В обычную неделю выпускные курсы предлагаются с понедельника по среду, а чтения — по вечерам в четверг и пятницу. В дополнение к чтению самых выдающихся писателей и поэтов, запланированные мероприятия включают чтения преподавателей и выпускников, чтения из недавно издаваемых литературных журналов, панельные дискуссии и новые салоны, в которых участвуют писатели.Серия «Новые писатели» в КГБ представляет выпускников программы «Творческое письмо» и приглашает известных писателей в качестве специальных гостей. В нашей серии видеоинтервью «Открытая книга», проведенной Деборой Ландау и Меган О’Рурк, представлены интервью с некоторыми из самых известных современных авторов.

Программа «Творческое письмо» была благодарна за сотрудничество с давно уважаемыми литературными организациями в Нью-Йорке, чтобы познакомить наших студентов и общественность с разнообразными программами. Со-спонсоры и партнеры: 92nd Street Y Unterberg Poetry Center, Академия американских поэтов, Callaloo , CantoMundo, Cave Canem Foundation, Granta , Kundiman, Open City , PEN America, The Paris Review , Poets & Writers , Poets House, Поэтическое общество Америки, Фонд Роны Джаффе, Tin House , Национальная женская книжная ассоциация и Премия писателей Уайтинга.

«Друзья чтения» — это Барбара К. Бристоль и Голуэй Киннелл, Том Хили, Фред Хохберг, Роберт Холмс, Совет штата Нью-Йорк по делам искусств, Книжный магазин Нью-Йоркского университета, Poets & Writers, Inc., Лилиан Вернон и Театральный фонд Лилы Ачесон Уоллес Нью-Йоркского общественного фонда.

Об особом азарте посещения дома умершего писателя ‹Литературный центр

Всегда любопытно посмотреть, как живут другие люди, их особые атрибуты.Кто не толкнул вторую дверь наверху в чужом доме в поисках ванной?

Итак, представьте, что вы можете сделать это в доме любимого автора: вы увидите письменный стол, агаты, лежащие на подоконнике, потертые корешки книг, которые они листали.

Осуществить литературный туризм, в особенности литературные музеи, непросто. Возможно, неудивительно, что книги плохо переносятся в галереи. Я побывал в нескольких литературных музеях, и они варьировались от абсурдных до унылых — артефакты в заливном, неразборчивые буквы за стеклом, стена из Ulysses, копий в бесчисленных переводах.В пабе рядом с автомагистралью в Корнуолле восковые фигуры с грубой озвучкой рассказывают о романе Дафны Дю Морье Jamaica Inn . В центре Джеймса Джойса в Дублине посетитель сталкивается со странной смесью банальных фресок, посмертной маски Джойса и телевизора в главной комнате, воспроизводящего по циклу адаптацию 80-х годов «Мертвых».

Но дома мертвых писателей вызывают тревожные ощущения, что делает их тем видом литературного туризма, на который я подписываюсь. Из дома Хемингуэя на Кубе, где в саду похоронены десятки кошек; в строгий дом Китса в Хэмпстеде; в Красный дом, где прерафаэлиты тусовались и ссорились.Эти интимные искажения времени вызывают наше воображение; они приглашают нас подойти ближе, чтобы заполнить тишину пространства, представив себе призрачных авторов, которые когда-то там жили. Разве не поэтому романтикам нравились руины? Потому что они попросили вас сделать этот творческий скачок, чтобы воспроизвести то, что было раньше.

Посещение домов умерших писателей и художников сродни самому чтению: вы идете через прошлое, через чужую жизнь и пространство, не становясь ими. Нежный вид призраков, своего рода шаг в другую обувь, даже немного навязчивый.

Прогуливаясь по домам мертвых писателей, мы понимаем, что время и пространство не сливаются.

С девятилетнего возраста каждый сентябрь в течение двенадцати лет я ездил в Чарльстонский фермерский дом в Сассексе, загородную резиденцию группы Блумсбери. Дом расположен напротив холмов Даунс, мягких холмов у южного побережья Англии. Это одно из тех мест, которые я знаю только в конце лета, а это значит, что для меня оно находится в постоянной сентябрьской дымке. Последний пояс солнца. Коровы и летучие мыши. Каменные головы наблюдают за вами через пруд.Возможно, этим объясняется моя привязанность к этому месту, но я также считаю, что оно обладает неиссякаемым очарованием.

Вирджиния Вульф убедила свою сестру, художницу Ванессу Белл, и бывшего любовника Белла, Дункана Гранта, купить дом в 1916 году во время Первой мировой войны. По прибытии Белл побелил блузки с цветочными обоями внутри, и вскоре они начали красить и печатать стены, дверные ручки и камины. Белл украсил спальню Гранта; Грант украсил спальню Белла (на черной стене под окном он нарисовал серую лохматую полуулыбающуюся собаку, которая охраняет Белл по ночам, и петуха, который будит ее каждое утро).Это тот дом, в котором хочется красить ванну.

Они рисовали, часто вдохновленные их мастерскими Омеги, замысловатыми узорами, натюрмортами и фресками на каминах, каркасах кроватей, шкафах, ваннах, абажурах, столах и т. Д. Со временем дом — который Вульф, Т.С. Элиот и Э.М.Форстер прошли; в котором Джон Мейнард Кейнс (имеющий роман с Грантом) написал некоторые из своих самых известных экономических теорий; место, где Джулиан Белл, племянник Вульфа, вырос до того, как его убили за рулем машины скорой помощи во время гражданской войны в Испании, начало формироваться в соответствии с его жителями.Гипсовые слепки ушей обывателя приколоты к стене в студии, бюсты сидят на корточках в каминах, в комнате Клайва Белла застилают лондонский ковер, поскольку он тяготеет к роскоши. Чарльстон развивал свои собственные мифы — Пикассо, спрятанный в изгороди на ночь, или призраки детей Белла, вылезающие из слуховых окон наверху и прыгающие в переулок, спасаясь от напряженности, кипящей внутри дома.

Сегодня время в Чарльстоне действует странно, и любопытно прогуляться по этому наклонному, ушедшему миру.Кураторы стараются свести к минимуму видимое кураторство. Они избегают вешать в комнатах таблички, объявления или веревки. Работа куратора — остановить течение времени, и такая остановка времени создает в пространстве напряженную атмосферу; время-силы в конфликте.

Марк Дивалл, бывший садовник, жил на чердаке Чарльстона со своим гончим Догумом, когда дом сначала отреставрировали, а позже, когда он открылся для посетителей. По вечерам, сказал он мне, он ходил по комнатам, «чтобы оставаться на связи.Я занимался садом, и для него важно, чтобы сад хорошо выглядел из дома ». Чарльстон — это дом с множеством окон, а это означает, что дом и сад неразрывно связаны. Гений Марка заключался в том, чтобы создать сад, который существует сегодня, по картинам Ванессы, сохранив дом в его раме.

Жить в доме, пахнущем его прошлыми жителями: «Вы могли слышать, как экскурсии проходят по запасной комнате, люди на кухне внизу. Иногда летом я уходил в лес, чтобы сбежать.Если бы я вернулся около девяти часов, дом бы сам зажил от вторжения. Почти так, как если бы камешек упал в пруд, а через пять минут вода снова стала плоской.

Для Марка явно задержался дух прошлых жителей. «Их определенно было чувство, но никогда не было так близко, как призрак. Если бы я был с Сильвией, моей напарницей, и мы вернулись бы с прогулки по холмам, когда только стемнело и дом закрылся, вы бы посмотрели вверх на свет на чердаке, который мы бы ушли, и было ощущение — которое может показаться сумасшедшим — что мы могли бы быть Дунканом и Ванессой, возвращающимися с прогулки.Это было своего рода побратимство, если хотите, того, что они, должно быть, чувствовали, потому что это было домом для них, как это было в некотором роде для меня. Хотя дом довольно чокнутый.

Побратимство, привидение, дом, принадлежащий одновременно прошлому и настоящему. Прогуливаясь по домам мертвых писателей, мы понимаем, что время и пространство не сливаются. Время движется быстрее, чем пространство. Вот почему Бен Лернер говорит о «остановленном времени», а не о прошедшем времени в Topeka School , когда главный герой во взрослой жизни разъезжает по окраинам своего отрочества.Почему возвращение в мой университетский городок было похоже на появление на съемочной площадке по окончании спектакля: все выглядело так же, но мой рассказ там был закончен. Нам не хватает слов для обозначения этого разрыва между временем и местом.

Когда эта пандемия закончится, я хотел бы посетить дома писателей в надежде получить какое-нибудь завораживающее понимание.

Вирджиния Вульф это понимала. Она иллюстрирует несовместимость пространства и времени в тонкой центральной части своего романа « К маяку ». Этот раздел документирует войну и период, последовавший за миссис Дж.Смерть Рамзи. Стремительные действия персонажей заключены в круглые скобки, похожие на телеграммы, и повествование берет на себя дом. Дом заброшен семьей, изредка заходит только старая домработница. В романе Вульфа говорится, что жизнь людей движется быстрее, чем место. Это места ткацкие станки бесшумно, пока наша жизнь разыгрывается. Вульф тоже понимает, что наши призраки живут там, где мы когда-то жили:

«То, что люди пролили и оставили — пару туфель, фуражку, несколько выцветших юбок и пальто в платяных шкафах, — одни только сохранили человеческий облик и в пустоте указывали на то, как когда-то они были наполнены и оживлены; как когда-то руки были заняты крючками и пуговицами; как однажды в зеркале было лицо; он держал выдолбленный мир, в котором вращалась фигура, сверкала рука, дверь открывалась, в нее входили дети, кувыркающиеся и кувыркающиеся; и снова погас.Теперь, день за днем, свет вращался, как цветок, отражающийся в воде, его четкое изображение на стене напротив ».

Мне нравится фраза «Как однажды в зеркале было лицо», потому что она устрашающе перекликается с зеркалом и туалетным столиком в так называемой запасной комнате Чарльстона, принадлежащей матери Ванессы и Вирджинии. Вульф пишет об этом же зеркале, когда описывает смерть их матери в 1895 году в Moments of Being : «Во главе с Джорджем, обернутыми вокруг нас полотенцами и давая каждому выпить по капле бренди в теплом молоке, нас отвели в спальню. […] Я помню длинное зеркало; с ящиками по бокам; […] И большая кровать, на которой лежала моя мать.«Как наши вещи переживают нас, обратитесь к нам. Наше отношение к вещам продолжается, даже когда нас больше нет.

Итак, видя, например, письменный стол Дилана Томаса, выставленный не в музее, а среди беспорядка его письменного стола на валлийском побережье в Лохарне, можно внезапно вызвать в воображении целостность его личности. Писатель, которым восхищаются, становится человеком с дурными привычками: двери, которые они хлопали, посуду, которую они ломали, занавески, которые они не могли починить, безделушки, которые они сентиментальны, столы, за которыми они сидели в ночи, виды, которые они любили, грязные ботинки, которые они топтали в лодке дом.Внезапно горшок с ручками становится лишь частью жизни, которую они вели.

Когда эта пандемия закончится, я хотел бы посетить дома писателей в надежде получить какое-нибудь завораживающее понимание. В частности, дом в Амхерсте, в котором Эмили Дикинсон столько лет писала на своем 18-дюймовом столе; Пятиэтажный дом Пабло Неруды, Ла Себастьян, в Вальпараисо, Чили; обветшалый Хаворт Бронтесов; и, прежде всего, исключительно крутой дом, в котором Элизабет Бишоп жила со своим возлюбленным, архитектором Лота де Маседо Соареш, в Бразилии.

Может быть, резонанс всех этих домов лучше всего содержится в описании Вулфом комнаты миссис Рамзи после ее смерти: «Там были сапоги и туфли; а расческу и расческу оставили на туалетном столике для всего мира, как будто она собиралась вернуться завтра ».

Стивен Барр, литературный агент, Охота за скрытыми шедеврами

Ненасытный читатель, 25-летний Стивен К. Барр, младший литературный агент Дома писателей. Когда он не ищет спрятанные шедевры в куче слякоти — кладезе незапрошенных материалов — г-н.Барр ищет в блогах достойные книжные проекты. Выпускник Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе в 2007 году, он сразу же сменил цель своей карьеры с редактора на агента, выиграв стажировку сначала в Hotchkiss and Associates, а затем в Доме писателей, где в прошлом году его повысили до младшего агента. Мистер Барр живет на Адской кухне.

Ранний книжный червь: Даже маленьким ребенком я помню, как был одержим книгами. Мне было 8 или 9 лет, когда я увидела новый свитер в каталоге подарков и сказала родителям, что мне нужно его получить из-за логотипа: «Так много книг, так мало времени.«Он был только взрослых размеров, но я так сильно его хотел, что они сделали его для меня.

Объезд видео: Я был сбит с толку появлением видеоигр и, обладая своего рода навязчивой личностью, очень агрессивно увлекся этим. Только в колледже я выпал из этого и вернулся к книгам.

Стажировки: На последнем курсе я был стажером по рекламе в Immortal Records и обнаружил, что у меня очень мало или совсем нет к этому склонности. Затем я был стажером по маркетингу в журнале Filter, который превратился в настоящую работу ассистента по маркетингу.Но я знал, что если я действительно хочу заниматься издательством, мне нужно переехать в Нью-Йорк. Мой выпускной подарок от отца был на месяц в Нью-Йорке.

Резюме с уловкой: Я получил интервью в Bantam Books, приложив фигурку Бэтмена к моему резюме. Я наклеил на него небольшие подробности обо мне, например, о моем U.C.L.A. Английский диплом. Кто-то подумал, что это мило, но я не получил работу.

Другие стажировки: Я нашел стажировку Хотчкисс на Craigslist.Они снимают фильмы и заказывают книги, и я в значительной степени был их колл-центром. Я работал с телефонами, но также много узнал о переводе книги в фильм, о том, что важно и что лишнее в рассказе, что также является решающим навыком для поиска хорошей книги и ее улучшения. Я прошла стажировку в Доме писателей в феврале 2008 года. Мне здесь сразу понравилось. Я сделал все возможное; Я прочел свою задницу, высказал свое мнение, и в мае меня наняли помощником.

Молодежная культура: Одному из моих начальников, Даниэлю Лазару, 27 лет, он старший агент.Я безумно, опасно амбициозен, и он это понимает и признает. До сих пор моей основной обязанностью было помогать Дэну Конэуэю — другому высокопоставленному агенту, который был моим наставником, — и Дэниелу Лазару во всех отношениях, а также находить для них книги.

Продажа: Попутно, если я что-то нашел, они позволяли мне участвовать в процессе продажи, а иногда и участвовать в нем. Моя первая находка появилась после краха Lehman Brothers. Там работал друг друга и писал об этом изнутри.Дэн Конэуэй назвал это «Бег с ножницами» и «Покер лжецов». Я нашел этот забавный онлайн-блог под названием «Как победить что угодно», и Дэн продал его как «Удар Тома Хэнкса». Я нашел в куче слякоти детскую книгу, которую Дэн Лазар продал в прошлом году, и после этого было написано: «Хорошо, если вы найдете другую вещь, и она не подходит ни одному Дэну, то бегите с ней.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *