Бюро тимура башкаева архитектурное бюро: АБТБ — Главная страница

Содержание

АБТБ — Про Бюро

ООО «Архитектурное бюро Т. Башкаева» существует на рынке проектных услуг с 1998 г. За это время выполнено более 300 проектов зданий различного назначения, более 60 из которых реализованы.

Архитектурное бюро выполняет весь комплекс проектных работ: от первых консультаций и разработки архитектурной концепции до выполнения рабочей документации во всех разделах и авторского надзора за строительством. В случае необходимости оказывает помощь в выполнении функций Заказчика и получения требуемых согласований.

Основу проектного коллектива составляют архитекторы и конструкторы. Все смежные разделы по субподрядному договору выполняет инжиниринговое бюро, с которым мы имеем многолетние деловые отношения. Решения некоторых сложных и ответственных задач мы поручаем иностранным партнерам. В любом случае качество инженерных решений соответствует современным требованиям к проектированию.

Бюро оснащено современным оборудованием, в том числе: большеформатный ч/б копир, цветной плоттер, многофункциональный цветной принтер XEROX, цветные принтеры HP, две рендер-фермы и 30 рабочих станции, объединенных в локальную сеть. Все программы — лицензионные.

Наше бюро работает по стандартам ГОСТ Р ИСО 9001−2001 (ISO 9001:2000), а также является членом Некоммерческого партнерства «Гильдия архитекторов и проектировщиков (СРО)».

Внутри нашей структуры нет строительных подразделений. Свои отношения со строителями предпочитаем выстаивать на принципах четкого разделения функций и ответственности.

С момента основания наше бюро участвовало во многих архитектурных конкурсах, смотрах и выставках, в том числе международных. Некоторые проекты награждались премиями, грамотами и номинациями.

Мы рассматриваем себя как профессиональный коллектив с большим опытом работы, который стремится соединить яркий архитектурный образ с функциональным содержанием.

Проектирование частных жилых домов.

Главной задача проекта — создание яркого и неповторимого образа здания, которое своей внутренней структурой и внешним обликом соответствует образу жизни и вкусам Заказчика. Мы выполняем проект в полном объеме и во всех разделах, осуществляем авторский надзор за строительством и при желании Заказчика выполняем дизайн-проект интерьера также в полном объеме. Мы уверены — чем ярче личность заказчика, тем интересней и выразительней получается Ваш собственный Дом.

Проектирование жилых комплексов и поселков.

При проектировании жилых комплексов и поселков мы не беремся за откровенно коммерческие проекты с примитивной планировкой и стандартными домами. В каждом проекте поселка мы стараемся найти индивидуальные и неповторимые проектные решения. Проектирование жилых комплексов мы считаем одной из интересных задач в архитектуре, поэтому всегда с интересом беремся за решение сложной задачи — создания гуманной жилой среды с помощью минимума выразительных средств в условиях жестких внешних ограничений.

Проектирование общественных зданий.

За годы работы нами накоплен большой опыт проектирования общественных зданий: ресторанов, торговых, офисных и развлекательных центров. Принципиально важным считаем соответствие образа здания его назначению, расположению в городе и имиджу компании при соблюдении критерия экономичности и эффективности проекта.

Проектирование промышленных сооружений.

Наше бюро разработало и реализовало много проектов городских объектов промышленного назначения: гаражи-стоянки, технические сервисы, автомоечные комплексы. Несмотря на утилитарные задачи в каждый проект мы стремились внести разнообразие и эстетику современной архитектуры, при этом не жертвуя функциональностью и целесообразностью принятых решений. Некоторые проекты промышленных зданий занимали призовые места на всероссийских смотрах-конкурсах лучших проектов.

Дизайн-проекты интерьеров.

Внутри нашего бюро существует проектное подразделение, которое занимается дизайн-проектами частных и общественных интерьеров. Мы выполняем проекты в полном объеме со всеми необходимыми инженерными разделами и осуществляем жесткий авторский надзор за строительством и отделочными работами. Мы любим современный стиль, не означающий минимализм и однообразие. При проектировании общественных интерьеров стараемся увязывать выразительные дизайнерские решения с общим бюджетом отделочных работ.
Дизайн.

При проектировании зданий и разработке интерьеров часто приходиться разрабатывать индивидуальные элементы городской среды или детали интерьеров. Тогда мы стараемся делать их максимально непохожими на стандартные элементы и соответствующими общему проектному решению. Индивидуальный дизайн — это гарантия неповторимости образа здания или интерьера.

В числе наших Заказчиков:

ОАО «РЖД»

ОАО «РОСНАНО»

Комитет по архитектуре и градостроительству города Москвы

ФГУП «МЖД»

ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС»

Филиал ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» ОДУ Северо-Запада

Филиал ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» ОДУ Юга

Филиал ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» ОДУ Центра

ГК «Оптима»

ОАО «МСС» (Межрегиональный союз строителей)

Корпорация «Инком-Недвижимость»

ЗАО «РЕНОВА-СтройГруп»

ООО «Ренова Девелопмент»

Корпорация «Микарс груп»

ООО «Система-Галс»

ООО «Диал Строй инвест»

ООО «Ведис Девелопмент»

ООО «Хорус кэпитал»

ОАО «Строительная компания НОВАЯ»

ГУП г. Москвы «ОРИОН»

ВЫСТАВКИ

2010 г. — «Новое деревянное», МУАР, Москва, Россия

2010−1997 гг. — Фестиваль «Архмосква», Москва, Россия

2009 г. — Юбилейная выставка «АБТБ-10!», Галерея «Культпроект», Москва, Россия

2009, 2008, 2007 г. — Венецианская биеннале «Роддом», Венеция, Италия. Москва, Россия. Лилль, Франция

2009, 2006, 2005 г. — Фестиваль архитектуры и дизайна интерьера. Москва, Россия

2007−1996 гг. — «Золотое сечение», Москва, Россия

2001 г. — «Время перемен», десять лучших Московских архитекторов, Лондон, Великобритания

НАГРАДЫ

2010 г. — XI Международный фестиваль архитектуры и дизайна интерьера «Под крышей дома…» Номинация «Общественный интерьер». Реконструкция Центра управления сетями ОАО «МОЭСК», диспетчерский зал», 1 место

2008 г. — XIII Международная выставка архитектуры и дизайна «Арх-Москва». Номинация «Лучший дизайн объект «, 1 место

2006 г. — VIII Международный фестиваль архитектуры и дизайна интерьера. Реализация Основной диспетчерский пункт объединенного диспетчерского управления энергосистемами Северо-Запада, Санкт-Петербург, спец приз Москомархитектуры

2005 г. — VII Международный фестиваль архитектуры и дизайна интерьера. Номинация «Общественный интерьер». Реализация. Ресторан на улице Лодочная, Москва

2005 г. — Международная ассоциация союзов архитекторов. Международный смотр-конкурс на лучший проект года. Проект Многофункционального центра г. Москва, 1 место

2004−2005 гг. — «Золотое сечение». Лауреат Московского смотра за лучшее произведение архитектуры

2003 г. — «Золотое сечение» Проект частного дома в пос. Ландшафт, Московская область. Номинация «Общественный интерьер»

2000 г. — «Золотое сечение» Реализация. Ограждение участка НИИСА Волгоградский пр. 1. Номинация «Дизайн»

1998 г. — Международный смотр-конкурс лучших архитектурных произведений года, Баку. Проект многоэтажного гаража-стоянки на 600 м/м, Полесский пр., 1 место

1998 г. — VI Российский фестиваль «Зодчество» смотр лучших архитектурных произведений, Москва. Проект многоэтажного гаража-стоянки на 600 м/м, Полесский пр., Диплом II степени

1996 г. — «Золотое сечение», проект реконструкции московского Планетария, 1 место

КОНКУРСЫ

2003 г. — Закрытый конкурс на архитектурную концепцию общественного центра «Куркино»

2003 г. — Закрытый конкурс на архитектурную концепцию застройки поселка «Барвиха 2»

2001 г. — Закрытый конкурс на градостроительную концепцию застройки поселка «Ландшафт»

2000 г. — Конкурс на задание международного железнодорожного вокзала — «Евровокзал»

1998 г. — Конкурс на градостроительное решение «Острова» напротив храма Христа Спасителя

1996 г. — Конкурс на градостроительное решение Боровицкой площади

1993 г. — Закрытый конкурс на архитектурную концепцию Детского парка Чудес в Нижних Мневниках

ПУБЛИКАЦИИ

2003 г. — «Современный дом» № 6(36), Идеальный город 1998 г. — «Архитектурный вестник» № 6, Архитектурные портреты

2003 г. — Residence «Мир&Дом» июль, Тимур Башкаев…

2003 г. — «Интерьер+Дизайн» 100% загородный дом № 3, Траектория взлета

2002 г. — «World architecture» march, …New wave of Russian architects

2002 г. — «Современный дом» № 2, Эксперимент с черным ящиком

2001−2003 гг. — «Архив»

2000 г. — «Paris, Moscow, Tokyo — architectural schools»

2000 г. — «Архидом» № 4, Корабль плывет…

2000 г. — «Архитектура, строительство, дизайн» № 13(19), Номинанты на премию…

1998 г. — «Архидом» № 2(32), Вся жизнь в движении

1998 г. — «Проект Россия» № 11, Золотое сечение.

«Для Москвы огромное значение имеет происходящая прямо на наших глазах транспортная революция» — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Тимур Башкаев, руководитель бюро «АБТБ», рассказал о своем опыте работы за последние 30 лет, о развитии транспортной системы Москвы и изменениях в позиции архитектора за последние годы.

— Отсчет Новейшей архитектурной эры мы начинаем с конца 80-х годов. Что вы в то время делали?

— В то время все архитектурные кооперативы выходили из заказов частных домов нашей нарождающейся буржуазии. У нас было много частных жилых домов, много интерьеров, и была реконструкция Спасской, московская застройка. Тогда же один застройщик развивал микрорайон Северный, и мы в Группе Арк делали первый концепт.

— Это очень разные по масштабу заказы, а в то время вы вряд ли могли держать крупное бюро. Если приходил большой заказ, как вы поступали? Кооперировались, звали на помощь друзей?

— Честно говоря, я сотрудничал только с Александром Асадовым, и то в начальной стадии: у него были заказы, и мы помогали их делать.

В 1991 году мы создали Группу Арк, а где-то через два года я познакомился с Александром Рафаиловичем. У него тогда был промежуточный период: свой первый кооператив он закрыл, а новый еще не создал. А у меня уже работало бюро, было помещение, была техника, и мы первые работы делали вместе. Мне кажется, это было меньше года, потом он пошел в Моспроект-2 и создал бюро Асадова заново. Александр Асадов – великий Мастер, который оказал на меня огромное влияние и очень помог нам в период становления.

— Тогда и бизнеса проектного как такового не было, и приходилось изобретать, как вести дела, как работать с заказчиком?

— Я задним числом анализирую и думаю — как, не имея ни управленческого образования, ни какого-то серьезного опыта, КАК мы это делали?!

В начальной стадии это компенсировалось высокой нормой прибыли — первые заказы были очень эффективными, и эта эффективность перекрывала все наши издержки. Где-то мы ошибались, где-то что-то переделывали, но это сильно компенсировалось стоимостью заказа. Сейчас такого, конечно, нет. Сейчас, если будет плохое управление или плохо выстроенный процесс, будет гораздо сложнее.

— А что касается психологических аспектов профессии, архитекторам в том числе пришлось учиться искусству ведения переговоров.

— Я считаю переговоры одной из важнейших составляющих. Потому что люди, которые умеют слушать, понимать собеседника в малиновом пиджаке, или в твидовом, в каком угодно — они имеют гигантское преимущество. Все успешные люди — гениальные модераторы и гениальные собеседники, которые умеют вычленять главное и умеют правильно презентовать.

— Что было самое интересное в том периоде?

— Для меня были интересны такая бесшабашная смелость и наглость. Мы мало что умели, много чего хотели, при этом всем открывались удивительные возможности. Отношение к архитекторам тоже было другое: они воспринимались как особая каста, по уровню культуры, по уровню знаний, и по способностям. Сейчас от этого восприятия остались совсем небольшие отголоски, а раньше было повсеместно. И это очень повышало престиж профессии и самоощущение.

— На каком проекте вы впервые почувствовали свои силы?

— Для меня очень важным проектом была реконструкция Ярославского вокзала. Это был очень большой, очень сложный и интересный проект. Еще в конце 90-х Московской железной дороги (МЖД) была единой структурой с одним управлением, и я сделал для них несколько концепций. Тогда всеми вокзалами, платформами и путями управлял Владимир Иванович Старостенко, и он был абсолютно всесильный, как царь и бог. Мы с ним познакомились в период работы над концепцией Мытищинского направления, и сложилось мнение, что он к нам прислушивается.

Однажды ко мне пришли строители и говорят:

— Тимур, мы начали реконструкцию Ярославского вокзала, и Старостенко нам никак не согласовывает цвет гранита. Можешь нам помочь подобрать правильный гранит?

Я говорю:

— Вы вообще не с того конца зашли. Если серьезнейшую работу в памятнике архитектуры начать делать с цвета гранита, вы никогда его не согласуете. Сначала нужно показать, что вы хотите сделать.

Владимир Иванович, при всей своей властности, это чувствовал, но не мог выразить. И тут важно понять, что хочет человек, и показать ему общую идею.  Так мы предложили вскрыть испорченные поздними наслоениями старые интерьеры здания вокзала, и от этого пойти. И эта концепция очень понравилась Старостенко.

Во многом история с Ярославским вокзалом – это история построения взаимоотношений между заказчиком и архитектором. О том, как нас слушали люди, которые были несоизмеримо выше нас, как они соглашались на такие удивительные проекты. Эти люди увлекались, давали финансирование, удлиняли сроки и шли на многие условия. Они давали шанс молодым, давали шанс нам понять, что такое реальное проектирование, реальные вокзалы и реальная реставрация.  Это было удивительное время.

— Ваша специализация на транспортной архитектуре, это осознанный выбор или стечение обстоятельств?

— Случайным мало что бывает. Мы делали частные дома и интерьеры очень влиятельным людям, и я мог бы там остаться. Но это был немного не мой формат — мне всегда интересен был город.

На излете лужковской эпохи мы сделали несколько проектов транспортных пересадочных узлов — тогда этого слова даже никто не знал, — которые создали каркас развития города. Я понял, что транспорт дает выход на развитие и инфраструктуру, и это направление совпадает с моим ощущением города и архитектуры.

— А ведь тогда транспортная архитектура была не в чести.

— Вообще не было понимания значения транспортной инфраструктуры и транспортной системы: ну, вокзал, метро, которое тоже плохо развивалось. Плюс у нас железнодорожный транспорт не был так интегрирован, как во всем мире. И именно на проблемах Выхино мы в полной мере поняли, что такое для города агломерация и агломерационные потоки, что такое час-пик и как работает скоростной уличный транспорт.

Для Москвы огромное значение имеет происходящая прямо на наших глазах транспортная революция, предполагающая смену парадигмы развития города в области транспортной инфраструктуры и новой роли общественного транспорта. Она началась с приходом команды нового мэра и нового Департамента транспорта, который привлек к сотрудничеству консультантов мирового уровня, сформировавших комплексный подход к решению транспортных проблем города. Они продумывали все: и парковки платные, и велодорожки, и опережающее развитие метрополитена, и развитие МЦК. Это все было задумано еще в 2012-2013 году. Нам посчастливилось участвовать практически с самого начала в этой работе, в том числе в написании части программ ТПУ и в их реализации.

— При всей грандиозности программы развития транспорта в Москве, складывается впечатление, что на архитектуре немного экономят. Транспортная архитектура – это фантастическая по своим заложенным внутренним резервам типология. Но то, что реализовано, не вполне раскрывает этот потенциал.

— Плюс программы в том, что разработана и внедряется понятная и рациональная система. А минус в том, что этот процесс идет на фоне потери архитектурой и архитекторами своих позиций, своего статуса и уважения в глазах горожан и городских властей. Реализация проекта в нужные сроки и деньги стала важнее качества реализации и качества архитектурных решений.  Это огромная для меня травма и трагедия, потому что огромное количество хороших решений просто до неузнаваемости изуродованы качеством строительства.

И, к сожалению, нет глобального понимания того, что мы строим на долгие годы для миллионов и сотен миллионов людей. Конечно, эта революция достойна более внимательного отношения к архитектуре и ее качеству.

— В предыдущие годы было по-другому?

— При том же Лужкове люди тоже были заточены на результат, но они понимали, что архитектор — это важно, что надо делать точно, как нарисовано и делать это качественно.

Когда строили Третье транспортное кольцо, нам заказали концепцию пешеходного моста у ЗИЛа. Мы его нарисовали, как считали нужным, показали Кузьмину, согласовали, и забыли. И по этой концепции мост построили один в один. Чтобы было быстрее, люди сами сделали рабочие чертежи, но при этом все построили максимально точно. Конечно, сейчас этот мост грязный и пыльный, но, если его отмыть, он сделан один в один, как мы его запроектировали. Вот это уважение к архитектору.

— Сейчас предельно прагматичное время, где архитекторам остается все меньше места для фантазии и подобных экспериментов. Необходимо концентрироваться на реальных проектах и проблемах. Какими проектами, кроме МЦД, вы сейчас занимаетесь?

— Конечно, период архитектурного романтизма и даже авантюризма остался в далеком прошлом. Когда ты видишь, какое количество насущных проблем стоит перед городом, ты начинаешь иначе подходить к поискам их решений. Сейчас мы занимаемся программой реновации, участвовали в конкурсе и продолжаем работу над проектом. Параллельно проектируем ряд транспортных объектов. В каждом проекте мы стремимся сохранить и довести до реализации качество архитектурных решений. Не факт, что наше видение и подходы удастся полностью воплотить, но если мы в это верим, то надо прикладывать максимум усилий в этом направлении. А я в это верю.

Тимур Башкаев — архитектор. Биография, портфолио, фото реализованных объектов.

«Архитектурное бюро Тимура Башкаева» существует на рынке проектных услуг с 1998 г. За это время выполнено более 300 проектов зданий различного назначения, более 60 из которых реализованы.

По проектам бюро построены торговые центры, пешеходные мосты над МКАД, рестораны, многоуровневые паркинги и несколько жилых домов, включая эффектный комплекс с аквапарком в Подольске, а также сложные энергетические объекты (Центр управления сетями ОАО «МОЭСК», диспетчерский пункт объединенного диспетчерского управления энергосистемами Северо-Запада и т.д.). Благодаря именно архитекторам бюро под руководством Тимура Башкаева преобразился облик железнодорожных станций «Лось», «Мытищи», «Выхино» и «Люберцы», реконструированы залы ожидания на Ярославском вокзале, возведены некоторые коттеджные поселки в ближнем и дальнем Подмосковье. Есть в портфолио бюро и реализации за пределами Москвы и Московской области – например, офисное здание в Пятигорске, жилой комплекс в Сыктывкаре, гостиница в Атырау (Казахстан).  

В числе заказчиков:

ОАО «РЖД»

Комитет по архитектуре и градостроительству города Москвы

ФГУП «МЖД»

ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС»

Филиал ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» ОДУ Северо-Запада

Филиал ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» ОДУ Юга

Филиал ОАО «СО-ЦДУ ЕЭС» ОДУ Центра

ГК «Оптима»

ОАО «МСС» (Межрегиональный союз строителей)

Корпорация «Инком-Недвижимость»

ЗАО «РЕНОВА-СтройГруп»

ООО «Ренова Девелопмент»

Корпорация «Микарс груп»

ООО «Система-Галс»

ООО «Диал Строй инвест»

ООО «Ведис Девелопмент»

ООО «Хорус кэпитал»

ОАО «Строительная компания НОВАЯ»

ГУП г. Москвы «ОРИОН»

Выставки:

2010г. — «Новое деревянное», МУАР, Москва, Россия

2010-1997 гг. — Фестиваль «Архмосква», Москва, Россия

2009г. — Юбилейная выставка «АБТБ-10!», Галерея «Культпроект», Москва, Россия

2009, 2008, 2007г. — Венецианская биеннале «Роддом», Венеция, Италия. Москва, Россия. Лилль, Франция

2009, 2006, 2005г. — Фестиваль архитектуры и дизайна интерьера. Москва, Россия

2007-1996 гг. — «Золотое сечение», Москва, Россия

2001г. — «Время перемен», десять лучших Московских архитекторов, Лондон, Великобритания

Награды:

2010 г. — XI Международный фестиваль архитектуры и дизайна интерьера «Под крышей дома…» Номинация «Общественный интерьер». Реконструкция Центра управления сетями ОАО «МОЭСК», диспетчерский зал, 1 место

2008 г. — XIII Международная выставка архитектуры и дизайна «Арх-Москва». Номинация «Лучший дизайн объект»», 1 место

2006 г. — VIII Международный фестиваль архитектуры и дизайна интерьера. Реализация Основной диспетчерский пункт объединенного диспетчерского управления энергосистемами Северо-Запада, Санкт-Петербург, специальный приз Москомархитектуры

2005 г. — VII Международный фестиваль архитектуры и дизайна интерьера. Номинация «Общественный интерьер». Реализация. Ресторан на улице Лодочная, Москва

2005 г. — Международная ассоциация союзов архитекторов. Международный смотр-конкурс на лучший проект года. Проект Многофункционального центра г. Москва, 1 место

2004-2005 гг. – «Золотое сечение». Лауреат Московского смотра за лучшее произведение архитектуры

2003 г. – «Золотое сечение» Проект частного дома в пос. Ландшафт, Московская область. Номинация «Общественный интерьер»

2000 г. – «Золотое сечение» Реализация. Ограждение участка НИИСА Волгоградский пр.1. Номинация «Дизайн»

1998 г. — Международный смотр-конкурс лучших архитектурных произведений года, Баку. Проект многоэтажного гаража-стоянки на 600 м/м, Полесский пр., 1 место

1998 г. — VI Российский фестиваль «Зодчество» смотр лучших архитектурных произведений, Москва. Проект многоэтажного гаража-стоянки на 600 м/м, Полесский пр., Диплом II степени

1996 г. – «Золотое сечение», проект реконструкции московского Планетария, 1 место 

«Форма – первооснова работы мозга»



Тимур Башкаев, руководитель АБТБ
То, что сейчас происходит в практике бюро Тимура Башкаева, напоминает кардинальный качественный скачок – его история словно бы развивается по законам физики, где накопление и концентрация энергии приводит к взрыву. После 20 лет проектирования жилых и общественных зданий, а также специализации на транспортных объектах, эпопеи проектирования и строительства МЦК, в 2016 году Тимур Башкаев победил в конкурсе на интерьеры сразу трёх ключевых объектов «Зарядья», вышел в финал конкурса на реновацию. Что не может не радовать, поскольку у бюро есть индивидуальный почерк на грани деконструктивизма, хайтека и бионики. Подробнее о своем видении качества в архитектуре и способах его достижения Тимур Башкаев рассказывает в интервью для нашего проекта «Эталон качества».


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Тимур Башкаев,
руководитель АБТБ:

«Вопрос, что такое качественная архитектура – огромный и многоаспектный. Все аспекты важны, интересны и влияют в итоге на восприятие. Применительно ко мне… я первым делом отсеку полезное, социальное, нужное. Это, понятно, важно, но не определяет качество для меня. Надежное, устойчивое тоже отсеку. Затем я отброшу то, что касается строительства и качества воплощения. Это тоже очень важно, но мы знаем массу примеров, когда и в некачественном исполнении архитектура производит сильное впечатление – конструктивизм и так далее. Это я тоже отброшу. И в середине останется то, что я считаю внутренним качеством, по которому я оцениваю и свои решения, и чужие, – это качество формы. То, что мы воспринимаем – форма, соотношение формы в пространстве – чувственные вещи. Они во многом связаны пропорцией. До какой-то степени. Но есть еще более глубокое, «нутряное» чувство. Чем дальше ты работаешь, тем больше это чувство обостряется, тренируется. И когда ты видишь настоящую форму – правильно спропорционированную, правильно поставленную, происходит совпадение вибраций – сразу задевает. Наверняка у всех по-разному, наверняка у всех своё чувство. Но если я бы брал качество в архитектуре, качественную архитектуру, то первооснова – правильно спропорционированная, сделанная форма, правильно стоящая в пространстве.

«Красиво» – не очень применимо, «скульптурно» – тоже не очень применимо. Форма, на мой взгляд, может стать лучше, чем эти параметры. Нечто, присущее материи – метафизическое такое понятие и тема. Хотя в итоге форма может быть красива, она может быть и скульптурной. А может и не быть, но при этом производить впечатление, и ты понимаешь, что это – настоящая архитектура.

Форма лежит в основе очень многих понятий и смыслов. И соотношение формы и смысла, формы и содержания – это глубины гигантские. Лучше всего глаз человека натренирован на восприятие формы. Это первооснова восприятия, глубинное, прототипическое, необходимое, то, что воздействует сразу на многие отделы мозга. Чем древнее навык и умение, тем более глубоко он уходит в мозг и связан с ним. И форма – это одно из таких понятий и первооснова работы мозга.

Форма – ретранслятор между какими-то сферами, людьми, обычным социумом. Мы обязаны придумывать иногда такие формы, которые будут постигаемы и воспринимаемы нашим потребителем, этим обществом, для которого мы работаем. Мы, к сожалению, не можем делать как художники – мол, через 300 лет нас оценят. Наши вещи, идеи, наши проекты должны радовать и восторгать людей нашего поколения, нашей жизни.

Соответствие формы той задаче, которая ставится – целое маленькое чудо. Ты делаешь для конкретного места, конкретного участка какие-то ограничения. И на итоговую форму влияет всё, что здесь есть: и территория, и инсоляция, и ограничения, и люди, и задание заказчика, и вкус. И в этом и чудо: эта форма все интегрирует загадочным образом, все вмещает в себя и транслирует вовне. Каждый раз, когда я проектирую, меня удивляет, восхищает, завораживает то, что форма может быть универсальным интегратором всего, в том числе философии, смыслов и так далее.

Сегодня налицо эволюция развития форм. С развитием технологий, работа с формообразованием стала свободнее и интереснее. Но я не могу сказать, что раньше этого не было. Всегда в архитектуре форма была важна. Были этапы, когда важнее был декор, но все равно есть и огромное количество памятников, которые работают именно формой, первоформой, протоформой. Где кончаются детали и начинается форма – градация зыбкая. В определенной иерархии и колонны для меня во многом – форма. И детализация – обработка формы. Форма – это все, что подвержено эволюции развития. Человек так устроен, что новизна – это один из важнейших критериев и творчества, и развития. Поэтому и формы развиваются и усложняются и более разнообразны по закону творческого в человеке.

Классические примеры: Заха Хадид и Фрэнк Гери до 40–45 лет были абсолютно невостребованы. Они работали в своей стилистике, но общество их не воспринимало, они не были отражением идеалов более крупных трендов. Они были сильными художниками, первопроходцами. Как только общество дозрело и совпало, они стали востребованными, эти объекты стали появляться. И, конечно, дело не в творческих личностях, а именно в развитии общества. Оно выбирает тех художников, которые первыми нашли, почувствовали, прекрасно это отобразили – тогда общество и делает их своими выразителями.

Почему лучшие заказы делает Заха Хадид, а не кто-то другой? Потому что для какой-то части общества – может быть, более продвинутой – это стало воплощением новизны, идеалов, энергичных, динамичных. Совпало, и стало востребованным. Я считаю, что общество во многом делает заказ на отображение своих идеалов.

Каждый раз, показывая свой проект заказчику, презентуя его, мы объясняем, почему это хорошо, почему мы считаем это правильным. Объясняем свои критерии качества, обосновываем это. И да, это нужно обязательно делать.

Если мы делаем работу для кого-то, показываем, конечно, она будет качественной. Если ты не считаешь, что она качественная, тогда не показывай её, а делай, пока не станет качественной. И важно объяснить, почему ты считаешь её качественной, что в ней такого, почему ты считаешь, что это достойно быть сделанным».

Тимур Башкаев. Авторские практики | Портал «Строительный Эксперт»

«Строительный Эксперт» продолжает серию публикаций по материалам выступлений ведущих российских архитекторов, прозвучавших в лекционной части курса «Авторские практики» кафедры «Комплексная профессиональная подготовка» МАрхИ.

В конце октября в Центральном доме
архитекторов в рамках курса лекций «Авторские практики» перед студентами МАрхИ
выступил один из наиболее известных и востребованных столичных архитекторов
Тимур Башкаев. Он рассказал о некоторых своих последних реализованных работах.

Тимур Истанович Башкаев родился в 1965
году. В 1988 году окончил Московский архитектурный институт и был принят на
работу в архитектурный отдел института «Аэропроект». В 1992 году он становится
одним из руководителей частного архитектурного бюро «Группа Арк». В 1995 году
основывает и возглавляет ООО «Архитектурное бюро Тимура Башкаева». C 2009 года
– профессор МАрхИ.

О проекте Московского центрального
кольца

К 2010 году вся московская транспортная система работала на
пределе возможностей. Количество машин постоянно росло и строительство новых
автомобильных дорог, как и предсказывали многие градостроители, не уменьшало
количества пробок. Столь же перегруженным оказался и самый массовый вид общественного транспорта
– московский метрополитен. Уровень загрузки Таганско-Краснопресненской линии на
маршруте от станции «Выхино» до «Таганской» превышал расчетную в 1,83 раза.
Простое продление радиальных линий за счет строительства новых станций означало
бы в этих условиях дальнейшее ухудшение ситуации. Строительство новых
радиальных направлений метро тоже было невозможно из-за сильной перегрузки
кольцевой линии. Ситуация казалось безвыходной. 

Выход был найден за счет
разработки комплексной программы решения транспортной проблемы нашего
мегаполиса. Одним из ключевых элементов этой программы стало интегрирование в
систему столичного метрополитена созданной еще в начале XX века
Московской кольцевой железной дороги (МКЖД). Идея организовать по нему
полноценное пассажирское движение высказывалась с первых лет существования МКЖД,
но по-настоящему вопрос о ее практической реализации встал на повестку дня
только на рубеже тысячелетий.

Еше во времена правления Юрия Лужкова были запроектированы
несколько станций будущего нового пассажирского кольца, такие, как «Площадь
Гагарина» и «Деловой центр» и «Лужники».
Разработка комплексного проекта реконструкции МКЖД/МЦК началась в 2011
при Сергее Собянине. МЦК проектировалось с учетом необходимости создания
системы взаимосвязи с существующими и строящимися линиями метро и радиальными
направлениями Московской железной дороги. Как показало время, ставка на
развитие МЦК была сделана совершенно правильно – на сегодняшний день оно
разгрузило кольцевую ветку метрополитена на 15%. Появилась возможность строить
новые радиусы метро и интегрировать их в новые кольцевые транспортные системы
Москвы — МЦК и ТПК (третий пересадочный контур)

Наше бюро несколько лет работало над
проектами транспортно-пересадочных узлов МЦК. Мы делали акцент на создании
комплексной пассажирской инфраструктуры удобной и доступной для всех, включая
маломобильные группы людей. Удалось оснастить все наземные ТПУ МЦК
эскалаторами, лифтами, туалетами и гранитными полами. Некоторые части проекта
были реализованы не полностью. Например,
разработанная нами цветовая маркировка терминалов ТПУ из-за спешки на стройке
была выполнена не на всех терминалах.
Очень важно отстаивать принципиальные проектные решения перед желанием
сэкономить или упростить работу строителям. Иначе качество новой транспортной
системы было бы гораздо хуже. Только архитекторы до конца заинтересованы в
комплексном качестве объекта — как в технологическом, так и в эстетическом
аспекте.

О реконструкции зала ожидания
Ярославского вокзала

У интерьеров Ярославского вокзала
очень длинная архитектурная история. За
150 лет там случилось много различных
напластований – здания и интерьеры, выполненные выдающимися
архитекторами: Романом Кузьминым, Львом
Кекушевым, Федором Шехтелем, Алексем Душкиным, Леонидом Ненаглядкиным и другими.

Наша задача состояла в том, чтобы,
разобраться со множеством слоёв и выбрать, какие слои восстанавливать, а какие
можно удалить, и раскрыть наиболее ценные фрагменты. На нынешнем этапе реконструкции
было принято сократить площадь междуэтажного перекрытия и сформировать единое
двухсветное пространство, выстроив эстетически выразительную систему визуальных
связей между первым и вторым этажами. В итоге удалось не просто создать
просторный атриум, но и частично восстановить скрытые за позднейшей
штукатуркой фрагменты декоративного оформления стен первого и второго этажей,
выполненных в самом начале XX века по проекту Льва Кекушева. Мы
стремились связать воедино элементы наследия всех наших предшественников, и, в
то же время, получить на выходе выразительный общественный интерьер, который
станет отражением наших идеалов. Миссия архитектора – переосмысливать мир каждый раз заново на основе
новых ценностей и создавать идеальный мир будущего.

О интерьерах «Медиа-центра», «Ледяной
пещеры» и «Заповедного посольства» в парке «Зарядье»

О «Зарядье» существует огромное
количество мифов, укоренившихся даже в профессиональной архитектурной среде.
Поверьте, все построенные объекты стоят затраченных на них денег. Парк почти полностью разбит на кровле
развитого подземного общественного многофункционального центра со сложнейшей
инженерией и конструкциями.

Первый конкурс на проект парка
«Зарядье» имел неправильное техническое задание и представленные на него работы
стали шизофреническим, «фрейдистским» срезом нашего общества. К счастью,
нашлись люди, сумевшие по-настоящему грамотно организовать следующий
международный конкурс на парк Зарядье. Его победителями каким-то чудом стали
очень талантливые американские архитекторы, создатели нью-йоркского парка
Хай-Лайн. Хай-Лайн – это проект преобразования депрессивной территории города через развитие активных общественных
пространств. Проект, в котором эмоциональная составляющая важнее, чем функция.
Люди туда пошли. А там, где люди, там жизнь: туда приходят инвесторы и деньги.

Реализация проекта парка «Зарядье» – это огромная заслуга Сергея Кузнецова и Сергея Собянина. Это гигантский прорыв
для нашей страны. Опять же, почти чудо, что в процессе строительства проект
остался под авторским контролем американских архитекторов. Они в своей
концепции продумали практически, все – освещение, звук, движение, вплоть до
того, какие растения должны быть представлены в парке. Они «прописали» все,
кроме интерьеров. Интерьеров у них не было. На разработку проектов организации
внутренних пространств нескольких объектов на территории парка был объявлен
отдельный конкурс, победителем которого стало наше бюро. 

Главная тема «Зарядья» – «природный урбанизм». Наша идея состояла в том, чтобы уйти от прямых
литературных ассоциаций с природой. Понимая проблемы с бюджетом, мы решили
делать акцент в каждом интерьере на чем-то одном, а все остальные элементы
решать максимально просто. В данном случае мы выбрали за главное элементы
дизайна потолка и светотехнические решения. Почти все удалось реализовать, но
это было непросто. Надо стараться осуществить все идеи. Никогда не знаешь какие
из них выживут, а какие нет. Это сродни чуду.
Если биться до конца, то всегда
будет шанс на чудо. Все проблемы и трудности уходят, а наша работа остается
навсегда.

О дизайн-проекте музея корпорации «Роснано»

С частными заказчиками обычно гораздо больше возможностей добиться
максимально качественной реализации проекта, чем при работе с государственными структурами. Однако из этого
правила бывают счастливые исключения. Когда мы выполняли заказ по обустройству интерьера музея компании «Роснано», нам очень повезло:
хотя эта корпорация и государственная, в
данном случае ее руководитель Анатолий Борисович Чубайс выступал, по сути, в
качестве непосредственно заинтересованного лица. 

Вся экспозиция музея «Роснано»
размещается за стеклянной стеной, к которой с обратной стороны крепились
мониторы и витрины. Такое решение позволяет гибко менять всю экспозицию без
изменения дизайна интерьера. Ключевым
структурным элементом дизайна музея стала сложно перфорированная лента из
белого кориана, закольцованная в ленту Мёбиуса. Изначально мы планировали
перфорировать ленту разнообразными геометрическими фигурами, параметрически
переходящими друг в друга, включая круги и шестигранники. А. Чубайс, однако,
настоял на том, что оформить ее исключительно шестиугольниками, наподобие структур
графеновых нанотрубок. Мы очень довольны получившимся результатом, достигнутым
благодаря высокой степени взаимопонимания с заказчиком.

О бюро АТТБ,
его истории и структуре

Наше бюро – наверное, одно из
старейших частных проектных организаций в Москве. С самого начала оно было
ориентировано на широкий спектр проектных задач, но со временем меня все больше
привлекают задачи на стыке объёмного проектирования и градостроительных
проблем. мегаполиса, особенно транспортной-пересадочные узлы и пассажирская
инфраструктура общественного транспорта.
Сейчас мы участвуем в конкурсе на разработку проектов концепций реновации районов сносимых московских
пятиэтажек. В целом, архитектурные конкурсы – это отличный шанс повысить вес и
авторитет бюро в профессиональном сообществе, не только в начале пути, но и на
любом этапе деятельности .

Размер бюро позволяет контролировать
все текущие проекты. Такой формат для меня максимально комфортен. Объем работ большой, но все остается
непосредственно в поле моего зрения и это позволяет получать огромное
удовольствием от работы. 

Интервью брал 
Николай Лукьянов

: Хроники конкурсов :: Статьи

Архитектурное бюро Тимура Башкаева (ABTB) стало победителем конкурса на концепцию интерьерных решений «Медиа-центра», «Ледяной пещеры» и «Заповедного посольства» в парке «Зарядье». В этих павильонах планируется проведение культурно-зрелищных, выставочных и познавательных мероприятий, оказание информационных услуг для посетителей парка.

Имя победителя объявили в рамках круглого стола «Архитектура в культурном пространстве города» на выставке АРХ Москва 2016. Помимо бюро Тимура Башкаева, финалистами конкурса стали UNK project, T+T Architects, Архитектурная компания Прогресс и Kleinewelt Architekten. Участникам конкурса предлагалось отразить основные идеи парка в интерьерных решениях трех павильонов — «Медиа-центра», «Ледяной пещеры» и «Заповедного посольства».

Медиа-центр @ABTB

 

«Конкурс на интерьеры павильонов парка «Зарядье» проводился в сжатые сроки, поэтому я хотел бы выразить благодарность командам, которые оперативно откликнулись на поставленную задачу. Это как российские, так и зарубежные команды, — отметил Сергей Кузнецов. —  Должен отметить высокий уровень всех участников, они проделали хорошую работу. Проект Тимура Башкаева очень качественный, с прицелом на реализацию. АБТБ предложили не делать весь интерьер очень сложным и дорогим, а сконцентрироваться на одном элементе, отвечающим за уникальность образа. Он должен быть выполнен на уровне мировых стандартов, как по замыслу, так и по качеству исполнения. Так, в фойе «Заповедного посольства», например, будет использоваться белый московский известняк. Напомню, что основные строительные работы в парке, как сказал мэр Сергей Собянин, будут завершены до конца года, а первых посетителей «Зарядье» примет уже в 2017 году».

В состав жюри вошли главный архитектор Москвы, руководитель авторского коллектива проектировщиков парка Сергей Кузнецов, представители АО «Мосинжпроект», Мосгорпарка, Департамента культуры г. Москвы и компании Citymakers, входящей в консорциум проектировщиков.

 

«Мы представили серию образов интерьеров основных пространств парка „Зарядье“ объединёнными общей темой интерпретации природы как сложной метафоры, — рассказал архитектор Тимур Башкаев. — В такого рода интерьерах обязательно должен быть мощный wow-эффект, которого, несомненно, ждёт большинство горожан и гостей столицы. Но, помимо этого уровня восприятия, предполагаются и еще два смысловых слоя — это насыщенный материальный и медиа-контент интерьера, приносящий разнообразие в проектируемую среду, и метафорический подтекст и смысловые аллюзии, проявленные в структуре интерьера».

 

 

Лекторий в Заповедном посольстве @ABTB

 

Фойе Медиа-центра — «Медиарощу» — концепция АБТБ представляет как рукотворную геосистему. Подземное пространство холла станет архитектурной интерпретацией погружения в природу и одновременно высокотехнологичной площадкой для коммуникаций и образования. Его облик определит игра фактуры и глубины поверхностей и непредсказуемая комбинация световых пятен. Система динамического освещения позволит плавно менять атмосферу пространства, подобно временам суток и погодным явлениям.

Фойе Медиа-центра может становиться объемным экраном для проецирования и мэппинга

Фойе павильона «Заповедного посольства» — «Патио» — представляет собой ярко освещенный флорариум посреди «пещерного» пространства холла. Здесь создается ощущение затенённого внутреннего дворика, античной «гимназии», где проходят лекции и практикумы. Несущий каркас флорариума образуют деревянные перголы. Еще одним элементом является стена, сложенная из белого московского известняка.

Стена представляет собой эффектный динамический трансформер, который может в зависимости от сценария раскрывать медиаэкраны различного размера и расположения

 

Ледяная пещера @ABTB

Главной темой в фойе «Ледяной пещеры» является сложная параметрическая композиция потолка с динамическим светом, состоящего из стеклянных кубов различного размера. Бар подчеркнут горизонтальным разрывом в вихреобразной структуре с тёплой контрастной подсветкой.

Парк «Зарядье» расположен в историческом центре города, одна из его основополагающих целей — отразить традиции и культуру Москвы в сочетании с современными инженерными решениями и новейшими технологиями, использовать стратегии устойчивого развития и подходы к организации общественных пространств.

Главные проектные решения обусловлены окружающей средой и ее элементами: прилегающей территорией старейшего городского квартала Китай-города, историческим мощением Красной площади и садов Кремля. Парк сочетает в себе различные виды ландшафта России: северные пейзажи, степи, леса и луговые поля. Созданная среда обладает разнообразными возможностями для отдыха, развлечений и проведения досуга. Парк формирует природную и городскую среду, руководствуясь принципами «Природного урбанизма».

Бюро Тимура Башкаева победило в конкурсе на интерьеры трёх объектов «Зарядья»


На одном из круглых столов Арх Москвы был объявлен победитель конкурса на лучшие интерьерные решения для новых павильонов парка «Зарядье»: «Медиа-центра», «Ледяной пещеры» и «Заповедного посольства». Лучшим было признано бюро Тимура Башкаева, сообщает портал Архсовета Москвы. Среди финалистов также были UNK project, T+T Architects, Архбюро «Прогресс» и Kleinewelt Architekten.

Сергей Кузнецов, главный архитектор столицы, прокомментировал результаты конкурса и уровень работ участников: «Конкурс на интерьеры павильонов парка «Зарядье» проводился в сжатые сроки, поэтому я хотел бы выразить благодарность командам, которые оперативно откликнулись на поставленную задачу. Это как российские, так и зарубежные команды. Должен отметить высокий уровень всех участников, они проделали хорошую работу. Проект Тимура Башкаева очень качественный, с прицелом на реализацию. АБТБ предложили не делать весь интерьер очень сложным и дорогим, а сконцентрироваться на одном элементе, отвечающим за уникальность образа. Он должен быть выполнен на уровне мировых стандартов, как по замыслу, так и по качеству исполнения. Так, в фойе «Заповедного посольства», например, будет использоваться белый московский известняк. Напомню, что основные строительные работы в парке, как сказал мэр Сергей Собянин, будут завершены до конца года, а первых посетителей «Зарядье» примет уже в 2017 году».

Ледяная пещера © АБТБ

Лекторий в Заповедном посольстве © АБТБ

Медиа-центр © АБТБ

 

Подведены итоги конкурса на проектирование станций «Нижние Мневники» и «Терехово» :: Конкурсы :: Статьи

На этой неделе объявлены результаты открытого национального конкурса с международным участием на проектирование станций метро. «Нижние Мневники» и «Терехово». Победители — Архитектурное бюро Тимура Башкаева и BuroMoscow.

Этот конкурс, как и предыдущий на разработку концепции станций метро «Солнцево» и «Ново-Переделкино», был организован по инициативе Комитета архитектуры Москвы и главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова.По итогам конкурсов жюри получило много интересных дизайнерских решений и ярких идей.

В состав жюри вошли главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, руководитель Департамента строительства Андрей Бочкарев, первый заместитель генерального директора — директор по дизайну ОАО «Мосинжпроект» Анна Меркулова, президент Союза московских архитекторов Николай Шумаков и другие. . Председателем был заместитель Мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин.

Станции метро «Нижние Мневники» и «Терехово» войдут в Третий пересадочный контур Московского метрополитена. Строительство уже ведется, открытие запланировано на 2018 год.

Обе станции в своем конструктивном решении построены по испанской технологии с береговыми платформами, между которыми проходят железнодорожные пути. В концепции «Нижних Мневников», разработанной бюро Тимура Башкаева, было предложено заменить современную дизайнерскую схему новым пространственным решением, которое до сих пор не применялось ни на одной из столичных станций.

Большинство из них имеют островные типы: в центре — площадка, по бокам — тропинки. Обычно эскалаторы линейно продолжают платформу и идут к концам; Сама платформа довольно длинная, до 140 м, а с учетом вестибюлей станции достигает 300-400 м.

Береговые станции короче и компактнее; каждая деталь в едином томе. Эскалаторы расположены внутри космической станции, как в едином атриуме, соединяющем кассовые залы с площадкой.Они подчеркивают два ярко-красных «тыловых объекта», соединяющих элементы конструкции. Увеличивается количество эскалаторов при устройстве береговой станции.

Инновационные пространственные решения «Нижних Мневников» подчеркивает необычный внешний вид вокзала, в отделке которого архитекторы отказываются, оставляя фактуру бетона.

Тимур Башкаев: «Весь интерьер построен на массе серого крашеного бетона. От дворцовых воспоминаний, сложных параметрических, чистых минималистических решений и советского модернизма мы пришли к такому контрастному пути, как новая метафизика, позволяющая добиться сильных творческих эффектов при ограниченных ресурсах.Мы отказались от традиционных материалов, оставив на полу только гранит, отказавшись от металла, плитки, мрамора, и предлагаем использовать бетон в качестве фасонного материала в первозданном виде ».

Тема для станции «Терехово» изначально родилась как решение для «Нижних Мневников», относящееся к соседнему Парламентскому комплексу. «Люди, как столпы демократии» появились на колоннах в виде силуэтов, нарисованных светоотражающими красками. Впоследствии решение было спроектировано на станции «Терехово».Наземные вестибюли представляют собой огромные порталы, плавающие внутри буквы «М», которые хорошо читаются на расстоянии. Подземное пространство благодаря использованию белого бетона и встроенного освещения становится ярким и наполненным воздухом, как легкий туман. Образ, по замыслу архитекторов, отсылает к очертаниям «Электрозаводской» и «Бабушкинской» с большими светлыми пространствами, где пассажир — ключевой элемент. В советском дизайне метро «Терехово» используют такие элементы, как поручни и скамейки, отделанные знакомым светлым дубом.

Ольга Алексакова, партнер BuroMoscow: «Это второй конкурс, который мы выиграли после Триумфальной площади. Для архитектурной практики конкурсы являются важным мероприятием, которое мобилизует офисное согласие, определяет лучшие проекты и пробуждает общественный интерес ».

Архитекторы отметили, что все предлагаемые проектные решения соответствуют бюджету города, и они уже работали с производителями материалов.

Как отметил Сергей Кузнецов, помимо метро, ​​в архитектуру теперь входят новые сферы влияния, такие как массовое жилье, социальные объекты и такие «не архитектурные» вещи, как тюрьма, гаражи и тому подобные утилитарные сооружения.«Работая с такими проектами, мы доказываем, что архитектурная мысль при одном бюджете может давать результаты принципиально разного качества».

.

Победителей конкурса станций Московского метрополитена — aasarchitecture

Image © Архитектурное бюро Тимура Башкаева

На заседании жюри были подведены итоги архитектурно-дизайнерского конкурса станций Московского метрополитена «Нижние Мневники» и «Терехово».

Image © buromoscow

Победителями были выбраны следующие исполнители:
Архитектурное бюро Тимура Башкаева
buromoscow
НИЖНИЕ МНЕВНИКИ Архитектурное бюро Тимура Башкаева

Image © Тимур Башкаев Архитектурное бюро

Сочетание материалов и освещения играет ключевую роль в проекте.В качестве основного материала используется бетон; он окрашен и отделан экспозицией и представлен в виде фасадного монолита и панелей.

Image © Архитектурное бюро Тимура Башкаева

Основными концептуальными элементами являются прямоугольные «прилавки» красного цвета, обрамленные перекрывающимися колоннами, свободно стоящими в атриуме, по отдельности в каждом вестибюле.

Image © Архитектурное бюро Тимура Башкаева

Они будут играть роль пространственной доминанты в вестибюлях, являясь ключевыми элементами платформенной зоны и визуально объединяя эти пространства.

ТЕРЕХОВО по Buromoscow

Image © buromoscow

Абстрактные фигуры людей представляют центральный образ станции, человека — как доминирующую идею, личность — как опору, опору, опору государства и общества.

Image © buromoscow

Концепция разработана в общем классическом стиле, с использованием минимального количества деталей и большого количества света от светильников круглой формы. В качестве отделочных материалов используются шлифованный бетон, микроцемент и гранитные плиты для пола.

Image © buromoscow

Короб над железнодорожным полотном покрыт полированными стальными листами, он также подсвечивается светодиодными лентами по всей длине и рассеивает отраженный свет на платформах. Для размещения силуэтов людей на колоннах будет нанесена светоотражающая краска. Источник КБ Стрелка.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о