Дизайнер рашид карим: Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы

Карим Рашид — известный американский дизайнер, писатель, лектор в университетах и на конференциях, участник многочисленных совместных выставок, профессор Университета Искусств в Филадельфии и звезда телевизионного реалити-шоу Made in the USA. Его произведения находятся в постоянных собраниях 15 главных музеев мира.

Стилевые особенности дизайнера заключаются в сочетании обволакивающих капелевидных форм с типичной для него цветовой гаммой: белый оттенён зелёным лаймом, оранжевым, жёлтым, розовым. Материалы: полимерные полы, цветное стекло, стеклянная плитка. Масса медиапроекций, беспроводных устройств и прочих электронных новаций.

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 1

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 2

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 3

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 4

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 5

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 6

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 7

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 8

Дизайнер интерьеров Karim Rashid и его необычные работы, фото № 9

Карим Рашид: будущее сегодня • Интерьер+Дизайн

Дизайнер Карим Рашид (Karim Rashid, р. 18 сентября 1968) поставляет на рынок все самое красочное, инфантильное и подростковое. Cам о себе заявляет, что спроектировал уже более 3000 предметов, получил более 300 международных дизайнерских премий и в 40 странах его почитают как легенду дизайна.


По теме: Карим Рашид (Karim Rashid) и русская кухня


То он оформляет секс-шоп в Мюнхене, то придумывает офисную мебель Streem Collection для турецкой компании Tuna Ofis, то рисует дизайн бутылки для пепси-колы PepsiPrestige для американской компании Pepsico, USA. Его бизнес-концепция — погоня за будущим. «Мечтаю, чтобы люди освободились от ностальгии, устаревших традиций, заскорузлых привычек и бессмыслицы». Шутка про то, что его наручные часы показывают время на десять лет вперед, — чистая правда.


Коллекция посуды Sakred для Krosno. 2019. Фото Tomek Albin.

Еще ряд анекдотов связан с гардеробом дизайнера: пятнадцать лет назад он отнес в благотворительную организацию Salvation Army свои черные костюмы от Dries van Noten, Yohji Yamamoto, Comme des Garcons. И теперь у него только белые и розовые одежды: 30 пар белых джинсов, белые свитера, футболки и носки. В общем, этот человек занят собой и своим образом.


Карим Рашид в интерьере своего дома. Фото Hye-Ryoung Min.

Высветленная гамма стала его твердым предпочтением: белый, салатовый, желтый и, конечно, особый розовый  — искусственный и приторный, как дешевый леденец. Еще недавно Рашид декларировал, что розовый — это новый черный. Он изо всех сил убеждал мужчин-гетеросексуалов в том, что «пинк» незаменим для настоящего мужского интерьера.


Фрагмент интерьера отеля cети Prizeotel, по проекту Карима Рашида. На переднем плане стул Voxel. Премия Good Design Awards. 2018.

Рашид не только проектирует вещи и интерьеры, он все время что-то постулирует и пропагандирует. Пять лет назад был увлечен инфотейнментом (от англ. to informe и to еntertain), твердил об обучающе-развлекательной функции дизайна. В 2007-м рассуждал про yestermorrow — то, что мы по-русски называем ретрофутуризмом. Его собственная квартира в нью-йоркском Челси — образец каримовского вкуса: надувная мебель в стиле 60-х выглядит бодро и футуристично, нисколько не напоминая пыльный винтаж.


Кухня Floo, Rational, 2016. Кухня уже номинирована на ряд престижных международных премий.

Кухня Floo, Rational, 2016. Барные стойки трансформируются в полноценные обеденные группы.

Кухня Floo, Rational, 2016. Бесшовные поверхности выполнены из кориана.


В 2016 году в Милане во время выставки EuroСucina немецкая компания Rational представила новую модель Floo. Результатом двухлетней работы Карима Рашида с инженерами Rational стала ослепительно-белая минималистичная кухня, одна из самых ярких авторских новинок года.



Модульная система сидений Heartbeat. Nienkamper. 2019.

Карьера Карима Рашида пошла вверх в 1993 году. До этого он успел поучиться и поработать в Милане, а потом шесть лет мучился в канадском дизайн-бюро в Торонто, проектируя все что ни попадя, от лазерных приборов до почтовых ящиков. Там он набил руку, но страдал от тупого подхода и отсутствия красоты. В конце концов сбежал в Нью-Йорк.


Туфли Karim, Melissa.

Предлагал свои услуги ста компаниям, и только от одной получил заказ делать предметы для сервировки стола: фирма Nambe из Санта-Фе не прогадала. Вазы, солонки, вилки и ножи так понравились покупателям, что Nambe торговала на три миллиона долларов в год, а вещи скоро попали в коллекцию местного музея.


«Сумка»-холодильник для шампанского с подсветкой Globalight, Veuve Clicquot. 2008.

Система сидений Matrix, Meritalia. 2009.

Лежанка Dusk, Riva 1920. 2016.

Скамья Bench, Durat. 20 экз. 2009.

У дизайнера Карима Рашида есть старший брат — известный архитектор Хани Рашид. Оба брата учились в Европе и Нью-Йорке и выбрали похожие творческие профессии под влиянием отца — художника-абстракциониста с французским образованием, который переехал в Париж из родного Каира (Египет) в 1950-е, позже семья эмигрировала в Англию, затем в Канаду.



Барные столы и стулья Next collection, Slide. 2019.

Рашид — изобретатель собственных солярных знаков: перекрещенные пилюли в разных конфигурациях появляются у него каждый раз, когда нужен орнамент или просто декор. Всю жизнь он решает одну и ту же задачу: формы должны быть передовыми и как бы созданными интеллектом, не затронутым никакой культурой, при этом личный почерк автора должен опознаваться с первого взгляда.  




Рашид умеет обгонять индустрию не только в образах, но и в стратегии. Одно из его увлечений — проектирование для инвалидов и людей пожилого возраста. И он прав: население Европы стремительно стареет, Америка ее догоняет. «Мы же понимаем, это дело хорошее, —  говорит Рашид. — К середине 2010-х  в США будет 60 миллионов пенсионеров!»  И Рашид прав, люди пожилого возраста становятся основной потребительской  группы не только в Америке, но и по всему миру.


Отель nhow Berlin сети NH Collection в Берлине. 2010. Отель предоставляет две профессиональные звукозаписывающие студии. В отеле 304 номеров, оформленных Каримом Рашидом. Облик здания разработан архитектором Сергеем Чобаном.

Диваны Streem Collection для Tuna Ofis. 2016.

Диван Isola Lounge, Nienkamper. 2009.

Блюдо Morphic Chip Dip, Nambe. 2009.

Karim Rashid. Карим Рашид | Знаменитые архитекторы и дизайнеры

Карим Рашид (Karim Rashid, 1960) — известный промышленный дизайнер. Карим Рашид запустил в производство более 2500 разработок, включая проекты дизайна мебели, посуды, модных аксессуаров, упаковки, фурнитуры, осветительных приборов, а также интерьеры, инсталляции и прочие архитектурные проекты.

 

«Я хочу изменить мир» — гласит название манифеста Карима Рашида (Karim Rashid), написанного им в 2001 году. Именно это он и сделал, став одним из наиболее успешных и плодовитых дизайнеров современности. За время своей дизайнерской карьеры Карим Рашид создал «чувственный минималистичный» дизайн для сотен предметов и «blobjects». («Blobject» — от сочетания имени Mr. Blobby, популярного персонажа телешоу, и английского «object» — объект).

 

Карим Рашид — апостол новых технологий. Он использует компьютерные технологии и соответствующее программное обеспечение, что позволяет существенно снизить производственные издержки. Это помогает производителям уменьшить стоимость товаров и вывести производство на новый уровень.

 

Среди творений Карима Рашида — часы, посуда, мыльницы, корзины для бумаг, а также мебель, модные объекты, светильники, шоу-румы, гостиницы, рестораны, апартаменты и скульптуры. Карим Рашид — писатель, лектор в университетах и на конференциях, участник многочисленных совместных выставок, профессор Университета Искусств в Филадельфии и звезда телевизионного реалити-шоу Made in the USA. Его произведения находятся в постоянных собраниях 15 главных музеев мира. 

 

Среди его клиентов — Acme Studio, Nambé, Method, Prada, Umbra, Issey Miyake, Nienkämper, Wolf-Gordon, Alessi, Edra,Target, Foscarini, ZeroDisegno, Method Home, Totem, Pure Design, Zeritalia, Fasem, Guzzini, Estee Lauder, Tommy Hilfiger, Giorgio Armani, Sony, Magis, Leonardo, Zanotta, Maybelline, Yahoo, George Kovacs, Citibank, Nienkamper, YSL ….Среди его многочисленных наград — Daimler Chrysler Design Award (1999 год), George Nelson Award от Interiors magazine (1999 год), золотая награда в номинации «мебель» от Industrial Designers Society of America (IDSA) (2001 год), «Лучший новый дизайн ресторана» от Esquire magazine (2003 год) и IDSA (Industrial Design Excellence Award, 2005 год). Он обладает почётным титулом Доктора искусств Коркоран-колледжа искусств и дизайна (Corcoran College of Art + Design, Вашингтон).

 

Карим Рашид родился в 1960 году в Каире. Его мать была англичанкой, отец, египтянин, был художником и театральным декоратором. В Англии, где семья Рашида провела несколько лет, Рашид-старший смог устроиться только ночным сторожем. 

 

В конечном счёте, семья Рашидов переехала в Канаду, и отец Карима занял должность художника-декоратора на телевидении. В семье было трое детей, и отец постоянно рисовал их портреты и любил брать Карима с собой на этюды. Однажды, в возрасте 4 лет, Карим понял, что может не только рисовать мир вокруг. Он может его изменить.

 

Рашид обучался индустриальному дизайну в университете Карлетон (Carleton University) в Оттаве, потом провёл год в Италии. Полтора года он бесплатно проработал интерном в Милане, затем вернулся в Торонто, где жили его родители. Там Карим получил должность в KAN Industrial Designers, где в числе 20 дизайнеров работал с такими клиентами как Black&Decker и Samsung. Здесь он набивал руку, разрабатывая дизайн стереосистем для Toshiba, отопительных приборов, сельскохозяйственного и медицинского оборудования и других подобных вещей. 

 

«Я провёл в этом мире десять лет, — говорит Карим Рашид, — И всегда был связан с товарами. Разумеется, это никакого отношения не имеет к красоте или содержанию — работодателя это не волновало. Но ты узнаёшь, как работает бизнес». Дэвид Шэрер (David Sherer), который продаёт множество вещей Рашида в своём магазине Totem, говорит: «Многие дизайнеры приходят с красивыми вещами, но они не имеют ни малейшего представления о том, сколько это может стоить или как сложно это сделать. Карим понимает, что требуется, чтобы его продукция попала на полки».

 

В 1991 году Рашид уходит из KAN и переезжает в Провиденс (Род Айленд, США), где занимает должность преподавателя в Rhode Island School of Design. Через год он уходит, так как у него возникают разногласия с руководством в философии обучения. В 1993 году он получил место в Pratt Institute, Манхэттен, где и преподавал в течение четырёх лет. Он также преподавал в University of the Arts, Филадельфия.

 

В период с 1992 по 1993 год он попытал счастья в более чем сотне компаний, прежде чем, наконец, получил свой первый заказ на линию столовых аксессуаров от компании Nambé. Серьёзные компании не интересовались парнем, который создавал дрели, поэтому он решил попытать счастья у американских производителей второго эшелона, таких как La-Z-Boy и Ethan Allen.

 

«Помню, как я пришёл в Ethan Allen, который располагался в Данбэри, Коннектикут. В эти годы множество магазинов по всей стране закрывалось. Я понял, что здесь кроются большие возможности. Я знаю, почему они закрываются, — это происходит потому, что всё меньше и меньше людей интересуется покупкой имитаций антиквариата вроде тех, что продаёт Ethan Allen. Поколение, которое начало покупать современную мебель в IKEA, выросло и нуждается в чем-то более качественном и более существенном, но они привыкли к современному дизайну, что же им делать?

 

Если они начнут покупать итальянские вещи, американским компаниям наступит конец. Может быть, не сегодня, но лет через десять все эти антикварные диваны и высокие комоды на ножках непременно исчезнут. Поскольку мышление молодёжной культуры — я узнал это от моих студентов — заключается в том, что они не заботятся о прошлом. Прошлое бессмысленно. Оно закончено. Их менталитет — скейтборды, MP3 и найковские кроссовки, это непременно должно отразиться на мебели, которую они покупают. Но, конечно, Ethan Allen не интересовались тем, что я собирался им предложить — этот высокомерный парень, говорящий им, что делать с будущим компании». 

 

Наконец, в 1995 году Umbra, компания, которая производит недорогие товары для дома, согласилась пробовать идею Рашида — мусорное ведро, сделанное из полипропилена, которое будет продаваться меньше чем за двенадцать долларов. 

 

Карим, как никто другой, знал, как работать с пластиком. В итоге на свет родилось лучше в мире мусорное ведро, и мир устремил свои взоры в сторону новоиспечённого гения промышленного дизайна.

 

Что же движет им? Рашид говорит, что он не интересуется деньгами, его больше волнует реальное воплощение его замыслов. Ему интересно посмотреть, что он может дать человечеству, пока он жив. Может быть, он и является звездой в мире дизайна, но для американских промышленников он не более чем нахальный инженер.

 

Стандартная доля расходов на дизайн — примерно 3% от общих производственных затрат (архитекторы обычно получают от 5 до 10 процентов). Но преимущество Рашида в том, что его имя делает вещам ещё большую рекламу, чем их эстетическая ценность.

 

Опыт работы с Ronson, британским производителем зажигалок, — хороший пример того, как общаются производители с дизайнерами. Это была хорошая возможность для Рашида, так как впервые он получил заказ на вещь, которая будет стоить меньше доллара. Компания была почти разорена, особенно за счёт производства дешёвых пластиковых зажигалок, и сотрудничество с Рашидом было призвано повысить престиж марки. Это решение основывалось на новой в то время идее, что дизайн имеет значение для масс.

 

Ronson заказал 12 проектов, а Рашид предложил 38. В итоге компания остановилась на трёх: Gripper (в чехле из искусственного каучука), Pebble (окатанная галька), и Spindle, похожая на микрофон. Дизайнер также участвовал в разработке других производственных линий Ronson — ручка, калькулятор, AM/FM-радио.

 

Тогда он взял на себя ребрэндинг, заменив старый чёрный шрифт Ronson на ярко-красный, выглядящий более современно. Тем не менее, Ronson запустил в производство только зажигалки, а другие идеи Рашида были отложены в долгий ящик. «Я думаю, что испугал их», — говорит он.

 

Предложения дизайнера не всегда понимаются заказчиками. Известен случай с бутиком для итальянского модельера Джорджио Армани. Карим Рашид тогда предложил следующее: в магазине нет никаких одежды и мебели — только голые стены-экраны. На экранах маршируют манекенщицы в арманиевских моделях. Потенциального покупателя сканируют и, как в компьютерной игре, виртуальным образом примеряют на него понравившуюся одежду. Примерку при желании можно продолжить у себя дома, получив диск с программой.

 

Армани не соглашался на пустой магазин и хотел повесить там хотя бы немного одежды «…а то ведь получится бутик Карима Рашида, а не Джорджио Армани…», но дизайнер не согласился, так и не договорились.  

 

Самый простой способ увидеть работу Рашида в Нью-Йорке состоит в том, чтобы найти одну из ста пятидесяти крышек люка, спроектированных для Con Edison, которые расположены главным образом на улицах Манхэттена, особенно вокруг Times Square. Рашид хотел предложить в качестве материала прозрачный пластик, но в Con Edison решили, что публика не готова к такому радикальному решению. Тем не менее, Рашид нашёл способ интегрировать «дизайн от Карима Рашида» в этот продукт.

 

Вы также можете прогуляться вдоль офисов Рашида на West Seventeenth Street, где расположен шоу-рум дизайнера.

 

Мебель в шоу-руме довольно своеобразна. Что-то подобное отец Карима мог бы в пятидесятые придумать для фантастического сериала о будущем. За шоу-румом 15 прилежных ассистентов работают за компьютерами. Там находится офис Рашида. А наверху живёт сам дизайнер с женой Мэган Ланг. 

 

Дизайнерский диапазон Карима Рашида позволяет ему разрабатывать как общий стиль интерьера, так и стиль каждой его небольшой детали, включая, например, столовые приборы. Так, проектируя отель Semiramis в Афинах, он спроектировал всё: от архитектуры и интерьеров до формы персонала и флаконов для шампуня. Цветовая гамма типично рашидовская: белый оттенён зелёным лаймом, оранжевым, жёлтым, розовым. Материалы: полимерные полы, цветное стекло, стеклянная плитка. Масса медиапроекций, беспроводных устройств и прочих электронных новаций.

 

Люди любят менять одежду, приобретая новинки сезона, но в дизайне интерьера, например, это долгое время было непозволительно из-за высокой стоимости мебели. Благодаря новым технологиям промышленники могут выпускать тот же товар, например, другого цвета без существенных изменений в производственном цикле, что позволяет промышленности следовать модным тенденциям.

 

Рашид стоит на перекрёстке этих двух направлений, предлагая более модные товары в области дизайна и менее сезонные — в моде. «Я думаю, что у всех товаров есть четвёртое измерение, своего рода аура, ощущение, — говорит он. — Сейчас это измерение очень сильно связано с модой, но мы собираемся находить его во всём».

 

Можно ли считать искусством мусорное ведро? Карим Рашид, в первую очередь, художник. По крайней мере, так он себя воспринимает. 

 

Он переносит окружающую его действительность в галереи. Рашид говорит, что делает то же, что и художники, иначе бы его работы не выставлялись в музеях мира, но, кроме того, он создаёт вещи.

 

Несомненый интерес представляют «50 заповедей дизайнера», опубликованные в одном из журналов. В 2001 году вышла книга «Я хочу изменить мир» («I want To Change The World») в издательстве Universe Publishing. В ней представлены основные его идеи и проекты. Одно из намерений Карима Рашида — поставить компьютерные технологии на службу индивидуализации массовой продукции, придумать способы удешевить предметы дизайна. Карим Рашид желает сделать так, чтобы новые технологии сделали повседневность удобной, удобство красивым, а красоту доступной.

 

«…нейтральность, как и дурацкий патетичный минимализм мертвы. Модернизм — отжившая своё концепция. XXI век заботится о новой энергии, о нематериальном, об утрате формы и её обретении, о прозрачности, цвете, запахе. О цифровых технологиях, способных создать место обитания одновременно реальное и ирреальное, метафизическое и физическое»

 

« … Я стараюсь максимально приблизить их (интерьеры) к потребностям сегодняшнего человека. Мы ведь всё больше живём в виртуальном пространстве, и наш физический мир приобретает от этого иное значение. Поэтому предметы обстановки становятся технологическими объектами. Я уже не раз говорил и писал о том, что отрицать хай-тек — значит, отрицать современный образ жизни». 

 

«…Человек, однажды поживший в моём интерьере, уже никогда не сможет вернуться в традиционную обстановку, потому что дизайн от Карима Рашида раз и навсегда покажет ему, что такие простые и прагматичные вещи, как окно с правильно падающим светом, или особая высота потолка, или многофункциональная мебель — есть жизненно необходимые вещи. Правда, я осознаю, что окончательный переход к предложенной мною среде обитания — это дело будущего…».

 

 

 

 

Offecct Orgy Sofa, 2002 Veuve Clicquot Loveseat, 2006
Bite Me Chair and Baby Bite Stool, 2009 KX-Blue Loop, 2007
B-Line Snoop Table, 2011 Superblob, 2002
Punkalive High Roller Chaise, 2011 Sancal Float Sofa, 2012
K Omfy Sofa, 2008 DJ Kreemy, 2002
Bokka Lamp, 2006 Veuve Clicquot Globalight, 2008
Us4 Childrens Bedroom Collection, 2009 Plod Chair, 2006
Worganic, 2004 Oh Chair, 1999
Slide DNA Pendant, 2011 Floob Ceiling, 2007
Kat Chairs, 2012 Zanotta Koochy Sofa, 2007
Kave Table, 2009 Frizzi Fan, 2005
Matrix Sofa System, 2009 Kouch and Ouch, 2009
Luke Photoluminescent Lamp, 2011 Plomb Umbrella Holder, 2005
Fabbian Kwark Sconce, 2011 Nook Arm Chair, 2012
Isola Chair, 2009 K2-IKON, 2005
Blossy Loveseat, 2010 Raynor Group Chakras Chair, 2010
Pop Modular Sofabed, 2011 Antique Mirror Dawn and Noon Tables, 2010
Arteco by Artisan, Steek Table and Chairs, Bosnia, 2011 Kush, 2002
Nafir Pendant, 2012 Ottawa Chair, 2012
Softline Rullo Convertible Couch-Bed, 2011 Siwah Couch, 2007
Space Chaise, 1999 Koop Chair, 2010
Koho Stool, 2004 Yekun Fitt Modular Seating System, 2010
Zero Space Time Lamp, 2011 Asym Chair, 1998
Sofa One, 2004 Roto Task Lamp, 2003
Sphera Bed, 2008 Swing Chair, 2002
Snap Chair, 2008 Infinity Couch, 2010
Vertex Dining Set, 2010 Domodinamica Bounce Couch and Roboto Lamp, 2011
Probe Sconce, 2011 Kivas Modular Couch, 2010
Ritzenhoff Leuchten, 2008 Nutopia Teknowash Shampoo Station, 2008
Horm Tide Cupboard, 2008 Float Collection, 2009

Карим Рашид: фото и интервью с дизайнером о его доме в стиле поп-арт и флаконе духов Kenzo

«Розовый — это новый черный», — на полном серьезе утверждает Карим Рашид, приглашая меня в свой новый двухуровневый лофт с садом и видом на Гудзон в модном манхэттенском районе Челси. У меня рябит в глазах — пространство в триста квад­ратных метров напоминает домик Барби и музей поп-арта одновременно: буйство красок и ни одного предмета привычных форм. Чересчур, скажете вы? Только не в случае Карима Рашида, всемирно известного промышленного дизайнера и декоратора, изобретателя стиля поп-люкс, чью яркую футуристичную мебель, посуду и предметы интерьера можно найти на роскошных виллах в Майами, нью-йоркских ресторанах, бутиках Giorgio Armani и московском Bosco Bambino в Москве, в шикарных отелях по всему миру. А сейчас он ведет меня на второй этаж — надо расставить по цвету кеды с яркими узорами, созданные им для канадской обувной марки Sully Wong в его общей с женой Иваной гардеробной, примыкающей к спальне: «За последние двадцать лет я сменил два лофта и, как только приходил домой, шел в спальню. Думаю, сказались годы скитаний по отелям — я привык делать все в кровати: работать, рисовать, есть, слушать музыку. Но теперь я много времени провожу в гостиной — тут столько света и потолки высоченные, шесть метров». И ест он теперь вместе с семьей за обеденным столом. «Может, потому что спальня на втором этаже, и мне лишний раз лень подниматься», — смеется Карим.

За свои пятьдесят четыре года дизайнер вдоволь покочевал по свету. Родился в Каире (его отец — египтянин, мать — англичанка). Детство провел в Англии и в пригородах Оттавы, учился в канадском Университете промышленного дизайна, подрабатывал диджеем и даже ходил по подиуму. «Я рос этаким дискобоем, заводилой», — говорит Карим и перечисляет свою любимую музыку: «Роллинг Стоунз», Дэвид Боуи, культовый итальянский диджей Джорджо Мородер, для которой ему уже не хватает двух айподов с самой большой памятью.

Карим с женой (Ивана — инженер-химик из Сербии, они познакомились на открытии выставки дизайнера в Белграде — он был во всем розовом) купили этот лофт два года назад, просмотрев почти семьдесят вариантов. И он, как и все творения дизайнера, — ода жизни, эклектике и техническому прогрессу. Не успев въехать, Карим немедленно заменил стену между спальней и гостиной на стеклянную панель, выложил ванную комнату яркой плиткой, выбросил душевую кабину и умывальник, поставив обтекаемую ванну из стекловолокна цвета фуксии, и повсюду расставил мебель и предметы всех возможных оттенков своего любимого розового — даже болонка Кики спит на розовом пуфике.

Каждый месяц он делает полную перестановку в квартире — благо вся мебель и предметы созданы им самим, в основном для итальянских фабрик и дизайнерских компаний, и покупать ничего не надо. Вот белоснежные волнистые консоли, изогнутые вазы цвета лайма, причудливые торшеры, стаканы с ярко-голубыми узорами, геометричные стулья напоминают эксперименты миланской дизайн-группы «Мемфис» из 1980-х, чье постмодернистское творчество так любит Карим. «Я ими увлекался, и сейчас у меня есть их работы. Но мне неинтересно повторять то, что уже было, — он задумался. — Но в то же время я родился в 1960 году и был свидетелем утопического желания но­визны». Преодолеть земное притяжение и долететь до Луны — эту мечту дизайнер из научной фантас­тики тех лет пронес и воплотил в наши дни. Беспроводное радио, цифровые портреты и 3D-объекты, работы авангардистов и оп-арт-художников, пластик, стекло и алюминий, замысловатые узоры и формы — вот мир Рашида, где нет места черному и ностальгии.

Карим Рашид (Karim Rashid): «Я хочу изменить мир!»

Карима Рашида называют «бриллиантом современного дизайна». Сегодня он один из самых популярных, влиятельных и плодовитых дизайнеров на свете. Его творения украшают 20 постоянных коллекций в престижнейших галереях по всему миру. Он автор более 3500 успешных проектов в разных сферах промышленного дизайна и около 100 интерьеров. В свои не полные 60 лет Карим Рашид все также без памяти влюблен в дизайн, продолжая очаровывать публику новыми невероятно яркими и гениальными идеями.

 

Необычный мальчик

 

Любовь к эксцентрике и всему необычному у Карима родом из детства. По его собственным словам, он был «странный маленький мальчик», выделившийся из толпы уже при рождении. В 1960-м он появился на свет вперед ногами, а вокруг его шеи была обернута материнская пуповина. Врачи предрекали ему слабое здоровье и запоздалое развитие. Карим действительно рос болезненным мальчиком, в течение первого года ел только банановое пюре и едва заговорил в 4,5 года. Однако чуть позже стал удивлять родителей невероятной фантазией, высоким интеллектом и художественным талантом.

Родина Рашида – Каир. Его мама – англичанка, а отец – египтянин. В поисках лучшей жизни его семья переезжает сначала в Лондон, а затем в 1967 году – в Канаду. В это время семилетний Карим освоил швейную машинку и увлекся моделированием одежды. В школе он был малообщительным одиночкой, отличавшийся нестандартным мышлением и отличной памятью. Карим стал одним из трех лучших учеников в области математики,  и ему поручили руководить школьной газетой, радиостанцией ​​и вести ежегодник школы.

В Канаде отец Карима устроился на работу в качестве художника-декоратора и во многом повлиял на выбор будущей профессии своего сына. Отец часто брал своих детей на этюды, прививал им художественный вкус, раскрывал секреты своего мастерства. Кроме Карима в семье было двое мальчиков. Один из братьев – известный архитектор Хани Рашид.

 

Начало карьеры

 

После окончания средней школы Mimico в Торонто Карим становится студентом Университета Карлтон в Оттаве. В 1982-м, получив степень бакалавра в области промышленного дизайна, Карим продолжает учебу в качестве аспиранта в Неаполе. В свободное время Рашид подрабатывал ди-джеем в клубах и консультантом в музыкальных магазинах. Музыка и по сей день играет важную роль в жизни дизайнера. Он не расстается со своими тремя «айподами», полностью забитыми разностилевыми композициями. По словам дизайнера, они отлично настраивают его на творчество.

Практика Рашида прошла в Милане в студии известного итальянского дизайнера Родольфо Бонетто – обладателя трех Золотых компасов (престижнейшей награды от Ассоциации итальянского промышленного дизайна). Окончив стажировку, Карим возвращается в Канаду и устраивается на работу в дизайнерское агентство KAN Industrial Designers, где он получает большой опыт работы с престижнейшими брендами мира и формирует свой оригинальный, эксцентричный стиль. Вскоре однообразные заказы компании наскучили дизайнеру, и вместе со своим другом Карим открывает модную линию одежды.

Чуть позже он устраивается в школу Род-Айленда учителем дизайна. Там его обвинили в подмене дизайна основами философии. Уволившись, Карим отправляется покорять Нью-Йорк, пишет письма сотням агентств и компаний. Не найдя достойного предложения по работе, в 1992 году Карим открывает собственную студию на Манхэттене и делает ошеломительную карьеру.

 

Генератор идей

 

Карима по праву называют «дизайнером на все руки». Среди его работ: предметы мебели, женские туфли, пылесосы, жесткие диски, крышки люков, детские игрушки, флаконы для духов, книги, посуда, мусорные баки, диджейские пульты, подсвечники и многое другое. Карим способен моментально генерировать десятки идей, работать быстро и качественно. Благодаря чему у него нет отбоя от заказчиков, среди которых: Samsung, Kenzo, Estee Lauder, Davidoff, Swarowski, Giorgio Armani, Veuve Clicquot, Audi, CitiBank и др.

Помимо промышленного дизайна Карим не менее активно занимается декорами интерьеров (ресторан «Моримото» в Филадельфии, отель «Semiramis» в Афинах, отель «Nhow» в Берлине, станция метро «Universita» в Неаполе, оформление выставки дизайна для Deutsche Bank и Audi).

Не так давно дизайнера выбрали главой проекта по оформлению недвижимости, принадлежащей Нью-Йоркской международной инвестиционной группе. Однако основными его направлениями остаются предметы роскоши, мебель, приборы освещения, дизайн бренда и упаковки.

 

Конфетная палитра

 

Карим Рашид одним из первых изменил стереотипные представления об «инфантильных» оттенках розового, салатового и персикового, превратив их в модные, жизнерадостные и многогранные цвета, способные преобразить любое пространство. Сам Карим преданный поклонник этой конфетной палитры: его часто можно встретить в белом или розовом костюмах, с белым лаком на ногтях. Дизайнер еще со школы начал сшить для себя одежду и с ног до головы носить розовый (включая волосы и ногти).

В 2000-м году Карим отнес все свои темные вещи, скопленные за 20 лет, в приют для бездомных: «У меня не было специального плана создавать собственный образ. Мной в основном двигало странное чувство ангельского избавления от темноты».

Он словно призывает видеть мир в розовом цвете и создавать вокруг себя атмосферу счастья. Карим любит эпатировать, но больше всего он любит радовать и нравиться. Но, несмотря на яркость оттенков, его интерьеры нельзя назвать слишком пестрыми и интенсивными: цвета плавно перетекают один в другой, образуя гармоничное и мягкое пространство.

 

Дизайн в массы

 

Его творчество понимают даже те, кто далек от высокого искусства. Кариму всегда казалось смешным сочетание «высокий дизайн». По его мнению, в 60-70х годах из-за стремления сделать дизайн особенным и элитарным художники потеряли значительную часть рынка. Карим верит, что высококачественный дизайн может быть демократичным, доступным и близким для масс.

В первой книге-манифесте «I want to change the world» («Я хочу изменить мир»), опубликованной в 2001 году, Рашид описал основы и философию своей профессии, утверждая, что с помощью дизайна можно изменить мир, «улучшая повседневное поведение человека функционально и эмоционально, заменяя плохо разработанные объекты красивыми и высокоэффективными». Задача дизайнера, по мнению Карима, – «создавать долговечные, эргономичные, чувственные и соблазнительные предметы, чтобы уменьшить напряжение повседневной жизни, сделать ее более радостной и счастливой».

В апреле 2006 году выходит вторая книга Карима. Она имеет длинный, призывный заголовок: «Design Your Self: Rethinking the Way You Live, Love, Work, and Play» («Создай себя сам: переосмысливая свой стиль жизни, любви, работы, играй»). В своих размышлениях дизайнер хотел подчеркнуть, что «в людях гораздо больше контроля над их жизнью, чем им кажется», нужно только прислушаться к себе и поверить в себя.

 

«Поэт пластика»

Так окрестили Рашида мировые СМИ во главе с журналом «Time». И неслучайно. Дизайнер обожает работать с пластиком. Это современный, простой, доступный и одновременно очень многогранный материал. В руках Карима пластик становится удивительно послушным и гуттаперчевым, благодаря чему получаются невообразимые, футуристические предметы. Они похожи на случайно застывшие жидкости в причудливых формах с плавными, неровными, завораживающими линиями.

Ассиметричные изгибы, сочные цвета и минимум деталей – основа стиля Карима, который сам дизайнер называет «чувственным минимализмом» или «blobject» (Blobby – популярный ведущий американского шоу, а  object – по-английски «объект»). Он избегает острых углов и колючих поверхностей, утверждая, что «дизайн должен быть не только красивым внешне, но и приятным на ощупь».

 

Рашид неоднократно удостаивался престижнейших наград в области дизайна. Его интервью и работы украшают многочисленные модные глянцы. Сейчас Карим живет и работает в Нью-Йорке, счастливо женат и воспитывает дочь. Когда он не проектирует, он преподает. Его часто приглашают с лекциями на международные конференции и в ведущие учебные заведения в области дизайна и архитектуры. Помимо преподавания Карим пишет и активно публикуется. За его плечами несколько монографий, исследований и книг.

Завет Карима начинающим дизайнерам: «быть умными, терпеливыми, постоянно учиться, чувствовать все изменения времени и не бояться экспериментировать». Его кредо: «Люди созданы, чтобы развиваться, внедрять инновации, прогрессировать, чтобы изменить мир к лучшему!»

 

Дизайнер Карим Рашид/Karim Rashid (США) — Дизайн интерьера, Красивые интерьеры квартир, домов, ресторанов, Фотографии интерьеров, Архитекторы, Фотографы

Карим Рашид — известный промышленный дизайнер. Он наполовину англичанин, наполовину египтянин, Карим Рашид родился в Египте, вырос в Канаде. Образование в сфере индустриального дизайна получал в Карлетонском Университете в Оттаве (Канада), где был награждён степенью бакалавра. А в 1982 году он окончил аспирантуру в Италии. Сейчас Карим Рашид живёт в Нью-Йорке, где управляет своей собственной дизайнерской студией.

Все, что он делает, – абсолютно нестандартно. Все, что он предлагает миру, принимается на ура. Только за последние 10 лет Карим Рашид получил около 30 наград в области промышленного дизайна. Он полагает, что мебель должна отражать реальность. И старается делать предметы, которые приносят радость, упрощают задачи и повышают наш уровень красоты.

Карим Рашид запустил в производство около 2500 разработок: посуду и бутылки для жидкого мыла, парфюмерные флаконы и упаковку для косметики, одежду и драгоценности, часы и игрушки, модные аксессуары, упаковки, фурнитуру, осветительные приборы, а также интерьеры, инсталляции и прочие архитектурные проекты. Он проектирует все: «от посуды до отелей».

Дизайнер признает, что окончательный переход к предложенной им среде обитания – это дело будущего. А в настоящем Карим Рашид придумывает мебель для Alivar, BoConcept, Edra, Frighetto, Pure Design, Zerodisegno, Kartell и др. Посуду – для Mglass, Nambe, Micasa, Covo, светильники – для Fosсarini, Penta, Artemide, бытовую технику – для Gorenje.

В свое время Карим опубликовал свои 50 заповедей: «Вот заповеди, которым я следую, аксиомы, в нерушимость которых верю, элементы, из которых складывается мой стиль» — Карим Рашид.

1. Не ограничивай своих возможностей узкой специализацией — специализируйся в целом на жизни.
2. Не заваливай рабочий стол. Он всегда должен оставаться девственно чистым, как горная вершина. Это помогает ощущать себя выше рабочей рутины и сохранять как ясность мысли, так и бодрость духа.
3. Обращайся с коллегами, подчиненными и клиентами так, как хотел бы, чтобы обращались с тобой.
4. Отвечай на каждый полученный е-mail, телефонный звонок или факс в тот же день, вне зависимости от того, где находишься и чем занят.
5. Прежде, чем создать что-то материальное, спрашивай себя есть ли в том, что ты собираешься сделать, какая-то ценность или оригинальная идея.
6. Старайся быть в курсе всего, что касается текущего проекта. Забывай все о сделанном проекте, как только начинаешь работать над новым.
7. Никогда не говори: «Я мог это сделать». Ведь ты этого не сделал.
8. Помни: быть значит создавать. (Хайдеггер)
9. Вскрывай действительность сюрпризами и «феноменологическими» поступками.
10. Знай, что судьба всегда на твоей стороне.
11. Наблюдай за всем, что происходит вокруг тебя, за каждым человеком, за каждым моментом времени. И если вдруг заметишь хоть малейшую зацепку, немедленно начинай работать.
12. Работай for fun, а не ради вознаграждения. Или не работай вовсе.
13. Имей в виду, что если у тебя и твоего товарища наблюдается принципиальное расхождение во взглядах, то плодотворного сотрудничества не получится, даже если тебе кажется, что это не так.
14. Отдавай себе отчет в том, что не каждый проект перспективен.
15. У каждого есть слабые и сильные стороны. Работай над тем, чтобы первые постепенно превратились в последние.
16. Если понимаешь, что делаешь что-то плохо, займись чем-нибудь другим.
17. Избегай накопительства. Старайся сохранять материальное равновесие — покупая одну новую вещь, избавляйся от одной старой.
18. Если тебе не нравится твоя работа, увольняйся.
19. Храни в гарберобе тридцать одинаковых комплектов нижнего белья и тридцать одинаковых пар носков — и у тебя никогда не будет проблем с подбором пары. Раз в месяц устраивай стирку.
20. Всегда имей при себе только кредитную карточку. Не носи с собой «живых» денег.
21. Помни: лень есть Антихрист.
22. Потребляй в пищу как можно меньше углеводов. Старайся не заходить в пиццерии и булочные-кондитерские.
23. Не прибегай к помощи шоппинга в борьбе с депрессией. Не занимайся с той же целью и обжорством. Знай — это удел домохозяек.
24. Приобретай опыт, а не предметы.
25. Ставь перед собой самые разные задачи и делай шесть вещей одновременно. Только в этом случае тебе никогда не будет скучно.
26. Старайся избегать как в устной, так и в письменной речи следующих выражений: «вкус», «класс», «скука», «уродливый», «массы».
27. Пойми наконец, что понятие «удовольствие» и то, что оно означает, относится скорее к области психологии, нежели физиологии.
28. Минимализм скучен, а вот чувственный минимализм — то, что надо.
29. Постарайся осознать: больше значит больше.
30. Попытайся быть честен с самим собой: нормально не значит хорошо.
31. Знай, что форма следует за предметом так же, как предмет следует за своим предназначением.
32. Вместо того чтобы мечтать о чем-то, претвори это в жизнь.
33. Относись к новым технологиям с уважением, даже если не можешь использовать их в повседневной жизни.
34. Никогда не довольствуйся тем, что сделал.
35. Помни: настойчивость, последовательность и упорство — вот три главные составляющие успеха.
36. Не думай о славе, думай о работе.
37. Всегда плати по своим счетам — учись этому у других.
38. Есть всего три категории людей: одни культуру производят, другие ее покупают, третьим на нее наплевать. Всегда держись первых двух.
39. Даже не сомневайся: работа — это и есть жизнь.
40. Мысли широко, а не глубоко.
41. Мысли расслабленно, а не напряженно.
42. Знай: omnia vincit amor. (Любовь побеждает все. — лат.)
43. Если хочешь, чтобы мир менялся, меняй его сам. (Ганди)
44. Прежде чем принять окончательное решение, все тщательно обдумав, обдумай все еще один разок.
45. Постоянно работай над своей жизнью.
46. Дополняй сложение вычитанием.
47. Опыт — самая важная составляющая жизни. Обмен идеями и человеческое общение — в этом суть существования.
48. Не бренд создает продукцию, а продукция создает бренд.
49. Прошлое лишено смысла.
50. Здесь и сейчас — это все, что у нас есть.

Также Карим Рашид в 2012 году разработал новый дизайн статуэтки «Золотой граммофон».

 

дизайнер Карим Рашид о вреде пластика, технологиях и стагнации в мире моды — РТ на русском

Долгое время дизайн воспринимался обществом как часть высокого искусства и элитарной культуры. Промышленная революция изменила ситуацию, сделав дизайнерскую продукцию доступной для массового потребления. Такое мнение в беседе с ведущей RT Софико Шеварднадзе выразил промышленный дизайнер Карим Рашид. В эксклюзивном интервью он рассказал о своей идее «роскоши свободы», концептуальной стагнации в мире моды, а также о том, как цифровая эпоха изменила подход к дизайну. Кроме того, Рашид объяснил, почему разрабатывает проекты, не ориентируясь на прошлое, и дал прогноз на тему использования пластика в обозримом будущем.

— Один из ваших девизов — нужно стремиться к роскоши свободы вместо роскоши материального мира. При этом вы очень известная личность, на вас невероятный спрос, и вы в числе прочего разрабатываете дизайны для фешенебельных пятизвёздочных гостиниц. Как это согласуется с концепцией «роскоши свободы»?

— Здесь вы немного ошибаетесь. В основном я сотрудничаю с более демократичными отелями — две-три звезды. Если мне не изменяет память, лет семь назад я работал с немецкой двухзвёздочной гостиницей. В общем-то, звёзды тут неважны. Ночь в той гостинице стоит €39.

— По сути, это уровень хостела.

— Почти, но с отдельными номерами и отличным дизайном — очень удобным, нестрогим, практичным. Эта гостиница прекрасна. В каком-то смысле я доказал миру, что деньги в данном случае — не главное. Многие девелоперы и люди вообще считают, что дизайн всегда предполагает большой бюджет.

Дизайн очень долго воспринимался как часть элитарной культуры или высокого искусства.

Однако это совсем не так. Промышленная революция научила нас тому, что дизайн должен присутствовать в товарах массового потребления и быть доступным.

— Если говорить о ваших дизайнах в целом, то сколько это стоит? Вы абсолютно правы: дизайнерские предметы, будь то мебель или что-то ещё, воспринимаются как произведение искусства, как часть элитарной культуры. Такое не может быть доступным для всех.

— Верно, но ситуация изменилась. Отличным примером перемен в мире дизайна может служить произошедшее в мире моды. Многие бренды класса люкс сталкиваются с трудностями, причём не только в финансовом плане, но и в концептуальном. Большинство даже не знает, в каком направлении двигаться дальше. Хотя если вернуться на 30—40 лет назад, то у каждого модного дома были собственный дух, стиль и своя уникальная концепция. У каждого была индивидуальность.

Скажем, Chanel очень отличались от Gucci, а Gucci, в свою очередь, — от Prada. Сегодня же разница размыта, поскольку все следуют за трендами. Это отчасти обусловлено тем, что мы живём в цифровую эпоху. Но у них как будто кончаются идеи и больше нет своего видения.

Единственное, что позволяет им оставаться конкурентоспособными, — это имя. Я каждый раз поражаюсь, когда листаю журнал и вижу рекламу женских спортивных брюк с большой полоской сбоку, на которой написано Moschino или Prada. Единственным отличием в наше время становится название бренда.

То же самое начинает происходить и в дизайне. В мире моды конкуренцию люксовым брендам составляют H&M, Mango и прочий масс-маркет, который имеет огромные возможности и, по сути, открывает обычному потребителю доступ к модным вещам.

А в мире дизайна это магазины вроде IKEA, которые демонстрируют людям, что красивый современный диван может стоить в десять раз дешевле дивана класса люкс. Он доступнее. Мне кажется, это прекрасно. Я всегда верил в то, что называю дизайнократией — демократичным дизайном, который доступен большинству людей и позволяет нам жить лучше. Начало этому было положено благодаря цифровой эпохе. На днях я прочитал, что сейчас по всему миру смартфонами пользуются полтора миллиарда человек.

— Что вы подразумеваете под «роскошью свободы»?

— В течение сотен тысяч лет нашей истории — так сказать, в аналоговую эпоху, — роскошь определяли материальные вещи: драгоценные камни, дорогостоящие материалы, какие-то искусные изделия. 40 лет назад для того чтобы собрать Rolls-Royce, требовалось 40 человек и три месяца работы. Сегодня всё автоматизировано. Его собирают так же, как и обычный Nissan.

Понятие роскоши стало переосмысливаться. Но, в отличие от аналогового века, в цифровую эпоху роскошь определяется возможностью беспрепятственной коммуникации. Мир становится единым.

Роскошь ― это иметь тысячу друзей по всей планете или одновременно работать в 45 странах, как я сейчас. Только представьте, сколько всего могли бы сделать сейчас Фрэнк Ллойд Райт (американский архитектор. — RT), Ле Корбюзье (французский архитектор. — RT) или Пабло Пикассо, будь они живы. Они были плодовиты и в своё время, но сегодня для этого куда больше возможностей. Вот они, новые формы роскоши!

Последние несколько лет я задавался вопросом: что является роскошью конкретно для меня? И пришёл к заключению, что это — свободное время. Большинство людей так заняты работой, что настоящей роскошью для нас становится то редкое время, когда мы можем побыть наедине с собой, с теми, кого любим, с семьёй; время, когда можем помедитировать, поупражняться, заняться какими-то личными делами.

Есть у меня и второе определение роскоши: ты в этом мире для того, чтобы заниматься вещами, ради которых создан. Вот тогда ты ведёшь роскошную жизнь.

Другими словами, если ты сможешь заняться делом, к которому испытываешь страсть, то более роскошную жизнь и представить сложно.

— Вы говорите, что люди не должны искать вдохновения в прошлом и что не стоит ностальгировать. Но очень много нового появилось благодаря переосмыслению старого. Основой для неоклассицизма стала античная культура, а для стимпанка ― Викторианская эпоха. Зачем забывать всё, что было в прошлом, если с его помощью можно создавать что-то красивое — сейчас или в будущем?

— Вопрос в том, красота это или же какая-то мимолётная вспышка, тенденция. Когда мы что-то называем «красивым», для нас дело не только в эстетическом виде, но в чувстве, в эмоциональном отклике.

Наверное, можно черпать вдохновение в прошлом и творчески его переосмысливать, создавая что-то интересное и красивое, но на самом деле я не особо в это верю. И вот почему: такой процесс похож на создание ремиксов. Я выступаю как диджей уже 40 лет и прослушал такое количество композиций, что понимаю, от какой мелодии берёт начало любой трек. И мне этой начальной композиции достаточно — её вовсе не обязательно обрабатывать по-новому.

Дизайнеры, люди творчества ставят себе целью создать что-то новое и необычное, служить прогрессу и эволюции человечества, в каком-то смысле менять мир к лучшему.

Поэтому за какой бы проект я ни брался, мне очень важно, чтобы он был отражением своего времени, а не подражанием чужому стилю. В этом и кроется опасность.

Проблема человечества заключается вот в чём: мы живём в страхе. И больше всего сейчас боимся, каким невероятным и манящим окажется цифровой век. Поэтому мы цепляемся за то, что, как нам кажется, обеспечивает некую безопасность, — за прошлое.

— У нас есть возможность пойти куда угодно и даже путешествовать по всему миру без всякого багажа — достаточно отпечатков пальцев. Но всегда найдётся человек, который захочет следить за всем этим и вас контролировать. Вам не кажется, что такой риск существует, всё будет контролировать «большой брат»?

— Давайте посмотрим на это под другим углом. В прошлом около 2% людей в мире были богаты, а остальные 98% — бедны. В новейшее время появился средний класс, и сегодня к нему относится треть населения мира.

Центральную роль в нашей цивилизации всегда играл аспект массовости, можно даже сказать, подавление масс — при власти фараонов и королей, а затем и политиков. Они притесняли большинство. Изгоняли, казнили или клеймили «анархистами» даже людей творческих. Всех их считали чудаками. Тем не менее массы нужно было контролировать, что и происходило на протяжении всей истории.

Сегодня мы стоим на пороге цифрового века и беспокоимся по поводу существования «большого брата». Но на деле, если вы порядочный гражданин, хороший человек, вам нечего скрывать. Какая разница, знает ли кто-то о вашем существовании?

Самым благоприятным из возможных следствий этого развития может стать то, что на виду окажутся проявления продажности, жадности, насилия и всего «не вполне законного».

У меня есть теория, которую я называю «веком транспарентности». Эта эпоха грядёт. Что я понимаю под «транспарентностью»? В Шанхае я останавливаюсь в гостиничном номере, расположенном на 98-м этаже здания, и от мегаполиса меня отделяет только стекло. Я могу к нему прислониться — и вот, всё на виду. Это и есть транспарентность — на физическом, метафизическом и духовном уровнях. Мы движемся к эпохе подлинной честности.

Любой способен оказывать влияние в плане творчества — мы можем распространить своё «я», своё существование на других. К тому же в цифровом веке все мы свободны. Нет ни границ, ни ограничений. И все мы равны.

— Тогда почему сейчас возводят больше стен, чем когда бы то ни было?

— Вы знали, что за последние 40 лет возникло около 32 новых стран? Почему? Всё дело в страхе. В наш цифровой век без границ и преград люди становятся националистами и патриотами, потому что боятся потерять нечто важное. Они становятся более фанатичными, как и религия. Границы закрываются. Но это временно. По-моему, мы сейчас переживаем очень неспокойный период. Разверзлась пропасть, по одну сторону которой — 100 тысяч лет аналоговой информации, а по другую — 40 лет цифровой. Всё только начинается. 

  • Один из проектов Карима Рашида
  • © karimrashid.com

Моей дочери сейчас шесть с половиной. Среднестатистический человек способен дожить до 120 лет. Возможно, она ещё застанет эти перемены. Я знаю, что будет с нашим миром в будущем.

Сейчас люди запутались, им страшно. Но когда умрёт поколение, которое до сих пор контролирует политику по всему миру, к власти придут дети, выросшие в условиях новой свободы. Они гораздо меньше заинтересованы в материальных предметах, их это просто не волнует. Им даже автомобили не нужны. Они хотят жить рядом с местом работы и ездить на велосипеде. И такую тенденцию можно наблюдать повсеместно. Мир просто обязан двигаться в этом направлении. Перемены неизбежны.

— Неужели люди утратят желание обладать физическими предметами?

— Разумеется, нет.

— Я люблю читать бумажные книги, ощущать их запах. Это бесценно. Никакое приложение на смартфоне никогда не сможет этого заменить.

— Я недавно работал над дизайном смартфона для компании Oppo. Работа заняла у меня два года. Телефон был в продаже всего восемь месяцев. На днях я зашёл в магазин Oppo посмотреть на телефон и увидел, что его уже нет. Он заменён другой моделью. Я согласен, что всё меняется слишком стремительно.

Так что соглашусь с вами, поскольку имею дело и с физическими объектами тоже. Я вовсе не ярый поклонник всего виртуального и не мечтаю жить в космическом вакууме. Мне нравится материальный мир.

Я люблю прикасаться к вещам, ощущать их запах, текстуру, слышать звуки, которые они издают. Мне нравится задействовать все органы чувств. Когда я работаю над дизайном гостиницы, меня волнует, чем там будет пахнуть и какая музыка будет звучать.

Я всё это принимаю во внимание. Как и все мы, я обожаю физический контакт. Мы любим прикасаться друг к другу и ощущать запах другого человека. Ничто не сравнится с ощущением, когда ты держишь кого-то в объятиях. Это в нашей природе, не так ли?

Но говоря об истории: я легко могу сходить в Каирский музей, там есть складные стулья трёхтысячелетней давности — просто прекрасные. Это настоящая реликвия, и мы должны их сохранить. Чего мы не должны, так это бесконечно их копировать, поскольку они уже утратили свою актуальность. Когда ты работаешь над дизайном, ты создаёшь его с учётом современных условий, с тем чтобы формировать будущее.

Я проектирую, так скажем, «стеклянные коробки», потому что это позволяют современные технологии. Возможно, через 30—50 лет у нас будут более совершенные технологии и появится что-то новое. Таков прогресс, такова эволюция человечества. Это не значит, что нам не нужно сохранять некоторые из этих кирпичных зданий, если они прекрасны и символизируют свою эпоху. Например, в Лондоне есть здания семнадцатого, восемнадцатого, девятнадцатого веков в идеальном состоянии…

Значит ли это, что лондонские красные телефонные будки в будущем заменят на другие, и мы их больше никогда не увидим?

— Нет, но такую будку можно поместить в музей или галерею. Мы сможем про них читать. Сможем узнать их историю. Даже если книги, о которых вы говорили, когда-нибудь перестанут печатать, они останутся. Для нас это будет что-то сродни скульптуре, произведению искусства, чему-то, что можно повесить на стену.

Возьмём кольцо прабабушки на пальце. Прекрасная вещь, отсылающая к традициям, истории, культуре. Но нет никакой надобности создавать подделку такого кольца. В этом вся проблема. В мире слишком много того, что можно описать немецким словом «китч».

И по умолчанию это дешёвая имитация оригинала. Но зачем такое вообще нужно? Пусть оригинал так и остаётся прекрасным оригиналом.

 Вам нравится работать с пластиком.И вы называете его очень податливым материалом будущего.

— Он демократичен, и из него можно делать недорогие вещи.

Но сейчас люди предпочитают пластиковым бутылкам стеклянные, полиэтиленовым пакетам бумажные и хотят всё из дерева, а не из пластмассы.Тогда почему вы до сих пор так верите в этот материал? Что вас в нём привлекает?

— Тут нужен небольшой экскурс в мою биографию. Когда я занимался дизайном в начале 1980-х, для того чтобы сделать приятную вещь, доступную большинству покупателей, — будь то электрочайник или электродрель (вроде той, что я спроектировал для Black & Decker), или мусорное ведро, — нужно было брать за основу пластмассу.

Мы многим обязаны этому материалу. За последние 150 лет пластик изменил мир. Но в то же время мы многого про него не знали. Это был слишком молодой материал, чтобы мы осознавали… 

Угрозу загрязнения?

— Да. То, к чему приведёт его использование. Загрязнение, токсичность и тому подобное. Тогда мы ничего об этом не знали, но сейчас накопили достаточно обширную базу знаний. К тому же есть полимеры, которые позволяют делать невероятные вещи, и их можно перерабатывать бесконечно.

Недавно я использовал полиэтилен, полученный из сахарного тростника. Обычный полиэтилен производят из нефти, и для этого требуется семь этапов. «Зелёный» же материал делают в три этапа: из сахарного тростника получают этанол, а из него в конечном счёте — полиэтилен.

  • Один из проектов Карима Рашида
  • © karimrashid.com

Сахар нам не нужен — это не источник пищи, и вообще он приводит к диабету, ожирению, сердечным приступам. Ещё 240 лет назад мы не употребляли в пищу сахар, а ели фрукты и овощи. Так что это здорово, что теперь из него можно синтезировать пластик.

Только подумайте о жизни в современном мире. 70 или 80% того, что вы видите в больницах, сделано из полимерных материалов. Искусственное сердце — это пластик. Или контактные линзы. Список можно продолжать бесконечно. Пластик играет огромную роль в нашей жизни, он изменил человечество.

Проблема в том, что мы не знали, какой пластик «хороший», а какой — «плохой». Мы не задумывались над тем, чтобы сделать его биоразлагаемым. Теперь же в своих работах я использую очень много именно такой пластмассы. Знаменитое мусорное ведро, которое появилось четверть века назад и с того времени продано в количестве примерно пятнадцати миллионов экземпляров, сейчас наконец-то производится из биоразлагаемых полимеров.

Компании, выпускающие подобные продукты, начали активно разрабатывать такие материалы всего лишь 15 лет назад. И даже сейчас стоимость хороших полимеров, не загрязняющих планету, заметно превышает цену полимеров, синтезированных из нефти. Когда стоимость снизится, это будет напоминать выбор между органическим молоком и обычным. Чем меньше будет разница в цене, тем больше компаний станут использовать биоразлагаемые полимеры, хотя, конечно, они и так должны их использовать, и это нужно сделать обязательным.

Так что у нас по-прежнему будут прекрасные пластиковые бытовые предметы с мягкими формами, которые останутся демократичными и дешёвыми, но только все они станут биоразлагаемыми. И это произойдёт в ближайшие двадцать лет.

То есть, вся эта новообретённая популярность стекла, бумаги и дерева — лишь мода?

— Вовсе нет. Это необходимость, обусловленная рядом причин. Многие из созданных нами полимеров выделяют токсичные вещества и представляют определённую опасность. Это касается даже ДСП, используемой в производстве мебели. Связующим элементом в ней является клей, а он не только токсичен, но и испаряется у вас дома.

Люди, которые покупают разборную мебель самых разных производителей, живут в окружении токсичных веществ. Полиуретан, используемый в коврах и многих предметах мебели, выделяет токсичные вещества. И вот результат: темпы роста заболеваемости раком стали увеличиваться. В Америке раком болен каждый третий человек, в Западной Европе — каждый четвёртый. Это же безумие. Сто лет назад в США речь шла лишь о каждом трёхсотом. Здесь явно что-то не так.

Все эти полимеры представляют серьёзную опасность. К стеклу необходимо было вернуться, чтобы не пить из пластиковых бутылок. Куда бы я ни поехал — ситуация удручающая. Пластиковые бутылки повсюду. Было приятно глотнуть воды из бумажного стаканчика. Многие компании и многие воистину талантливейшие люди активно работают над тем, чтобы изменить тот отравленный мир, который мы создали.

Полную версию интервью смотрите на сайте RTД.

Карим Рашид — адрес, телефон, официальные документы

Карим Рашид возраст: ~ 44

Известны как: Карим Дж. Рашид, Карим Рашид

Связано с: Хосам Рашид, 45 Джим Рашид, 78 Нора Рашид, 46 Шад Рашид …

Проживал в: Gallup, NM

Карим O Рашид Возраст: ~ 23

Связано с: Gloria Pettway, 50Gloria Oseni, 50Rashid Oseni, 23

Жил в: Гейнсвилле, Флорида

Карим Рашид Возраст: ~ 62

Известные как: Карим Рашид, Карим Рашид, Карин Рашид…

Проживал в: Bowling Green, KYEl Cajon, CATwin Falls, ID …

Карим Рашид возраст: ~ 44

Известен как: Карим Рашид , Абдулкарим Рашид, Абдул К. Рашид …

Связанный с: Исхак МухаммадКарим Рашид, 74Кирби Рашид, 74 …

Жил в: Цинциннати, Огайо

Абдул К Рашид Возраст: ~ 66

Известен как: Карим А Рашид , Р. Карим, Рашид А. Карим

Жил в: Griffin, GAStockbridge, GAAtlanta, GA…

Карим Рашид возраст: н / д

Связанный с: Джарелл Рашид, 30 Мунира Рашид, 46 Салима Рашид, 43 …

Проживал в Детройте, штат Мичиган.

Рашид С. Каримаге: ~ 58

Известен как: Карим К Рашид , Аарин Рашид, Шафи К. Рашид

Связано с: Намита Карим, 50 Гита Вохра, 53 Рахул Вохра, 55 Сангита Вохра…

Жил в: Селден, Нью-Йорк, Ноксвилл, Теннесси, Коннектикут …

Карем Рашидбеяге: ~ 51

Известный как: Карим Рашид , Лоннетт Рашид …

Связанный с: Рональд Сублетт, 71, Мальвина Мур, Кортни Мур, 29 …

Жил в: Канзас-Сити, МОПлано, Техас, Гранд-Прери, Техас …

Карим A Рашид Умер

Известен как: Карим Б. Рашид

Связано с: Джинджер Миллер, Тиффани Миллер, 30, Тренна Миллер, Кайл Рашид, 27…

Жил в: Pinson, ALBirmingham, ALHoover, AL …

.

Коран в Mp3 и аудио загрузки в высоком качестве

  • Около
  • Свяжитесь с нами